ИП-8 (1956-1993), 63 ОИСИС, в/ч 25589
 ~ 3 км от ст. Жаксы Акмолинской
(ранее Целиноградской, Тургайской) обл.
by _Anuar_T
 
На ИП-8 (50-е - 60е годы) был следующий набор измерительных средств и сооружении: по одному комплекту «Бинокль», «Иртыш», КТ-50, ППН-ДД, аппаратуры СЕВ. Вместе со средствами ИП-6 задачей ИП-8 было получение данных для точного определения траектории полета изделия в конце активного и в начале пассивного участка траектории, как при испытаниях МБР, так и при запуске ИСЗ.
 
Офицерский состав ИП-8: майор П.М. Гавриленко, подполковник Ф.Ф. Кочетов, инж/майор В.С. Копырюлин, инж/лейтенанты Е.В. Агафонов, Г.И. Волков, Н.С. Кутько, Ю.И. Лунин, Н.И. Мальцев, М.И. Салтыков, мл. инж/лейтенанты А.И. Березкин, В.П. Русин, техник-лейтенанты К.И. Воронков, И.И. Лебедев, В.К. Масленников, Г.Н. Пустобаев, Н.А. Феофанов. Всего 16 офицеров, 4 сержанта, 57 солдат.
 
В 1964 году на ИП-8 появилась телеметрия. Идею установки телеметрических станций на ИП-8 предложил В.Б. Краскин. Анализ радиолиний по всем изделиям провел В.В. Порошков. Размещение телеметрии на ИП-8, при перекрытии начального участка приема с пристартовыми ИПами, позволяло увеличить участок приема в сторону Сибири, что было важно при появлении многоступенчатых ракет. Бытовые условия на ИП-8 и возможности снабжения по сравнению с ИП-6 были лучше, и позднее, в 1967 году, использование ТМИ на ИП-8 позволило закрыть ИП-6.
 
Начальники ИП-8
          Гавриленко П.М/ - с 1956 г.               Разинков И.Е. - с1958 г.                   Якшин А.А. - с 1973 г.                   Илюшечкин В.А. - с 1975 г.
 
               Громаков Б.Ф. - с 1984 г.                  Кулбужев А.И. - с 1986 г.             Суйков Ю.М. - с1991 г.
 
В.А.Кудряшов
 
ИП-8 (в/ч 25589)
 
Наименование: 63 отдельная испытательная станция измерительных средств.
Место дислокации: в 3-х км от ж/д станции Джаксы (Жаксы) Акмолинской (Целиноградской, Тургайской) обл.
Сформирован: 27 сентября 1956 г.
Первоначальная численность: 65 человек (16 офицеров, 4 сержанта, 45 солдат).
Тип: траекторный (1956-1964); траекторно-телеметрический (с 1964 г.)
 
…Первыми на ИП-8 прибыли Агапов Е.В. (начальник ППСЕВ, доставивший аппаратуру с московской ж/д ст. Лосиноостровская), Кутько Н.С. (начальник ППН, доставивший с ж/д ст. Тюра-Там эшелон с техникой и личным составом) и Масленников В.К. (техник ППСЕВ). В первые месяцы жили в палатках, т.к. строительство еще не закончилось (строительно-монтажными работами руководил прораб А. Татосьянц).
 
Вслед за "первой тройкой" на ИП-8 в августе 1956 г. прибыл замполит Кочетов Ф.Ф. (настоящий воспитатель, "батя"), а в сентябре 1956 г. - начальник ИП-8 П.М.Гавриленко.
 
Строительство зданий и монтаж техники закончились к концу 1956 г., но сборно-щитовые здания и дома оказались непригодными для условий суровой казахстанской зимы (их в шутку называли "сборно-щелевыми") - после жестоких буранов снег обнаруживали даже… на подушках, а здания засыпало снегом до самых крыш. Ночью электроэнергии не было (бытовая ДЭС работала с 6 часов утра до 23 часов).
 
…Боевое крещение первопроходцы ИП-8 прошли 15 мая 1957 г. при первом аварийном пуске МБР 8К71, пролетевшей всего 400 км. В состав первого боевого расчета ИП-8 входили:
- Гавриленко П.М. - начальник ИП-8;
- Капырюлин В.С. - начальник лаборатории;
- Салтыков М.И. - ст. инженер по оптическим средствам;
- Волков Г.И., Воронков К.И., Феофанов Н.А. (РЛС "Бинокль");
- Русин В.П. (КТ-50);
- Кутько Н.С. (ППН);
- Березкин А.В., Лебедев И.И. (ФП "Иртыш");
- Агапов Е.В., Масленников В.К. (ППСЕВ);
- Пустобаев Г.Н. (Р-102).
 
…Из первопроходцев-пионеров ИП-8 в настоящее время (2009) здравствуют только трое - Е.В. Агапов (г. Юбилейный Московской обл.), В.К. Масленников (г.Донецк, Украина) и Н.А. Феофанов (г. Москва). Им в 2007 г. Н.В. Масленникова (супруга В.К. Масленникова) посвятила стихотворение:
 
                                                                                             ПРИПОМНИМ ВМЕСТЕ
 
                                                                               Припомним вместе пятьдесят шестой:
                                                                               Казахские Джаксы и рядом ИП восьмой.
                                                                               Все новое у нас - погоны, портупеи,
                                                                               Кто лейтенант, кто в звании старлея.
 
                                                                               Все бесшабашны, молоды, открыты,
                                                                               Трудяги, юмористы, эрудиты.
                                                                               Все трудности, все неустройство быта
                                                                               Сейчас за давностью почти совсем забыто.
 
                                                                               Все реже память нам картины рисовала
                                                                               Как буря снежная в пути нас заставала,
                                                                               Как все дома под крышу заносила,
                                                                               Всю ночь стенала, диким зверем выла.
 
                                                                               Морозы лютые нас вовсе не страшили,
                                                                               На лыжах в гости к девушкам спешили.
                                                                               Посылки все, что мамы присылали,
                                                                               Всем коллективом дружно мы сметали.
 
                                                                               В распутицу весною грязь месили
                                                                               И воду мутную мы из Ишима пили.
                                                                               А летом степь цвела красавицей морскою -
                                                                               Плескался в ней ковыль серебряной волною.
 
                                                                               И в небе звезды яркие мерцали,
                                                                               А мы свою, единственную, ждали
                                                                               Звезду-посланницу родного Космодрома -
                                                                               Искусство рук и разума земного.
 
                                                                               Мы путь-орбиту ювелирно измеряли
                                                                               И вахту звездную другим передавали.
                                                                               И столько чувств тогда в душе теснилось!
                                                                               Все правильно идет! Все получилось!
 
                                                                               И спать под утро шли в свои квартиры
                                                                               Родные наши бати-командиры:
                                                                               Таких людей земля рождает редко.
                                                                               Как Федор Кочетов и Петр Гавриленко.
 
                                                                               Вот так в те годы мы на ИПе жили,
                                                                               Достойно, честно Родине служили.
                                                                               Все дорого нам было - и служба не простая
                                                                               И дружная, надежная компания мужская.
 
                                                                               Пусть нынче из тринадцати нас остается трое,
                                                                               Мы все же видимся, встречаемся порою.
                                                                               И дружбе нашей до конца верны,
                                                                               Сомкнули поредевшие джаксинские ряды.
 
…Траекторный, а с 1964 г. и телеметрический комплекс ИП-8 интенсивно развивался, что позволило в 1967 г. расформировать один из труднейших по бытовым условиям ИП-6.
 
В состав траекторного комплекса ИП-8 входили РЛС "Бинокль", КТ-50, ФП "Иртыш", ППН, ППСЕВ (1956), РЛС "Кама" №1 (1960), ИЦМ "Темп-1" №1 (1961), РЛС "Кама" №2 (1965), ИЦМ "Темп-1" №2 (1965), система "Вега-АП" (1973), ИЦМ "Буфер-ИМ" №1 (1972), ИЦМ "Буфер-ИМ" №2 (1980), система "Вега-АПН" (1987).
 
Телеметрический комплекс ИП-8 составляли ст. БРС-1, МА-9, "Трал-К" (1964), БРС-4 (1967, 1969), МА-9МК (1970), МА-9МКТМ1 (1977), МА-9МКТМ4 (1981), аппаратура системы БРС-4МК (1978-1988) и т.д.
 
ИП-8 возглавляли: Гавриленко П.М. (1956-1958), Разинков И.Е. (1958-1973), Якшин А.А. (1973-1975), ИлюошечкинВ.А. (1975-1984), Громаков Б.Ф. (1984-1986), Кулбужев А.И. (1986-1991), СуйковЮ.М. (1991-1994).
 
Их заместителями по измерениям были: Белов Д.К., Бирюков П.П., Краснов П.А., Осканян К.К., Рудой Е.М. и др.
 
Траекторную лабораторию (отделение) возглавляли: Капырулин В.С., Рудой Е.М., Курзин В., Филонов С. и др.
 
Работу траекторного комплекса ИП-8 обеспечивали:
- РЛС "Бинокль": Волков Г.И., Воронков К.И., Горелов В.Г., Феофанов Н.Х.
- КТ-50: Русин В.П., Зайцев В.В.
- ППН: Кутько Н.С.
- ФП "Иртыш": Березкин А.В., Лебедев И.И.
- ППСЕВ: Агапов Е.В., Масленников В.К., Журавлев, Садовников Г.М. и др.
- РЛС "Кама": Мымликов В.Д., Маслюков В.Ф., Грюк А.Н. (1973-1977), Гапеев Г., Кривошей В.Г.
- ИЦМ "Темп-1": Мухин Е.Л., Рудой Е.М., Сухозад М.П., Черников И.К. и др.
 
Телеметрическую лабораторию (отделение) возглавляли Белов Д.К., Бирюков П.П., Юхненко С. и др.
 
Работу телеметрического комплекса ИП-8 обеспечили:
- ст. БРС-4: Белов Д.К, Журавлев И.А., Савченко Ю.А., Гранкин Н.Н. и др.
- ст. МА-9 (и их модификаций): Бирюков П.П., Белов Д.К, Грюк А.Н. (1971-1973), Лысенко Е., Ломановский А., Иконенко Ю.А. и др.
 
Одну из ст. "Трал" эксплуатировал А. Кувичко, а АФУ ТНА-29 - Понимасов И.Д.
 
Эксплуатацию системы "Вега-АП" обеспечивали:
- Ташу А., Шурупов М.А. - зам. начальника ИП-8 по системе "Вега";
- Сухозад М.П. - начальник отделения;
- Савченко Ю.А. - начальник дальнего выносного пункта;
- Астапов Н. - инженер-математик;
- Мымликов В.Д. - начальник отделения;
- Ситников И., Черных П.М., Агренин И.И., Бондарев Н.Н., Соколов С. - инженеры системы "Вега-АП" и др.
 
На ИП-8 начинали службу будущие:
- начальник траекторного отдела ПИК Грюк А.Н.;
- начальник телеметрического отдела ПИК Гранкин Н.Н.;
- начальник ИП-7Т и ИП пл.23 Краснов П.А.;
- зам. начальника ПИК Осканян К.Х.;
- начальник отдела ИП-1, начальник ИП-2, зам. начальника ОНИС-43 по ОИР, зам. начальника НИИП-53, начальник 3 факультета, зам. начальника ВКА им. А.Ф. Можайского Рудой Е.М.
Примечание: Первый начальник ИП-8 П.М. Гавриленко (1956-1958) был потом начальником ЦУС "Агат" (1956-1960), начальником отдела связи НИИП-5 (1960-1963), а закончил он службу в ОМУ ГШ РВСН.
 
…ИП-8 расформировали в 1994 г.
 
ИП-8, начало 60-х годов, кадр из кинохроники.
 
Фото  ИПа  Жаксы:
Прежние        Современные
 
Я добыл для Донецка аппаратуру с Байконура!
 
рассказал «Донбассу» Владислав Масленников, который вместе с женой работал на самом большом космодроме мира
 
У четы Масленниковых - двадцать лет «космического» стажа. Наталья Владимировна занимала ответственный пост в отделении строительных работ города Ленинска, но находила время и для лирики. Именно на ее стихи написана одна из первых песен о Байконуре. Ну, а Владислав Константинович служил в третьем управлении измерений и математической обработки, пересылая и принимая данные с боевых и космических ракетных комплексов. «Это были очень трудные годы, но мы считаем их лучшими в жизни», - говорят супруги, с которыми «Донбасс» встретился накануне отмечаемого 12 апреля Дня космонавтики.
 
Любовь среди ветров
 
Когда 24-летняя дончанка Наталья - свежеиспеченный спец по промышленному и гражданскому строительству - оказалась в Джаксы (в переводе - «хорошо»), поняла, насколько издевательски звучит это название.
 
- Степь да степь кругом, страшные ветра, привозная вода такая грязная, что в нее добавляли сухофрукты, чтобы хоть как-то можно было пить. Наш стройтрест не только возводил различные здания, но и имел собственную пилораму, производство шлакоблоков. Именно к нам приезжали за материалами строители, корпевшие над каким-то тайным военным объектом по соседству. А вскоре подтянулись и молоденькие лейтенантики. С одним из них, - ласково смотрит она на супруга, - мы живем вместе уже более полувека.
 
- Байконур, от которого мы были на расстоянии 800 км, начали строить в июне 1955-го, - говорит Владислав Константинович. - Наш инженерно-наблюдательный пункт №8, считающийся частью космодрома, - чуть позже. Таких ИНП было «натыкано» в казахской степи девять, да шесть на Камчатке. Одна часть передавала в другую свои данные касательно запуска того или иного объекта. Потом ленты с информацией собирались и на специальном самолете отправлялись в центр.
 
Четыре года молодая семья полной ложкой хлебала жесткий климат северо-востока Казахстана.
 
В марте 1958-го появилась на свет дочь Олечка. Причем рожала Наталья дома: в больнице трубы полопались, а вода замерзала прямо в кувшине.
 
«Цветы» героям
 
Сын Сергей у них родился уже в Ростове, где глава семьи в течение пяти лет набирался знаний в высшем ракетно-инженерном училище, чтобы в 1964-м получить назначение непосредственно в Ленинск (в 1995-м переименован в Байконур).
 
- От железнодорожной станции до города, огражденного двухметровым забором из колючей проволоки, было около четырех километров, - вспоминает Масленникова. - Я была начальником сметно-договорной группы в механизированном отделении строительных работ. Мы рыли котлованы под запуск ракет такой огромной глубины, что находили камни с отпечатками древних листьев. Делали дороги, памятники, посадочную площадку для «Бурана».
 
Премию за отличный труд ей, почетному строителю Байконура, прислали уже в Донецк.
 
Вячеслав Константинович работал в вычислительном центре, принимая данные, в частности, от тех, кто занял его место в Джаксы.
 
- Я приходил в машзал, готовил аппаратуру, запускал тестовые программы. А обработкой информации уже занимались другие, - рассказывает он. - У меня сохранился специальный график, отображающий параметры самочувствия космонавтов Алексея Леонова и Павла Беляева: дыхание, пульс, вестибулярный аппарат.
 
- Кстати, когда Леонов первым в мире вышел в открытый космос, к нам как раз приехала погостить моя бабушка, - продолжает тему Наталья Владимировна. - И вот стоим мы в толпе (космонавтов после приземления везли в гостиницу, а встречающие выстраивались по трассе, шедшей с аэродрома), видим - едут Алексей с Павлом в открытой машине, держась за поручни. В летных шлемах, но синие от холода - ветер сумасшедший. Мы кричим, поздравляем. Но цветов не бросаем - не сезон. А потом с удивлением читаем в союзной прессе: «Байконур забросал звездных героев цветами».
 
На космонавтов они, конечно, насмотрелись: и просто на улице, и в учреждениях, и на многочисленных встречах. Это поначалу те казались небожителями. А потом - обычными людьми, признаются супруги.
 
- Однажды отмечали мы у приятелей какой-то праздник, - рассказывает Наталья Владимировна. - Посидели хорошо, затянули песню. А над ними жил командир авиационного полка, учившийся вместе с Павлом Поповичем. Космонавт пришел в гости и тоже давай выводить украинские песни. Ну, мы не отстаем, заголосили еще звонче… На следующий день подруга, у которой мы были, рассказывает: «Выхожу из квартиры, закрываю дверь, а сверху спускается Попович. «А-а-а, - говорит, - так вот кто с нами соревновался».
 
Вячеслав Масленников в специализированном машинно-вычислительном зале за пультом ЛОТОС 3-А, предназначенным для обработки телеметрической информации.
 
Наталья Масленникова на площадке №2 в музее Гагарина возле Ивана Ивановича - так называли макет человека, который тоже побывал в космосе.
 
Космос не отпускает
 
Они покинули космодром в начале 80-х. Наталья Владимировна, вернувшись в Донецк, немного поработала в облстате, а потом стала домохозяйкой. А супруг ее устроился в вычислительный центр облисполкома. Да еще умудрился оснастить его… аппаратурой с Байконура!
 
- В облисполкоме к концу года скопилось много денег, - рассказывает Вячеслав Константинович. - Чтобы лимит не урезали, их нужно было срочно реализовать. Ну, я и предложил обновить вычислительную технику. В Донецке обрадовались удачному вложению, а в Ленинске, куда я дозвонился, - возможности избавиться от прежних вычислительных машин (им как раз привезли новые). Так что какое-то время у нас здесь был кусочек Байконура.
 
Космос не отпускает Масленниковых. Глава семьи даже работал в опытно-конструкторском бюро, которое входило в состав НПО «Энергия». «Были грандиозные планы, превратившиеся в прах после развала Союза», - вздыхает подполковник, который ежегодно ездит в Москву на встречу ветеранов Байконура.
 
Наталья Владимировна издала книгу стихов «Звезды Байконура». Кстати, именно так называется песня на слова нашей землячки, положенные на музыку композитором Александром Колкером (его произведения звучат в фильмах «Волшебная сила искусства», «Трое в лодке, не считая собаки», «Труффальдино из Бергамо»).
 
«Где небо чистое всегда
И солнце жаркое,
Где море буйного огня
Цветет над стартами,
 
Где рядом быль живет с мечтой,
До ярких звезд - подать рукой,
Здесь Байконур -
 наш труженик Земной!»
- напевает Масленникова строки, некогда звучавшие во время всех торжественных мероприятий в Ленинске. «Потом уже появились более известные песни о космодроме», - признается дончанка.
 
- Вот бы побывать как-нибудь в тех местах, где и мы внесли свою лепту в освоение космоса, - мечтает Масленников. - Слышал об экскурсиях по бывшему Ленинску, но стоит это тысячу долларов.
 
- А мне кажется, ехать туда незачем, - размышляет Наталья Владимировна. - Ведь это уже не тот город, который мы знали…
 
Небесные врата плодородной земли
 
Байконур (от казахского - «плодородная земля») - первый и крупнейший в мире космодром (позже появились американский мыс Канаверал и китайский Цзюцюань). Занимает площадь 6 717 км! Отсюда отправились в космос первые искусственный спутник Земли и человек, разнообразные пилотируемые корабли, проходят основные запуски на Международную космическую станцию. После распада СССР космодром отошел Казахстану. Арендуется Россией до 2050 года. За это удовольствие наши северные соседи ежегодно «отстегивают» 115 млн. долларов (в счет платы периодически поставляется военная и другая техника), а также 50 млн. - на поддержание инфраструктуры. В прошлом году (2009 г.) с Байконура осуществлено 24 запуска ракет-носителей - 32% общемирового количества. На 2010-й запланировано более сорока.
 
Загорелые молчуны
 
- Мы все подписывали бумаги о неразглашении того, где работаем и чем занимаемся, - говорит Масленников. - Когда возвращались из отпуска или деловой поездки, билеты брали до «аэропорта Крайний» в специальном кассовом окошке по талонам. А вот когда прилетали в Москву, загорелые, будто с юга (в Ленинске было так жарко, что спали, заворачиваясь в мокрые простыни - о кондиционерах тогда и не мечтали), люди в аэропорту начинали интересоваться: «Откуда рейс? Где так хорошо солнышко припекает?». А байконуровская толпа идет молча. Все удивляются: что за загорелые молчуны?!
 
Источник: Андрей Кривцун, «Газета «Донбасс»
  
Ветераны Байконура: Вячеслав Константинович с графиком данных Алексея Леонова и Павла Беляева,
а Наталья Владимировна - с книгой своих стихотворений.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В Донецке живут космические первопроходцы
 
55 лет назад был выведен на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли. Дата его запуска считается началом космической эры человечества. В том прорыве к звездам принимали непосредственное участие семьи Масленниковых и Борзуновых, проживающие сейчас в столице шахтерского края и проведшие на Байконуре почти по 20 лет.
 
Миссия - следить за ракетами
 
Дончанка Наталья оказалась в Джаксы (в переводе - «хорошо», а на деле - экстремальные условия), когда ей было 24 года. Стройтрест, в котором она работала начальником участка, возводил в степи Казахстана различные здания, снабжал солдатиков, занятых постройкой неких секретных объектов, необходимыми материалами (благо имелась своя пилорама, был налажен выпуск шлакоблока). Вскоре она стала женой молодого лейтенанта Владислава Масленникова.
 
- Когда я вышел из поезда на станции, расположенной километрах в трех от своего пункта назначения, сразу обратил внимание на купол. Это был так называемый КТ-50, где располагался телескоп. С его помощью можно было наблюдать за полетом ракет. Выглядели они как маленькие кукурузки с факелами, - улыбается Владислав Константинович. - Рядом располагалось техническое здание, где я работал. Там был приемный пункт службы единого времени (ПП СЕВ). Как только ракета уходила «со стола» (монтажного комплекса, на котором стояла), замыкался определенный контакт. Сигнал передавался на Центральный управляющий пункт СЕВ, а оттуда - на наши, расположенные по трассе полета.
 
По словам Масленникова, его инженерно-измерительный пункт (ИП-8) находился километрах в 850 от сердца Байконура, откуда производились старты. Подобных ИП было девять в Казахстане и шесть - на Камчатке.
 
- Мы должны были фиксировать и передавать в центр данные касательно поведения межконтинентальных ракет, а позже и спутников, - продолжает дончанин. - В связи с тем, что измерительная техника была тогда в зачаточном состоянии, отслеживать параметры полета с одного ИП было невозможно. Потому и натыкали их такое изрядное количество. Приняв команду о старте того или иного объекта, мы запускали свою аппаратуру, синхронизируя системы измерительных комплексов. Мой пункт находился в конце активного участка полета ракеты и начале пассивного - после отделения третьей ступени. Потом уже ракета уходила в безвоздушное пространство без всякой коррекции.
 
А вот ИП-4, где начальником станции КТ-50 трудился еще один нынешний дончанин, урожденный москвич Виктор Борзунов, стоял поближе. Так что некоторые полеты он мог даже наблюдать невооруженным глазом. Правда, времени на это не было, ведь любой запуск - самая горячая пора…
 
Великое дело для простого шарика
 
Еще 30 января 1956-го советское правительство подписало постановление о создании и выводе на орбиту в ближайшее время так называемого «Объекта «Д» - спутника массой 1000-1400 кг, несущего 200-300 кг научной аппаратуры. Но к концу года стало ясно - подобную махину так быстро не запустить. А американцы наступали на пятки. Вскоре генконструктор, легендарный Сергей Королев, прислал руководству страны неожиданное предложение: чтобы опередить конкурентов в космической гонке, он считал нужным вместо сложного «Объекта «Д» вывести на орбиту простейший спутник (ПС-1) без навороченных приборов, но подающий сигналы, которые услышит весь мир. И получил «добро».
 
Прежде, чем спутник совершил исторический полет, ученые намучились с ракетами-носителями, которые должны были вывести его на орбиту. 15 мая 1957-го пуск первой из них, Р-7 №М1-5, завершился неудачно: на 98-й секунде полета произошел сбой в работе одного из боковых двигателей. Еще через пять секунд все двигатели автоматически отключились, и ракета рухнула в 300 км от старта. Как оказалось, причиной аварии стал пожар в результате разгерметизации топливной коммуникации высокого давления.
 
Доработанная ракета сначала долго отказывалась взлетать (из-за неправильной установки клапана азотной продувки и замерзания главного кислородного клапана срабатывала защитная автоматика), а 12 июля, когда эти беды устранили, пролетела всего семь км. Причиной стало замыкание на корпус в одном из приборов системы управления. В результате прошла ложная команда на рулевые двигатели, ракета значительно отклонилась от курса и была автоматически остановлена.
 
И лишь 21 августа ракета достигла заданного района - полигона на Камчатке. Заменив в очередном варианте массивную головную часть (она сгорала, не выдерживая температурной нагрузки плотных слоев атмосферы) переходом под спутник и облегчив массу очередного носителя на семь тонн, Королев подписал приказ о летных испытаниях ПС-1.
 
Проектирование простейшего спутника массой 83,6 кг началось еще в ноябре 1956 года. В начале сентября 1957-го он прошел окончательные испытания на вибростенде и в термокамере. Корпус ПС-1 состоял из двух полусфер диаметром 58 см из алюминиевого сплава со стыковочными шпангоутами, соединенными между собой 36 болтами. Герметичность стыка обеспечивала резиновая прокладка. В верхней полуоболочке располагались две антенны, каждая из двух штырей. Внутри корпуса размещались: блок электрохимических источников; радиопередающее устройство; вентилятор; термореле и воздуховод системы терморегулирования; коммутирующее устройство бортовой электроавтоматики; датчики температуры и давления; бортовая кабельная сеть. Диапазон передатчиков был выбран так, чтобы следить за спутником могли даже рядовые радиолюбители.
 
На техническом отчете о ПС-1 Королев написал: «Хранить вечно!», подчеркивая, что «этот шарик будут показывать в музеях». И хоть оригинал спутника до музея не долетел, его фото и материалы об историческом событии 55-летней давности, действительно, стали реликвиями.
 
Полный «Бип! Бип!»
 
Запуск состоялся 4 октября, в 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени с 5-го научно-исследовательского полигона министерства обороны СССР «Тюра-Там» (получившего впоследствии открытое наименование космодром Байконур).
 
- Готовились мы, конечно, заранее, - вспоминает Масленников. - Все мероприятия, связанные с подобными запусками, назывались «боевая работа». Выдавался специальный приказ о людях, в них задействованных. Так как разница с Москвой у нас была в три часа, в Джаксы в это время шел второй час ночи. Ну, а на посту мы были куда раньше. Все параметры полета зафиксировали на магнитную и фотоленту, передав для анализа в Вычислительный пункт, расположенный в самом центре космодрома (позже я там работал). В отличие от происходивших ранее неудачных пусков ракет, в этот раз всё прошло нормально, без заковык. На первый взгляд.
 
Уже потом, после обработки телеметрических данных, выяснилось, что лишь доли секунды отделяли ПС-1 от неудачи: один из двигателей «запаздывал», а при превышении заданного времени старт автоматически отменяется. Блок вышел на режим менее чем за секунду до контрольного времени. А на 16-й секунде полета отказала система управления подачи топлива. Из-за повышенного расхода керосина центральный двигатель отключился на секунду раньше расчетного времени. Еще немного, и первая космическая скорость могла быть не достигнута. Но спутник таки взлетел.
 
- Честно говоря, мы даже не представляли, что в ту ночь стали частью Истории, - улыбается Владислав Константинович. - Когда получили команду «По домам!», пытались рассмотреть первый спутник в небе. Но тогда этого не удалось. Позже, конечно, видел его, и не раз...
 
Виктор Борзунов, ИП-4 которого располагался ближе к точке старта, уверяет, что рассмотрел в ту знаменательную ночь некие «разбегающиеся лучи». А его супруга, Лидия Сергеевна, трудившаяся на Байконуре экономистом в плановом отделе, даже залезла с соседкой на лестницу - караулили полет ракеты со спутником. И ведь дождались. «Прямо на нас мчал громадный огненный шар, всё более забирая вверх… Зрелище было красивейшее, но и страшное», - вспоминает она.
 
- Впоследствии, выяснилось, что спутник вывели немного не на ту орбиту, - отмечает Виктор Павлович. - Имелись неувязки с выключением двигателя второй ступени. Но это был великий прорыв! Потом мы следили за ПС-1 в разное время суток. Работали с упоением.
 
Знаменитое «Бип! Бип!» (так звучали позывные первопроходца) разнеслись по всему миру. Уже на первом витке прозвучало сообщение ТАСС: «…В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли…»
 
ПС-1 летал 92 дня, до 4 января 1958 года, совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 млн. км), а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта. Из-за трения о верхние слои атмосферы спутник потерял скорость, вошел в плотные слои атмосферы и сгорел вследствие трения о воздух…
 
Владислав Масленников с почетным знаком «Ветеран Байконура» (награжден им на 20-ю годовщину запуска первого спутника Земли) и памятной медалью, на которой изображен обелиск, созданный офицерами космодрома в 1965 году в районе старта всё того же ПС-1. На четырехметровой гранитной стеле с моделью спутника - надпись: «Здесь гением советского человека начался дерзновенный штурм космоса. Октябрь, 1957 год».
 
«Земля всё равно не могла бы оставаться нашим пристанищем вечно, потому что однажды ее может ожидать смерть от холода или перегрева. Человечеству было предписано стать бессмертным, и тот огонек в небе надо мной был первым бликом бессмертия», - писал о советском спутнике легендарный фантаст Рэй Брэдбери.
 
«Взглянув бессмертию в лицо»
 
К 20-летию запуска первого спутника замечательные стихи посвятил участникам того события харьковчанин Иван Мирошников, который и сам с 1963 по 1977 годы работал на Байконуре:
 
Мир удивленный, потрясенный,
Глядел то вверх, то на часы.
По небу мчась, новорожденный
Крутил антенные усы.
 
В тот день вы пели и плясали.
Смотрели звезды с высоты.
И сами вы того не знали,
Что вы с Историей на «ты».
 
След улетающей ракеты
У вас остался на висках.
И гул вселенского рассвета
Не затеряется в веках…
 
И вся Земля помолодела,
Взойдя на звездное крыльцо.
Дверь в космос вы открыли смело,
Взглянув бессмертию в лицо.
 
Источник: Андрей Кривцун, «Газета «Донбасс»