Первая система траекторных измерений в ПИКе Байконура и КИКе.
Фазометрическая угломерная станция "Иртыш" и РЛС "Бинокль" составляли первую систему траекторных измерений в ПИКе Байконура и КИКе. На начальном этапе функционирования КИКа в небольшой период времени для этих целей также применялись РЛС СОН-2Д и П-30.
 
Станции "Иртыш" разработки ОКБ МЭИ были первыми в СССР фазовыми пеленгаторами.
 
Принцип фазовой пеленгации состоит в  приеме сигнала на несколько разнесенных в пространстве антенн, измерение относительного времени запаздывания сигналов одинаковой фазы, принятых этими антеннами, и пересчет результатов измерений в угловые координаты источника сигнала. Этот метод позволяет определять направление на любой объект, излучающий пусть даже маломощный сигнал, при этом форма сигнала роли не играет.
 
В пределах околоземного пространства метод фазовой пеленгации позволяет определять с точностью (десятки угловых секунд), большей, чем у радиолокаторов (угловые минуты), угловые координаты как "своих", так и "чужих" объектов - необходимо лишь знать частоту (диапазон) излучения радиосигнала объекта, при этом наличия целеуказаний не требуется, так как фазовый пеленгатор по определению является всенаправленным. Но в станции "Иртыш" в полной мере возможности фазовой пеленгации реализованы не были - для работы станции на "подопытном" изделии должен был устанавливаться специальный источник радиосигнала "Факел".
 
Аппаратура "Иртыша", была смонтирована на шасси двух автомобилей ЗИС в КУНГах (в одном - приёмная, фазометрическая и регистрирующая аппаратура , в другом - автономный бензоагрегат - электрогенератор). Автомашины станции размещались в отрытых в земле капонирах. Антенное поле ранних станций "Иртыш" состояло из 9-ти рупорных антенн (центральная антенна, и два "креста" из антенн - большой и малый), размещенных стационарно на земле на подставках. Поздние версии "Иртыша" имели 7 антенн - центральную и равномерно распределенные по кругу 6 антенн. Вокруг антенного поля устраивалась грунтовая круговая дорога диаметром 300 метров для калибровки антенно-приемного тракта перед работой с помощью вспомогательного радиопередатчика, установленного на автомашине ГАЗ-69.
 
 
Остатки этих дорог до сих пор хорошо видны на спутниковых снимках в местах, где были дислоцированы ИПы Байконура - станции "Иртыш" широко применялась в ПИКе Байконура в процессе испытаний Р-7. Они присутствовали на ИП-1, -6, -7, -8, -9. На ИП-1 "Иртыш" определял данные по траектории Р-7 в начале активного участка полета, на ИП-6 и ИП-7 задачей "Иртыша" было получение данных для точного определения траектории полета Р-7 в конце активного и в начале пассивного участка траектории, на ИП-8 и ИП-9 - в начале пассивного участка траектории. "Иртыши" были размещены также на некоторых ИПах полигона Кура.
 
В центре кругов видны прямоугольной формы объекты - это остатки капониров "Иртыша" и аппарелей к ним.
 
 
Так выглядят "Иртыши" на схемах
в
докладах ЦРУ по полигону Кура
в начале 60-х годов.
 
 
 
Станция была рассчитана на работу по сигналам в дециметровом диапазоне волн. При испытаниях Р-7 на ракете был размещен специальный (для "Иртыша") бортовой излучатель, который работал в диапазоне 50 см - "Факел-Д" (разработан там же - в ОКБ МЭИ). "Факел-Д" также устанавливался и на первые ИСЗ, начиная с третьего. Впоследствии бортовой маяк "Факел-Д" был заменен на модернизированный "Факел-М"
 
 
<<<   "Факел-М"
 
 
Для достижения точности измерений установка антенн станции должна была производиться с высокой геодезической точностью на абсолютно ровной (плоской) площадке, для чего в комплект станции был включен теодолит. На точность измерения очень влияли внешние факторы: температура воздуха и земли, ветер и т.п.
 
Б.С. Манухин, ветеран НИП-3 и НИИ-4:
"Первая боевая работа на "Иртыше" была для его расчёта, как долгожданный праздник. Когда на всех семи экранах станции появился сигнал спутникового передатчика, раздался, чуть ли не истошный крик начальника лейтенанта Костюкова: - "Есть сигнал!"
 
Далее всё шло по плану, все работали хорошо. Значит, не зря трудились и строители, и расчёт станции. В продолжение всего времени полёта третьего ИЗС в режиме активного существования, расчёт не выходил из станции. Дело в том, что перед каждым рабочим витком ИЗС станция "прогревалась" в течение трёх часов. А так как станция работала по каждому витку, то не выключаться она должна была практически сутки. И так каждый день. Солдатам расчёта станции это даже нравилось: в наряд не надо было ходить.
 
Условия работы на "Иртыше" были не очень комфортные. На результаты измерений влияло всё: солнце нагревало длинные толстые кабели, изменяя их сопротивление; порывы ветра раскачивали антенны, изменяя их угловое положение; высокая влажность от дождей и рос вызывала коррозию вибраторов. Расчет станции не уходил из неё в течение всех суток, сменяя друг друга только лишь на время обеда и короткий сон. Спутник проходил через ИП шесть раз за 24 часа, да на прогрев станции требовалось не менее полутора часов. По результатам работы именно эта станция была признана лучшей среди аналогичных, что и отметил в приказе начальник НИИ-4 МО."
 
Расчет станции составляли 1 инженер (офицер - начальник станции), 1 техник (офицер), 1 сержант и 6 солдат.
 
Результаты измерений регистрировались на пленку. Полная обработка информации проводилась в вычислительном центре полигона после доставки туда ее носителей; обработка информации производилась вручную и была сопряжена с большими сложностями.
 
Для работы в составе КИКа уже по спутникам, а не по Р-7, как в ПИКе, фазометрическая станция “Иртыш” была модернизирована в части увеличения дальности приема сигналов и введения стационарной их калибровки (больше не требовалась калибровочная дорога) с присвоением названия "Иртыш-Д" (по "фамилии" объекта Д). Измерение углов на ИСЗ станцией производилось с высокой точностью, получаемые данные предназначались для последующей обработки с целью уточнения эволюции орбиты спутника и влияния неоднородности гравитационного поля Земли на его движение.
 
Несмотря на своё достоинство - точность измерений, станции "Иртыш" и "Иртыш-Д" значительной роли в траекторных измерениях не сыграли и были сняты с измерений. Смонтироваанные на ИПах и НИПах траекторные РЛС "Кама" (разработчик тот же  - ОКБ МЭИ) вполне удовлетворяли требованиям выработки целеуказаний для телеметрических и командных радиолиний полигона и КИКа.
 
"Иртыш" составлял первую систему траекторных измерений в ПИКе Байконура и КИКе вместе с мобильной импульсной  (мощность в импульсе - 800…1000 Ватт) РЛС 10-ти см. диапазона
"Бинокль" (2790-2820 МГц)
 
Для точного определения положения измеряемого объекта станциями "Бинокль" применяли метод "трёх дальностей", для чего была предусмотрена возможность одновременной работы бортового устройства “Факел-С ” с несколькими станциями "Бинокль" (максимальное количество запросов “Факелу-С ”,   - четыре).
 
Две РЛС "Бинокль" на ИП-1 НИИП-5.
 
Пост измерения углов РЛС "Бинокль".
 
В.В. Порошков, ветеран и историк Байконура: "РЛС "Бинокль" была разработана на основе станции орудийной наводки СОН-4 сантиметрового диапазона в ОКБ МЭИ под руководством академика В.А. Котельникова, позже А.Ф. Богомолова. Станция предназначалась для работы в активном режиме по бортовому приемо-ответчику (БПО) “Факел-С”, установленному на ГЧ ракеты Р-7. Дальность работы составляла до 10000 км.
 
Станция позволяла измерять дальность с точностью 100-200 м и углы азимут и угол места) с точностью 1-5' и использовалась в основном для работы в режиме радиодальномера. Регистрация информации велась на кинопленку, а открытая регистрация самописцем на масштабную бумажную ленту. Расчет станции: 1 инженер, 2 техника, 4 солдата и 1 сержант. РЛС "Бинокль" размещались на всех ИПах, кроме ИПов 2, 3,15, 16 и 17 и были основным средством внешнетраекторных измерений. Недостатки станции: ненадежная система автосопровождсния, малая эффективная площадь антенны, ручная обработка информации. Недостатки системы: громоздкость бортовою устройства "Факел" (масса до 40 кг), малая его суммарная пропускная способность по запросам наземных станций, что требовало тщательной координации запросов РЛС разных ИПов. "
 
Первые, опытные образцы "Бинокля" и "Иртыша" были изготовлены в МЭИ и испытаны на полигоне Капустин Яр в 1956 году при пусках ракет М5МД. Для испытаний и экспериментальной отработки этих станций и обучения расчетов в пос. Харабли Астраханской обл. был построен специальный ИП. Было проведено несколько пусков ракет М5МД с БПО "Факел-С" и маяком "Факел-М". И только после этого началась поставка техники на ИПы ПИКа Байконура. Серийное производство станций для ПИК Байконура и КИКа было организовано на Кунцевском РТЗ (ныне - Московский РТЗ). Бортовой передатчик-маяк "Факел-М" изготовлялся Львовским радиотехническим заводом.
 
Для работы в составе КИКа по спутникам станция “Бинокль” была доработана до уровня  “Бинокль-Д”. Была увеличена дальность действия станции (до 12000 км) и введен автопоиск объекта по дальности, углам и частоте. В состав аппаратуры также было введено устройства автоматического съема результатов измерений - дальности и углов, преобразования их в двоичный код. Это было сделано для автоматизации процесса передачи результатов измерений с помощью ПОЗУ "Кварц"  в координационно-вычислительный центр и обработки их на электронно-вычислительных машинах в темпе текущего времени. ПОЗУ "Кварц" - это преобразующее осредняющее и запоминающее устройство, разработанное опытно-конструкторским бюро Ленинградского политехнического института. (ПОЗУ "Кварц" потом переросло в ИЦМ "Темп", а ОКБ ЛПИ - в НПО "Импульс").
 
При запусках и во время полета Первого и Второго спутников "Иртыши" и "Бинокли" практически не работали (хотя встречаются публикации, где говориться об успешной работе этих средств по ПС-1 и ПС-2), в силу следующих причин:
 
Ветеран НИИП-5 В.В. Порошков: "Спутник мог быть выведен на орбиту ракетой Р-7 только при условии её значительного облегчения. Для этого с ракеты была снята боевая головная часть массой в 5,5 тонны и заменена легким спутником с обтекателем. Был снят верхний приборный отсек со всей аппаратурой радиоуправления ракеты. Выключение двигателя предусматривалось только от интегратора в одну ступень, или по команде аварийного контакта турбины АКТ (в случае окончания одного компонента топлива). Был снят со второй ступени телеметрический передатчик для измерения вибраций, сняты кабели, соединяющие носитель с головной частью, уменьшено число аккумуляторных батарей. В результате, начальная масса РН уменьшилась с 280 т до 272,83 т, стартовая масса составила 267 т, длина РН (с ПС-1) 29,167 м, тяга ДУ на сгарте 398 тс. На РН проведена замена радиоотсека коническим переходным отсеком для стыковки со спутником и сбрасываемым коническим обтекателем.
 
Эти изменения в комплектации РН и замена спутника "Д" с полным оснащением на ПС-1 без траекторных и телеметрических бортовых устройств существенно затруднили работу как полигонного, так и командно-измерительного комплекса. Так, вместе с ГЧ была снята единственная на Р-7 внешнетраекторная система "Факел" ("Факел-С"  и  "Факел-Д"), что практически оставило РН без надежных траекторных измерений, которые ранее проводились станциями "Бинокль" и "Иртыш".
 
КИК оснащался для работы по тяжелому ИСЗ (объект Д), на котором должна была находиться бортовая радиотелеметрическая аппаратура РТС-8 и приемоответчик аппаратуры "Факел" для работы с наземными станциями "Бинокль", "Бинокль-Д" и "Иртыш", "Иртыш-Д". Поэтому НИПы КИКа были оснащены станциями РТС-8 и радиодальномерами "Бинокль-Д", "Иртыш-Д", причем их не хватало для всех пунктов... Радиодальномер "Бинокль-Д" имел несколько лучшие характеристики по сравнению со станцией "Бинокль". Он имел доработанную антенну (диаметр 2 м) с более надежной системой захвата и автосоировождения, была поставлена новая электронно-лучевая трубка индикации. Но при работе с бортовым приемоответчиком "Факел" в активном режиме (запрос наземного передатчика - прием сигнала приемником "Факела-С" - переизлучение запросного сигнала бортовым ответчиком) обеспечивалась дальность около 10000 км. В отсутствие "Факела" при работе в пассивном режиме по отраженному от ракеты сигналу передатчика "Бинокль-Д" обеспечивалась дальность по РН порядка 200 км. Это было проверено экспериментом 7-го сентября на "Бинокля-Д" при последнем, перед запуском первого спутника, пуске МБР Р-7. ("Бинокль-Д" входил в состав ИП-1, стоял на траекторной площадке ИП-1 и обслуживался расчетом ИП-1. Только при запуске 3-го ИСЗ "Бинокль-Д" был передвинут на площадку ИП-1 Д, чтобы приблизить его к ПОЗУ "Кварц", с которым он должен был работать).
 
Внешнетраекторные измерения должны были теперь обеспечиваться оптическими средствами и радиолокационными средствами в пассивном режиме (что уменьшало дальность последних пропорционально квадрату расстояния, а также четвертой степени эффективной отражающей поверхности спутника или ракеты-носителя). Дальность действия РЛС и оптических средств ПИК и КИК недостаточна. Станция "Бинокль-Д" в пассивном режиме обеспечивает дальность 200 км по РН при работе на активном участке траектории и много меньше по спутнику...
 
На орбите максимальная дальность превышала 1700 км. Поэтому было принято решение: факт выхода изделия на орбиту должен определяться по нормальности стабилизации изделия в полете и по прохождению главной команды на выключение двигателя в заданном временном интервале с помощью телеметрических станций "Трал" ИП-1 и ИП-6 полигона, а также по включению радиомаяка спутника после отделения последнего от ракеты. На орбитальном участке траекторные измерения должны проводиться оптическими обсерваториями Академии наук и радиопеленгаторами ВВС, ГВФ и других ведомств."
 
Ветераны Командно-измерительного комплекса В.И. Шаклеин , Р.П. Паращенко: "Станции СОН-2Д, МРВ-2М, РТС-8, после прибытия к месту дислокации могли быть в короткие сроки подготовлены к работе. На станциях же «Бинокль-Д», «Иртыш-Д», ПОЗУ «Кварц», проходивших доработки на предприятиях-изготовителях, заключительный этап доработок и настройки аппаратуры проводился непосредственно на НИПах. Работы проводились в сроки, согласованные с графиком работ по подготовке объекта «Д». На станции «Бинокль-Д» как и на станциях «Иртыш-Д» и ПОЗУ «Кварц» полный объем работ был выполнен в апреле 1958 г. - к моменту планировавшегося запуска объекта «Д» к 1 мая 1958г.
 
Станции «Бинокль-Д» и СОН-2Д не планировались и не могли планироваться для участия в работе по ПС-1 по следующим причинам:
 - станции «Бинокль-Д» находились в стадии доработок и не были работоспособны;
 - станция СОН-2Д по определению не могли решать задачу сопровождения блока «Ц» в режиме приема отраженного от блока «Ц» запросного сигнала, т.к. в её составе отсутствовало передающее устройство.
 
В связи с этим, начальник станции «Бинокль-Д» НИП-4 т. Иванов В.В. в период работы по ПС-1 и ПС-2 находился в командировке в г. Красноярске, где руководил разгрузкой техники, пребывающей железнодорожным транспортом и погрузкой её на речные пароходы.
 
После принятия решения о запуске ПС-1 было принято решение срочно поставить на НИПы РЛС П-30 с доработанной антенной системой, позволяющей обнаруживать объекты на космической орбите (блок «Ц»). Для документирования полученных результатов над индикатором кругового обзора была установлена фотокамера. Для привязки результатов измерений ко времени на экране размещались ручные часы. На блоке «Ц» был установлен уголковый отражатель.
 
Таким образом, единственным техническим средством НИПов, работавшим по блоку «Ц», были станции РЛС П-30. При этом РЛС П-30 НИПов 2 и 4 ни одного отраженного от блока «Ц» сигнала не обнаружили, т.к. уголковый отражатель не раскрылся, а эффективная отражающая поверхность блока «Ц» была недостаточной. Параметры орбиты ПС-1 и блока «Ц» определялись грубо с помощью пеленгационных средств МО, ГВФ, КГБ и оптических средств АН СССР."
 
Но нет правил без иключений - некоторые источники утверждали, что на ряде НИПов радиолокационными станциями СОН-2Д, так же как и станциями траекторных измерений «Бинокль-Д», несмотря на ограничения в дальности её действия из-за отсутствия бортовых ответчиков на ИСЗ, при прохождении в их зоне видимости второй ступени были удачные случаи измерения параметров орбиты.
 
Позже большинство недостатков “Бинокля” было устранено в станции "Кама", разработанной ОКБ МЭИ с участием КБ КМЗ и Казанского завода электронных вычислительных машин.
 
Станции "Кама" постепенно.
заменили "Бинокли" и "Бинокли-Д" в 1960-1961 г.г.
 
РЛС "Кама" работала по полупроводниковым бортовым приемо-ответчикам "Рубин-Д" и "Меркурий" (заменивших на РН и ИСЗ "Факел"), и сопрягалась с новыми ИЦМ "Темп-1" (заменившими на ИПах и НИПах ПОЗУ "Кварц").
 
 
<<<   ДП-ЕII - Приёмник бортового "Рубин-Д"
 
 
 
 
 
 
<<<   ДО-ЕI - Передатчик бортового "Рубин-Д"
 
 
 
Серийным изготовителем бортового приемо-ответчика "Рубин-Д" был Казанский завод радиокомпонентов (впоследствии объединение "Элекон").
 
«Рубин-Д» были заменены на более современные приемо-ответчик "РДМ-3", разработанные ОКБ МЭИ для использования на кораблях "Союз" для работы с РЛС "Кама".
 
Современный бортовой
приемо-ответчик - 38Г6 - используется на МКС, "Прогрессах", "Союзах-ТМА" и др. КА.
 
Позже с "другой стороны" к "Каме" вместо устаревших "Темпов" пристыковывалась ИЦМ "Буфер". А еще позже, "Каму" доработали до уровня "Камы-Н" и никакой ИЦМ ей уже не требовалось - данные измерений были готовы для ввода в канал связи.
 
А что касается "Иртыша" - задел даром не пропал. Был разработан, внедрен в производство и смонтирован на полигонах фазвый пеленгатор "Висла".
 
Владимир
Александрович
Котельников
 
 
 
 
Алексей
Фёдорович
Богомолов
 
 
 
 
К.К. Морозов
Первый заместитель
Главного конструктора
ОКБ МЭИ. Руководил
конструированием по
всем системам
 
К.К. Лубны-Герцык
Руководитель
разработки
фазового
пеленгатора
«Иртыш»
 
Л.И. Кузнецов
Научный руководитель
разработки фазового
пеленгатора «Иртыш»
 
 
Н.В. Жерихин
Заместитель
Главного конструктора
ОКБ МЭИ по траекторным направлениям
 
П.Ж. Крисс
Руководитель
разработки систем
«Факел» и «Рубин».
 
 
А.Г. Головкин
Руководитель
разработки станций
«Бинокль» и «Кама»