Вклад Российского НИИ Космического приборостроения
в развитие космического телевидения
 А.С. Селиванов. Дальняя космическая связь и космическое телевидение.
 
1. Исследования Луны
 
ФГУП «Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения» был организован в 1946 г. в составе шести предприятий, заложивших основу ракетно-космической отрасли страны. Основной направленностью института было создание систем радио- и автономного управления для ракет различного радиуса действия. В институте была разработана радиоаппаратура первого спутника и системы управления ракеты Р-7, которая его вывела на орбиту в октябре 1957 г. С этого времени космическая тематика заняла значительное место в работе института. С самого начала он принимал активное участие во всех программах исследования Луны.
 
Ракета Р7, использовавшаяся для запуска первых спутников Земли, после установки дополнительной ступени смогла обеспечить запускаемому аппарату достижение второй космической скорости, что позволило в Советском Союзе приступить к исследованию Луны и, в дальнейшем, планет Венеры и Марса с помощью автоматических космических аппаратов (КА).
 
Первая в мире наземная станция слежения за лунными КА была разработана институтом для контроля за полетом КА «Луна-1» и «Луна-2», направленных к Луне при запусках в январе и сентябре 1959 г. Станция, работающая в метровом диапазоне, была установлена в Крыму, вблизи поселка Симеиз. Она определила время и место «жесткой» посадки на поверхность Луны КА «Луна-2».
 
В дальнейшем станция в Крыму была усовершенствована, с ее помощью проводилось управление КА, осуществившим впервые в мире фотографирование обратной стороны Луны (КА «Луна-3», октябрь 1959 г.).
 
Первая съемка обратной стороны Луны – выдающееся событие в истории космонавтики, имевшее большое научное, политическое и мировоззренческое значение. Были заложены основы нового научно-технического направления – космического телевидения, без которого в дальнейшем не обошлись многие крупные космические проекты.
 
Как известно, в силу ряда причин, первая съемка охватила примерно 60% площади обратной стороны, что, однако, было вполне приемлемо для первого эксперимента. Завершить съемку обратной стороны Луны удалось в 1965 г., на основе других технических средств, разработанных во ФГУП «РНИИ КП» (КА «Зонд-3»).
 
На всех этапах реализации программы институт активно взаимодействовал с ВНИИТ – разработчиком фототелевизионного устройства (ФТУ) «Луны-3», обеспечивая стыковку с бортовым радиокомплексом, а также прием, регистрацию и последующую совместную обработку фототелевизионной информации на земле.
 
Разработка ФТУ для космических условий – незаурядная инженерная задача. Она была успешно решена сотрудниками ВНИИТ и обеспечила съемку обратной стороны Луны с первого раза. Трудности, стоявшие на пути разработчиков ФТУ, могут быть по-настоящему оценены лишь теми, кто создавал подобную аппаратуру для космоса.
 
Затем, в 1966 г. на орбиту вокруг Луны были выведены три первых ее спутника «Луна-10», «Луна-11» и «Луна-12», проводивших исследование Луны и фотографирование ее поверхности с низкой орбиты. «Луна-11» и «Луна-12» имели в своем составе ФТУ такого же типа, как и на КА «Зонд-3» («Луна-11» была неправильно сориентирована, и съемка поверхности не удалась).
 
Для управления КА, которые должны были выполнить мягкую посадку на поверхность Луны, были разработаны другие станции слежения, установленные вблизи г. Симферополя и на Камчатке, вблизи пос. Елизово.
 
Во ФГУП «РНИИ КП» были разработаны телевизионная и радиотехническая, бортовая и наземная аппаратура для передачи панорам поверхности Луны с посадочных КА. После ряда неудач, впервые в мире мягкая посадка была осуществлена в феврале 1966 г. («Луна-9») и передана на Землю панорама поверхности, окружающей автоматическую лунную станцию (АЛС). Мягкая посадка на Луну была повторена в декабре 1966 г. («Луна-13»).
 
Отличительной чертой панорамных камер, разработанных для этой программы в институте, была их весьма малая масса – 1,4 кг, малое энергопотребление – 2,5 Вт, а также способность работать вне герметичного корпуса АЛС, благодаря реализации идеи так называемого «вакуумного экранирования», что исключало необходимость устанавливать стеклянный иллюминатор – элемент потенциальной ненадежности в условиях, когда посадка могла быть и не вполне мягкой. Конструкция панорамной камеры оказалась весьма удачной, и ее в различных модификациях использовали на других КА.
 
На следующем этапе на Луну была доставлена платформа, оборудованная механизмом для бурения поверхности и забора лунного грунта, упаковки его в герметичный контейнер и стартовым устройством с ракетой для автоматической доставки – впервые в мире – лунного грунта на Землю (12 сентября 1970 г., «Луна-16»). Лунный грунт доставлялся на Землю еще дважды: 1972 г. – «Луна-20» и 1976 г. – «Луна-24». На КА «Луна-20» были установлены панорамные камеры для передачи контрольного изображения поверхности до и после операции взятия лунного грунта.
 
Далее была успешно выполнена программа, по которой на поверхность Луны были доставлены два подвижных управляемых с Земли робота: «Луноход-1» (1970 г.) и «Луноход-2» (1973 г.).
 
Управление первыми роботами на поверхности другого небесного тела – Луны – велось по телевизионному каналу из размещенного в г. Симферополе пункте управления. Рабочее место водителя лунохода было оборудовано экраном системы малокадрового телевидения (МКТВ), разработанной в институте, на котором отображалась поверхность Луны перед луноходом. На предусмотренных программой работы периодических остановках лунохода бортовыми панорамными камерами, которые использовались для топографической съемки и прокладки маршрута, передавались изображения местности вокруг лунохода.
 
Структурной основой сигнала МКТВ был телевизионный вещательный стандарт, который использовался как исходный в передающей камере лунохода, подвергаясь преобразованию в малокадровый для передачи по узкополосному радиоканалу «Луна-Земля», и затем, на Земле, снова преобразовывался в стандартный для предъявления на видеоконтрольном устройстве водителю, управляющему движением лунохода. Скорость передачи узкополосного сигнала могла изменяться по командам с Земли в зависимости от условий движения лунохода. Такое построение МКТВ было удобным и экономичным и стало возможным благодаря использованию в ее передающих камерах специальной передающей трубки – видикона с регулируемой памятью (пермахона), разработанной во ВНИИ электронно-лучевых приборов (г. Ленинград).
 
В рамках этой же программы были запущены исследовательские низкоорбитальные лунные спутники: «Луна-19» (1971), «Луна-22» (1974), работа которых сопровождалась передачей весьма качественных изображений поверхности Луны, с помощью однострочных сканирующих оптико-механических устройств. Успех этих работ стимулировал создание подобных устройств для метеорологических спутников.
 
2. Исследование Марса и Венеры
 
В развитии космического телевидения в первые годы большую роль сыграло СКБ-567, организация, отделившаяся в 1952 г. от ФГУП «РНИИ КП» и специализированная на разработке ракетных, а позднее космических телеметрических систем. СКБ-567 имело относительно небольшое производство, но квалифицированные конструкторские силы, а также подразделения разработчиков, занимающихся бортовой и наземной радиоэлектроникой, точной электромеханикой и даже оптико-фотографическиой техникой.
 
СКБ-567 в инициативном порядке, но не без одобрения руководства, начало разрабатывать ФТУ для съемки обратной стороны Луны, но не сумело завершить работу к заданному сроку. Однако задел, полученный в ходе этой работы, был в дальнейшем использован при создании аппаратуры для съемки Марса и разработки нового поколения телевизионных устройств для лунных программ.
 
В 1963 г. СКБ-567 вновь вошло в состав ФГУП «РНИИ КП», и работы в области космического телевидения были там активно продолжены.
 
ФТУ, разработанные в СКБ-567 для съемки Марса и Венеры, было относительно большим по размерам, поскольку рассчитывалось на получение больших объемов высококачественных картографических материалов. Оно было оснащено двумя объективами – длиннофокусным и короткофокусным. Ширина пленки была 70 мм, и размеры кадров были сравнительно велики, электронные блоки были дублированы. Основные характеристики ФТУ явно превышали возможности проведения съемки и передачи изображений на том этапе развития космической техники исследования планет. Однако в процессе создания таких ФТУ были решены важные для дальнейшей работы инженерные проблемы:
 
– разработка метода так называемой «химической» защиты фотопленки от космической радиации, в течение многомесячного межпланетного полета не требующая значительных затрат массы;
 
– усовершенствование процесса бортовой химико-фотографической обработки пленки для работы в условиях невесомости;
 
– прецизионных оптико-механических развертывающих устройств;
 
– многорежимного управления движением пленки и осуществление развертки с помощью шаговых двигателей.
 
Отмеченные наработки были использованы при создании ФТУ новых поколений, более компактных и в большей мере оптимизированных в отношении решаемых задач.
 
КА «Марс-1» (1962) не выполнил своей миссии. Но важным шагом следует признать установление радиосвязи на расстоянии около 100 млн. км, что было тогда мировым достижением. Прием сигналов осуществлялся в Центре дальней космической связи вблизи г. Евпатория. Впервые в мировой практике решались проблемы по передаче научной информации и управления КА, находящихся на расстоянии до сотен миллионов километров от Земли.
 
Аппаратура Центра, включая большие антенны, была спроектирована и частично изготовлена в СКБ-567 в кооперации со многими предприятиями. Центр сыграл значительную роль в последующих программах исследований планет и дооснащался в дальнейшем новыми антенными сооружениями, например, антенной диаметром 70 м, разработанной во ФГУП «РНИИ КП».
 
Интересно отметить, что завершение съемки обратной стороны Луны было осуществлено с помощью ФТУ, предназначенного для съемки Марса с пролетной траектории и установленного на КА «Зонд-3» (1965). «Зонд-3» – это марсианский КА, который использовался для имитации полета к Марсу с целью исследования в условиях реального космического полета ряда вопросов, связанных с неудачными предыдущими запусками КА в сторону Марса. Программа полета КА «Зонд-3» была успешно выполнена, что позволило создать полноценный глобус Луны.
 
Для КА «Марс-3, -4» (1971) было разработано ФТУ нового типа, что было связано с необходимостью обеспечить не одноразовую съемку при пролете планеты, а съемку в течение ряда сеансов, поскольку предполагалось, что будет выведен спутник Марса. ФТУ отличалось новой конструкцией лентопротяжного механизма, и новой технологией химико-фотографической обработки пленки с устройством так называемого фильерного типа.
 
С КА «Марс-3» на поверхность Марса был сброшен СА с панорамными камерами, подобными АЛС «Луна-9», но СА проработал на поверхности всего 20 с.
 
Первая съемка поверхности Марса была неудачной из-за установленного очень низкого коэффициента контрастности пленки, который, однако, точно соответствовал техническому заданию на ФТУ. В следующем полете («Марс-4, -5», 1973) эта ошибка была исправлена, были получены достаточно качественные, в том числе первые цветные снимки. Но на «Марсе-4, -5» дополнительно устанавливались и панорамные камеры, работающие в однострочном режиме (панорамная развертка отключалась, изображения получались в видимом и ближнем ИК-диапазонах и записывались на небольшие ленточные ЗУ).
 
В 1967 году впервые в атмосферу Венеры был доставлен спускаемый аппарат (СА) «Венера-4», который работал до высоты 20 км от поверхности и передавал информацию со скоростью 1 бит/с. СА станции «Венера-7», запущенной в 1970 году, дал полный температурный разрез атмосферы Венеры, впервые совершил мягкую посадку на ее поверхность и передал уникальную научную информацию: температура у поверхности – 460°С, давление – 90 ат, состав атмосферы – углекислый газ, состав облаков – капли серной кислоты.
 
Для управления КА нового поколения, запускаемыми тяжелым носителем «Протон» и имеющими гораздо больший объем научного оборудования, потребовалось создание новых бортовых и наземных радиотехнических комплексов. На базе комплекса, введенного в Уссурийске в 1971 году, был создан Восточный центр дальней космической связи, работающий в дециметровом и сантиметровом диапазонах на прием и в дециметровом – на передачу. В комплексе работала новейшая для того времени приемная антенна с диаметром зеркала 32 м.
 
Использование на борту венерианских станций режима ретрансляции научной информации с СА через бортовой радиокомплекс пролетного аппарата позволило увеличить скорость передачи на Землю научной информации до 3 кбит/с при приеме телеметрии и до 6 кбит/с – при приеме изображений.
 
В 1975 году с КА «Венера-9» и «Венера-10» были переданы на Землю не только данные о физических параметрах планеты, но и первые изображения поверхности Венеры вблизи места посадки СА (в черно-белом виде).
 
В 1981 году на КА «Венера-13» и «Венера-14» скорость принимаемой с СА научной информации, так же за счет использования режима ретрансляции сигналов СА через КА, находившийся на орбите спутника Венеры, была доведена до 64 кбит/с, что позволило передать на Землю цветные панорамы поверхности Венеры.
 
Необходимо отметить особенности конструкции панорамных камер спускаемых аппаратов КА «Венера-9, -10, -13, -14». В связи с исключительно тяжелыми условиями работы камеры устанавливались внутри герметичного и теплоизолированного отсека СА. «Работа» камер производилась через цилиндрический иллюминатор с помощью перископической системы, отдельные элементы которой, включая сканирующее зеркало, к концу сеанса работы (около часа) нагревались до температуры около 400°С. Основная часть камеры (электроника, привод и др. узлы) была окружена карманами, заполненными теплопоглощающим веществом – солями лития, камеры для передачи цветных панорам содержали револьверный механизм с переключающимися светофильтрами, т.е. была организована последовательная передача цветного изображения.
 
В 1988 году на КА «Фобос-2» был поставлен научный эксперимент «Термоскан», обеспечивший тепловую съемку экваториальной области Марса. В результате были впервые получены карты тепловой инерции поверхности с высоким пространственным разрешением. Двухканальный тепловизор был разработан во ФГУП «РНИИ КП».
3.Системы дистанционного зондирования Земли.
 
 
3. Системы наблюдений Земли
 
Системы наблюдений Земли из космоса, называемые системами дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), сегодня широко востребованы для использования в хозяйственных и научных целях для исследования природных ресурсов, экологического мониторинга, картографии и океанографии. Такие системы строятся на основе комплексного подхода, включающего все элементы получения, передачи, регистрации и обработки больших потоков видеоинформации.
 
Наиболее труднореализуемую с инженерной точки зрения часть этой технологической цепочки составляют устройства наблюдения: оптико-электронные системы, работающие в нескольких диапазонах от видимого до теплового оптического спектра. Разработка устройств оптического диапазона во ФГУП «РНИИ КП» производилась на основании успешного опыта создания приборов для исследования Луны, и дало толчок развитию направления ДЗЗ в институте. Другие элементы системы ДЗЗ, кроме радиолокационных, разрабатывались в институте в соответствии с основным направлением работ, хотя это и потребовало значительных новых разработок, например, специализированных бортовых запоминающих устройств на магнитной ленте, отличающихся повышенным объемом памяти и скоростью записи/воспроизведения информации.
 
Первый советский КА для ДЗЗ, у которого передача многоспектральных изображений осуществлялась оперативно по радиоканалам, получил название «Метеор-Природа» (запущен в 1974 году). КА разрабатывался в тесном творческом сотрудничестве со Всесоюзным научно-исследовательским институтом электромеханики (ВНИИЭМ, г. Москва). Наземная аппаратура станции – также разработки института – в городах Обнинске, Новосибирске и Хабаровске обеспечивали прием, обработку и распространение информации многочисленным потребителям. Эксплуатацию системы осуществляло НПО «Планета» Госгидромета. Бортовой радиотелевизионный комплекс КА «Метеор-Природа» состоял из двух типов многоспектральных сканирующих устройств, приборов запоминания и передачи информации. Всего было запущено семь КА «Метеор-Природа».
 
В дальнейшем направление ДЗЗ в институте активно развивалось, росла его актуальность.
 
В 1977 году постановлением Правительства ФГУП «РНИИ КП» был назначен головной организацией по общегосударственной космической системе ДЗЗ «РЕСУРС» в целом и по наземно-бортовым информационным комплексам входящих в нее двух оперативных подсистем: «РЕСУРС-О» (для наблюдения суши) и «ОКЕАН-О» (для наблюдения акваторий). В состав системы входила также фотографическая подсистема «РЕСУРС-Ф».
 
Задачей института была разработка унифицированной радиоэлектронной аппаратуры для передачи, приема и регистрации информации со скоростью до 128 Мбит/с, обеспечение работы в международном сантиметровом диапазоне радиоволн и создание наземного комплекса приема и обработки информации. Были разработаны новые оригинальные многоспектральные оптико-электронные устройства наблюдения. В результате была создана БИСУ-П – бортовая информационная система, унифицированная и перепрограммируемая, которая впоследствии использовалась неоднократно. Спутники подсистемы первого этапа «РЕСУРС-О1» (разработки ВНИИЭМ) запускались четыре раза до 1998 года. Подсистема для наблюдения океана и ледовой обстановки «ОКЕАН-О» (КБ «Южное», г. Днепропетровск) также создавалась поэтапно. Ее спутники запускались 10 раз с 1983 по 1989 годы. Первый этап был сдан в эксплуатацию в 1985 году.
 
В 1996 году был запущен разработанный ОАО «РКК «Энергия» им. С.П. Королева» модуль «Природа» пилотируемой станции «Мир», предназначенный для решения экспериментальных задач ДЗЗ и международного сотрудничества. Для него институтом был создан пункт приема информации в Германии (г. Нойстрелиц). До этого, в 1995 году, в Швеции (г. Кируна) также был создан приемный пункт. Эти работы были выполнены на основании разработок больших пунктов приема и обработки данных для системы «РЕСУРС», построенных в Обнинске и Новосибирске, работающих после ряда модернизаций и в настоящее время.
 
В годы перестройки общегосударственная система «РЕСУРС» перестала существовать, но аппаратурный задел еще длительное время использовался для запуска КА и эксплуатации наземной инфраструктуры.
 
Более поздние разработки в области ДЗЗ включали бортовые комплексы нового поколения для КА «Метеор-3М» (2001 г.), «Сич-1М» (2004 г.), «Монитор-Э» (2005 г.) и других. Они отличаются, в частности, более скоростным каналом передачи информации (до 300 Мбит/с) и новыми бортовыми запоминающими устройствами. Перспективные работы охватывают метеорологические системы для низкоорбитальных КА типа «Метеор-3М» и геостационарные типа «Электро-Л».
 
В последние годы было создано несколько новых наземных пунктов приема, более совершенных по аппаратурному исполнению, в Ханты-Мансийске, Минске и Москве (два комплекса). Всего же институтом было создано 15 наземных пунктов приема информации ДЗЗ.
 
Многоспектральные изображения, передаваемые с КА, проходят общую для всех потребителей обработку, так называемую «нормализацию», технология которой разрабатывалась в институте.
 
Принципиальной особенностью всех телевизионных устройств (многозональных сканеров) для систем ДЗЗ, отличающей их от других средств наблюдения Земли в оптическом диапазоне, является высокая фотометрическая точность измерений световых потоков в спектральных каналах, доходящая до единиц процентов. Помимо высокого отношения сигнал/шум, необходимого для реализации этих требований, должна быть обеспечена наземная и бортовая калибровка приборов и разработана система эталонированных средств и методов измерений. В институте в течение многих лет для этих целей создавалась и поддерживалась необходимая метрологическая база.
 
Для наземной отработки приборов и методик наблюдений Луны и планет, и в особенности для систем ДЗЗ, были созданы экспериментальные самолетные комплексы. На базе самолета АН-2 – комплексы «Фотосканер-1, -2, -3 , -4» (1973 – 1974 годы) для работы с геологическими и лесными службами, и 24-канальный комплекс «АГРОС» для самолета-лаборатории ТУ-134СХ.
 
Литература
 
  •     Б.Е. Черток. Ракеты и люди. Москва, изд. «Машиностроение», книга 2, 1996, книга 3, 1997 г.
  •     П.Ф. Брацлавец, И.А. Росселевич, Л.И. Хромов. Космическое телевидение. Изд. «Связь», 1967 г.
  •     А.С. Селиванов. Космос – миру. Телевизионные системы для исследования планет. Москва, изд. «Знание», 1990 г., 64 с.
  •     Атлас обратной стороны Луны. Под ред. Н.П. Барбашова, А.В. Михайлова, Ю.Н. Липского. Москва, изд. АН СССР, 1960 г., 147 с.
  •     Атлас обратной стороны Луны, часть II. Под ред. Ю.Н. Липского. Москва, изд. «Наука», 1967 г., 236 с.
  •     Первые панорамы лунной поверхности. Под ред. Ю.И. Ефремова. Москва, изд. «Наука», 1966 г., 99 с.
  •     Передвижная лаборатория на Луне «Луноход-1. Под ред. А.П. Виноградова. Москва, изд. «Наука», 1971 г., 128 с.
  •     Поверхность Марса. Под ред. А.В. Сидоренко. Москва, изд. «Наука», 1980 г., 238 с.
  •     Первые панорамы поверхности Венеры. Под ред. М.В. Келдыша. Москва, изд. «Наука», 1979 г., 181 с.
  •     А.С. Селиванов. Космические исследования на службе науки и народного хозяйства. «Техника кино и телевидения», 1977 г., №10, стр. 61-67
  •     А.С. Селиванов. Космические фототелевизионные устройства. Воспоминания разработчиков. «История телевидения», 1(2), 1998 г., стр. 12-32.
  •     А.С. Селиванов, Ю.М. Тучин, М.К. Нараева, Б.И. Носов. Экспериментальный бортовой информационный комплекс для наблюдения Земли. «Исследования Земли из космоса», №5, 1981 г., стр. 35-39.
  •     Л.К. Цыцулин. Телевидение и космос. С.-П., изд. «ЛЭТИ», 2003 г., 227 с.
  •     Атлас Марса по данным радиометра «Термоскан». Москва, изд. «АСКОНТ», 1998 г., 48 с
 
Источник: www.spacecorp.ru
 
Он стоял у истоков космического телевидения
 
Арнольду Селиванову – 75 лет
 
19 июня исполнилось 75 лет выдающемуся человеку – доктору технических наук, профессору, заместителю генерального конструктора ОАО «Российские космические системы» (РКС) Арнольду Сергеевичу Селиванову.
 
Родился Арнольд 19 июня 1935 г. в г.Кременчуг Полтавской области (Украинская ССР). Еще в школе увлекся математикой, физикой и астрономией. Позже у юноши проявился интерес к радиотехнике, которой он посвятил всю свою жизнь. Этот интерес возник во многом благодаря его отцу – военному радисту и очень незаурядному человеку.
 
Немного об отце. Сергей Александрович Селиванов – внук ростовского купца-промышленника Павла Александровича Селиванова. (Судьба этой династии очень интересна, и о ней написаны целые книги.) В детстве Сергей увлекся электротехникой и радиосвязью, став одним из первых радиолюбителей в Ростове. Вместе с друзьями он собрал радиоприемник и радиопередатчик. Школьники не только ловили передачи радиостанции «Коминтерн», но и умудрились устроить первую громкую трансляцию собственного концерта на весь Ростов. Как гласит семейное предание, это было в тот же год, когда состоялась первая радиотрансляция концерта из московского Дома радио. За самовольное вещание ребят задержали соответствующие органы, но наказали лишь символически. На их счастье, в город поступило оборудование радиовещательной станции, и для ввода ее в действие других специалистов не нашлось.
 
 
С 1930 г. Сергей Селиванов работал на вагоноремонтном заводе в Кременчуге. Но школьное увлечение радиоделом взяло свое: он участвовал в радиофикации города. В 1933 г. занимался тем же, но уже в Ленинграде, и заочно учился в электротехническом институте. Поднаторев за это время в науке, С.А.Селиванов разработал звукоусилительную радиоаппаратуру для внешнего вещания.
 
В 1941 г. его призвали на фронт и как специалиста назначили командиром радиопередвижки (подвижная принимающая/ передающая радиостанция. – Авт.). Во время войны радиопередвижек выпускалось немного, так что ожидать новую взамен поврежденной не приходилось. А Сергей Селиванов «из ничего» мог восстановить разбомбленную радиоустановку: вот где сказались навыки школьных лет, когда из проволочек наматывалась катушка, а сопротивления делались из карандашного грифеля.
 
В 1945 г. опытного специалиста направили на завод Orion в Будапеште курировать выпуск продукции. А с 1946 по 1954 г. он контролировал все репарационные заказы на заводе Philips в Австрии.
 
Конечно, увлечение отца не могло не затронуть душу его сына: он тоже с детства увлекался радиотехникой. В 1954 г. в возрасте 19 лет Арнольд впервые занялся серьезной работой на поприще радиотехники. Тогда его отцу поручили разработку первого портативного радиомегафона. Существующие технологии не позволяли получить малогабаритное автономное устройство. Но тут как раз появились первые транзисторы, и талантливые инженеры сообразили, как их применить. Отец решил привлечь к работе сына – и радиомегафон был успешно создан. Эта первая серьезная конструкторская работа вселила в Арнольда уверенность в своих силах.
 
Примерно в те же годы они вместе занимались и другими серьезными делами: собрали из отдельных деталей телевизор. Сын паял и настраивал, а отец руководил работой. Тогда телевидение было еще слабо развито – только-только происходило его становление. Появились первые промышленные образцы, доступные населению. И самым передовым устройством, по воспоминаниям А.С.Селиванова, был телевизор КВН с маленьким черно-белым экраном и огромной заполненной водой линзой на металлической подставке.
 
После окончания школы Арнольд решил поступать в Московский авиационный институт, но по стечению обстоятельств туда не попал, а был зачислен в 1953 г. в Московский электротехнический институт связи (МЭИС; сейчас – Московский технический университет связи и информатики – Авт.) на факультет «Телефонно-телеграфная связь». Это было не совсем то, о чем мечтал способный юноша. Поэтому параллельно с учебой он начал заниматься в кружке на радиофакультете института и достиг таких успехов, что в 1957 г., еще будучи студентом, стал начальником учебной лаборатории при кафедре телевидения МЭИС.
 
Через два года после окончания вуза, в 1960 г., Селиванова пригласили в СКБ-567 на должность начальника научно-исследовательской группы, а впоследствии он стал начальником лаборатории, специализирующейся на разработке космических телевизионных систем (КТС) для съемки Луны, Марса и Венеры. Спустя три года, в 1963 г., СКБ-567 воссоединилось с НИИ-885, головным радиотехническим институтом космической отрасли СССР (будущий РНИИ КП, ныне – ОАО РКС).
 
Первой успешной работой, выполненной под руководством и при непосредственном участии А.С.Селиванова, было завершение съемки обратной стороны Луны, начатой в 1959 г. станцией «Луна-3». Он со своим коллективом подключился к этой работе позже и обеспечил фотосъемку и передачу видеосигнала с другой станции – «Зонд-3» (1965 г.). Съемка с этого КА охватила почти всю обратную сторону Луны и позволила создать первый картографически достоверный глобус Луны. Другие телевизионные системы разработки коллектива А.С.Селиванова стояли на советских «Луноходе» и «Луноходе-2», которые были доставлены на наш естественный спутник в 1970 и 1973 гг. соответственно.
 
Успешной и непревзойденной до настоящего времени стала работа по получению черно-белых и затем цветных панорам с поверхности Венеры (АМС «Венера-9» и -10, 1975 г.; «Венера-13» и -14, 1981–1982 гг.). Подобная аппаратура устанавливалась и на станциях серии «Марс», запускавшихся к Красной планете.
 
Опыт, полученный коллективом А.С.Селиванова при разработке аппаратуры для исследования Луны и планет Солнечной системы, впоследствии позволил создать бортовые информационные комплексы для дистанционного зондирования Земли: «Метеор-Природа», «Ресурс-О», «Океан-О».
 
В начале 1980-х Арнольд Сергеевич начал заниматься дальней космической связью – как бортовыми, так и наземными радиосистемами. В 1997 г. его назначили главным конструктором системы наблюдения Земли «Ресурс», обеспечивающей информацией широкий круг хозяйственных и научных потребителей и состоящей из ряда крупных подсистем и развитой наземной инфраструктуры. Один из самых важных и значимых проектов в карьере А.С.Селиванова – международная система поиска и спасания терпящих бедствие судов и самолетов КОСПАС/SARSAT. С 1982 по 2002 г. Арнольд Сергеевич являлся техническим руководителем российской части системы и обеспечил ее сдачу в международную эксплуатацию.
 
С 2001 г. А.С.Селиванов возглавляет Экспертно-аналитический центр РКС, который специализируется на экспертизе научно-исследовательских работ, эскизных проектов и различных технических предложений. Как отмечает сам Арнольд Сергеевич, ему в жизни повезло с руководителями: он работал с такими людьми, как М.С.Рязанский, Л.И.Гусев. Нынешнего генерального директора ОАО РКС Ю.М.Урличича юбиляр считает талантливым современным руководителем с широкими взглядами.
 
В 2005 г. с борта МКС был запущен в космос первый российский экспериментальный наноспутник ТНС-0, техническая идея создания которого принадлежит А.С.Селиванову. В ходе миссии выполнен ряд интересных экспериментов по отработке новых технологий. Создание малоразмерных КА сейчас развивается во всем мире, и, по мнению Арнольда Сергеевича, Россия не будет исключением.
 
А.С.Селиванов – автор более 300 научных работ и 16 изобретений, лауреат Ленинской (1966 г.) и Государственной (1986 г.) премий, действительный член Академии электротехнических наук (1995 г.), заслуженный деятель науки Российской Федерации (2006 г.). Он награжден орденом Трудового Красного Знамени (1976 г.), почетными знаками К.Э.Циолковского (2003 г.), С.П.Королёва (2005 г.) и Ю.А.Гагарина (2007 г.) за заслуги перед космической отраслью.
 
За свою 50-летнюю трудовую деятельность в космической сфере он создал научную и инженерную школу специалистов, успешно работающих в области космического приборостроения и информационных систем.
 
В свои 75 лет Арнольд Сергеевич полон новых идей. Под стать ему и продолжатели династии: сын Владимир Арнольдович Селиванов, кандидат технических наук, является генеральным директором учебного центра компании Cisco в Москве, где обучают новейшим технологиям, используя возможности Интернета. А внук Кирилл имеет два высших образования – инженера и экономиста. В 2005 г. за лучший российский студенческий интернет-проект он получил золотую медаль Александра Попова. Того самого, что изобрел радио...
 
Подготовил П.Шаров, журнал "Новости космонавтики"
 
 
 
 
Арнольд Сергеевич Селиванов.
 
Съемки:
 
-обратной стороны Луны - 1965
 
- Венеры (1975, 1982)
 
- Марса (1973, 1989)
 
- созданий систем управления
   луноходом (1970, 1973)
 
- исследований природных ресурсов
   Земли из космоса (1982 – 2002)…
 
 
 
К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И 50-ЛЕТИЮ НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. С. СЕЛИВАНОВА
 
19 июня исполняется 75 лет доктору технических наук, профессору, заместителю генерального конструктора ОАО «Российские космические системы» Арнольду Сергеевичу Селиванову. Лауреат Ленинской (1966) и Государственной (1986) премий, автор более 300 научных работ, действительный член Академии электротехнических наук, Арнольд Сергеевич Селиванов за 50 лет своей трудовой деятельности в космической отрасли создал научную и инженерную школу специалистов, успешно работающих в области космического приборостроения и информационных систем. Российским космическим агентством за заслуги перед космической отраслью он награжден почетными знаками К. Э. Циолковского (2003), С. П. Королева (2005) и Ю.А. Гагарина (2007).
 
Малокадровая телевизионная
камера ЭА-030 устанавливалась
на советских "Луноходах"
.— Уважаемый Арнольд Сергеевич! В этом году у вас два юбилея - 50-летие научно-технической деятельности и 75 лет со дня рождения. Расскажите, пожалуйста, о том, каквы пришли в ракетно-космическую отрасль...
 
— Юбилеи, особенно такие, настраивают на воспоминания. После окончания Московского электротехнического института связи (МЭИС), который сейчас переименован в Московский технический университет связи и информатики (МТУСИ), я был направлен на предприятие, где трудился полвека. В трудовой книжке о месте работы у меня одна запись. По образованию и опыту работы я радист широкого профиля, а по специальности, записанной в дипломе об окончании института, «инженер-электрик по радиосвязи и радиовещанию».
 
Характерная для МЭИС расширенная программа подготовки студентов во многом способствовала дальнейшей моей много-профильной деятельности. Это и космические исследования Луны и планет, и дальняя космическая связь, дистанционное зондирование Земли из космоса, и ряд других областей.
 
— Полвека - солидный период жизни. За это время многое изменилось в стране. Далеко вперед шагнул научно-технический прогресс, особенно в такой бурно развивающейся отрасли, как ракетно-космическая. Как это коснулось вас?
 
— Начну с истории, без которой не обойтись. Наш институт был создан в 1946 году по постановлению советского правительства вместе с рядом других предприятий, включая фирму С.П. Королёва,заложивших основу ракетно-космической отрасли страны. Вскоре мы получили наименование НИИ-885, о котором хорошо помнят ветераны. Потом было много преобразований, расширение тематики института, название которого неоднократно менялось. Сегодня мы — ОАО «Российские космические системы». Это название полностью отражает пройденный путь от создания систем управления первыми ракетами и радиопередатчика первого спутника Земли до системы космической навигации ГЛОНАСС.
 
Многие мои первые работы связаны с созданием и использованием приборов космического телевидения, завершением съемки обратной стороны Луны (1965 г.), получением первых панорам с поверхности Луны (Ленинская премия 1966 г.), затем получением черно-белых и цветных панорам с поверхности Венеры, телевизионных систем управления луноходами и ряд других. Космическое телевидение — это первая любовь, которая сохранилась на всю жизнь.
 
— Судя по всему, работа для вас стала самым большим увлечением.
 
— Увлекательная работа - это счастье, зачастую со вкусом горечи и грусти. Были ведь не только успехи, но и крупные неудачи, о которых и вспом инать-то не хочется. Но если вспоминать хорошее, то, пожалуй, это прежде всего две интересные и нужные людям системы.
 
Первая — большая государственная система исследования природных ресурсов Земли и охраны окружающей среды — «Ресурс». Мне довелось быть ее главным конструктором. Система создавалась по этапам в 1970-1980 гг. и имела хорошо развитую наземную инфраструктуру, включая сеть активных народно-хозяйственных потребителей космической информации. Это типичная по своей структуре система наблюдения Земли, суши и океана с разнообразными, в том числе весьма совершенными, телевизионными приборам и на борту. Такая система была особенно нужна нашей обширной по территории стране, нужна и сегодня. Но она была разрушена перестройкой. Сейчас, вновых условиях, элементы этой системы возрождаются. Есть надежда...
Другая, самая гуманная в мире космическая система, в формировании которой я активно участвовал, - международная система поиска и спасения терпящих бедствие судов и самолетов. Это известная в мире система КОСПАС-САРСАТ, или, как ее привыкли называть у нас, «Надежда». На сегодня благодаря этой системе спасено более 25 000 человек, но об этом мало кто знает. В нашей стране она внедряется удивительно слабо и этому обстоятельству каждый раз находятся какие-то некомпетентные объяснения.
 
— Какие наиболее перспективные проекты могут быть реализованы?
 
— Я начальник Экспертно-аналитического центра института. Через наш центр проходят и попадают во внешний мир бумажные «продукты», которые рождаются в институте: отчеты по научно-исследователским работам, эскизные проекты, различного рода технические предложения. Мы оцениваем риски проведения работ по перспективным контрактам и делаем ряд других, полезных для институтадел, которые в конечном счете связаны уже не с бумагой, а с реальной продукцией, приборами и системами, реализуемыми на производстве.
 
Есть у нас и небольшие по объему, но более близкие к «железу» работы. Например, некоторое время назад мы разработали первый технологический наноспутник ТНС-0, начиненньгй большим количеством экспериментальных новинок, и испытали его в космосе. Направление создания малоразмерных космических аппаратов, судя по мировым тенденциям, весьма перспективное, и мы, по мере возможности, способ ствуем его развитию в институте и в стране.
 
— Благодаря чему это удалось сделать?
 
— У нас замечательный творческий коллектив. Здесь я проработал 50 лет под руководством таких людей, как мудрый главный конструктор М.С. Рязанский, волевой и энергичный директор Л.И. Гусев. И нынешнийнаш генеральный директор —генеральный конструктор, молодой и нацеленный на перспективу Ю.М. Урличич, является примером современного руководителя и широко мыслящего человека. Но это, конечно, не все. Может быть, сейчас я с большей ясностью осознаю, какие умные, талантливые и самоотверженные люди меня окружали и окружают до сих пор. Без них всего того, о чем я рассказал, сделать было невозможно, как и в других современных технических делах, которые являются коллективными. Об этом нужно говорить всегда, несмотря на то, что такие слова неоднократно повторяются, особенно на юбилеях.
 
В 1960 г., через два года после окончания радиофакультета Московского электротехнического института связи (МЭИС), А.С. Селиванова приглашают в СКБ-567 на должность начальника группы инженеров-исследователей, а затем он становится начальником лаборатории, специализирующейся на разработке телевизионных космических устройств для съемки Луны, Марса и Венеры.
 
Первой успешной работой, выполненной под руководством и при непосредственном творческом участии Селиванова, было завершение начатой в 1959 году другим коллективом, съемки обратной стороны Луны. Съемка с КА «Зонд-3» в 1965 г. охватила практически всю поверхность обратной стороны Луны и позволила создать первый, картографически достоверный глобус Луны. Далее последовала передача первых лунных панорам с КА «Луна-9» (1966). Программа исследования Луны продолжалась, и многие лунные КА, включая «Луноход-1» и «Луноход-2», имели в своем составе телевизионные системы и устройства, разработанные коллективом специалистов под руководством А.С. Селиванова.
 
В 1963 г. СКБ-567 воссоединяется с НИИ-885 (ныне ОАО «Российские космические системы») - головным радиотехническим институтом космической отрасли. Таким образом, в течение 50 лет А.С. Селиванов работает в одном институте, последовательно расширяя сферу своей научно-технической и производственной деятельности, занимая должности начальника отделения, главного конструктора направления, первого заместителя генерального конструктора.
 
Весьма успешной и непревзойденной до настоящего времени была пионерская работа по получению черно-белых и затем цветных панорам с поверхности Венеры («Венера-9,10,13,14»), Опыт, полученный Арнольдом Сергеевичем при разработке аппаратуры для исследования Луны и планет, позволил создать бортовые информационные комплексы для дистанционного зондирования Земли («Метеор-Природа», «Ресурс-О», «Океан-О»). В 1997 году его назначили главным конструктором системы наблюдения Земли «Ресурс», предназначенной для обеспечения информацией широкого круга хозяйственных и научных потребителей и состоящей из ряда крупных подсистем и развитой наземной инфраструктуры.
 
С 1982-го по 2002 год Селиванов был техническим руководителем российской части международной системы поиска и спасения терпящих бедствие судов и самолетов КОСПАС-САРСАТ и обеспечил ее сдачу в международную эксплуатацию.
 
С 2003 года Арнольд Сергеевич возглавляет Зкспертно-аналитический центр ОАО «Российские космические системы». В 2006 ему присуждено звание «Заслуженный деятель науки РФ».
 
Павел Зубов
 
Источник: www.spacecorp.ru
 
http://www.bbc.co.uk/emp/releases/iplayer/revisions/749603_749269_749444_5/pop.html
 
http://www.spacecorp.ru/about/scientific/articles/item298.php
 
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/331/04.shtml
 
http://www.computerra.ru/vision/620218/
 
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/320/37.shtml
 
 
http://mosgavr.ucoz.ru/blog/iz_istorii_izuchenija_luny_sovetskimi_kosmicheskimi_apparatami/2013-01-03-80
 
http://www.mentallandscape.com/V_Cameras.htm#Luna3
http://www.spacecorp.ru/about/museum/38/
http://novosti-kosmonavtiki.ru/forum/forum11/topic3007/
 
http://www.federalspace.ru/7643/
 
http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/vehi/09.html