Н. АРМСТРОНГ
 
 
Исследование
лунной
поверхности
 
Доклад, прочитанный на XIII Сессии КОСПАР
(Ленинград, май 1970 г.),
Слева - текст доклада Н. Армстронга (передан автору сайта "онлайн" переводчиком астронавта Сергеем Васильевичем Викторовым), справа сокращенный перевод, опубликованный в журнале «Земля и Вселенная» ( №5, 1970 год). Фотографии в тексте журнала «Земля и Вселенная» дополнены их источниками с большим разрешением из сети. Интересно, что на нескольких фотографиях из журнала обрезан флаг. Возникает вопрос - фотографии на сессии КОСПАР демонстрировались обрезанными или нет? Из доклада Армстронга также ясно, что графических материалов должно было быть 15, а в журнале их 11. Отсутствуют фотографии 2, 8, 9 и таблица 15.
 
LUNAR SURFACE EXPLORATION
 
by
Neil Armstrong
NASA Astronaut
Manned Spacecraft Center
National Aeronautics and Space Administration
Houston, Texas, USA
 
публикуется с любезного согласия автора.
Сокращенный перевод Г.Н. Деева.
 
Н. А Р М С Т Р О Н Г
космонавт США
 
Исследование лунной поверхности
 
Автор, побывавший на Луне, рассказывает о том, что видели,
чувствовали и как работали космонавты на лунной поверхности.
 
Abstract
 
This paper reviews the experiences of living on the moon, in accordance with observations made by the four men who have walked the lunar surface. The paper begins by describing initial impressions on viewing lunar terrain, optical effects and color changes according to sun position, and adaptation to lunar gravity.
 
A discussion of the equipment worn during extravehicular activity includes a description of the basic garment assemblies and the backpack and its related equipment. The mobility of a human on the lunar surface is described, as limited by the equipmen
t he wears. Three methods of forward movement are evaluated: walking, hopping, and loping.
 
A number of tasks are discussed. These include: loading and unloading equipment, carrying and emplacing experiment packages, collecting rock samples, driving core tube samples into the surface, and photography. The paper concludes with a description of workload monitoring and predictions.
 
 
Introduction
 
The purpose of this paper is to review the experiences of living on the surface of the moon, as well as possible from the observations of the four
men who have walked the lunar surface. The performance of such common acts as standing, walking, lifting, and carrying will be discussed. Observations of lighting, color, and lunar surface features will be related.
 
The ability to do tasks and the implication on future work will
be analyzed.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Initial Impressions
 
Immediately after touchdown we shutdown our rocket engine, completed our post-landing check list, and enjoyed our first opportunity to take a good look around. The dust kicked up by the rocket exhaust had immediately disappeared after engine shutdown, leaving no residual dust clouds and affording us an extremely clear
view. We had landed on a rolling plain (Fig. l). The area we could see was covered with rando1nly spaced craters, the largest of which was perhaps 15 meters in diameter. Each square meter of surface included a number of small craters of various sizes down to a diameter of two centimeters. The horizon was irregular, giving the impression of rolling hills that were probably actually portions of larger crater rims.
 
The area appeared to be gene rally sandy with a wide variety of rocks of every size up to 2 meters in view. They were of angular and semi-angular shapes and were lying on top of the surface or buried to various depths.
 
The surface was brightly illuminated,
giving the appearance of a desert on a summer day. Since the sky is black, the impression is somewhat like being on a sandy athletic field at night that is very well illuminated with flood lights. No stars or planets could be seen with the exception of the earth.
 
While performing the initial post-landing activities, we had the opportunity to notice our reaction to the lunar gravity. Inasmuch as the Lunar Module is operated while standing, our initial observations were confined to that position. There was no difficulty noted in stability or balance. Recovery from incipient falling was easily performed. The tendency
to rise up on the toes, noted during lunar gravity simulations on earth, was not so evident as had been expected. In general, the gravity condition was very pleasant and preferable to both weightlessness and earth gravity.
 
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПРИЛУНЕНИЯ
 
Выключив ракетный двигатель, мы проверили аппаратуру и прильнули к иллюминатору. Пыль, поднятая двигателем, сразу осела  видимость стала хорошей. Мы прилунились на отлогой равнине, изъеденной кратерами. Самый большой из них имел диаметр 15 м, самый маленький  только 2 см. Горизонт неровный. Склоны больших кратеров создавали впечатление, что вдали множество пологих холмов.
 
Грунт (в пределах видимости, т. е. в радиусе двух метров от нас) представлялся песчаным с обломками пород. Угловатой или слегка сглаженной формы обломки сверху прикрыты песком. Лунная поверхность в момент прилунения была ярко освещена. Казалось, что это не лунный грунт, а песчаная поверхность пустыни в знойный день. Но если взглянуть еще и на черное небо, то можно вообразить, что находишься на усыпанной песком спортивной площадке ночью, под ослепительными лучами прожекторов. Ни звезд, ни планет, за исключением Земли, не было видно.
 
КАК МЫ РЕАГИРОВАЛИ НА ЛУННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ?
 
Лунный отсек стоял в рабочем вертикальном положении. Соблюдать равновесие было нетрудно. Встать на ноги после случайного падения тоже не составляло затруднений. Подниматься на носки, как это мы делали на Земле в экспериментах, имитирующих лунное притяжение, не хотелось. Вообще, ощущение притяжения на Луне приятнее, чем земное и даже приятнее состояния невесомости.
 
 
Лунная кабина космического корабля «Аполлона-11» прилунилась на отлогой равнине, изъеденной кратерами
Лунный горизонт оказался неровным
 
Observations
 
Lighting and Color
 
During the time Apollo 11 was on the surface, the sun rose from 10,5 to 22 degrees above the horizon. During Apollo
12, the range was 5.2 to 21.1. All lighting and color observationsshould be restricted to these conditions.
 
In general (Fig. 2), the entire illuminations level was very bright, somewhat like a cloudless summer day here on earth. Areas of shadow were very dark, but not black, Sufficient back lighting from illuminated hillsides down sun of the shadow existed to permint considerable visibility after a short eye-adaptation time.
 
The peculiar photometric properties of the moon have been well known for many years. The high reflectance parallel to incident light had led to the prediction that the eye would be unable to discern anything in the area around the "zero-phase" point. Our descent trajectory was carefully structured, in fact, to prevent the requirement for looking along the sun's rays at the intended landing point.
 
As you can see, a camera can, in fact, see into the region and the eye does somewhat better. Although contrast is certainly degraded in this "wash-out" region, a significant amount of detail can certainly be differentiated.
 
Little or no color can be seen in this bright "zero-phase" region. No color can be detected anywhere, in fact, at very low sun angles such as that a
t the time of the Apollo 12 touchdown (5°). As the sun rises to 10° above the horizon, some brown or tan colors begin to appear in the area 30 - 60 degrees away from down sun. Cross sun is generally a darker area of high contrast with little or no color detectable.
 
The general area has the brightness of the desert and is in the very light color range characterized by dry cement or beach s and. It is a great surprise, when seeing the rocks and fines at close range, to find that their color is actually a dark or charcoal gray.
 
ОСВЕЩЕННОСТЬ И ЦВЕТ
 
Солнце во время нашего пребывания на Луне поднималось над горизонтом от 10,5 до 22°, а во время пребывания лунной кабины «Аполлона-12»  от 5,2 до 21,1°. Все наблюдения за освещением и светом были ограничены этими условиями. В среднем, уровень освещения оказался очень высоким (как в безоблачный день на Земле). Тени были густыми, не черными. Солнечный свет отражался от склонов лунных кратеров и видимость становилась хорошей.
 
Своеобразные фотометрические свойства Луны известны давно. Существовало опасение, что в определенный момент наши глаза, ослепленные Солнцем, ничего не смогут увидеть, поэтому траектория снижения лунной кабины была рассчитана так, чтобы в точке прилунения солнечные лучи не мешали космонавтам.
 
Цвет едва заметен или не обнаруживается вообще. При незначительной высоте Солнца над горизонтом, как например во время посадки «Аполлона-12», практически различать цвета невозможно. Когда Солнце поднимается над горизонтом до 10°, начинают появляться коричневые и бурые оттенки. В общем, исследованный нами район по освещенности может сравниться с пустыней, а его цвет напоминает цвет сухого цемента или песчаного пляжа. При выходе из кабины мы неожиданно обнаружили, что обломки пород и частицы лунного грунта имеют темно-серый или угольно-серый цвет.
 
 
General Topography
 
The photographs indi
cate the landing areas of Apollo 11 and 12 to be generally. smooth (Fig. 3). The camera, however, de-emphasizes the local roughness. Our appraisal was, in fact, that it was a generally rough area for surface work. I am quite certain that most, if not all, the surface irregularities were parts of crater rims, although that certainly was not obvious at the time; particularly out near the horizon. The horizon was quite irregular, and when combined with the low gravitational pull, made the estimation of the local vertical considerably more difficult than here on earth, probably not being accurate to better than 5°.
 
The pronounced lunar curvature was evidenced by the close
ness of objects on the horizon. Lunar curvature, plus local roughness  gave an impression similar to the difficulty of seeing while swimming in a rough ocean. We could not see the rim of West Crater about 400 meters east of us, although its rim appeared to be about 25 meters in height as we flew over it in our final descent.
 
In general, there is a tendency to underestimate distances. Both the Apollo 11 and the Apollo 12 crew felt that their initial distance estimates were too small.
 
ЛУННАЯ ТОПОГРАФИЯ
 
На фотографиях посадочные площадки «Аполлона-11 и -12» выглядели ровными. Однако фотографическая камера сглаживает мелкие неровности рельефа. Думаю, что бoльшую часть (если не все) неправильностей рельефа составляют элементы валов кратеров. Однако к моменту прилунения мы этого не знали. Совершенно неясным был характер микрорельефа на удаленных к горизонту участках.
 
Неровности горизонта в сочетании с небольшой силой тяжести затрудняли определение вертикали (точность определения, вероятно, не превышала 5°). Отчетливо выраженная неровность лунной поверхности усугублялась тем, что скрадывалось расстояние до удаленных форм рельефа. Неровности создавали такое же впечатление, какое бывает у человека, плывущего по сильно взволнованному морю. Край Западного кратера, находящегося приблизительно в 400 м к востоку от нас, не был виден, хотя его вал, как мы предполагали во время снижения лунной кабины, достигал высоты 25 м.
 
Сейчас можно утверждать, что у всех четырех космонавтов во время пребывания на Луне наблюдалась тенденция занижать расстояние. Мы полагаем, что наши первичные оценки расстояний также занижены.
 
 
The Earth
 
No observational report would be complete without mention
ing the view of earth (Fig. 4). During Apollo 11 the Earth was approximately 32 degrees west of the zenith. It was slightly gibbous and very colorful. The blues of the oceans and the whites of the clouds predominate, but the gray-browns of the continents are easily identified.
 
The diameter, and hence apparent size as seen from the moon, is four times that of the moon as seen from the earth. Although it still appears quite small, it is a very spectacular sight.
 
ЗЕМЛЯ
 
Во время полета «Аполлона-11» Земля находилась приблизительно в 30° к западу от зенита. Она казалась выпуклой и очень яркой. Преобладали два цвета: синий - океанов и белый - облаков. Однако легко можно было различить и серо-коричневый цвет континентов. Угловой диаметр Земли при наблюдении с Луны в 4 раза больше, чем у Луны, наблюдаемой с Земли. Хотя Земля и казалась маленькой, все же это было весьма красочное зрелище.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вид Земли с лунной поверхности
 
Protective Equipment
 
Before discussing the surface activities, I think it would be useful to briefly review the characteristics of the protective garment worn, along with its related equipment.
 
The basic garment assemblies provide pressure, fire, thermal, and micrometeoroid protection. The backpack and its related equipment incorporate systems for pressurization, ventilation,
communications and temperature control. The system provides an environment of 100 percent oxygen at an operating pressure of 3.75 psia. Temperature protection to 250°F. is provided. The pressure garment assembly (Fig. 5) consists of a single piece garment enclosing the torso, arms, legs, and feet, a pressure helmet assembly, gloves, protective cover layers and various connectors and controls.
 
The custom-tailored torso-limb assembly is entered through a vertic
.al opening along the spine, filled with a pressure sealing, zipper-type closure and a second restraint closure. Convoluted joints of near constant volume are located at the shoulders, elbows, wrists, hips, knees, am ankles. Restraint cables are provided to sustain axial limb loads and prevent ballooning of the convoluted joints. The arms include a circular bearing above the elbow to improve rotational movements. It should be noted that no joints exist in the torso or neck. A duct system provides ventilation paths throughout the assembly.
 
The pressure helmet is a detachable, transparent bubble which is enclosed in a multi-layered visor
· assembly. The protective shell holds 2 adjustable visors for the filtering of ultraviolet, infrared, and visible light. Three eyeshades, one center and one on each side are incorporated to reduce glare.
 
The pressure glove is basically a bladder molded from a hand-cast of the individual's hand. Wrist mobility is provided by a convoluted section in conjunction with a wrist bearing, permitting 360° of glove rotation. Fourteen additional layers of various materials provide restraint, thermal, and abrasion protection. Twelve outer layers of assorted fabrics are used over the remainder of the pressure garment to provide thermal, abrasion, and micrometeorite protection.
 
The outer boots provide thermal and abrasive protection with a thick, heavily ribbed sole of silicon rubber and multi-layered tops.
 
A liquid-cooling garment is worn adjacent to the skin. This garment provides the normal underwear functions, plus thermal transfer between the crewman's body and the cooling media. The garment provides a continuous flow of temperature-controlled water through a network
of tubing stitched to the inside surface of the open-mesh fabric.
 
The backpack, or portable life support system (PLSS) (Fig. 6), includes expendables, communication equipment, and operating controls and displays. An oxygen circuit takes exhaust gas from the pressure garment, removes heat with a heat exchanger, carbon dioxide by lithium hydroxide, water by a water separator, odors
by activated charcoal, and foreign particles by a filter. The clean, cool oxygen is then returned to the inlet of the pressure garment. Compensation for the oxygen loss due to metabolic usage and suit leakage is provided from an oxygen tank holding 0,92 pounds of oxygen charged to 950 psia. The oxygen tank may be recharged from the Lunar Module between excursions.
 
The cooling water in the tubes of the liquid-cooled garment is circulated by a motor-driven pump in the backpack with a flow rate of 4,0 lb/min. The water
is cooled in a sublimator with temperature regulation provided by a manually-controlled, 3-position diverter valve. In the minimum position, the valve diverts the flow, allowing the majority of flow to bypass the sublimator. In the maximum position, the entire flow passes through the sublimator for maximum cooling before returning to the liquid cooled garment.
 
The sublimator is of the porous-plate type, and uses water as the evaporative material. The feedwater tank contains 8 pounds of water and may be recharged from the Lunar Module. The pumps and fans are powered by a battery which also provides the electrical source
for the instrumentation and communications.
 
The communications system in the backpack provides voice and telemetry in a duplex mode (296,8 & 259,7 MHz ) between the two crewmen and the Lunar Module. A relay in the spacecraft converts the signal to S-band and retransmits it to earth through a high-gain antenna.
 
The temperature-con
t rolling diverter valve, the oxygen valve, and the water valve are located on the lower right side of the backpack. Electrical and communication controls, oxygen pressure gauge, and system status indicators are located on the remote control unit mounted on the chest. This unit also provides a mounting bracket for the 70 mm Hasselblad camera.
 
Emergency protection against a backpack failure is provided by simple oxygen purge system located on the top of the backpack. Four pounds of oxygen is contained in 2 spherical bottles at a pressure of approximately 6000 psi. When needed, it operates in a blow-down mode with the exhaust gas regulated to 3. 7 psi and temperature controlled by a ll6 w heater operated by a separate battery.
 
ЗАЩИТНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ
 
Прежде чем говорить о работе на поверхности Луны, мне хотелось бы дать краткую характеристику нашей одежды и защитного оснащения.
 
Основные детали одежды космонавтов защищают организм от вакуума, термических воздействий и от микрометеоритов. Ранцевая система состоит из аппаратуры связи, вентиляции и аппаратуры для регулирования температуры и давления. Эта система подает 100%-ный кислород при рабочем давлении 0,2625 кгс/кв.см. Температурная защита обеспечивает нормальную жизнедеятельность при наружных температурах до + 121°.
 
Скафандр снабжен герметическим шлемом, перчатками, защитными покрытиями и различными датчиками. Надевается он через вертикальный разрез на спине и застегивается застежкой типа «молния» с дополнительным контрольным замком. На плечах, локтях, запястьях, бедрах, коленях и лодыжках имеются гофрированные сочленения. Жесткий каркас помогает сохранять постоянный объем в сочленениях. Рукава монтируются на сферических шарнирах, которые позволяют вращать рукой. На туловище и шее скафандра шарниров нет, через систему трубок производится общая вентиляция скафандра.
 
Герметический шлем - это прозрачный пузырь, вложенный в многослойную систему, напоминающую рыцарское забрало. Защитная оболочка содержит две пары съемных фильтров для защиты от ультрафиолетового и инфракрасного излучений, а также для наблюдения в видимой части спектра. На шлеме укреплены три козырька (один в центре и два по бокам защищающие лицо космонавта от солнечных лучей.
 
Перчатки отлиты по слепку с кистей рук. Подвижность кисти обеспечивается гофрированной секцией, которая комбинируется с шарниром. Такая конструкция позволяет поворачивать перчатку на 360°. Многослойные покрытия обеспечивают герметизацию, защиту от воздействия температуры и от механических повреждений микрометеоритами. У башмаков многослойный верх и толстая, ребристая подошва из силиконовой резины. Непосредственно к телу прилегает одежда с жидкостным охлаждением. Это, по существу, белье. Оно служит как бы термическим буфером между телом космонавта и охлаждающей средой. Во внутреннюю поверхность ячеистой ткани одежды вшита сеть трубок, по которой постоянно течет поток воды заданной температуры.
 
В ранце (портативная система жизнеобеспечения) - средства связи, рабочие датчики и прибор, подающий кислород. Двуокись углерода поглощается гидроокисью лития, вода - водяным сепаратором, запахи - активированным углем, посторонние частицы - фильтром, а тепло - теплопоглотителем. Чистый охлажденный кислород вновь подается для дыхания. Неизбежные потери компенсируются поступлением кислорода из специального баллона. Кислородный баллон может быть перезаряжен. Охлаждающая вода в трубках скафандра нагнетается моторным насосом с расходом 0,4 кг/мин. Насос помещен в ранце. Вода охлаждается в сублиматоре, регулирование температуры в котором производится вручную поворотом вентиля. При полностью открытом вентиле весь поток проходит через сублиматор и охлаждается. Если вентиль занимает противоположное положение, поток воды проходит мимо сублиматора.
 
Сублиматор пористо-пластинчатого типа использует воду как испаряющийся материал. Баллон водоснабжения содержит 0,8 кг воды и может быть перезаряжен.
 
Насосы и вентиляторы питаются батареей, которая служит также источником электричества для рабочих и средств связи. Система коммуникации позволяет вести голосовую и телеметрическую связь по двум каналам. Разговор с основным блоком космического корабля записывается на магнитофонную ленту и одновременно передается на Землю.
 
Вентили температурного контроля, кислородный и водный, расположены в нижней правой части ранца. Электрические и коммуникационные датчики, регулятор давления кислорода и индикаторы физического состояния космонавта находятся на пульте дистанционного управления, размещенного на груди скафандра. На этом пульте можно установить широкопленочную, 70-миллиметровую фотографическую камеру.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
На спине у космонавта ранцевая система жизне-
обеспечения
Лунный скафандр космонавта
 
Mobility
 
The mobility of a human on the lunar surface must, of necessity, be described within the limitations of the equipment he wears. Due to the high and rearward center of gravity location produced by the backpack configuration, the upright stance is slightly forward of the normal earth posture (Fig. 7). Turning from a standing position is slightly slower than on earth due to the lower frictional force available at the sole of the foot, but adequate turning rates can be readily accomplished.
 
Acceleration from a
standing position to forward motion is noticeably slower than on earth as a result of the low frictional force available at the sole of the boot. Two methods of acceleration are available:
(1) A series of three or four steps adding a small increment of velocity with each step.
(2) Leaning very far
forward and pushing off vigorously, gaining the desired velocity in the first step.
 
Both of
these methods are satisfactory, but the former is usually used unless there is a desire to move quickly. Three methods of forward movement have been evaluated: walking, hopping, and loping. Walking was used for normal activities while working in the vicinity of the lunar module, while emplacing experiments, and during observations. Speed is limited to about 2 fps. At higher speeds, the force at the foot necessary to maintain the speed Will provide sufficient upward force to lift the person off the ground before the other foot comes down. This mode of locomotion, where both feet are separated from the ground at the same time, is called loping, and is the preferred method of traveling over substantial distances. Steady state velocities of 3 to 5 fps are common with 7 fps being attainable for short distances. Speed is frequently limited to a value suitable for surveying a negotiable path over the rough surface.
 
The loping pace is like running, in that both feet are off the ground at the same time, but unlike running in that the legs are moved rather slowly. It gives one, in fact, the feeling of runn
ing in slow motion. Running, as we know it here on earth, cannot be performed on the moon.
 
Hopping, with both fee
t leaving and hitting the surface simultaneously, was found to be a satisfactory method of movement but was not a preferred method by any of the crewmen. stopping from a walk can be achieved in one or two steps, but stopping from the loping mode requires three or four. Side-stepping could be performed, but was somewhat difficult due to poor visibility and poor lateral articulation of the suit leg. In general, movement on the lunar surface requires somewhat more planning and attention than movement here on earth.
 
Of course, the low gra
vitational force invites astounding jumping antics. Free jumps could be controlled up to about a meter. Jumps above that height provided an unstabilized period of time that made the guarantee of a stable landing difficult. The maximum height achieved (Fig. 8) was nearly 2 meters in a jump up to the 3rd step of the ladder. In this case, balance was maintained by a loose grip on the handrails of the ladder.
 
Although several falls have been experienced, they are generally of little consequence. The falling rate is so slow that no damage is expected. Usually, the fall can be prevented once an unbalance is noticed, simply by turning in the direction of the fall and taking a step in that direction. Having fallen, a recovery to a standing position can be performed unassisted fairly easily from a face down position
and somewhat more difficultly from a face-up position. Of course, the recovery with the assistance of another individual is trivial. In general, contact between the suit and the surface is minimized to prevent damage from any sharp rocks or objects that might endanger the suit's pressure integrity.
 
Of course, walking rates, stability and mobility are somewhat dependent on the nature of the lunar surface itself (Fig. 9). Although the texture seems soft, the footprints are us
мally less than a centimeter deep. The surface particles were small and cohesive as evidenced by extremely well-defined bootprints with no detectable grains. The footprints were significantly deeper (5 cm) in the rims and floors of small (5 meter) craters. The preferred path between points, as a result, is slightly winding so as to avoid local surface irregularities. Continual observation and planning is necessary when walking into new territory.
 
One crewman reported a slippery sensation when walking on a dusty flat rock, but in general, footing is very solid. The 12 to 20 degree slopes of the crater in which the surveyor spacecraft was located (Fig. 10) caused no difficulty to the Apollo 12 crewman. The steep slopes
(400) of the inner walls of the larger craters have not yet been attempted.
 
ПОДВИЖНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА НА ПОВЕРХНОСТИ ЛУНЫ
 
У космонавта, облаченного в скафандр и снабженного ранцем, центр тяжести перемещается вверх и несколько назад. Чтобы не потерять равновесие, он наклоняется вперед. На поворотах его движения несколько замедлены. Это объясняется небольшим сцеплением подошв обуви с лунным грунтом. Однако привычной скорости поворота можно легко добиться.
 
Переход из состояния покоя в состояние движения тоже заметно медленнее, чем на Земле. Чтобы двигаться быстрее, нужно сделать три или четыре шага с небольшим ускорением или сильно наклониться вперед и энергично оттолкнуться, набрав нужную скорость с первого шага. Оба эти способа удовлетворительны, но обычно использовался первый из них.
 
Были испробованы три способа движения вперед: хождение, подскоки при ходьбе и бег вприпрыжку. Хождение использовалось для обычных операций около лунной кабины и для переноски грузов. Скорость хождения не превышала полуметра в секунду. При бoльших скоростях космонавт, делая шаг, как бы взлетал вверх. При беге вприпрыжку он обеими ногами одновременно отталкивался от поверхности. Последний способ оказался наиболее эффективным при передвижении на большие расстояния, так как достигалась скорость 1-1,5 м/сек, а на отдельных участках до 2,0 м/сек. Много времени уходило на то, чтобы выбрать наилучший путь на неровной поверхности.
 
Скачки похожи на бег вприпрыжку, но при скачках на Луне, в отличие от бега, ноги двигаются довольно медленно. Создается ощущение медленного бега. Бег, каким мы его знаем на Земле, на Луне воспроизвести невозможно.
 
Остановиться во время ходьбы сразу нельзя, можно только после одного или двух шагов, во время скачков - после трех или четырех скачков. Шаги в сторону затруднены ограниченной подвижностью скафандра. В общем, движение по лунной поверхности требует больше расчета к внимания, чем передвижение по Земле.
 
Конечно, в условиях лунного притяжения хочется прыгать вверх. Свободные прыжки с сохранением контроля за движением возможны до одного метра. Прыжки на большую высоту часто заканчивались падением. Наибольшая высота прыжка составляла два метра, т. е. до третьей ступени лестницы лунной кабины. В этом случае космонавту удалось сохранить равновесие только потому, что он сумел схватиться за лестницу руками.
 
Падения не имели неприятных последствий. Скорость их настолько мала, что нет оснований опасаться каких-либо повреждений. Обычно при нарушении равновесия падение можно предотвратить простым поворотом, шагом в ту сторону, куда падаешь. Если упадешь лицом вниз, можно легко подняться без посторонней помощи. При падении на спину нужно приложить больше усилий, чтобы подняться самостоятельно. Конечно, с помощью другого космонавта встать на ноги проще всего. Во время двух лунных экспедиций мы старались как можно меньше касаться скафандром поверхности Луны, чтобы не повредить его обломками пород. Скорость передвижения и стабильное положение в известной степени зависят от самой природы лунной поверхности. Хотя грунт и кажется мягким, след углублялся обычно менее чем на 1 см. Частицы грунта малы и легко прилипали к скафандру и обуви. Следы были намного глубже (5 см) на валу и в донной части кратера, диаметр которого составлял 5 м. Обычно наш путь между двумя точками был извилистым, так как мы старались избежать неровностей.
 
Один из космонавтов, ступив на скрытый пылью плоский кусок породы, поскользнулся. Но, в общем, устойчивость вполне достаточная. Крутизна склонов кратера 12-20°, где был обнаружен «Сервейер», не вызывала никаких трудностей для экипажа лунной кабины «Аполлона-12». Космонавтам пока не приходилось преодолевать крутые склоны больших кратеров (40°).
 
Характерное положение космонавта на лунной поверхности
Космонавт у автоматической лунной станции «Сервейер»
 
Working
 
A number of tasks have been performed that involve physical work. These include loading and unloading equipment, carrying and emplacing experiment packages, collecting rock samples, and driving core tube samples into the surface.  Carrying of objects (Fig. 11) may be accomplished in a number of ways. Here, Buzz Aldrin is carrying 2 experiments weighing a total of 74,3 kilos, earth weight; 12,4 kilos, lunar weight. Lifting the weight is generally less difficult than contending with the bulk. The added weight is, in some cases, an advantage, i
n that it increased traction and a more solid footing seems desirable when moving large objects.
 
The use of the backpack as a location for attaching and carrying equipment has proven to be very useful, although it tends to lift
the center of gravity even higher. This location cannot be reached by the man who wears the backpack and, the ref ore, is useful only when a second person is available for loading and unloading. The increasing amounts of equipment that need to be transported around the lunar surface in our forthcoming flights tend to the obvious suggestion of the use of a cart to be pushed or pulled.
 
Pushing and pulling are particularly different operations from here on earth. Relatively small forces can be applied by pulling
or pushing unless the body can be inclined at a very large angle from the vertical. Even with a very solid footing, this invites the possibility of a fall. Still we do intend to use a rickshaw- labor cart on our next lunar surface exploration (Fig. 12). And we have been able to use pulling forces well enough to use this method of transferring equipment up into the lunar module cockpit.
 
One task of general interest is the driving of rods into the surface (Fig. 13). This commo
n task was used for holding of the contingency sample collector handle, the solar wind experiment rod, the flag staff, and the core tube collection. In each of these examples at the Sea of Tranquility (Apollo 11) the rods or tubes could only be pushed or driven down about 20 cm. There did not seem to be a discontinuity, it seemed merely to become increasingly hard with depth.
 
At the Ocean of storms (Apollo 12), however, after an initial resistance, the core tubes could be driven in to their full length. The collection of soil samples with a scoop demonstrated an interesting characteristic. The frictional force holding the sample to the scoop was proportional to the lunar weight, which was, of course, quite small. The sample will, therefore, detach itself from the scoop under very low values of acceleration. An open scoop must be handled much more slowly and carefully than earth experience would dictate, if one is to hope to arrive at the sample container with any sample remaining. Al though we had learned this characteristic in our training, I did lose a lot of material during the bulk sample collection.
 
A definite shortcoming
to effectiveness during surface work is the difficulty reaching the ground from a standing position. This difficulty is due to our inability to bend the suits torso and neck. It is rather like working with your back and neck in a cast. The problem is compounded by poor downward visibility. Should an object be dropped, it is a difficult and time-consuming task to recover it. Advanced suit proposals alleviate these shortcomings, but they will continue to be a disadvantage for the explorations of the next several years.
 
РАБОТА НА ПОВЕРХНОСТИ ЛУНЫ
 
Физическая работа, которая выполнялась на поверхности Луны, заключалась в выгрузке и погрузке оборудования, переноске и установке оборудования для экспериментов, сборе образцов пород и бурении скважин для отбора проб грунта.
 
Перенос грузов осуществлялся разными способами. Космонавт переносил сразу оборудование для экспериментов, которое на Земле весит 74,3 кг (на Луне 12,4 кг). Дополнительный груз в некоторых случаях оказывался даже полезным, так как с увеличением веса усиливалась сила трения и создавалась бoльшая устойчивость.
 
Для закрепления и переноски оборудования мы с удовольствием использовали ранец. При этом второй космонавт помогал нагружать и снимать груз.
 
В лунную кабину мы доставляли оборудование, используя тягу. Этот процесс на Луне значительно отличается от того, что мы привыкли делать в земных условиях. На Луне следует прилагать сравнительно небольшие усилия, хотя большой наклон тела может вызывать частые падения. Тем не менее мы намерены использовать этот принцип в дальнейшем, так как в скором времени на лунной поверхности придется перемещать значительно больше грузов. Следовало бы, конечно изобрести специальное средство типа тележки-рикши для транспортировки оборудования.
 
При монтировке оборудования для исследования солнечного ветра, при закреплении флагштока и при отборе проб грунта мы вводили штанги и грунтоносы. Экспедиция «Аполлона-11» ввела грунтоносы лишь на 20 см, но не до полного упора, однако было замечено, что с углублением сопротивление возрастало. Экипаж лунной кабины «Аполлона-12» сумел ввести грунтонос глубже.
 
Интересные особенности выяснились при сборе совком образцов лунного грунта. Сила трения, удерживающая образец в совке, пропорциональна весу образца на Луне, который, естественно, был весьма мал. Поэтому образец соскальзывал при самых небольших ускорениях. Открытым совком следует действовать гораздо медленнее и осторожнее, чем на Земле, если хочешь донести содержимое совка до контейнера. Хотя мы познакомились с этой особенностью в процессе подготовки к полету, я потерял довольно много материала во время сбора образцов.
 
Эффективность работы на поверхности Луны значительно снижается тем, что в скафандре трудно нагибаться, так как невозможно согнуть скафандр в торсе или шее. При попытке нагнуться создается впечатление, будто спина и шея находятся в гипсовом корсете. Чтобы поднять какой-нибудь предмет, нужно потратить много труда и времени. Модификация скафандра может облегчить эти трудности, но, очевидно, в течение ближайших нескольких лет нельзя будет устранить эти недостатки.
 
 
Для перемещения грузов можно использовать принцип тяги
Введение штанг в лунный грунт
 
Космонавт переносит оборудование
для экспериментов
 
Photography
 
still photography was performed with a modified 70mm commercially-available camera equipped with motor-driven automatic film advance (Fig. 14). A thin-based film provided 160 exposures in a single film back. Exposures are manually adjusted, and no viewfinder or
lightmeter is used. The camera, attached to the chest-mounted backpack remote control unit, is directed by pointing the chest toward the object to be photographed. Inasmuch as the exposure varies widely (three or four f-stops from cross-sun to down-sun) an exposure guide for reference is attached to the top of the camera.
 
ФОТОГРАФИРОВАНИЕ
 
Фотографирование неподвижных предметов осуществлялось обычной широкопленочной 70-миллиметровой камерой «Хассельблад», снабженной автоматической подачей пленки. Камера несколько модифицирована. Пленка с тонкой подложкой позволила получить 160 кадров за один заряд камеры. Наводка производилась вручную. Видоискатель и экспонометр не использовались. Камера была укреплена на пульте дистанционного управления, который размещен на груди космонавта. Повернувшись к объекту съемки, космонавт спускал затвор аппарата. Выдержки «по светам» и «по теням» сильно отличались, поэтому на верхней части камеры нанесена таблица выдержек для различных условий съемки.
 
 
Космонавт с фотографической камерой на Луне
 
Workload Monitoring and Prediction
 
An understanding of the workload or energy expenditure
of an individual performing tasks on the lunar surface is clearly an important factor in both the planning and the conduct of lunar exploration. Three factors have been monitored to provide a real time understanding of workload. The three factors correlated are: Heart rate, oxygen usage, and heat production.
 
In the Mission Control Center, cardiotachs were configured
to display 30-second heart rate averages for each crewman. In addition, a strip chart recorder was used to obtain a permanent record of the telemetered output. Conversions from heart rate to metabolic rate (BTU/hr.) was accomplished with a calibration curve prepared from preflight exercise response tests using a bicycle ergometer.
 
The o
xygen consumption method is similar to standard laboratory techniques with the exception that carbon dioxide production is not monitored. The calculations of metabolic rate and total energy were based on the telemetered backpack oxygen bottle pressure decay. The respiratory quotient was assumed equal to 0.9. Corrections for the suit leak rate and the oxygen compressibility factor must be included.
 
The heat production method in estimating metabolic rate cons
ists of solving a single complex linear equation. The equation takes into consideration all heat gains and losses within the suit. The primary measurements are the telemetered values of the change in water temperature across the liquid-cooled undergarment. Additionally, correction estimates must be included for air temperature changes across the suit, radiant gains or losses, and heat removed by perspiration.
 
Fig. 15 demonstrates the comparison of the results from the metabolic monitoring. An important quantity in o
btaining the best estimate of the total metabolic expenditure was the determination of the water used by the sublimator. The remaining water in the backpack was drained into a bag and weighed with a spring scale. Subtracting from the initial weight yielded the amount of water vaporized through sublimation, This data, along with more detailed postflight analysis yielded the best estimate of heat production shown by the solid line.
 
The liquid cooled garment (LCG) method can be seen to give very good agreement with the integrated estimate. The oxygen method also agrees fairly well. The heart rate method dev
iates sharply, indicating a significantly higher metabolic consumption. The heart rate method on the second crew member also differed significantly from the best estimate, except in his case, the heart rate indicated a lower metabolic consumption. This disparity may be due to calibration errors, psychogenic effect, heat storage, and deconditioning. Although these factors are being studied in depth, the heat rate method does not seem promising for absolute indicator but can be used to indicate relative rate changes.
 
The Apollo 11 results indicated that work rates varied between 900 and 1400 BTU/hr
. with 1100 - 1200 as a reasonable average. Based on these results, the Apollo 12 excursions were extended to four hours.
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАБОЧЕЙ НАГРУЗКИ
 
Определение рабочей нагрузки или расхода энергии человека, находящегося на поверхности Луны, является необходимым условием для планирования и осуществления исследований. При определении реальной рабочей нагрузки учитывались три фактора: сердечная деятельность, потребление кислорода и выделение тепла. Были созданы кардиотахические методы регистрации сердечной деятельности космонавта через каждые 30 секунд. Для постоянной записи телеметрической информации использовался самописец.
 
Расход энергии экипажа лунной кабины «Аполлона-11» колебался от 225 до 350 ккал/час при норме 275-300 ккал/час. Поэтому продолжительность лунных прогулок во второй лунной экспедиции была продлена до четырех часов.
 
Две экспедиции на космических кораблях «Аполлон-11» и «Аполлон-12» позволили накопить некоторые сведения о поведении человека на Луне. Созданное защитное оснащение помогло космонавтам жить и работать в условиях враждебного вакуума и аномальных температур. Лунное притяжение оказалось весьма благоприятным для работы космонавтов. Мы не обнаружили ни физических, ни психологических затруднений, которые помешали бы планировать дальнейшие исследовательские работы на поверхности Луны.
 
Совершенствование скафандров повысит эффективность деятельности на Луне и поможет провести более сложные и тонкие эксперименты. На ближайшее десятилетие можно планировать значительно более широкую программу исследований, которые намного увеличат наши знания и понимание природы естественного спутника Земли.
Краткая история визита Н. Армстронга в СССР.
 
21 июля 1969 года Нил Армстронг стал первым человеком, ступившим на поверхность Луны. Через год после полета "Аполлона-11", Армстронг побывал с визитом в СССР.
 
Армстронг был вторым американским астронавтом, который побывал в Советском Союзе. Первым был Фрэнк Борман («Аполлон-8», облет  Луны 24 декабря 1968 года), прибывший в Москву 2 июля 1969 года (всего за 3 недели до прилунения Армстронга & Олдрина!)  после того, как был приглашен Институтом советско-американских отношений (ИСАО, Москва).
 
Как и Борман, Армстронг не был приглашен советским правительством - его визит был организован Комитетом по космическим исследованиям (КОСПАР) при Международном совете по науке и напрямую не был связан с полетом «Аполлона-11». Армстронг был в составе делегации из 32-х американских ученых и должностных лиц НАСА.
 
(Для сведения: посвященный покорению Луны "официальный" 
37-дневный тур "доброй воли"  по всему миру, в котором участвовали все 3 члена экипажа «Аполлона-11», состоялся в сентябре - ноябре 1969 года. Через 3 дня после завершения тура, 14 ноября 1969 года к Луне стартовал «Аполлон-12»).
 
Скорее всего, визит Армстронга был естественным результатом попыток руководителей как американских, так и советских научных сообществ (в лице, в частности Томаса О. Пейна, директоа НАСА в то время и главы Академии наук СССР Мстислава Келдыша)
наладить более тесные отношения для сотрудничества в области космической деятельности.
 
24 мая 1970 года Нил Армстронг прибыл в Ленинград из Польши и принял участие в XIII-й ежегодной конференции Комитета по космическим исследованиям (КОСПАР) при Международном совете по науке, которая проходила с 20 по 29 мая.
 
После окончания конференции, 30-31 мая, Нил Армстронг в сопровождении советских космонавтов Георгия Берегового и Константина Феоктистова посетил Новосибирск, откуда прибыл в Москву.
 
1-го июня с Байконура был запущен "Союз-9" с экипажем в составе А. Николаева и В. Севастьянова. Узнав об этом, Армстронг был удивлен - почему не было прямой трансляции с запуска, почему о запуске объвили с задержкой? Может быть, его также удивил тот факт, что жена А. Николаева В. Николаева-Терешкова не провожала мужа в полет, а в качестве hostess принимала его, Армстронга, в Звездном городке (наверное, не с кем было оставить дочь - дошкольницу?) Скорее всего, он также задумывался - почему русские не пригласили его присутствовать на запуске?.. Ведь логично было-бы по пути из Новосибирска посетить Байконур, а не торопится в мавзолей...
 
2 июня 1970 года Армстронг встретился с Председателем СМ А. Косыгиным. 5 июня 1970 года Нил Армстронг покинул СССР.
 
 
Conclusions
 
Two lunar landings and their associated initial surface explorations have provided a good understanding of working in the
lunar environment. The hostile vacuum and extreme temperatures are tolerable with the protective equipment that has been developed. The lunar gravity is found to be a particularly favorable condition for the human to operate within. No physical or psychological difficulties have been encountered which might discourage further exploratory planning.
 
Further improvement in mobility of the pressure garments w
ill improve the effectiveness of persons conducting observations and experiments on the moon. Substantially more ambitious· undertakings can be planned during this next decade which will greatly increase our knowledge and understanding of our natural satellite.
 
 
Первая из 20-ти страниц доклада  Н. Армстронга
Этот же доклад был сделан Армстонгом на следующий год в Akademie Verlag, Берлин, ГДР.
В оригинальном тексте присутствует несколько опечаток, исправленых в тексте на этом сайте.
 
 
Н. Армстронг и В. Викторов перед докладом.
 
В ряду за ними космонавты
Г. Береговой и К. Феоктистов, крайний справа -
академик А.А. Благонравов.
 
Генерал-лейтенант артиллерии,  Герой Социалистического Труда (с 1974 года - дважды Герой) Анатолий Аркадьевич Благонравов с 1959 года был вице-президентом  Комитета по космическим исследованиями при Международном совете научных союзов (КОСПАР).
В
своей статье в Вестнике АН о 13-й сессии Комитета докладу первого на другой планете человека уделил аж одно предложение на двух с половиной строчках...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Н. Армстронг и В. Викторов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
На трибуне
Армстронг.
 
В зале виден проектор для демонстрации изображений на экран, опускаемый сверху.
 
 
 
Надо заметить, что докладом, собственно Армстронгом, американской историей покорения Луны в целом и результатами полета "Аполлона-11" в частности, интересовались не только на сессии КОСПАР, но и в в/ч 26266 (это Центр подготовки космонавтов - ЦПК).
 
Источники:
"Highlights in Helioclimatology: Cosmophysical Influences on Climate and Hurricanes",
"First Man: The Life of Neil A. Armstrong", www/cosmosravelin.
narod.ru и др.