ИП-4 (1956-1976), 55-я ОИСИС, в/ч 14216, УС "Жмых" (?)
В пустыне, ~100 км от пл. 1,
~140 км от пос. Дермен-Тюбе Кзыл-Ординской обл.
 
В.В. Порошков
 
ИП-4
 
Технические средства ИП-4 в 50-х - 60х годах: комплект аппаратуры СЕВ, «Бинокль», КСТ-80, КТ-50, ППН-ДД. Личный состав ИП-4 составлял 12-13 офицеров, 4 сержанта и 38-40 солдат.
 
Офицерский состав ИП-4: подполковник А.И. Ларцев, майор А.Х. Милюков, мл. инж/лейтенант А.И. Катунин,
ст. инж/лейтенанты Е.М. Ведененков, В.А. Владимиров, инж/лейтенанты В.П. Борзунов, Е.В. Граник, В.П. Ионов.,
В.Н. Щепетов, мл. инж/лейтенант М.И. Штупун, техн/лейтенанты Н.И. Взнуздалов, В.И. Еремин, В.И. Погонин.
 
Кадры киносъемочного телескопа   КСТ-80:
Полёт пакета Р-7 до разделения ступеней
Начало разделения пакета. Разорванны нижние и верхние силовые связи.
Разделение ступеней Р-7. Боковые блоки отводятся от центрального блока
Боковые блоки МБР Р-7 отделились от центрального блока
Полет продолжает веретенообразный блок Ц. Видна ударная волна вокруг ракеты
 
 
Киносъемочный телескоп КСТ-80 ИП-4
на башне с брезентовым куполом
 
Наведение кинотелескопа КСТ-80 на цель
операторами наведения по углам (сбоку)
 
ИП-4, слева направо: РЛС «Бинокль»,
кинотеодолит КТ-50, кинотелескоп КСТ-80
 
- старт Р-7 на пл. 1;
- работа КСТ-80 на ИП-4
- кадры разделения (ускорено)
ИП-1 и ИП-4, работа средств КТ-50 и КСТ-80
 
 
 
 
 
 
 
Граник Е.В. - начальник
«Бинокля» ИП-4.
 
Владимиров В. А. - начальник
ППН ИП-4.
 
Борзунов Виктор Павлович - начальник  КТ-50 ИП-4.
+38 062 226 18 16  rfmixa@ya.ru
 
В.А. Кудряшов
 
ИП-4 (в/ч 14216)
 
Наименование: 55 отдельная испытательная станция измерительных средств.
Сформирован: 27 сентября 1956 г.
Тип - траекторный.
Место дислокации:
- в 105 км северо-восточнее ИП-1;
- в 140 км севернее пос. Дерментюбе;
- в песках Джинешке-Кум (тонкие пески).
 
ИП-4 - один из труднейших по бытовым условиям:
- дрова, уголь - привозные (выручал саксаул);
- вода - из колодца, до которого было 25 км (воду
привозили 2 раза в сутки);
- продукты - сушеные и консервы;
- вместо хлеба - сухари (пекарню построили в 1958 г.).
 
КСТ-80
 
Первым семейным офицером был Е.М. Ведененков (1956), который до завершения строительства 4-квартирного дома жил с женой и дочерью в караульном помещении. Вторым и третьим семейными офицерами были В.П. Борзунов и А.И. Катунин (1957, 1958).
 
В 1956 г. электроэнергии для бытовых нужд не было, бытовая ДЭС заработала в 1957 г. Баню построили хозспособом (силами ИП-4) из дров в 1957 г.
 
Первоначальная численность ИП-4 - 58 человек (14 офицеров, 4 сержанта, 40 солдат).
 
Боевое крещение ИП-4 прошел 15 мая 1957 г. при пуске МБР 8К71 №1 следующим боевым расчетом:
- Ларцев А.И. - начальник ИП-4;
- Катунин А.И. - начальник лаборатории;
- Ионов В.П. - старший инженер по оптическим средствам;
- Еремин В.И., Погонин В.И., Штукун М.И. - РЛС "Бинокль";
- Борзунов В.П. - КТ-50;
- Щепетов В.А. - КСТ-80;
- Владимиров В.А. - ППН;
- Ведененков Е.М., Взнуздаев Н.И. - ППСЕВ.
Все они - первопроходцы ИП-4.
 
Траекторный комплекс ИП-4 составляли РЛС "Бинокль", КТ-50, КСТ-80, ППСЕВ, ППН (1956), РЛС "Кама" (1960), ИЦМ "Темп-1" (1961), система "Растр" (1971).
 
В 1969-1972 гг. при ЛКИ РН 11А52 (Н-1) на ИП-4 работал мобильный (автомобильный) телеметрический ИП, прибывавший 4 раза с ИП-2. Подвижной ИП имел 10 подвижных станции РТС-9 и 8 подвижных станций БРС-4.
 
ИП-4 был расформирован в 1976 г. в связи с исчезновением воды в колодце.
 
Начальниками ИП-4 были Ларцев А.И., Гезыма А.Б., Белобров А.П., Самарин Г.И., Фатхудинов Р.Х., Кравченко А.С. (1975-1976).
 
Лабораторию траекторных измерений возглавляли Катунин А.И., Михайленко Е.К., Мяльдзин Ш.У. (1966-1969), Уткин В. и др.
Старшими инженерами лаборатории были Ионов В.П., Селезнев П.П. и др.
 
Эксплуатацию траекторных средств обеспечивали:
1. Еремин В.И., Погонин В.И., Штукун М.И., Граник Е.В. - РЛС "Бинокль";
2. Борзунов В.П., Дружина Н., Лейнов В., Мандраков Н.А., Трехлеб Н.И. - КТ-50;
3. Щепетов В.А., Быков А.В., Гречкин И.И. - КСТ-80;
4. Владимиров В.А., Мандраков В.А. - ППН;
5. Ведененков Е.М., Взнуздаев Н.И., Грубрин Н.И., Курин В.В. - ППСЕВ;
6. Бабак П., Миронов Н.И., Селезнев П.П., Полпуров В.А. - РЛС "Кама";
7. Андреев О.А. (1960-1964), Быков А.В., Михайлов Е.Ф., Мяльдзин Ш.У. (1965-1966), Титов Г.Е., Таранушич Н.Ф. - ИЦМ "Темп-1";
 
Аппаратуру узла связи эксплуатировали Борилко В.А., Жильцов Е.А., Заикин В. и др.;
 
Снабжение ИП-4 обеспечивали Круковец, Щепетов В.Н., Стукалов В.П., Мороз П.А., Нуриев и др.
 
На ИП-4 начинал службу Е.М. Ведененков - будущий начальник отдела обработки ТМИ ММП ВЦ НИИП-5, а в дальнейшем - сотрудник полигонного отдела ГУРВО, в котором занимался проблемами автоматического сбора и обработки ТМИ.
 
БРС-4 ПИПа
ИП-4, начало 60-х годов, кадр из кинохроники.
 
Дончанин помогал впервые запускать межконтинентальную ракету, спутник и человека
 
Накануне Всемирного дня авиации и космонавтики (он же - День работников ракетно-космической отрасли Украины), который отмечается 12 апреля, «Донбасс» встретился с удивительной семьей дончан. Виктор и Лидия Борзуновы прибыли на крупнейший в мире космодром Байконур, расположенный в Казахстане и занимающий площадь 6717 км, когда там всего лишь год как шло строительство. И пробыли 18 лет - до 1974 года, приняв участие в первых прорывах человечества в космос.
 
Пионеров встретили скорпионы и жуткий ветер
 
Урожденный москвич Виктор Борзунов был послан в засекреченную военную часть, расположенную в Казахстане, после окончания Ростовского высшего инженерного училища. Лейтенант отправился туда вместе с молодой супругой, за плечами которой был институт народного хозяйства. Ехали они в неизвестность, а въехали - в историю.
 
- В августе 56-го мы выгрузились на станции Тюратам. Пустыня, барханы, колючки. Даже не понимали, где мы. Смотрим, из других вагонов такие же растерянные ребята выходят. Вскоре подошла грузовая машина, забрала нас всех. Отвезли километров за семь - в жилую зону. В штабе мне пояснили, что я назначен начальником станции КТ-50 (кинотеодолитная установка) ИП-4 - измерительного пункта, который считался частью строящегося космодрома, - рассказывает Виктор Павлович. - Сам полигон представлял собой стартовую позицию. А по трассе полета будущей ракеты ставили ИПы с аппаратурой, которая должна была вести внешнетраекторные и телеметрические измерения, пересылая потом все данные в Центр.
 
В районе Казахстана по направлению к Камчатке было девять таких пунктов. В самой Камчатке - еще шесть. Одни неподалеку от жилых зон, другие, как наш, - в стороне.
 
Перегрузив оборудование КТ с железнодорожных на автоплатформы, они отправились в пункт назначения. За 200 км - по барханам.
 
- В те места в царской России ссылали, в том числе прокаженных, - уверяет Лидия Сергеевна. - Скорпионы, змеи, жуткие ветра, то холод, то зной. Когда мы прибыли, никаких домиков не было, лишь казарма. Даже столовую строили при нас. Там же потом проходили торжественные собрания, устраивали концерты самодеятельности. Нам привозили воду, макароны, сушеные овощи, консервы.
 
- Когда возвели систему (сперва трудились монтажники, потом электрики и оптики), облеты совершала малая авиация. Нам нужно было проследить за теми или иными объектами, чтобы отладить работу аппаратуры, - поясняет Виктор Павлович. - Потом задействовали уже большую авиацию. И, наконец, произошел первый пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Это было 15 мая 1957 года. Но где-то на сотой секунде произошло ЧП. Вся система развалилась в полете. Потом выяснилось, что один из четырех боковых блоков вышел из строя, в хвостовом отсеке случился пожар. Неудачными были еще несколько пусков. И только 21 августа всё удалось! Ракета №8Л нормально прошла весь участок полета и достигла заданного района - полигона на Камчатке. Вскоре ТАСС сообщило о создании в СССР МБР.
 
Такими они были во время службы на ИП-4.
Великий прорыв
 
Практически сразу после этой победы все силы были брошены на запуск первого искусственного спутника Земли. Это случилось 4 октября в одиннадцатом часу вечера по московскому времени. Небольшой аппарат (вес всего 83,6 кг) под названием ПС-1 (Простейший спутник), который состоял из двух полусфер диаметром 58 см из алюминиевого сплава со стыковочными шпангоутами, соединенными между собой 36 болтами, был выведен на орбиту. И хоть на спутнике отсутствовала какая-либо научная аппаратура, изучение характера радиосигнала и оптические наблюдения за ним позволили получить важные научные данные.
 
Уже на первом витке прозвучало сообщение ТАСС: «…В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли…»
 
- Много было потом запусков, интересных полетов, но первый спутник я запомнила навсегда, - делится Лидия Сергеевна. - Мы с соседкой Люсей, которая прибыла после меня, догадывались - вот-вот полетит. Мужья- то нам ничего не говорили, но по обрывкам разговора поняли. Влезли с ней на лестницы над крыльцом наших одноэтажных четырехквартирных домов. И вдруг прямо на нас мчит громадный огненный шар, всё более забирая вверх… Зрелище было красивейшее, но и страшное. Нас  с лестницы как ветром сдуло...
 
- Мы, конечно, знали, что это спутник, - рассказывает Виктор Павлович. - Это был великий прорыв!
 
Спутник летал 92 дня, до 4 января 1958 года (ПС-1 потерял скорость, вошел в плотные слои атмосферы и сгорел). Он совершил 1440 оборотов вокруг Земли, а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта. 4 октября 2007-го, в день 50-летия исторического запуска, в городе Королеве открылся памятник первому искусственному спутнику Земли. В том же году Борзунову вручили юбилейную медаль, посвященную знаменательному событию.
 
Корректный Королев
 
В июне 59-го Борзунов был переведен в знаменитый поселок Заря (позже - Звездоград, потом - Ленинский), в 40 км от места старта, в службу НИР - научно-исследовательских работ (Третье управление). Супруга трудилась экономистом в плановом отделе. К тому времени у них уже появилась дочка Ирина. Рожала ее Лидия Сергеевна в Москве, а трехмесячной крохой уже привезла на ИП.
 
Виктор Павлович в качестве инженера-испытателя возглавлял группу обработки результатов телеметрических измерений двигательной установки первой ступени. Дорос до начальника лаборатории. Именно туда приходили проявленные пленки со всех ИП. Нужно было произвести дешифровку параметров. Информация потом выдавалась в виде таблиц и графиков. Не раз видел генконструктора Сергея Королева, который приходил обсудить ту или иную внештатную ситуацию.
 
- Сергей Павлович был очень корректным. Но некомпетентных людей не терпел, - уверяет Борзунов. - Однажды при мне обсуждал какие-то негаразды с одним из ответственных за них товарищей. Тот говорит: «Сергей Павлович, ну трудно ведь…». «Трудно? - переспрашивает Королев. - Тогда идите в молочную промышленность. Там полегче будет!». А как-то хотел распечь представителя системы управления. И узнав, что это женщина, лишь головой покачал: «Дипломаты! Ну, дипломаты!».
 
Снял на камеру возвращение Леонова
 
Было проведено большое количество запусков с манекенами, отправили в полет знаменитых лаек Белку и Стрелку. Пришел черед и человека.
 
- 12 апреля 1961-го погода стояла чудесная, - вспоминает Виктор Павлович. - Безоблачное голубое небо особого, «байконуровского» цвета. Прекратив на некоторое время работы, специалисты нашей лаборатории уставились в окно. И когда увидели инверсионный след, одна из сотрудниц прошептала: «Гагарин. Юрий Алексеевич». Мы-то до последнего не знали, кто полетит. А ее муж работал в особом отделе…
 
- Мы выскочили всем штабом на крыльцо, - улыбается Лидия Сергеевна. - Увидели такую яркую лампочку, уходящую ввысь. Потом, конечно, встречали Гагарина, на главной площади, которая, как и в Донецке, носила имя Ленина. И я, и муж, и Иринка. Видели, как Юрия Алексеевича везли в машине. Радовались, махали руками с чувством непередаваемой гордости.
 
Борзуновы видели де Голля, Хрущева. Конструкторов Михаила Янгеля, Владимира Челомея, Бориса Чертока. И, конечно, многих космонавтов.
 
- У меня была любительская кинокамера, так я, с позволения органов, заснял встречу Павла Беляева и Алексея Леонова - экипажа «Восхода-2», который 18 марта 1965 года осуществил первый в истории выход человека в космос! - рассказывает Виктор Павлович. - Правда, ждать их пришлось долго - космонавты сели в глухой тайге, где их искали трое суток. Они прибыли в таких забавных шапках, которые мы называли «полтора оборота».
 
Виктор Борзунов во время парада на главной площади, где встречали космонавтов. В руках - та самая камера, которой он заснял возвращение Леонова и Беляева.
 
Самый дорогой знак
 
В столицу шахтерского края семья первопроходцев Байконура прибыла в 79-м. Виктор Павлович, подполковник запаса, более четверти века заведовал кафедрой «Сопротивление материалов» в политехе.
 
Они с женой воспитали двух дочерей (детство Ирины и Татьяны прошло на легендарном космодроме), внучку Маргариту. У Борзунова - множество юбилейных наград, связанных с космонавтикой. Есть и особо дорогой знак - «Ветеран Байконура». 12 апреля эта пара обязательно отмечает. Причем старается это делать с еще одними донецкими байконуровцами - Масленниковыми, о которых «Донбасс» писал два года назад.
 
 
Андрей Кривцун. Фото автора и из семейного архива.
 
Первоисточник:
www.donbass.ua
Чета Борзуновых поет: «На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы». В руках Виктора Павловича - медаль, посвященная 50-летию запуска первого искусственного спутника Земли, полученная им в 2007 году.
 
 
 
В наше время КТ-50 в рабочем состоянии сохранился в Звенигородской обсерватории института астрономии РА