ИП-7 (1956-1969), 61 ОИСИС, в/ч 14289
~ 12 км от ж.д. ст. Теректы Карагандинской обл.(80 км восточнее г. Джезказгана)

ИП-7 в 1969 году передислоцирован и объединен с существовавшей базой падения 1-вых ступеней.
ИП-7 (1969-1999), 107 ОИС, в/ч 33857, УС "Логос"
пос. Кенгир, близ г. Джезказгана Карагандинской обл.
На ИП-7 был такой набор измерительных средств и сооружении: один комплект «Бинокля», КТ-50, ППН-ДД, аппаратуры СЕВ. Вместе со средствами ИП-6 задачей ИП-7 было получение данных для точного определения траектории полета изделия в конце активного и в начале пассивного участка траектории, как при испытаниях МБР, так и при запуске ИСЗ.
 
Начальники ИП-7: подполковник Л.А. Кондратюк с 29.08.1955, инж/подполковник А.Т. Мороз с 12.01.1956, подполковник Ю.М. Медведев с 3.07.1957. Офицерский состав: подполковник Ф.Ф. Кочетов (позже майор Ф.И. Похальчук), инж/капитан М.П. Кузнецов, ст. инж/лейтенанты А.Г. Ерин, П.М. Железняк, О.Н. Кузубов, Е. Жулёв, инж/лейтенант А.И. Гражданкин, мл. инж/лейтенант Б.А. Иванов, техники-лейтенанты В.И. Авсеенко, Ю.Л. Лобур, В.А. Степанов, лейтенант В.В. Тупицын. Всего 13 офицеров, 6 сержантов, 46 солдат.
 
Схема размещения объектов ИП-7Т (схема составлена Колобыниным Ю.П.)
 
1 - Склад ГСМ. 2 - Столярная мастерская и свинарник. 3, 5, 12 - Жилые 4-х квартирные сборнощитовые дома. 4 -  Жилой
саманный одноквартирный дом. 6 - Штаб (саманный). 7 - Караульное помещение с гауптвахтой (саманное). 8 -  Автопарк.
9. Пекарня (саманная). 10. Туалет. 11. Трехкомнатный жилой дом (саманный). 13. Казарма. 14. Столовая-клуб.
15 - Радиостанции. 16 -  Склад дров и угля. 17 - Баня и прачечная. 18, 21 - Продсклады. 19 - Гараж.
20 - Вещевой склад. 22 - ДЭС-100 и ДЭС-50 (быт.). 23 - Спортплощадка. 24 - Полоса препятствий.
25 - Хранилище дизтоплива. 26 - Агрегатная электропитания спецтехники. 27 - Техздание СЕВ, ППН и секретная часть.
28 -  Кинотеодолит КТ-50. 29 - Радиолокационная станция «Бинокль».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ИП-7, начало
60-х годов,
кадр из
 кинохроники.
 
 
 
 
 
 
 
 
Расчёт станции «Бинокль»
Слева направо (сидят):
сержант Шаповал,
инж/лейтенант Колобынин Ю.П.,
(стоят): рядовой Омиров В.И.,
ефрейтор Малый М.З.,
ефрейтор Рыбаков И.,
рядовой Спирин.
1960 г.
 
В.А. Кудряшов
 
ИП-7Т (ст. Теректы, в/ч 14289)
 
Наименование: 61 отдельная испытательная станция измерительных средств.
 
Место дислокации:
- в 500 км северо-восточнее ИП-1;
- в 12 км севернее ж/д ст. Теректы;
- в 80 км восточнее г. Джезказган.
 
Сформирован 27 сентября 1956 г.
Тип: траекторный.
Первоначальная численность: 60 человек (16 офицеров, 4 сержанта, 40 солдат).
 
ИП-7Т, как и весь ПИК, прошел боевое крещение при первом аварийном пуске МБР 8К71, пролетевшей порядка 400 км.
Боевое крещение прошли первопроходцы ИП-7Т:
- Мороз А.Т. - начальник ИП-7Т;
- Кузнецов М.П. - начальник лаборатории;
- Иванов Б.А. - ст. инженер по оптическим средствам;
- Кузубов О.Н., Авсеенко В.И., Лобур Ю.Л. (РЛС "Бинокль");
- Гражданкин А.И. (КТ-50);
- Железняк П.М. (ППН);
- Ерин А.Г., Степанов В.А. (ППСЕВ);
- Тупицын В.В. (Р-102).
 
…ИП-7Т размещался на плоской возвышенности, господствующей над окружающей местностью.
Вся техническая территория и солдатский городок были опоясаны забором из колючей проволоки. Слева от ворот располагалась гауптвахта, открытый автопарк, каменный гараж и бытовая ДЭС мощностью 100 кВт, которая обеспечивала городок электроэнергией с 6 часов утра до 23 часов вечера (ночью пользовались керосиновыми лампами или свечками).
 
Далее за ДЭС-100 располагалось кирпичное оштукатуренное техническое здание, в котором размещались ППСЕВ, ППН и секретная часть. За техзданием располагалась кирпичная 2-этажная башня, на которой размещался кинотеодолит КТ-50. Справа от КТ-50 располагалась мобильная РЛС "Бинокль" и деревянный сарай, в котором размещались агрегаты электропитания РЛС "Бинокль", ППСЕВ, КТ-50, ППН. За сараем располагался спортгородок.
 
Справа от ворот располагалось саманное караульное помещение с комнатой дежурного по ИП-7Т, саманный штаб, сборно-щитовая казарма, столовая-клуб, продовольственный и вещевой склады, бетонное хранилище питьевой воды (ее доставляли со ст. Теректы), баня-прачечная. За баней располагался склад дров и угля (во всех зданиях отопление было печное), а за ним - мобильная радиостанция Р-102 с антенной, пекарня и позиция ФП "Иртыш".
 
Справа от казармы, вне забора, располагались 3 одноэтажных сборно-щитовых оштукатуренных 4-квартирных домика для офицерского состава, 3-комнатный домик начальника ИП-7Т (точно такой же, как мемориальные домики С.П. Королева и Ю.А. Гагарина на пл.2) и туалет.
 
Справа от жилой зоны офицерского состава располагалось овощехранилище и скотный двор со свиньями, коровами и бычками.
 
Южнее ИП-7Т располагался склад ГСМ, а под возвышенностью - полевой аэродром, который принимал самолеты АН-2 и ЛИ-2.
 
В 10 км восточнее ИП-7Т располагался огород, который обеспечивал персонал ИП-7Т прекрасными овощами (их хватало на весь год, до нового урожая).
 
В 1959-1961 гг. на ИП-7Т были построены кирпичные здания котельной (слева от башни КТ-50, туда же переместили склад угля и дров), техническое здание, в котором разместили РЛС "Кама", приемный центр, ППСЕВ (1960), аппаратную ЗАС (1961), ИЦМ "Темп-1" (март 1961 г.), аккумуляторную, щитовую и секретную часть. Чуть позже (1961-1962) построили кирпичную агрегатную (южнее техздания), казарму (справа от столовой) и передающий радиоцентр (около аэродрома).
В агрегатной разместили дизель-агрегаты ДЭС-30 и бензоагрегаты, которые обеспечивали электропитание всей аппаратуры, в казарме с комфортом разместили солдат и сержантов, а в здании передающего центра - передатчики и радиостанцию для сыязи с самолетами, прибывающими на ИП-7Т.
 
Строительно-монтажными работами руководил прораб Аэров А.М., который позже строил ИП-3.
 
По мере окончания нового строительства изменялось назначение старых построек. Так, в старом техздании оборудовали гостиницу, деревянный сарай-агрегатную разобрали, сборно-щитовую казарму превратили в спортзал, столовую - в клуб.
Котельная обеспечила централизованное теплоснабжение, но обострила проблему доставки воды со ст. Теректы для подпитки котлов.
 
Особенно трудно было зимой. Когда дорогу заносило снегом, приходилось ее чистить почти ежедневно тяжелыми тягачами АТТ, а рейсы за водой (12 км) и обратно продолжались иногда всю ночь (радиостанцию в водовозке установить не разрешили…) под контролем дежурного по ИП-7Т и начальника ИП-7Т, который не мог уснуть до возвращения водовозки.
И все же иногда случались форс-мажорные обстоятельства - вода в котельной заканчивалась, а подвоза не было. И тогда прибегали к крайнему средству - растапливали снег… было такое, и не раз.
 
В 1962 г. в районе склада ГСМ оборудовали новый аэродром, и теперь самолеты стали подруливать прямо к воротам ИП-7Т. Вот это сервис!!!
 
В клубе 3 раза в неделю демонстрировали кинофильмы, по праздникам устраивали концерты художественной самодеятельности (талантов хватало).
 
Летом 1962 г. произошел сбой в поставке кинофильмов с кинобазы НИИП-5 и в течение всего лета, 3 раза в неделю (среда, суббота, воскресенье) ИП-7Т терпеливо смотрел кинофильм "Человек-Амфибия". К концу лета его знали наизусть, а малолетние дети офицеров (дошколята) играли в Гутиеру, дона Педро, Ихтиандра и др.
 
На ИП-7Т не было врача, и заболевших приходилось возить в г. Джезказган.
 
Поезд Караганда-Джезкзган ходил 1 раз в сутки. Ночью до ст. Теректы добирались на грузовых машинах (в кузовах), а зимой - на тягачах АТТ (все, в том числе и женщины с малолетними детьми…).
 
У офицеров-холостяков (а их было большинство) интерес к Джезказгану был особый…
 
В весеннее-осенний период в Джезказган выезжали и офицеры с женами (за покупками и для посещения кинотеатров).
Так что тяга к Джезказгану была большая…
 
Посещая Джезказган, каждый раз вставал вопрос: "Почему ИП-7Т нельзя было с самого начала разместить в Джезказгане?". Ответа на этот вопрос не было, но идея переноса ИП-7Т уже витала в воздухе…
 
В 1961 г. в армию впервые призвали чеченцев. На ИП-7Т их прибыло человек 20. Они гордились тем, что их призвали в армию, что их уровняли в правах со всеми гражданами страны. Служили они хорошо. Среди них были солдаты с высшим образованием. Они были дисциплинированными, уважали старших по возрасту (даже в своей среде). Они жестко, по-мужски пресекли единственный рецидив дедовщины, после чего на ИП-7Т установилась дружба народов - русских, армян, татар, чеченцев, белорусов, украинцев, евреев и др.
 
Так что же случилось в 1990-е годы? Почему разгорелись две чеченских войны? А может в них участвовали и солдаты ИП-7Т призыва 1961 г.? Все это печально и грустно…
 
Траекторный комплекс ИП-7Т составляли РЛС "Бинокль", КТ-50, ППН, ППСЕВ (1956), ФП "Иртыш"(1959), РЛС "Кама" (1960) и ИЦМ "Темп-1" (1961).
 
Начальниками ИП-7Т были Мороз А.Т. (1956-1957), Медведев Ю.М. (1957-1962), Плахотин А.И. (1962-1967), Рыбаков А.Б. (1967-1968) и Краснов П.А. (1968-1970).
 
Их заместителями по политической части были Похальчук Ф.И. (1956-1962), Меркулов Д.Г. (1962-1964), Воронин Г.Д. (1966-1970).
 
Снабжением ИП-7Т занимались Ворохобин Н.О., Бондарь А.И., Бархударьян Ш.Б., Белеко.
 
Лабораторию траекторных измерений возглавляли Кузнецов М.П., Кузубов О.Н., Авдюхов С.А., Рогов К.А., Рыжиков В.В., Толмачев, Кавницкий В.К.
 
Старшими инженерами лаборатории по оптическим средствам были Иванов Б.А. и Громов В.И.
 
Старшими инженерами лаборатории по радиосредствам были Федоткин В.Н., Белов В.К., Субботский А.Н., Ларькин Ю.Н.
Эксплуатацию траекторных средств обеспечили:
1. РЛС "Бинокль" - Кузубов О.Н., Авсеенко В.И., Лобур Ю.Л., Колобынин Ю.П.;
2. КТ-50 - Гражданкин А.И., Садовников Г.М., Шаховец В.Г., Пихенько Г.В.;
3. ППН - Железняк П.М., Кудряшов В.А.(1959-1961);
4. ППСЕВ - Ерин А.Г., Степанов В.А., Субботский А.Н., Ефимов А.И., Половнев В.М., Холзаков С.В., Иванов Б.Е.;
5. ФП "Иртыш" - Пантюхов В.С., Шаховец В.Г., Павлычев В.К.;
6. РЛС "Кама" - Порядин В.К., Морозов В.И., Николаев А.Б., Голубцов Ю.В., Абрамов В.Г., Мымликов В.Д., Рыжиков В.В., Кавнацкий В.К., Востриков Н.Н., Буров Г.;
7. ИЦМ "Темп-1" - Кудряшов В.А. (1961-1963), Ночевкин А.А. (1961-1962), Кульбицкий Г.В. (с 1962 г.), Ланин Н.И. (с 1963 г.), Ларькин Ю.Н., Мельников А.В., Должанский А.Б.
8. Работу узла связи обеспечивали Тупицын В.В., Пилипенко И.Б., Сидоров А.П., Чехомов В.И., Таболкин С.Н., Ермоленков;
9. Автослужбой руководили Жилин А.И., Скридлевский И.А., Сметанин А.И.;
10 Шифровальщиками на ИП-7Т были Жулёв Е.И. и Кузьменко В.И.
 
…В 1960-1963 гг. командиром расчета РЛС "Кама" ИП-7Т был сержант Окулов В.И. Служба ему так понравилась, что он после срочной службы окончил ХВИКУ, служил на НИИП-53, а потом, в 1980-х гг. стал успешным зам. начальника ОНИС-43 по ОИР. О нем очень тепло написал начальник ГУРВО (1984-1993) генерал-полковник Ряжских А.А. (1971-2003) в своих воспоминаниях "Записи военного инженера". К сожалению, В.И. Окулов погиб в автокатастрофе…
 
…ИП-7Т был официально расформирован 25 июня 1970 г., а его численность (несколько ранее) была обращена на формирование ИП-7Д и ИП-10.
 
Инженер-лейтенант Кудряшов В.А.
 
Ст. лейтенанты Кудряшов В.А. и Субботский А.Н.
 
 
 
Построение
 
перед
 
боевыми
 
работами.
 
Опустил взгляд
 
вниз - нач.
 
ИЦМ "Темп"
 
л-т Кудряшов,
 
справа от него
 
в очках -
 
командир
 
расчета
 
с-т Силаков
 
Форма одежды для работы на КТ-50 была
похожа на форму одежды полярных летчиков...
Ирина Кудряшова, Вячеслав Порядин, Александр Жилин, Валерий Кудряшов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вода на ИП
 
доставлялась с
 
железнодорожной
 
станции
 
Теректы
 
водовозкой
 
за 12 километров...
 
 
 
 
 
Слева направо:
 
Кудряшов
Валерий,
 
Ефимов
Анатолий,
 
Николаев
Валерий,
 
Субботский
Александр.
 
 
Кудряшовы. Степь да степь кругом...
 
На фоне старого техздания.
 
 
 
 
 
Живность на ИПе
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Офицерские
шуточки...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Воспоминания Александра Николаевича Субботского о службе на ИП-7
 
Киевское высшее инженерное училище войск ПВО страны, 1957 год. В начале 3-го курса приезжает в училище какая-то кадровая комиссия и приглашает некоторых слушателей дать подписку о том, что они не будут возражать, если их после окончания училища направят служить не в войска ПВО, а в другой род или вид войск. Дают понять, что таких войск, может быть, пока еще и нет. Я даю такую подписку и забываю о ней. В нашем учебном отделении один товарищ (Золотарев Е.К.) проанализировал, почему подписку предлагали не всем, и пришел к выводу, что речь идет о слушателях с достаточно высоким баллом успеваемости (выше 4,5). После оказалось, что комиссия разбила подписантов на 5 групп и установила очередность их отправки в распоряжение ГУК МО СССР.
 
После получения дипломов и выпускного бала большая часть выпускников разъехалась в войска, а часть ждала своей очереди. Вот уехали первая, вторая, третья группы. Я оказался в четвертой. Об уехавших раньше я знал, что они, как правило, получили назначения в НИИ, КБ и военную приемку. Дошла очередь и до нас. Приехали в Москву, ждем вызова в ГУК в скверике возле здания на Фрунзенской набережной… Нас привели к кабинету, где происходило распределение. Выстроились в очередь 25 человек. Я был направлен в распоряжение "товарища Герчика", в Южный Казахстан.
 
(…) Самолет привез с теплого юга в более северные (километров на 600) края, где уже лежал снежок. Это 110 километров от Джезказгана, 14 километров от станции Теректы и 1,5 километра от поселка животноводческой фермы Тюлюкпай. Измерительный пункт – обнесенный колючей проволокой прямоугольник 220 х 240 метров. Часть существует года два. 16 офицеров, около 80 солдат. Технические средства: кинотеодолит КТ-50, радиолокатор «Бинокль», приемный пункт системы единого времени (ПП СЕВ), прибор программного наведения (ППН), фазовый пеленгатор «Иртыш» (который упорно не хотел работать, несмотря на многочисленные доработки и модернизации), радиостанции аэродромной связи РАФ КВ-5 и Р-810, радиостанция оперативной связи Р-102, полевые телефоны с коммутатором, дизельная электростанция на 50 кВт, автомобили – водовозка, водообмывщик, пара грузовиков, командирский ГАЗ-69А, трактор для работы на аэродроме и два артиллерийских тягача – АТТ (тяжелый) и АТС (средний), один из комплекта радиолокатора, а другой из комплекта «Иртыша», две пожарные мотопомпы и киноустановка для демонстрации фильмов.
 
(…) В 1960 году, в связи с расширением состава средств измерений и связи, было построено новое, большое (длиной около 70 метров) техническое здание. Там были размещены новый радиолокатор «Кама-Л (Е)», специализированная вычислительная машина ПОЗУ «Темп-1» для автоматизированной обработки и передачи на вычислительный центр данных радиолокатора, засекречивающая аппаратура связи, радиоприемный пункт связи, секретная часть, технический класс и новая аппаратура ПП СЕВ. ППН остался в старом техздании и постепенно стал ненужным – научились работать и без него.
 
Пункты системы единого времени работают при всех пусках – без них невозможна обработка измерительной информации. При неполадках на станции СЕВ возможна потеря всей информации измерительного пункта – как траекторной (оптической и радиотехнической), так и телеметрической. Поэтому начальники пунктов СЕВ относились к своей работе очень ответственно. Да и другой инженерно-технический персонал нашего ИПа, насколько я мог судить, тоже выкладывался, пожалуй, не меньше. Люди работали на совесть – все понимали важность порученного дела. Больше, чем наказания начальства, все боялись критики товарищей, а если даже мелкие неполадки случались на станции СЕВ, эта критика была особенно сильной: люди, со своей стороны, сделали все возможное, чтобы выполнить работу на «отлично», а ты их подвел.
 
В начале 1961 года стали распространяться слухи, что готовится пуск обитаемого спутника с человеком на борту. На ИП-7 привезли радиостанцию связи с космонавтом «Заря» и закрепили ее за мной для изучения и развертывания. К этому времени я работал уже очень уверенно, освоил смежные специальности, получил квалификацию «Специалист 1-го класса», был автором пары рационализаторских предложений, целью которых были повышение точности и надежности работы. По итогам проверок расчет ПП СЕВ ИП-7 пару раз отмечался приказом по полигону как лучший среди дальних измерительных пунктов. Я стал старшим лейтенантом и старшим инженером по радиотехническим средствам. Поскольку новый начальник ПН СЕВ еще не был назначен, расчет этой станции оставался в моем непосредственном подчинении.
 
И вдруг поступает распоряжение – вылететь на учебные сборы начальников пунктов СЕВ на ИП-2. Кто же меня будет учить, такого аса, и чему? Оказалось, будет учить капитан Коваленко Владимир Васильевич, бывший лучший начальник среди ближних (пристартовых) пунктов СЕВ, а теперь уже заместитель начальника ИП-2 по измерениям и один из любимейших офицеров начальника ИП-2 подполковника Сизоненко Виктора Яковлевича. И оказалось, что учиться есть чему. Коваленко увлеченно, интересно и доходчиво, причем с глубоким теоретическим обоснованием, рассказывал о разработанных им практических приемах оптимальной настройки генерирующей аппаратуры и демонстрировал эти приемы, как вдруг занятия были временно прерваны – дежурный по части сообщил, что прибыл автобус с генералом Каманиным и несколькими молодыми офицерами-летчиками. Коваленко убежал и вскоре привел пятерых невысоких, худощавых, с виду очень крепких офицеров – четырех капитанов и одного старшего лейтенанта. Это будущие космонавты, приехавшие на экскурсию для ознакомления с измерительными средствами, которые будут обеспечивать их пуски. Капитаны – Николаев, Титов, Быковский, Попович – стали по периметру вдоль стоек аппаратуры, а старший лейтенант Гагарин вышел в центр и стал обходить участников сборов, представляясь и крепко пожимая руки. Потом обратился к капитанам: ребята, а вы чего стоите, не знакомитесь? Те представились тоже. Коваленко прочел для космонавтов краткую лекцию о задачах измерительного пункта и об аппаратуре СЕВ, которую они выслушали с живым интересом, задавая вопросы по ходу. Затем Коваленко отвел космонавтов в телеметрическое здание и завершил плановое занятие с нами.
 
Вернувшись на ИП-7, я проверил методики Коваленко на практике, убедился в их эффективности и в дальнейшем использовал в работе. Командир и замполит тоже вернулись со своих сборов и поставили задачу на серьезную подготовку к пуску космонавта, причем замполит сказал, что это будет капитан Герман Степанович Титов, и сообщил краткие биографические сведения о нем. Я был несколько удивлен – почему же тогда Гагарин был активнее всех, а Титов скромно стоял в сторонке вместе с другими капитанами? Неужели все поменялось?
 
С момента постановки задачи началась целенаправленная подготовка к пуску космонавта. В оставшиеся до старта дни было назначено и проведено несколько частных и комплексных тренировок расчетов. Начальники станций добивались максимальной слаженности в работе операторов, оптимальной настройки аппаратуры, четкого взаимодействия между расчетами и выполнения вводных. Я, обходя радиотехнические измерительные средства, зашел на станцию «Заря» проверить, как идет ее подготовка и освоение, но оказалось, что это уже не мое дело – там орудовали двое гражданских с завода-изготовителя и лейтенант Шобанов Вячеслав, прошедший обучение на заводе. И, пока я был на сборах, курировать станцию было поручено старшему лейтенанту Федоткину, тоже из нашего выпуска, незадолго до этого переведенному с ИП-5. Я на правах бывшего ответственного за «Зарю» договорился, что меня пустят послушать переговоры с космонавтом, и выпросил соответствующее разрешение у командира части и начальника лаборатории. Начальник лаборатории: «Ладно, иди, я тут покомандую, только ты подготовь все как следует! И прикажи расчету, чтобы все оставались на местах, пока ты не вернешься!»
 
В назначенный день пуска мы 8 часов готовили и проверяли аппаратуру всех участвующих в работе станций, еще и еще раз проводили комплексные тренировки, чтобы все прошло без сучка, без задоринки. При выявлении технических или организационных неполадок следовали «разбор полетов» и повтор тренировки. Для станции СЕВ профилактика, подготовка и предстартовая настройка – главные условия успешной работы, а если что-то случится в момент или после старта, то тут ничего уже не поправишь, работа все равно будет запорчена. Поэтому я секунд через 200 после старта, приняв и передав все команды и сигналы и убедившись, что все идет как надо, побежал на станцию «Заря», работавшую в режиме приема сигналов и записи на магнитофон. Тут мне сказали, что летит Юрий Гагарин. Я через какое-то время услышал из динамика несколько слов, но неразборчиво, в шумах и искажениях из-за эффекта Допплера. Шобанов (он был в наушниках) перевел слова космонавта и сказал, что все будет звучать очень четко после перезаписи с ультразвукового магнитофона на обычный и фильтрации помех.
 
После пуска и удачной посадки космонавта был необыкновенный душевный подъем, гордость за страну, радостное, праздничное настроение, подкрепляемое радиопередачами из Москвы. Все участники пуска прямо сияли – гордились своей причастностью к нему и своим скромным вкладом в виде хорошо выполненной работы. О наградах никто не думал – одной этой радости хватило надолго. Выпивки по этому поводу не было – не хотелось; были песни, танцы и кинофильм «Истребители».
 
А потом были Космонавт-2, Космонавты 3 и  4, но эти пуски уже стали привычным делом... Работали по-прежнему в полную силу, но уже без того острого чувства новизны.
 
Первоисточник: www.baykonur.net, подготовил к публикации Вячеслав Егоров, апрель 2013 г.
 
А.Н. Субботский родился 25 апреля 1936 г. в городе Мена Черниговской области. Проходил службу на космодроме Байконур с 1958 по 1975 гг. Участник запуска в космос Ю.А. Гагарина, Г.С. Титова, А.Г. Николаева, П.Р .Поповича, В.В. Терешковой и других космонавтов. Подполковник в отставке. Проживает в Киеве.
 
 
ИП-7Д (г. Джезказган, в/ч 33857)
 
История создания ИП-7Д необычна и ее почти никто не знает, даже штатные историки НИИП-5 (появились и такие).
Как же это было?
 
…15 мая 1960 г. на окраине г. Джезказган была сформирована база поиска, сбора и уничтожения отработанных 1-х ступеней МБР и РН КА.
 
Первоначальная численность - 153 человека.
Структура:
- группа поиска - 2
- группа связи - 1
- хозотделение - 1
- автотранспортный взвод - 1
- команда авиаобеспечения - 1
 
1-го декабря 1966 г в штат базы дополнительно включили роту поиска 1 ступени РН 11А52 численностью 49 человек (4 офицера, 10 сержантов, 35 солдат) и, таким образом, общая численность базы возросла до 200 человек.
 
С самого начала эта база и ИП-7Т тесно взаимодействовали и помогали друг другу по вопросам снабжения и досуга. Начальники базы и ИП-7Т нередко навещали друг друга. Посещая эту базу, офицеры ИП-7Т завидовали ее бытовым условиям, удобному расположению и семьям офицеров, которые жили в благоустроенных домах со всеми удобствами и не знали проблем с медицинским обслуживанием, детскими садами, школами и рабочими местами для жен офицеров. Идея переноса ИП-7Т в Джезказган крепко засела в умы некоторых офицеров ИП-7Т…
 
…В 1965 г. началась интенсивная подготовка ПИК НИИП-5 к ЛКИ лунной РН 11А52, которая имела очень протяженный активный участок траектории (порядка 600 сек.), и для получения надежных измерений в конце работы ДУ 3 ступени (блок "В") и отделения КА (ЛЗ) нужно было создать новый ИП-10 в районе г. Барнаул.
 
Для его формирования нужна была дополнительная штатная численность, но ГК РВСН маршал Крылов Н.И. ходатайство НИИП-5 о выделении этой численности отклонил и потребовал все оргштатные преобразования ПИК проводить только за счет маневра имеющейся численностью. Делать нечего. Стали искать резервы. Вспомнили об ужасных условиях, в которых пребывали ИП-5, ИП-6 и ИП-7Т, вспомнили о базе падения 1-х ступеней в г. Джезказган…
 
Как-то начальник ПИК генерал Горин Ф.А. собрал по этому поводу специальное совещание, участники которого единодушно высказались за усиление ИП-8 дополнительными средствами траекторных измерений ("Кама"-"Темп"), за дооснащение его телеметрическими ст. БРС-4, за расформирование ИП-5, ИП-6, перенос ИП-7Т в Джезказган и обращение освобождающейся численности ИП-5, ИП-6 и ИП-7Т на формирование ИП-7Д и ИП-10.
 
Начальник ПИК и командование НИИП-5 поддержали эти предложения, и началась подготовка необходимых документов, которые были утверждены ГКРВ прямо на НИИП-5 во время его очередного приезда.
 
И работа закипела. Для переноса ИП-7Т никаких проектных работ не требовалось - нужно было построить на базе в г. Джезказган только типовое техническое здание, которые уже имелись на ИП-4…ИП-9. Такое техздание было быстро построено, и уже осенью 1968 г. в нем начался монтаж новых РЛС "Кама", ИЦМ "Темп", ППСЕВ, аппаратной ЗАС, аккумуляторной, приемного центра (никакого переноса аппаратуры с ИП-5 и ИП-7Т не было - это все досужие домыслы современных историков ПИК).
 
По письменному ходатайству начальника НИИП-5 генерала Курушина А.А. Джезказганский горком КПСС помог вне очереди получить квартиры офицерам, переводимым с ИП-7Т. Для солдат и сержантов ИП-7Т места в казарме базы нашлись.
Зимой 1968-1969 гг. новый ИП-7Д был введен в постоянную эксплуатацию.
 
В мае 1969 г. начальник ПИК генерал Ф.А. Горин в последний раз облетел дальние ИП-5, ИП-7Д и ИП-8. На ИП-7Д он подробно осмотрел техздание, аппаратные РЛС "Кама", ИЦМ "Темп", ППСЕВ, ЗАС, приемного центра, побеседовал с начальником отделения (Кавкацкий В.К.), с начальниками станций, с солдатами и сержантами траекторного отделения, с начальником базы (Шестаков Т.П.), который стал теперь и начальником ИП-7Д, поэтому новому образованию (база и ИП-7Д) дали отличительное наименование - ОИС-7.
 
18 сентября 1970 г. ОИС-7 официально была включена в состав ПИК и подчинена 3-му управлению НИИП-5. Так родился траекторный ИП-7Д. Дальнейшие события показали, что его создание имело огромное значение для ПИК НИИП-5.
…В 1970 г. ИП-7Д был переведен на проводные каналы связи, что резко повысило достоверность информации ИЦМ "Темп-1", поступающей в ВЦ для обработки.
 
В 1979-1987 гг. ИП-7Д стал траекторно-телеметрическим.
 
В состав траекторного комплекса ИП-7Д входили РЛС "Кама" (1968, 1982), ИЦМ "Темп-1", ППСЕВ (1968), ИЦМ "Буфер-ИМ" (1979, 1982) и система "Вега-Т" (1983).
 
В состав телеметрического комплекса входили ст. МА-9МКТМ1 (1980), БРС-4М (1982), БРС-4МК (1984), МА-9МКТМ4 и др.
ОИС-7 (в т.ч. и ИП-7Д) руководили Кириленко И.Н. (1960-1966), Шестаков Т.П. (1966-1974), Якименко Б.Г. (1974-1978), Сергеев Н.В. (1978-1989), Осканян К.Х. (1989-1995), Нестеренко Ю.Н. (1995-1996), Картавый Ю.Ф. (1996-1999), Шиянов С.А. (1999).
 
Первопроходцами ИП-7Д были Кавкацкий В.К. (зам. по измерениям), Иванов Б.Е. (начальник траекторного отделения), Лебедев В.Н., Мельников А.В. (ИЦМ "Темп-1"), Востриков Н.Н., Буров Г., Головачев (РЛС "Кама"), Холзаков С.В. (ППСЕВ).
 
…30 сентября 1999 г. ОИС-107 была расформирована.
 
 
Ссылки: