ВОСПОМИНАНИЯ полковника Мирного Юрия Васильевича,
первопроходца ИП-5,
начальника ИП-3 в 1978 - 1983 гг.,
начальника ИП-2 в 1983 - 1985 гг.,
Дело Пауэра (Фрэнсиса Гарри)
 
 
После окончания Гомельского радиотехнического училища войск ПВО страны в 1958г. я прибыл в Туркестанский военный округ в 113-й отдельный радиотехнический батальон 30-го отдельного корпуса ПВО, где был назначен начальником радиолокационной станции (РЛС) П-10 в г.Кзыл-Орда (Казахстан). Радиолокационные роты 113-го ОРТБ дислоцировались по линии железных дорог Джезказган-Ташкент и далее до Аральского моря.
 
Историческая справка: г. Кзыл-Орда.  Генерал от кавалерии   Перовский  В.А. (дядя Софьи Перовской) во время Хивинского похода русских войск в 1853 г. овладел крепостью Ак-Мечеть (в    1853-1925г.г. – г.Петровск, с 1925г. – г.Кзыл-Орда).  Наши локаторы располагались в крепости, построенной генералом Петровским В.А., на берегу р.Сыр-Дарья. Впоследствии роту вывели за город. 
 
С  1959 г. я проходил службу в пос. Джусалы Кзыл-Ординской  области, в составе этого же  113-го ОРТБ.  В подчинении у меня  были:  два локатора РЛС  П-10 и П-8,  2 наземных радиозапросчика НРЗ-1,  4  боевых расчета  отлично подготовленных солдат и сержантов.
 
Задача радиолокационных средств – дальнее обнаружение,  сопровождение, определение принадлежности самолета  ”свой-чужой”  и передача данных (азимут, дальность, высота полета) по радио и телефонным линиям связи на вышестоящий командный пункт.
 
1-ое  мая  1960 года.  Прекрасное весеннее  утро,  яркое синее  небо,  на котором ни облачка. Еще не очень жарко,  в  казахстанской степи отцветают последние тюльпаны.  У  всех  радостное праздничное настроение.  Командир  роты  отпустил меня  на свадьбу к другу – лейтенанту Шалину  Евгению. И вдруг боевая тревога – в воздухе самолет-нарушитель. Боевые расчеты заняли свои места: операторы – у экранов локаторов, двигателисты, радиотелеграфисты, телефонисты, планшетисты. Главная задача – обнаружить самолет-нарушитель на максимальной дальности, определить высоту полета.  Эта задача была выполнена отлично, во время проводки ни разу не потеряли его и при выходе из зоны обнаружения передали локаторщикам Куйбышевской армии ПВО, г.К азалинск. Сложность состояла в том, чтобы максимально точно определить высоту полета самолета-нарушителя. Самолетом-нарушителем ”У-2”  управлял американский летчик-шпион Ф. Пауэрс. Рано утром 1 мая он вылетел с одной из американских  авиабаз  в Иране, пересек государственную границу СССР и вдоль железной дороги Ташкент-Москва летел в сторону  Москвы,  а в Москве в это время – праздничная демонстрация трудящихся, Н.С.Хрущев на трибуне Мавзолея. Можно представить себе состояние лидера державы, когда ему доложили: он на трибуне, а эта сволочь летит неизвестно куда, неизвестно с чем. Скажу уверенно, в том , что его собьют, у нас никаких  сомнений не было;  вначале была только некоторая нервозность, затем все пришло в норму, все расчеты работали грамотно и четко.
 
Особо  хотелось бы отметить  работу операторов:  ефр.Орлова – на индикаторе кругового обзора (координаторы: азимут-дальность) и ефр.Гринвальда – индикатор высота-дальность.
 
Об определении высоты  нарушителя  - отдельно.  Дело в том, что современный  радиовысотомер ПРВ-10 только начал поступать на вооружение   в наше роте его еще не было. Высота измерялась РЛС П-8 с  помощью прибора гониометра с определенными погрешностями. Но у экрана индикатора сидел ефр.Гринвальд, оператор-ас, локатор он знал, наверное, не хуже самого конструктора.
 
Вначале  все координаты точно  передавались на КП в Джезказган по радиотелеграфу. Затем по прямой телефонной связи на пункт управления (ПУ)  нашей роты  вышел КП батальона (Джезказган),  и я получил приказ:  передавать координаты нарушителя (азимут, дальность, высота полета) с планшета ОВО (общей воздушной  обстановки) по телефону на КП. А надо сказать, что тогда безукоризненно действовал  пароль ”Воздух” – все телефонные переговоры немедленно  прекращались и связь обеспечивала только решение боевых задач. Здесь рота получает приказ передавать данные непосредственно на КП корпуса – в Ташкент; паралельно данные идут и в Джезказган – на КП батальона. Получаю команды: ”Лейтенант-высоту, лейтенант, давай высоту!!!” Доклад идет постоянно: ”Азимут-…, дальность-…, высота-210!!!” (высота измерялась в гектометрах, гекто-100), т.е. высота полета составляла 21000 метров. После моего первого доклада в Ташкент – высота 210, из Ташкента офицер-оператор кричит: ”Лейтенант, ты с ума сошел – самолеты не летают на такой высоте!”   Я: ”Гринвальд, уточни высоту – КП корпуса и батальона утверждают, что высота полета не может быть 210!”. Ефр.Гринвальд:” Товарищ лейтенант, пошлите их всех…, высота 210!!! ”  И это по громкоговорящей связи на оба КП. Правда, вышестоящие КП отреагировали спокойно. Действительно, он летел на высоте 20-21 км. Пролетев над нами в зените ( командир роты даже попытался рассмотреть его в бинокль), самолет-шпион вышел из зоны обнаружения и дальше его сопровождали локаторщики Казалинска.
 
Весь расчет с нетерпением ждал, когда  же его собьют. Об этом  мы узнали  одними из первых – на  аэродроме в Джусалах вскоре приземлился самолет, летевший в Ташкент (по команде ”Ковер” все  летательные аппараты , за исключением выполнявших боевую задачу, обязаны приземлиться  на ближайшем аэродроме),  из него вышел подполковник. Он зашел к нам на пункт управления, представился начальником зенитной артилерии Туркестанского  корпуса ПВО, начал звонить в корпус и затем с облегчением произнес: ”Сбили!”  Сбил  самолет ”У-2”,  как известно,  зенитно-ракетный дивизион п/п -ка Воронова. Помню, как многократно потом мы представляли документацию ( журналы, записи данных, планшеты ОВО)  разным высоким чинам, комиссиям из Москвы, Ташкента.
 
Сработали мы тогда отлично – офицеры Асеев, Мирный, Письменский, операторы Орлов, Гринвальд были представлены к боевым наградам, вместо которых получили благодарность от командира корпуса (часто бывает- наград на всех не хватает).
 
Несколько слов о личном составе. Это были замечательные люди, технику знали в совершенстве, специалисты 1-го класса, настоящие орлы – призыв был из Москвы и  Подмосковья: сержант Корнаков, ефр. Гринвальд, ефр.Орлов, ряд.Пролиско, ряд.Шпунт и многие другие. Командовал тогда ротой ст.л-нт Асеев Иван Семенович, фронтовик, в неполные 17 лет в 1943г. добровольцем  ушедший на фронт, до конца войны провоевавший в разведке, кавалер 3-х боевых орденов.
 
И еще об одной странице, связанной с  ”У-2”.  60-е годы, разгар холодной войны, две сверхдержавы СССР и США неуклонно приближаются к Карибскому  кризису 1962 года- на Кубу завозятся советские ракеты, американцы объявляют экономическую блокаду Кубы,  мир  балансирует на грани ядерной  войны. Слава Богу, у Хрущева Н.С. и Кеннеди Д.Ф. хватило выдержки и терпения разрещить конфликт. Тем не менее, наша страна готовилась к возможному конфликту.  Руководству страны было известно, что американцы готовят очередную гадость: 7-го ноября повторить провокацию с  самолетом ”У-2”. Перед войсками ПВО и ЗРВ (зенитно-ракетные войска) поставлена задача -  сорвать провокацию. На южном среднеазиатском направлении сосредотачивается  необходимое количество авиации, зенитных ракет. Помню, в первых числах  ноября  на станцию Джусалы прибыли два зенитно-ракетных полка, поднятых по боевой тревоге, из под Харькова и Ленинграда.  Воинские эшелоны с  техникой и личным составом шли практически  без остановок, прибыв на станцию, сразу приступали к выгрузке. Высочайшая боевая готовность! Эшелон останавливается, мощный железнодорожный кран в считанные  минуты снимает одну за другой самоходные  пусковые установки с платформы, боевые расчеты занимают свои места, полк вместе с подразделениями обеспечения вытягивается в колонну и – в степь, к месту  развертывания  ( 4 км. от ст. Джусалы), связисты тут же  устанавливают связь с пунктом  управления нашей роты – полк готов к выполнению боевой задачи!
 
Провокация не состоялась . В конце  ноября ЗРВ-шники убыли к месту  постоянной дислокации.  Вместе с тем было принято решение укрепить южную границу СССР. В Туркестанский военный округ направляются люди, техника. Критерии отбора офицеров – высокий профессионализм, отличное знание техники.
 
Я получил назначение в  30-й радиотехнический полк – г. Мары – 438-я  отдельная радиолокационная рота – пос.Каахка (Туркмения). Интересно название этого поселка: Каахка – в переводе с туркменского -  ха-ха-ха! В древности на месте этого поселка была крепость, славившаяся  искусными  мастерами-зеркальщиками. Александр Македонский  во время похода на Индию осадил крепость. Защитники крепости всю ночь думали  - как спастись, и когда утром воины Македонского пошли на приступ, они увидели – с крепостных стен свешиваются  искривленные зеркала. Увидев себя в этих зеркалах,  они начали дико хохотать. Александр Македонский  пощадил крепость за находчивость ее защитников.  Отюда и ”ха-ха-ха!”, и, очевидно, происхождение комнат кривых зеркал, бывших когда-то в моде. Красивая легенда, но остатки крепостных стен на окраине поселка сохранились – обитают там самые ядовитые змеи  Средней Азии.
 
Локаторы наши стояли у самой границы с Ираном.  Постоянная  готовность №1,  дикая жара – трудно, конечно, было, но мы  были молоды, выносливы и твердо знали – наш ратный труд нужен Родине.
 
12 апреля  1961г. мы  с огромной радостью узнали о полете в космос  Ю.А.Гагарина,  ликовали вместе  со своей великой  страной. И когда в 1962 году  мне представилась возможность поступить в  военный ВУЗ,  я не колеблясь  выбрал Академию им.Дзержинского и поступил с первого захода. Командовал  Академией  в то время Маршал артиллерии Одинцов Георгий Федотович, удивительный теплоты и душевности человек, прославленный советский военачальник. Во время  Ленинградской блокады Одинцов Г.Ф. командовал  артиллерией Ленинградского фронта. Он сыграл  важную роль в организации обороны Ленинграда, особенно.
 
И вот, наконец, позади 5 лет  напряженной учебы и новое назначение – Тюра-Там.          
 
Мой Байконур
 
В апреле 1967 года большая  группа  выпускников военных училищ и академий прибыла на космодром  ”Байконур” – в 3-е испытательное управление.  Вместе  с другими офицерами я был направлен на строящийся  измерительный комплекс  “Сатурн-МС”,  располагавшийся в районе третьего подъема на горе Мургудуг – в переводе с казахского – ”Змеиная гора”. По мере строительства комплекса  змеи, в основном , покинули гору.  Командовал частью подполковник Сизоненко Виктор Яковлевич. Личный состав располагался  в железнодорожных вагонах в районе кислородного завода. Условия тяжелые – бытовая неустроенность, жара. Но духом никто не падал: изучали новую технику, своими силами построили казарму, столовую, теплицу, хозяйственный двор, бассейн, огород (бахчу). Виктор Яковлевич умел мобилизовать личный состав, заботился о нем. Офицеры, солдаты уважали своего командира, называли его ”дедом”. Он любил шутку, юмор. Особенно КВН.
 
Команда  ”Сатурна”  была чемпионом  космодрома в 1968 году. Вспоминается один забавный случай: капитаном команды был  старший лейтенант Ляхов Николай, призванный из запаса на два года. Сюжет финала КВН (домашнее задание) вырисовался, когда в часть прибыл старший лейтенант Буров Виктор: рост 1 метр 85 см., вес – чуть больше 50 кг. В общем  - Кащей Бессмертный. Ну, раз Кащей, - должен быть, по замыслу капитана, и гроб. Он еще хотел, чтобы гроб летал, как у Гоголя Н.В. (Вий).  ”Дед” (так в части уважительно называли  командира части подполковника Сизоненко В.Я.) строго следит, как идет подготовка. Заходит однажды рано утром в казарму, осматривает все помещения, открывает окно, и застывает от ужаса: посреди помещения на столе стоит красивый гроб и на нем надпись: ”Ефрейтору Емельяненку от ефрейтора Калибабы”. А надо сказать, что гроб – подарок команде соперника в финале – готовился в тайне и никто о нем не знал. Ефрейтор Емельяненко – рост около 1,5 метра – писарь хозчасти, удивительно симпатичный солдатик, до армии работал в родном колхозе бухгалтером. Командир любя называл его ”бульгахтер”.  Ефрейтор Калибаба – его лучший друг, плотник, тоже ”шутник” - надпись  придумал. Гроб маленький, но и ефрейтор Емельяненко – тоже маленький.
 КВН в солдатском клубе "Сатурн". Апрель 1967 г.
 
Представьте себе состояние  командира части  - в казарме гроб, он ничего об этом  не знает. Крышка закрыта и на ней фамилия… Постепенно, выходя из оцепенения, командир ревет на всю казарму: ”Дежурный, где ”бульгахтер”?!”  Влетает сержант, затем, услышав свое ”имя”, вбегает ” бульгахтер”… Командир на радостях, со слезами на глазах целует его… КВНщика Ляхова командир отчитывал словами из лексикона боцмана парусного флота.
 
Гроб был заменен огромным  деревянным мечем с надписью: ” Остротами руби с плеча,  не жалея  этого меча !” И когда в финале под громовой  хохот  зрителей , собравшихся в Доме офицеров,  ”Кащей”,  обритый наголо, голый по пояс, с  нарисованными ребрами и  черепом с костями,  с воплями носился по залу,  больше всех радовался наш командир…
 
Шутки  КВН: ”Каждый генерал норовит вставить свой жезл  в колесо истории”,  ”Во время инструктажа суточного наряда: ”… и по сигналу ”Пожар” солдаты должны выскакивать из казармы в чем мать родила :  в трусах, майках и  сапогах”, и т.д.
 
КВН 60-х был безобидным, шутили над частностями, не затрагивая  верхов, ни о какой сатире и речи не шло. Но, тем не менее, КВН запретили. На Байконуре эстафету  КВНа подхватил театр эстрадных миниатюр, созданный при Доме офицеров космодрома.
 
В январе 1978 года я был назначен командиром ИП-3, и в течении пяти с половиной лет мне посчастливилось возглавлять этот замечательный коллектив.
 
В 1981 году  наш воинский коллектив  завоевал  звание  ” отличная часть”.  Основная заслуга принадлежала, конечно, офицерскому корпусу части, прапорщикам. Какие это замечательные люди!  Это: Аблялимов Николай Изетович, Осканян Крекор Хачересович – заместители по измерениям, в то время капитаны, сейчас полковники; старшие лейтенанты – Галькевич Александр  Игоревич, Сафиканов Рамиль Нуриянович; прапорщики – Прозоров Николай Иванович, Мавлиханов Василий Борисович и многие – многие другие. В 1982 году  мы подтвердили  это звание . Блестящая техническая подготовка, требовательность к себе и  подчиненным, умение работать с личным составом, полная самоотдача службе – вот качества, которые  отличали этих людей. И практически все измерительные средства части, благодаря их усилиям,  в тот памятный год завоевали призовые места.
 
Не могу не сказать добрых слов  о своем заместителе по политчасти Липкане Евгении Петровиче. Придя в армию  после института, он прошел путь от начальника станции до командира  легендарного первого ИПа. К огромному сожалению , Липкан Е.П. трагически погиб  в Крыму, так и не успев приступить к новой должности – заместителя командира дивизии.
 
В 1983 -1986 г.г. я командовал войсковой частью 34005 – ИП-2.  Пристартовый  измерительный пункт  располагался на 43-й площадке,  рядом со стартом, где погиб маршал Неделин М.И. Радио- и телеметрические измерительные средства находились на  высоком песчаном бугре, который постоянно заносило  песком и продувало ветрами -  летом знойными,  зимой – пронизывающе холодными.  Надо прямо сказать, часть находилась в тяжелом состоянии: разморожена теплотрасса – в технических зданиях холодно, в солдатской столовой не хватало посуды, столов… С трудностями постепенно справились. В часть поступала  новая  техника, возводились технические здания, прибывали хорошо подготовленные инженеры-выпускники военных училищ  и академий.  Активно готовились к испытаниям ракетно-космического комплекса ”Энергия-Буран”. Главная задача измерительного пункта:  кино-, радио- и  телеметрическую информацию, полученную во время  пристартовых испытаний ракеты и во время ее полета, максимально быстро доставить на ВЦ (вычислительный центр) для обработки и составления отчетов.
 
Я не помню случая, чтобы эта задача когда-либо  была выполнена плохо. Не случайно, за всю историю космодрома, только 3-е управление измерений и  математической обработки испытаний завоевало звание ”отличного” в 1982 году. Командовал  управлением Генерал-майор Катаев Владимир Иванович.
 
Несколько слов  о  Катаеве В.И.: заместитель начальника космодрома по измерениям, в подчинении - несколько тысяч офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат, служащих; 10 измерительных пунктов, вычислительный центр. На ВЦ работало 500 женщин. Остроумный генерал  любил повторять с гордостью: ”мой тысячесисечный коллектив!” С 1988 г. Владимир Иванович  проживал  в Киеве, вел большую общественную работу: директор музея Космонавтики, председатель Всеукраинского Совета ветеранов космодрома  Байконур и еще много других обязанностей.
 
В войсковых частях  ИП-2, ИП-3, которыми  мне довелось  командовать, служили  воины 22 национальностей. Много можно  говорить  хорошего  о солдатах, два года честно  выполнявших  воинский долг в тяжелых условиях  стартовых площадок.
 
Несколько слов о воинах-чеченцах.  Трудно было с ними. Вековая обида за поражение в Кавказской войне 19-го века, депортацию, давала себя знать, передавалась из поколения в поколение. Самолюбивые, гордые люди – всякое бывало, и  плохое – тоже.  Но не об этом. Они не боялись трудностей, работы. Образцовые противоатомные убежища на  ИП-2 и ИП-3 сооружены руками этих людей вместе с воинами других национальностей. Но основная  заслуга принадлежит  старшему лейтенанту Неборскому С.Н., сержанту Шарипову Р.Д., рядовым - Абдуразакову А., Астафурову В., Загорелову Ф., Фоменко Н. и другим.
 
Шарипов, Абдуразаков, Астафуров – чеченцы, в то время им было по 20 лет. Сейчас – за 40, расцвет мужчины, за 40 – если они живы.  Воюют ли они, и на чьей стороне – не знаю. Вряд ли они хотели воевать, они хотели  жить, строить, воспитывать детей.
 
Мне приходилось во время отпусков несколько раз проехать по Чечне, Дагестану. Благодатный, богатый край, никто не стрелял, не воевал… Спрашивается – кому  нужна эта война и кто ответит за развал  великой страны, за смерть  десятков тысяч людей?  Может быть демократический  ”вождь” Горбачев, первый предавший свою партию, так и  не научившийся правильно расставлять ударения в словах и до сих пор уверенный в том, что республика со столицей Баку называется  ”Азибиржан”,  или другие ”вожди”?  Вряд ли. Но ответить должны – рано или поздно… Вот такие невеселые мысли – не уходят никуда, к сожалению…
 
 
Мне приходилось во время отпусков несколько раз проехать по Чечне, Дагестану. Благодатный, богатый край, никто не стрелял, не воевал… Спрашивается – кому  нужна эта война и кто ответит за развал  великой страны, за смерть  десятков тысяч людей?  Может быть демократический  ”вождь” Горбачев, первый предавший свою партию, так и  не научившийся правильно расставлять ударения в словах и до сих пор уверенный в том, что республика со столицей Баку называется  ”Азибиржан”,  или другие ”вожди”?  Вряд ли. Но ответить должны – рано или поздно… Вот такие невеселые мысли – не уходят никуда, к сожалению…
 
После увольнения в запас проживаю в Киеве, в течении 3-х  лет (1988-1991) работал в гражданской обороне вместе с Морозовым В.Д. За это время  обследовали все школы, детсады, дворы в Ленинском районе, проводили учения, занятия, тренировки с формированиями ГО района. Практически весь зараженный грунт был вывезен из района. Большая заслуга в этом принадлежит п/п-ку Соловьеву В.В. – в то время  начальнику штаба ГО, Андресюку Б.П. – бывшему Зампреду, ныне Народный депутат.
 
Взаключение:  За эти годы столько было интересного – книгу впору писать, было бы здоровье, а эти короткие  воспоминания  хотелось бы закончить словами поэта - байконуровца Феликса Мостового:
 
…Мой Байконур. Уставший Звездопад.
Горячий полдень солнечного лета.
Тоскует по тебе душа поэта
Который день, который год  подряд.
…Прощай, далекий Байконур,
Мое  счастливое начало,
НАДЕЖНЕЙ НЕ БЫЛО ПРИЧАЛА…
 
 
Юрий Васильевич Мирный родился 05.10.1936 г.
в г. Барвенково Харьковской области.
 
В 1958 г. окончил Гомельское радиотехническое училище
войск ПВО страны. Служил в Туркестанском военном округе.
 
В 1967 г. окончил Академию им.  Дзержинского
и прибыл на Байконур. Службу проходил в 3-м ИУ
на ”Сатурне”, подвижном ИП-е, ”Веге”, ИП-3, ИП-2.
 
В 1986 г. уволен в запас и проживает в г.Киеве .
 
В 1988-1991 г.г. – заместитель начальника штаба ГО Ленинского
района г.Киева. Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.
 
Награжден орденами ”Красной Звезды”, ”За мужнiсть”, ”Ю.А.Гагарина”,
18 медалями.
 
Первоисточник: www.fkrus.ru
Офицеры и прапорщики ИП-2, в центре - КЧ 34005 п/п-к Юрий Васильевич Мирный, середина 80-х.