Начало    космовидения   -
 
-   вклад ОКБ МЭИ
Идея поставить на объект телевизионную систему и организовать телевизионную передачу из космоса возникла практически одновременно с самой идеей создания "Востока". Её одновременно подхватили в двух организациях: ОКБ МЭИ и ВНИИТ. Эти организации уже имели опыт сотрудничества при совместной разработке системы передачи изображения обратной стороны Луны. Тогда были рассмотрены два варианта: использование для передачи фотографии Луны радиоканала разработки ОКБ МЭИ или радиоканала разработки НИИ-885 (РНИИ КП). Был реализован второй вариант, однако связи ОКБ МЭИ и ВНИИТ, возникшие в ходе совместных разработок, сохранились.
 
Было принято решение о создании совместной разработки под названием "Трал-Т". При этом ВНИИТ обеспечивал поставку телевизионных камер и наземных средств регистрации изображения. ОКБ МЭИ взяло на себя преобразование видеосигнала камер в код системы "Трал", его излучение с борта, приём на Земле и обратное преобразование в видеосигнал. Новую систему предстояло разработать и разместить в ряде наземных измерительных пунктов и ввести в эксплуатацию менее чем за год.
 
В системе "Трал-Т" видеосигнал, поступающий с камер, преобразовывался по алгоритму ВИМ (положение измерительного импульса относительно опорного меняется во времени в зависимости от модулирующего - исходного - сигнала) при количестве измерительных импульсов 6.000 в секунду и при синхронизации пачками импульсов, подобных маркерным сигналам телеметрической системы "Трал". Система обладала очень хорошей помехоустойчивостью и была по существу прообразом современного цифрового телевидения. Однако, недостаточное число импульсов (из-за "узкого" радиоканала) не позволяли обеспечить телевидение в принятом тогда стандарте. В системе "Трал-Т" число строк было ограничено величиной 100, а число кадров - 10 кадрами в секунду. В кооперации ОКБ МЭИ обеспечивало преобразование видеосигнала в импульсный сигнал, его измерение, приём на Земле и обратное преобразование в видеосигнал. ВНИИТ поставлял камеры - источник видео сигнала на борту, бортовую систему освещения и на Земле - регистраторы сигнала на киноплёнку.
 
В ОКБ МЭИ работали: по бортовому комплексу "Трал-Т" - Ю.И. Лебедев, Н.И. Розов, Г.П. Хабаров, Д.Н. Герасимов, В.А. Попов, Э.В. Павлов; по наземному комплексу "Трал-Т" - Б.М. Мальков, В.С. Денисов; по бортовым антеннам комплекса - С.М. Верёвкин, В.И. Гусевский, К.К. Белостоцкая; по наземным антеннам комплекса - И.Ф.Соколов, Г.А. Симакин, О.Л. Клюев, Н.М. Фейзулла;
 
На полигоне аппаратуру "Трал-Т", особенно на первых кораблях, обслуживала бригада специалистов ОКБ МЭИ и ВНИИТ. И те, и другие в ходе этих работ не без труда овладевали навыками телевизионных операторов. У работников ОКБ МЭИ такого опыта не было, а опыт работников ВНИИТ относился к студийным и нестудийным передачам, и в условиях небольшого замкнутого пространства СА не годился. Правильная установка освещения в условиях многочисленных отражений было мучительной и долгой операцией. От ВНИИТ этой работой занимались И.Л. Валик и П.Ф. Брацлавец, от ОКБ МЭИ - Ю.И. Лебедев, Г.П. Хабаров, В.П. Виноградов, Н.В. Розов.
 
Большую работу выполнили антенщики. Настройка коллективных антенн для передатчиков телевизионной "Трал-Т" и телеметрической "Трал-П1" с учётом требований взаимной развязки и электромагнитной совместимости с КРЛ и системой связи была сложной задачей, требовавшей не только опыта и знаний, но и незаурядной технической интуиции. С этой работой успешно справлялись С.М. Верёвкин, В.Д. Стариков, В.И. Гусевский, А.С. Корчагин и, особенно, К.К. Белостоцкая, заслужившая своей самоотверженной работой признание и уважение самого С.П. Королёва.
 
В ходе первых (отработочных и первых пилотируемых) полётов телевизионная система "Трал-Т" была заменена на более современные телевизионные системы - сначала на "Топаз-10" (на "Востоках", начиная с третьего?) и "Топаз-25" (на "Восходах"), разработанные в ОКБ МЭИ.
 
Дело было в том, что после первых удачных сеансов с системой "Трал-Т" специалисты ОКБ задумались - а нужно ли ОКБ МЭИ для создания телевизионных систем сотрудничество с ВНИИТ?
Конструктивно-технологически аппаратура ВНИИТ значительно уступала аппаратуре ОКБ МЭИ, конструктора и технологи которого уже прошли суровую школу работы на военную, особенно ракетную технику. А что касается специфики телевизионной аппаратуры, то в МЭИ, на кафедре телевидения, возглавлявшейся известным теоретиком и практиком отечественного телевидения профессором Г.В. Брауде, были специалисты, понимающие в этом не хуже сотрудников ВНИИТ.
 
Расположение коллективных антенн для
передатчиков телевизионной аппаратуры "Трал-Т"
и телеметрической аппаратуры "Трал-П1"
на приборном отсеке КК "Восток"
 
Для создания собственной телевизионной системы были созданы две работоспособные группы: бортовая под руководством Г.П. Хабарова и наземная под руководством В.С. Денисова. Общее руководство этими работами осуществлял С.М. Попов. Бортовые передатчики разрабатывались под руководством Н.А. Терлецкого  Д.И. Герасимовым и Э.В. Павловым. Регистрирующие устройства разрабатывались Ю.Д. Смолянниковым.
 
К полёту кораблей "Восток-3" и "Восток-4" была подготовлена новая телевизионная система "Топаз-10" (10 кадров в секунду, 400 строк прогрессивной развёртки). Именно она работала на двух кораблях в совместном полёте августа 1962 года. (
Ред.: это ошибка. На самом деле все летавшие "Востоки" были оборудованы ТВ-системой разработки ВНИИТ - бортовой камерой и приемной аппаратурой "Селигер"/"Ястреб". ОКБ МЭИ разрабатывало только передатчик ТВ-сигнала в составе радиокомплекса).
 
Начиная с полёта В.В. Терешковой в системе "Топаз" появился дополнительно к видеосигналу и звуковой сигнал.
 
По планам развития полётов в космос дальнейших пусков пилотируемых кораблей "Восток" не предполагалось. В ОКБ-1 уже готовился новый, намного более совершенный корабль, - "Союз". Но в плановые сроки - к 1964 году - он не мог быть подготовлен. Поэтому был разработан "промежуточный вариант" - "Восход", который использовался для "завоевания приоритетов" - первый полет КК с тремя космонавтами на борту и первый выход космонавта в открытый космос.
 
Ред.: ТВ-изображение Валентины Терешковой с бортовой телекамеры "Востока-6" принято аппаратурой "Селигер" ("Ястреб")
 
Телевидение на "Восходе 3КВ"
 
Из выступления К.П. Феоктистова на пресс-конференции в АН СССР 21/10/1964.
 
Была ли установлена на КК "Восход" система
"Топаз--25" или осталось прежняя модель - "Топаз-10" непонятно, но ветераны ОКБ МЭИ пишут о наличии на 3КВ "Топаза-10"...
 
 
Где была установлена третья, наружная, телекамера тоже не понятно - на известных фотографиях (
1, 2, 3, 4, 5) она не прослеживается (как и на нелетавшем "Восходе-[3]" - 6, 7, 8). Была ли она врезана туда же, где позже были установлены и телекамеры на "Восходе-2" - врезана в кожух РТДУ- или банально была установлена где-то на кронштейне?.. .
 
12 октября 1964 года корабль "Восход" стартовал, впервые осуществив полёт на одном корабле экипажа из трёх космонавтов. Корабль благополучно совершил суточный полёт, и его СА успешно совершил мягкую посадку на двух раскрывшихся штатно парашютах. В ходе полёта КК "Восход" был получен большой объём телевизионной информации системы "Топаз-10". Это дало возможность смонтировать первый короткометражный "космический" телевизионный фильм.
 
Известно, что после успешного завершения полёта КК «Восход» К.П.Феоктистов подарил Главному конструктору ОКБ МЭИ А.Ф.Богомолову фотографию трёх космонавтов «Восхода» с надписью: «Спасибо за драгоценности и снасть», имея в виду под "снастью" телеметрическую систему ОКБ МЭИ «Трал» и «Рубин» (система ВТИ) с «Топазом» как "драгоценности".
 
 
"После старта все члены Госкомиссии собрались в кабинете у полковника Кириллова. Всем уже было ясно, что мы одержали новую большую победу в космосе, но каждому хотелось еще и еще раз убедиться, что все идет хорошо. Через час генерал Карась доложил, что орбита "Восхода" почти совпадает с расчетной, а еще через 30 минут мы увидели экипаж по телевидению и переговорили с космонавтами по радио. "
 
"На шестом и седьмом витках мы наблюдали космонавтов по телевидению и имели с ними хорошую радиосвязь на УКВ. Самочувствие экипажа отличное, все параметры кабины в норме."
 
Каманин, 12 октября 1964 г.
 
Телекадры с внутренних и наружной телекамер "Восхода"
Страничка журнала "Кругозор", октябрь 1964 года.
 
 
Ниже - интерьер КК "Восход" и телекамеры на его борту, фото:
Nicolas PILLET
 
Над монитором -
КВ/СВ радиоприемник.
 
 
Красная лампочка над
объективом загоралась
на активной камере.
 
 
Кабина "Восхода" 3КВ
 
 
Фото сверху - кабина (видимо, непилотируемого "Восхода" - "Космоса-47") обшита поролоном, снизу - уже без обшивки...
 
 
Телевидение на "Восходе 3КД"
 
После успешного полёта КК "Восход" началась интенсивная подготовка к пуску КК "Восход-2", на котором предполагался впервые в мире выход человека в открытое космическое пространство. Камеры системы "Топаз-25" были установлены вне корабля таким образом, чтобы можно было контролировать процесс надувания шлюзовой камеры, выход космонавта и его передвижение в космосе.
 
Разработка бортовой аппаратуры системы «Топаз-25» (и позже её дальнейшей, более совершенной модификации – системы «Топаз 25М2», с вещательным телевизионным стандартом 625 строк, 50 полукадров через строчной или 25 кадров прогрессивной развертки в секунду) – была проведена в лабораториях Г.П. Хабарова и Б.М. Малькова. В разработке бортовой части системы принимали участие Н.В. Розов. В.И. Лебедев, А.В. Введенский, в части бортового передатчика Н.А.Терлецкий, М.И. Простов, Ю.А. Волков, С.М. Володарская.
 
Приемная часть разрабатывалась под руководством В.С. Денисова с участием Л.Л. Краснова, Е.В. Зубкова, А.И. Тихонюка, О.Г. Зотеева, И.Н. Сидорова, Н.В. Турчанова, А.Н. Рябова, В.П. Сизова, Н.Н.Ушакова, Ю.В. Симанова, В.В. Парненкова, А.А. Парамонова, В.В. Мамро, Г.С. Русакова, регистрирующую аппаратуру вел Ю.Д. Смолянников.
 
Наземные антенны разработки И.Ф. Соколова ТНА-100, ТНА-103 и, в особенности, ТНА-150 с эффективной поверхностью более 150 квадратных метров обеспечивали уверенный прием сигнала на расстояниях более 5.000 км. Систему наведения антенн вел В.П. Давыдов.
 
Комплект бортовой аппаратуры системы «Топаз-25»
 
Приёмная станция «Топаз-25»
 
Антенны ТНА-100 и ТНА-103
 
 
(Прим. ред сайта: Кадры выхода на "экспресс информации" отражены зеркально)
 
 
 
 
 
Насколько "стерильными" после ретуши были фотографии космических объектов в советской печати эпохи 60-70-х годов  можно понять, сравнив эту фотографию интерьера ["Восхода-2"?] с вышеприведенными снимками кабины "Восхода".
 
 
 
 
 
 
Для фиксации событий, происходящих на борту корабля "Восход-2" и вне его при выходе в открытое космическое пространство, на КК были установлены телекамеры - две внутри кабины корабля и снаружи, на кожухе РТДУ - две телекамеры.
 
 
 
 
 
 
 
 
На известных фото в МИКе можно увидеть эти телекамеры встроенными в кожух резервного тормозного двигателя.
 
 
 
Завод № 88 в Подлипках
 
Впрочем, надо признать, что
сам А.А. Леонов был крайне непоследова-
тельным
(вкупе с тов.
А.К. Соколовым?)
при изображениии своего выхода
в открытый космос -
на его картинах можно:
- телекамер не
  видеть,
- видеть одну,
- видеть две...
            МИК соор.1 пл.2, Тюра-Там
 
 
 
 
Скриншот: и в киноленте "Время первых" телекамера была одна....
 
(Как сказано выше, кроме телекамер, для видеофиксации были задействованы еще 3 кинокамеры. Две были установлены внутри шлюза у люков, а третья - снаружи в термобоксе на кронштейне, закрепленном на обрезе внешнего люка шлюзовой камеры "Волга". Этот довольно крупный кронштейн хорошо виден рядом с космонавтом на телекадрах ниже - темный на фоне Земли и светлый на фоне космоса. На картинах, кстати, кинокамера на обрезе шлюза присутствует всегда...
 
Камеры -  компактные (215х159х45 мм) кинокамеры марки С-97М, которые применялись для скрытой оперативной съемки в органах МВД и КГБ. На тот момент это была единственная малогабаритная кинокамера с электроприводом и системой дистанционного управления с возможностью 3-х минутной непрерывной съемки на 16-мм пленку со скоростью 21 кадр/сек.)
Схема выхода, by А.А. Леонов
 
Телекадры с двух телекамер "Восхода-2":
 
 
 
 
Приёмные станции системы "Топаз-25" были развёрнуты на старте, в Медвежьих озёрах, в Красном Селе под Ленинградом, на Симферопольском измерительном пункте и в Енисейске. Для прямого выхода сигнала системы "Топаз-25" на Центральное телевидение были использованы кабельные и радиорелейная линия.
 
Приём ТВ-сигнала при полете "Восхода-2" осуществлялся в Медвежьих озёрах, Симферопольском и Енисейском НИПах.
Плёнки системы "Топаз-25", собранные со всех станций, позволили сделать телевизионный фильм "Восход-2". Этот фильм был смонтирован в телевизионном центре на Шаболовке бригадой ОКБ МЭИ в составе Е.В. Зубкова, А.И. Кузяева, Л.А. Краснова и Ю.Д. Смолянникова. Впоследствии этот фильм получил первую премию - "Золотую ракету" - в номинации фильмов, посвящённых Космосу, на VII Международном фестивале телевизионных фильмов в Риме в июле 1965 года
 
 
<<<Телевизионная
       антенна
       ТНА-100
 
 
Телевизионная антенна ТНА-150
на площадке ОКБ МЭИ
«Медвежьи озера».
WIKIMAPIA
V V V
 
Телевизионная антенна ТНА-103 на симферопольском НИП-10.  
 
 
 
В 1964 году была готова система "Топаз-25М2", работающая в стандартном вещательном варианте. Были проведены необходимые технические мероприятия для обеспечения возможности прямого выхода в телевещательную сеть СССР. Для обеспечения нужного качества сигнала был разработан новый бортовой передатчик повышенной мощности и новые антенные системы ТНА-100 и ТНА 150 на опорно-поворотных устройствах на базе лафетов артиллерийских орудий.
 
 "Топаз-25М2" использовал уже частотную модуляцию и эффективную систему синхронизации, обеспечивая тремя камерами на борту телевидение в широковещательном стандарте (625 строк, 50 кадров в секунду). Эта телевизионная система предполагалась к использованию на последующих КК "Восход" (полеты которых были отменены).
 
Телекадры с внутренних и наружных телекамер "Восхода-2" из разных источников
Очень интересное совмещение
ТЕЛЕ и КИНО
 кадров
 
К.К. Морозов
Первый заместитель
Главного конструктора
ОКБ МЭИ. Руководил
конструированием по
всем системам
 
С.М. Попов
Заместитель
Главного конструктора
ОКБ МЭИ по телеметрическому и телевизионным направлениям.
Руководил разработкой
систем «Трал», «Трал Т» и
«Топаз»
Н.В. Жерихин
Заместитель
Главного конструктора
ОКБ МЭИ по траекторным направлениям
 
Ю.И. Лебедев
Руководитель
разработки бортовой
аппаратуры системы
«Трал-Т»
 
 
Г.П. Хабаров
Руководитель
разработки бортовой
аппаратуры системы
«Топаз»
 
Н.А. Терлецкий
Руководитель
разработки передатчиков систем «Трал П1»,
«Трал Т» и «Топаз».
Ответственный пред-
ставитель ОКБ МЭИ
при пусках кораблей
1КП, 1К и 3К
 
С.М. Верёвкин
Руководитель
разработки бортовых
антенн на кораблях
«Восток» и «Восход»
 
И.Ф. Соколов
Руководитель
разработки наземных
антенн систем
«Трал» и «Топаз
 
 
Ж.П. Крисс
Ветеран и историк
ОКБ МЭИ
В.И. Гусевский
Ответственный
за антенный комплекс
12 апреля 1961 года
 
Н.В. Розов
Ответсвенный
за систему «Трал-Т»
12 апреля 1961 года
 
Б.М. Мальков
Руководитель
разработки наземных
станций систем
«Трал-Т» и «Топаз»
 
 
 
И
сточник:
Монграфия  Ж.П. Крисса "ОКБ МЭИ и «Восток»"
 
 
Замечание автора сайта: в разных источниках, как правило - в зависимости от ведомственной принадлежности (ВНИИТ или ОКБ МЭИ) - содержатся разные сведения об ТВ-аппаратуре: если сомнению не подвергается "Селигер" на КК  "Восток" и "Топаз-10" или "Топаз-25" на КК, начиная с "Восхода", то ТВ-аппаратура на КК "Восток -2, -3, -4, -5, -6" оспаривается: или "Селигер", (доработанный по теме "Ястреб" (ВНИИТ), начиная с "Востока-3") или "Топаз-10" (ОКБ МЭИ).
 
На самом деле на КК "Восток" и "Восток-2"  устанавливалась аппаратура и камера "Селигер" с параметрами передачи 100 строк по вертикали, частота кадров - 10 герц, на КК "Восток-3, -4, -5, -6"  устанавливалась аппаратура и камера "Селигер", доработанные по теме "Ястреб" с параметрами передачи 400 строк по вертикали, частота кадров - 10 герц. Сигнал с борта всех "Востоков" передавался передатчиком "Трал-Т", на НИПах - Ленинградском, Тюратамском, Енисейском, Елизовском, Симферопольском - прием велся на аппаратуру "Селигер" , также доработанную после полетов двух первых "Востоков" по теме "Ястреб".
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ТНА-150
(В Медвежьих озерах)
на обложке
журнала "Радио"
 
Полеты КК "Космос-47" и "Космос-57"
 
Полет в беспилотном варианте КК "Восход 3КВ" "Космос-47" проходил 6 - 7 октября 1964 года, менее, чем за неделю до полета КК "Восход" с экипажем. Полет прошел удачно.
 
Каманин:
- 6 октября 1964 года: "Р
ано утром началась подготовка к пуску первого беспилотного «Восхода». Всё проходило настолько штатно, по графику, что даже СП (Сергей Павлович Королёв — прим.) ходил по площадке прогулочным шагом и внешне был совершенно спокоен. В 10.00 состоялся пуск. Технологический «Восход» вышел на расчётную орбиту. Через сутки он приземлился в положенном районе. По докладу с места приземления, система мягкой посадки сработала отлично."
- 10 октября 1964 г.: "Королев доложил о двух последних удачных сбросах "Восхода" с самолета в Феодосии и об отличных результатах полета и посадки "Восхода" с манекенами". [Ред. сайта: сколько было манекенов в "Космосе-47"? И. Афанасьев в своем материале утверждает, что их было три... ]
 
Беспилотный испытательный полёт для отработки КК для выхода в космос "Восход 3КД"
"Космос-57" 22 февраля 1965 г.  завершился неудачей (подорван системой самоуничтожения через 3 часа после старта из-за ошибки командной системы, подробности ниже).
 
 
На сегодняшний день известны
две фотографии антропометрического манекена в скафандрах "Беркут":
- фотография в МИКе, где пятеро мужчин грузят "МАКЕТ" в КК;
- телевизионный  снимок "МАКЕТА" в КК "Восток-3КД" "Космос-57" полученный с помощью системы «Топаз» или во время испытаний в МИКе, или во время испытаний на старте, или во время полета 22 февраля 1965 г.
 
Обратите внимание: надписи "МАКЕТ" - разные, видимо на телевизионном снимке более крупная надпись, прикрепленная снаружи шлема и призванная однозначно прочесть её при передаче по ТВ-каналу (опасались бликов светофильтра?) отличается от надписи внутри шлема на цветном снимке в МИКе.
 
Ниже: а такая надпись была на манекене при полете КК  «Восток-3КА» №2  25 марта 1961 года.
 
 
 
Происшествие с "Космосом-57"
 
Полету корабля  "Восход-2" предшествовал полет 22 февраля беспилотного корабля "Космос-57", на котором были установлены шлюзовая камера (ШК) и имитатор скафандра "Беркут". (На КК "Восход-3КД", предназначенном для выхода в открытый космос, оба космонавта были одеты в скафандры "Беркут", в отличие от трех космонавтах на борту "Восхода-3КВ", летавших без скафандров"). Дополнительно была установлена надуваемая шлюзовая камера, которая сбрасывалась после использования. В сложенном виде она представляла собой цилиндр диаметром 700 мм, высотой 770 мм и массой 250 кг. После раздвижения длина её увеличивалась до 2,5 м, внутренний диаметр - до 1 метра и наружный диаметр - до 1,2 м. Программой полета беспилотного КК "Восход-ЗКД" предусматривалось осуществить на орбите полную имитацию работы шлюза, системы шлюзования и наддув скафандра по командам с Земли.
 
22 февраля 1965 г. был запущен беспилотный "Космос-57" - аналог "Восхода-2" с манекеном. Испытания шлюза прошли успешно и командная станция "Пост-2Д" НИП-6 (Елизово) выдала команду на перепуск воздуха в шлюз, а станция "Пост-2Д" соседнего НИП-7 (Ключи) ее продублировала. В результате сложения двух одинаковых команд сформировалась другая команда. Это удалось установить аварийной комиссии (на основе анализа ТМИ, срочно доставленной на НИИП-5).
 
При расшифровке телеметрии выяснилось, что две немного смещенные по времени одинаковые команды управления шлюзом  (№42 - перепуск воздуха в шлюз) в результате наложения друг на друга в дешифраторе бортовой аппаратуры радиолинии БКРЛ-БР сформировали другую команду (№5 - включение циклограммы спуска). Включилась ТДУ, но, так как спуск происходил в незапланированном районе, сработала система автоматического подрыва объекта (АПО), которой в те времена оснащались беспилотные КК.
 
По другим данным, за несколько дней до этого полета при проверках летного шлюза корабля "Восход-2" на космодроме было обнаружено, что выходной люк ШК при отсутствии перепада давления может быть неплотно прикрытым, что было определено по размыканию контакта, контролирующего его закрытие. В результате в программе, управляющей работой шлюза, мог произойти сбой (неоткрытие люка). Об этом представителями "Звезды" - разработчика и изготовителя ШК, было доложено С.П. Королеву, который тут же собрал совещание заинтересованных специалистов. Было предложено на всякий случай подать дополнительную команду на закрытие люка с одного из дальневосточных командо-измерительных пунктов и продублировать ее со следующего ближайшего пункта. Это решение было принято 19 февраля 1965 года, несмотря на возражения некоторых представителей службы управлении полетом, которые опасались вносить какие-либо изменения в программу работы всего за несколько дней до запуска.
 
Б.Е. Черток, "Ракеты и люди", т. 3: "
Шлюзовая камера в сложенном виде крепилась на внешней поверхности спускаемого аппарата. На первом же витке командир корабля включал наддув камеры и контролировал установку ее в рабочее положение. Камера имела два люка: для сообщения со спускаемым аппаратом и для выхода в космос. Наличие двух люков позволяло в отличие от "Джемини" сохранять герметичность спускаемого аппарата при выходе и возвращении космонавта. После возвращения шлюзовая камера отстреливалась, но на поверхности спускаемого аппарата оставался шпангоут, к которому она крепилась. Все операции по наддуву, открытию и закрытию люков, стравливанию давления, отстрелу требовали строгой последовательности. Наши электрики разработали специальный пульт для управления всеми этими операциями. Команды по управлению шлюзованием на наддув шлюза, открытие и закрытие внутреннего люка, последующее стравливание давления и отстрел шлюза были задублированы с Земли по КРЛ. Предстояла проверка надежности этих операций и герметичности шлюза на беспилотном технологическом "Восходе-2". Его пуск состоялся 22 февраля. (…)
 
Технологический "Восход-2" уже был объявлен как "Космос-57", и Смирнов доложил об успешном эксперименте Брежневу. Однако "Космос-57" в начале третьего витка, в зоне видимости НИПов-4, -6 и -7 "исчез" на всех каналах связи. Замолчали "Трал", "Факел", телевидение и имитация телефона. Когда обратились за помощью к средствам ПРО и дали им целеуказания, они ничего похожего на наш корабль не нашли. На четвертом витке никакими средствами обнаружить корабль в космосе не удалось. На КП собралась Госкомиссия и потрясенные потерей корабля “болельщики”. Я осмелился высказать предположение, что такое может случиться только в том случае, если корабль взорван системой АПО. Но с чего бы ей сработать? Королев ухватился за эту идею и обрушился на меня:
 
- Наверняка вы там чего-либо не доглядели. Немедленно сообщи своим, пусть анализируют.
Тюлин не согласился. Он предложил назначить официальную комиссию под председательством Керимова. Комиссия начала работу с выяснения логики работы АПО, надежности защиты от ложных срабатываний и возможности получения ложных команд. Быстро убедились, что АПО срабатывает при нештатном спуске, когда есть опасность приземления на чужой территории.
 
Выручил нас Мнацаканян. Проанализировав, какие команды использовались для передачи на "борт" по его командной радиолинии, он со своими специалистами установил, что одна из команд по управлению шлюзом, если ее подавать одновременно с двух наземных пунктов, превращается в команду цикла спуска. Если такое случилось, значит включилась ТДУ, а АПО разобралось в незаконности спуска и уничтожило корабль. Очень быстро нашли и виноватых.
 
К середине дня 25 февраля аварийная комиссия однозначно установила, что причиной срабатывания АПО явилась выдача камчатскими пунктами НИП-6 и НИП-7 внакладку двух одинаковых команд № 42. Две команды, наложившись друг на друга, были восприняты бортовым дешифратором как одна команда № 5 - "спуск".
 
Докладывали на комиссии Мнацаканян и Большой. Оба подтвердили, что команду № 42 должен был выдавать только НИП-6. НИП-7 обязан был молчать, но проявил инициативу, благо категорического запрета не имел.
"
 
По итогам расследования было принято техническое решение по защите в радиолинии особо важных команд. Полет технологического корабля позволил проверить все системы 3КД "Восход" на этапе выведения и начала полета, шлюзовая камера развернулась нормально. Но окончание полета, отстрел шлюза и, главное, - возможность посадки СА с кольцевым шпангоутом от отстреленного шлюза (он выступал на 27 мм над поверхностью СА) испытать не удалось. Такое испытание было проведено вскоре с помощью очередного "Зенита-2" "Космос-59", на котором укрепили кольцо от шлюзовой камеры и убедились, что при спуске это не оказывает значительногого влияния на траекторию спуска и парашютную систему СА.
 
Н.П.  Каманин, "Скрытый космос", книга вторая, 1965 год:
 
"16 февраля. Тюра-Там...
С 10 часов С.П.Королев проводил техническое совещание …
Последним обсуждался вопрос о возможности ИПов передавать на борт радиокоманды на открытие и закрытие люка шлюза. Такие команды могут давать только ИП-7 (Ключи) и ИП-6 (Елизово). Зоны этих ИПов накладываются одна на другую, и одновременно они работать практически не могут (будут мешать друг другу). Однако Королев настойчиво требовал, чтобы ИПы работали, дублируя один другого. Это требование разумно: использование двух ИПов должно повысить надежность прохождения радиокоманд на борт...
 
22 февраля ...
Старт, как обычно, прошел четко, без замечаний. (Корабль 3КД № 1, запущенный 22 февраля 1965 года, получил официальное название "Космос-57" Ред.) Королева, Тюлина и других больше всего волновали операции со шлюзом. Все они проходили четко по расписанию: подпитка шлюза, открытие и закрытие люка, наполнение шлюза воздухом, герметичность - все было в норме. На первом витке Симферополь и Москва наблюдали корабль по телевидению, мы тоже собрались у телевизора, но орбита была далека от нас, и не было уверенности, что мы увидим корабль. Но совершенно неожиданно появилось четкое изображение, было видно примерно 2/3 передней части шлюза и, судя по всему, он был нормально заполнен и вел себя устойчиво. Наблюдая хорошее состояние шлюза, мы проявляли много восторгов, но Сергей Павлович поступил правильно, передав генералу Карасю категорическое требование принять все меры, чтобы изображение шлюза до особого решения Госкомиссии не рассекретили. Решением Госкомиссии Керимов, я и Правецкий назначены старшими оперативных групп по руководству полетом. Моя смена должна заступить на дежурство в 16:00 по московскому времени, поэтому, просмотрев первый виток полета, я ушел обедать и отдыхать. Королев и Тюлин также поехали отдыхать, старшим на КП остался генерал Керимов.
 
...Через два часа я вернулся на КП, в кабинете Кириллова были уже Королев, Тюлин, Керимов и Правецкий. Все были заметно возбуждены, а на мое приветствие: "Добрый вечер!", - Королев ответил: "Нет, Николай Петрович, вечер кажется не добрый. Похоже на то, что корабль взорвался..." Я был ошеломлен этим сообщением. Зазвонил телефон, Москва (Л.В.Смирнов) хотела немедленно знать, что у нас произошло. Из докладов Королева и Тюлина Смирнову ясно было только, что в начале третьего витка над территорией СССР в зоне видимости ИП-4, ИП-6 и ИП-7 внезапно прекратилась всякая связь с космическим кораблем: не поступало никаких сигналов, не работали "Тралы", не было телеметрии. На третьем, четвертом и последующих витках корабль на орбите не наблюдался.
 
Решением Госкомиссии для выяснения причин гибели корабля была создана комиссия под руководством Керимова, от ВВС я рекомендовал в состав комиссии полковника Комарова. Кроме комиссии Керимова приступили к работе несколько групп специалистов. В результате анализа докладов из Москвы, с ИПов и разбора хода полета уже через 2-3 часа нам стало ясно, что на корабле включился цикл спуска, сработала ТДУ, но корабль не сошел с орбиты, а только несколько изменил ее, и через 29 минут после окончания работы ТДУ он был подорван включением системы АПО. Необходимо было выяснить, откуда поступила команда на спуск, - сформировалась ли она из-за неисправностей на борту или борт принял эту команду с "Земли"? Если претензии к кораблю отпадут и виновником происшествия окажется "Земля", то полет "Восхода-2" с экипажем можно готовить, в противном случае полет придется отменить.
 
23 февраля …
Королев вчера простудился, и теперь лежит в своем домике с высокой температурой, но непрерывно теребит нас и Москву по телефону. Причины происшествия пока неясны, ждем пленки и другие документы с Камчатки, из Москвы и Колпашева. Установлено только, что в момент работы ИП-6 в накладку с ним сработал ИП-7. Это могло привести к искажению команд и стать главной причиной происшествия (по штатному расписанию работа ИПов в накладку категорически воспрещается)…
 
24 февраля.
Работа аварийной комиссии Керимова затянулась. Пленки с Камчатки еще не прибыли, более того, до 15 часов мы не знали, где находятся посланцы с пленками. Только в 16 часов оба "делегата" с ИП-6 (Елизово) и с ИП-7 (Ключи) пересели в Омске с рейсовых самолетов Ту-104 на наш Ил-12. Казалось, что через 2-3 часа долгожданные пленки будут получены, но опять неудача: резко ухудшилась погода у нас, в Джусалы и Ташкенте - пришлось посадить Ил-12 в Кустанае. Сейчас 23 часа по местному времени, только что заходили Тюлин и Керимов, их беспокоит задержка с прибытием пленок. В Тюра-Таме порывы ветра до 16-18 метров, принимать самолеты ночью при снегопаде и сильном боковике опасно. Дал команду задержать вылет самолета из Кустаная и выпустить его только при улучшении погоды.
 
25 февраля.
Буря за ночь утихла, и в 11 часов по местному времени самолет Ан-12 (полковник Сибиряков доложил ранее, что летит Ил-12) доставил, наконец, к нам пленки с Камчатки. Утром с Комаровым ездили на вторую площадку, но там пока затишье: Королев болеет, а его заместители и помощники заняты расследованием аварии.
 
В 16 часов на расширенном заседании аварийной комиссии выступили с докладами Главный конструктор Мнацаканян и полковник Большой. Первый докладчик убедительно доказал, что причиной аварии является работа в накладку шестого и седьмого ИПов. На пленках ИП-7 зафиксировано время образования на корабле команды на спуск и квитанция, подтверждающая, что корабль ее принял. В Москве по приказанию Смирнова провели лабораторные исследования возможности образования на корабле команды на спуск в условиях одновременной работы двух ИПов. Опытные данные и теоретические расчеты подтвердили, что в определенных условиях (аналогичных условиям аварии) при одновременной работе двух ИПов две команды № 42 (перепуск воздуха в шлюз) могут быть восприняты как одна команда № 5 (спуск). Полковник Большой доложил, что генерал Карась дал ИПам обычные инструкции, где записано, что команды передает ИП-6, а ИП-7 является резервным и может передавать команды только по дополнительному распоряжению из Москвы. После доклада полковника Большого стало ясно, что генерал Карась не принял специальных мер, которые могли бы полностью исключить возможность работы ИПов в накладку, а начальник ИП-7 нарушил приказ и передал команду на борт корабля в то время, когда его ИП обязан был "молчать".
 
Итак, космический корабль полностью реабилитирован. Главными виновниками происшествия с технологическим "Восходом" являются ИП-7 и служба генерала Карася. Но это не единственные виновники аварии; после окончания совещания я так и сказал лично Главному конструктору Мнацаканяну. Дело в том, что из 45 команд, которые мы можем передавать на корабль, четыре команды, управляющие его спуском, являются самыми незащищенными. При таком положении наши корабли смогут легко сажать не только спецслужбы США, но и просто радиолюбители. За последние пять лет конструкторское бюро Мнацаканяна ничего не сделало для повышения надежности и защищенности передаваемых в космос команд.
 
26 февраля.
Сегодня Шабаров провел техническое руководство. На совещании присутствовал Тюлин, Королева не было - он еще болен. Все разработчики систем и главные конструкторы Северин, Ткачев, Николаев, Быков, Кожевников, Мнацаканян и другие высказались за осуществление пилотируемого полета "Восхода-2". Северин выразил уверенность в надежности работы шлюза и скафандра, но сказал, что его несколько беспокоят непроверенные в полете технологического "Восхода-2" отстрел шлюза и спуск корабля с кольцом от шлюза. Шабаров по поводу отстрела шлюза заявил: "Проведено более 20 отстрелов шлюза на Земле, есть заключение ОКБ-1 о допуске системы отстрела в полет, но в связи с тем, что ее испытания были проведены не по штатной схеме (это нам подтвердил сегодня и полковник Смирнов при разговоре с ним по "ВЧ"), ОКБ-1 уже проводит новую серию отстрелов по штатной схеме".
 
Надежность системы отстрела шлюза не удалось проверить в условиях космического полета, но подобные системы отстрела уже десятки раз проверялись в космосе и в наземных испытаниях. Учитывая, что система дублирована и имеется возможность отстрела шлюза космонавтом, ее можно допустить в полет. Хуже обстоит дело с кольцом основания шлюза. Кольцо выступает над поверхностью корабля на 27 миллиметров и при спуске может вызвать закрутку спускаемого аппарата, что может затруднить раскрытие парашютов, а при скорости вращения корабля около двух оборотов в секунду привести к гибели экипажа. Учитывая серьезность наших опасений, мы (представители ВВС) внесли предложение проверить надежность спуска с кольцом в полете беспилотного "Зенита". Большинство высказалось против нашего предложения, нас поддержали только Северин и Богомолов.
 
После совещания я окончательно убедился, что пилотируемый полет "Восхода-2" раньше второй половины марта осуществить не удастся и, переговорив с маршалом Руденко, решил отправить Кузнецова с группой офицеров в Москву на самолете Ан-12. Через несколько минут после вылета позвонил С.П. Королев и попросил навестить его.
 
Когда мы вместе с генералом Холодковым приехали к Сергею Павловичу, он извинился, что принимает нас, лежа в постели. Врачи обнаружили у него очаговое воспаление легких и требуют строго выдерживать постельный режим. Сегодня температура у него не поднималась выше 37, а два дня назад была около 40. Сергей Павлович болеть "не умеет" - ему приходилось отвечать на частые телефонные звонки, мешавшие нашей беседе. Королева так же, как и нас, беспокоит только вопрос спуска корабля с кольцом; он принял решение и дал уже команду готовить "Зенит" к этому эксперименту. Мы одобрили его решение и обещали отстаивать его на Госкомиссии …
 
Поговорили мы и о планируемых полетах. Королев настойчиво повторял, что ВВС могут делать для освоения космоса много больше того, что делают сейчас, и, поясняя эту мысль, сказал: "Мы ведь не чисто космическое бюро, на нас "висят" боевые ракеты - мы перегружены до предела и часто делаем не то, что хотелось бы делать..." Да, Королев абсолютно прав, мы - ВВС и, особенно, Министерство обороны в целом - не делаем и десятой доли того, что могли бы делать для освоения космоса. Виноват в этом прежде всего маршал Малиновский, недооценивающий значения космонавтики.
 
27 февраля.
Восемь часов утра, взошло солнце, начинается хороший весенний день. В 12 часов состоится заседание Госкомиссии. Наиболее важным вопросом будет принятие решения о проведении спуска "Зенита" с кольцом от шлюза; вчера большинство было против нас, но мы будем настаивать на этом эксперименте.
Вчера Королев в ходе беседы сообщил нам о том, что назначение генерал-полковника Добыша начальником ЦУКОС не состоялось, Крылов и Добыш полетели в Бухару, очевидно, Добыш будет перебазироваться. Кандидатом на эту должность называют генерала Карася. Королев выразил свое возмущение подобным проектом и сказал: "Я не понимаю вас, военных. Разве в ВВС получше людей не найдется?" Это упрек мне: Королев приветствовал бы мое назначение начальником ЦУКОС. О необходимости моего назначения на эту должность говорили мне и генералы Мишук и Холодков. Но такой акт был бы не только изменой авиации, он противоречит всем моим представлениям о развитии военного космоса. Я остаюсь глубоко убежденным в том, что авиация - лучшая база для совершенствования космических полетов, и это свое убеждение не променяю на повышение в должности и в звании.
 
27 февраля. Борт Ил-14.
В 16 часов по московскому времени я, Холодков, Комаров и другие наши товарищи вылетели в Москву. Заседание Госкомиссии прошло очень спокойно и было коротким. О причинах аварии технологического корабля было принято решение в несколько строчек: "В результате одновременной работы ИП-6 и ИП-7 (внакладку) борт космического корабля вместо команды на перепуск воздуха в шлюз получил команду на спуск. Главной причиной происшествия является плохая организация работ на ИП-7 и слабая защищенность радиокоманд от помех". По вопросам планирования полетов решили: "Запустить "Зенит" 4-8 марта, запустить лунник Е-6 12 марта, пуск "Восхода-2" с экипажем планировать на 15-20 марта". После окончания заседания Госкомиссии я уговорил Тюлина отпустить представителей ВВС на неделю в Москву, и вот мы в самолете...
 
1 марта. Москва.
Сегодня более трех часов обсуждали с Вершининым и Руденко сложившуюся обстановку. Оба шефа внимательно выслушали мой подробный доклад о происшествии с космическим кораблем, о наших сомнениях и планах. Вершинин задавал много вопросов, его интересовали все детали и причины происшествия. Он высказал сомнение в безопасности спуска корабля с кольцом от шлюза. По-видимому, нам надо будет в ближайшие 2-3 дня еще раз детально изучить со специалистами все особенности такого спуска и меры предосторожности, которые можно предпринять до полета. Из представителей ВВС на старте сейчас остались только два врача и три военпреда. Завтра надо будет послать в Тюра-Там полковников Карпова и Смирнова, а 9 марта я и сам полечу на старт вместе с космонавтами и всеми нашими специалистами.
 
3 марта.
Вчера был в ЦПК, проводил занятия с экипажами. Беляев, Леонов, Заикин и Хрунов подготовку по программе "Выход" полностью закончили. Они хорошо знают обстоятельства и причины аварии корабля 3КД и их, как и всех нас, несколько беспокоит вопрос о спуске корабля с кольцом от шлюза. Вчера мы окончательно установили, что при штатном отстреле шлюза остается буртик высотой 27-40 миллиметров, а при аварийном отстреле - 70-80 миллиметров (меньшие размеры соответствуют началу спуска корабля с неповрежденной теплозащитной обмазкой). В обоих случаях буртик остается значительный, и при спуске он может вызвать закрутку корабля. При скорости вращения корабля 1,5-2 оборота в секунду может возникнуть опасная закрутка парашютной системы, а при большей скорости появляется уже реальная угроза для жизни экипажа. Если удачно пройдет эксперимент на "Зените", неопределенность с закруткой корабля будет устранена. А если этот эксперимент не проведут, или его результаты будут недостаточно убедительными, то как быть в этом случае? Королев пока за проведение эксперимента, но большинство членов Госкомиссии и главных конструкторов уже твердо высказалось за пуск пилотируемого "Восхода-2" без испытания с "Зенитом".
 
Нам известен случай при испытаниях в Феодосии, когда корабль с лентой, шириной всего в 9 миллиметров, при сбросе его с самолета на высоте 5000 метров вращался со скоростью один оборот в секунду, а к земле подошел, делая два оборота в секунду. На "Восходе-2" буртик будет в несколько раз больше, правда, специалисты утверждают, что при спуске основная часть буртика сгорит, а оставшаяся его часть будет находиться вне основного потока. Они полагают, что при штатном отстреле шлюза корабль будет вращаться со скоростью 160 градусов в секунду, а при аварийном - 280 градусов в секунду. Эти цифры - результат теоретических прикидок, а на практике они могут быть значительно большими. Кроме того, и при таких значениях скорости вращения, совмещенного со штатными перегрузками, в процессе спуска могут создаться очень тяжелые условия для экипажа. Дал задание врачам, инженерам и космонавтам еще раз изучить весь комплекс вопросов, связанных со спуском "Восхода-2", и в субботу доложить мне предложения по их решению.
 
4 марта…
Вчера еще раз в предварительном порядке обсуждали с маршалом Руденко позицию ВВС на Госкомиссии при рассмотрении проблемы спуска корабля "Восход-2". Руденко подвержен резким колебаниям: вчера он утверждал, что в этой проблеме пока еще очень много неясного и опасного, а сегодня, без всяких видимых оснований, высказался за пилотируемый полет "Восхода-2" без проведения эксперимента на "Зените" …
 
14 марта…
Завтра предстоит посадка "Зенита", выведенного на орбиту 7 марта. Для нас посадка этого корабля может принести еще большую уверенность в благополучном осуществлении предстоящего полета, или наоборот - усилить наши сомнения.
 
15 марта.
В 12:09 "Зенит" благополучно произвел посадку в 170 километрах южнее Кустаная (на 50 километров севернее расчетной точки посадки). Парашюты сработали нормально, можно предположить, что корабль не получил большой закрутки при входе в плотные слои атмосферы. Через несколько часов мы точно будем знать и скорость вращения корабля при спуске, и характер процесса сгорания основания шлюза…
 
В 17 часов по московскому времени генерал Кутасин доложил, что "Зенит" уже в Кустанае, погружен в самолет Ан-12 и часа через три может быть доставлен к нам. По словам Кутасина, при приземлении корабль протащило по земле 17 метров, в результате чего оторвался один фотоаппарат, но в целом "Зенит" в хорошем состоянии. Завтра утром по внешнему виду коабля и по пленкам телеметрии мы оценим скорость его вращения при спуске. Первое впечатление о посадке "Зенита" благоприятное - будем надеяться, что полет "Восхода-2" состоится в намеченные сроки…
 
16 марта…
Вчера вечером "Зенит-4" был доставлен на полигон. Сегодня утром Руденко, я и космонавты осмотрели корабль. К сожалению, на пленках не оказалось записи скорости вращения корабля при спуске, но, судя по внешним признакам (стренга вытяжного парашюта сделала только два оборота за 18 секунд, буртик кольца шлюза обгорел так, как мы и предполагали, обгар обшивки корабля проходил так же, как и при посадке других кораблей), "Зенит-4" вращался со скоростью не более 40-100 градусов в секунду. Такая скорость вращения корабля удовольствия экипажу не доставит, но она не будет опасной ни для корабля, ни для экипажа. Итак, вся подготовка к полету, в основном, закончена. Предстоит очень трудный и опасный полет, но мы сделали очень много для его успеха, и я верю в успех!"