Краткая история КИК СССР
ТРЕТИЙ ПЕРИОД 1960 -1966 гг.
 
Задачи КИКа в третьем периоде своей истории - подготовка к работе и управление первыми обитаемыми космическими кораблями "Восток" и "Восход", первыми спутниками военного назначения "Зенит-2" и "Зенит-4", первыми спутниками связи на высокоэллиптических орбитах "Молния-1", первыми межпланетными и новыми лунными аппаратами, другими ИСЗ серии "Космос" и ИСЗ "Электрон" и "Протон".
 
Развитие КИКа для телеконтроля и телеуправления первыми космическими кораблями серии "Восток" с человеком на борту осуществлялось на основании Постановлений Правительства от 22 мая 1959 года, от 4 июня и от 11 октября 1960 года. Этими постановлениями и разработанными в ОКБ-1 под руководством С.П. Королёва проектами предусматривалось сначала создание и запуск на невысокие орбиты ИСЗ прототипов будущих обитаемых космических кораблей (КК) в необитаемом режиме, но с животными на борту. Их назвали кораблями-спутниками. Предназначались они для дополнительных исследований влияния условий космического полёта на живые организмы, ЛИ и отработки конструкции космических кораблей "Восток", их оборудования, методов и средств управления ими на основных этапах полёта. Этими этапами были следующие: выведение космических кораблей трёхступенчатой ракетой-носителем на невысокую орбиту (до 380 км в апогее), орбитальный полёт, завершающийся включением тормозной двигательной установки (ТДУ), полёт со снижением высоты под воздействием ТДУ, завершавшийся отделением спускаемого аппарата (СА) и, наконец, катапультирование и спуск космонавта на парашюте.
 
Метод управления ракетой-носителем при выведении - автономное управление, сочетавшееся с телеуправлением, осуществляемым специальной системой "радиоуправления". Технологически и организационно она относилась не к КИКу, а к космодрому. Метод управления в орбитальном полёте - осуществляемое КИКом командное телеуправление, реализуемое разовыми командами (РК). При этом каждая РК предназначается либо для однократного изменения состояния (режима работы) управляемых бортовых устройств (агрегатов), либо для включения бортовых полуавтоматов. Одни из них, как, например, система ориентации КК по Солнцу, после их включения начинают решать свою задачу в автономном режиме. Другие, именуемые программно-временными устройствами (ПВУ), вырабатывают серию последовательных управляющих воздействий на другие бортовые устройства по заранее (до полёта) введённым программам. Метод управления при спуске и отделении СА - от ПВУ, запускаемого разовой командой КИКа. Катапультирование - от автономных приборов. ПВУ автономно управляют рабочим циклом исполнительных агрегатов (в частности ТДУ и устройствами отделения спускаемого аппарата).
 
Опасаясь неадекватности сознания и действий космонавта в условиях космического полёта, и учитывая высокую ответственность за судьбу отправляемых в неизведанный полёт космонавтов, было решено снять, по меньшей мере с первого космонавта, и возложить на КИК и бортовые полуавтоматы решение всех задач по управлению космическим кораблём. В первую очередь это касалось выдачи команд на работу ПВУ, осуществляющего включение ТДУ, и через 10 минут команду на отделение СА. В связи с этим КИКу, наряду с выполнением всех задач телеуправления КК, включая телеконтроль его движения и состояния, надлежало представлять руководству полётом по каналам связи оперативные доклады с экспресс-информацией о важнейших событиях и обстановке на борту КК. В том числе - об отделении корабля от ракеты-носителя, об ориентации корабля, о срабатывании тормозной двигательной установки, о состоянии здоровья космонавта и системы его жизнеобеспечения. Кроме того, КИКу надлежало предоставить космонавту по возможности непрерывную радиосвязь по УКВ и КВ каналам с руководителями полета.
 
Результаты проектирования развития КИКа в процессе ЛИ кораблей-спутников состояли в следующем.
 
Во-первых, значительно увеличено число зон радиовзаимодействия (видимости) летящего космического аппарата с НИПами (ИПами) в течение суток и сокращено число "глухих" витков, на которых нет таких зон. Этому способствовало отмечавшееся ранее перебазирование НИП-12 из Новосибирска в Колпашево и создание НИП-14 у Щёлково, решение об использовании для приёма телеметрических сигналов космического корабля трёх морских ИПов флотилии ТОГЭ-4 (ранее созданной для нужд полигона "Кура"), располагаемых в акватории Тихого океана, и трёх, располагаемых в акватории Атлантического океана, морских ИПов "Ильичевск", "Краснодар" (именовавшийся до конца 1961 года "Ворошилов") и "Долинск" нового Плавучего телеметрического комплекса (ПТК). Он был создан по программе изучения Луны, Марса и Венеры. В интервалах полёта между зонами видимости НИПов (ИПов) была предусмотрена КВ-связь с космонавтами на базе приемопередающих радиоцентров системы связи КИКа и министерства связи.
 
Во-вторых, существенно развито оснащение КИКа УКВ и более коротковолновыми станциями взаимодействия с КК и космонавтом. В дополнение к ранее установленным станциям траекторных измерений "Кама" и телеметрическим "Трал" на НИПах введены командные станции МРВ-ВС а затем "Пост-Д" для передачи на борт КА разовых команд. Они были разработаны НИИ-648 по программе создания космических аппаратов серии "Космос" на основе модернизации станций МРВ-2М. Некоторые НИПы были дооснащены дублирующими комплектами названных станций. Введены также станции двусторонней УКВ связи с космонавтами "Заря", разработки НИИ-695. С целью получения телевизионных изображений, передаваемых с первого корабля "Восток", применена простейшая станция, разработанная ОКБ МЭИ при участии ВНИИ телевидения на базе телеметрической станции "Трал". Для корабля "Восток-2" она была заменена более совершенной системой "Топаз-10" со специальной приёмной аппаратурой на НИП-9 в г. Красное Село. А, начиная с "Востока-3", была внедрена система "Топаз-25", полностью удовлетворяющая телевещательному стандарту. Она позволила наблюдать прямые репортажи из космоса всем телезрителям страны. Разработка этих телевизионных систем выполнялась кооперацией ВНИИ телевидения и ОКБ МЭИ.
 
Замечание автора сайта: в разных источниках, как правило - в зависимости от ведомственной принадлежности (ВНИИТ или ОКБ МЭИ) - содержатся разные сведения об ТВ-аппаратуре: если сомнению не подвергается "Селигер" на КК  "Восток" и "Топаз-10" или "Топаз-25" на КК, начиная с "Восхода", то ТВ-аппаратура на КК "Восток -2, -3, -4, -5, -6" оспаривается: или "Селигер", (доработанный по теме "Ястреб" (ВНИИТ), начиная с "Востока-3") или "Топаз-10" (ОКБ МЭИ).
 
На самом деле на КК "Восток" и "Восток-2"  устанавливалась аппаратура и камера "Селигер" с параметрами передачи 100 строк по вертикали, частота кадров - 10 герц, на КК "Восток-3, -4, -5, -6"  устанавливалась аппаратура и камера "Селигер", доработанные по теме "Ястреб" с параметрами передачи 400 строк по вертикали, частота кадров - 10 герц. Сигнал с борта всех "Востоков" передавался передатчиком "Трал-П", на трех НИПах - Ленинградском,Симферепольском и Енисейском - прием велся на аппаратуру "Селигер" , также доработанную после полетов двух первых "Востоков" по теме "Ястреб".

 
В-третьих, повышена оперативность, надежность и информативность решения баллистических задач, обработки и передачи траекторно-измерительноий и командно-программной информации. Для этого в НИИ-4 в 1960 году создан вычислительный центр на базе ЭВМ М-20 и М-50. На смену аппаратуре обработки и передачи траекторной информации "Кварц" ЛПИ разработал более совершенные ПОЗУ "Темп". Институтом электронно-вычислительной техники была создана аппаратура "Луч" автоматизированной передачи из центра на НИПы командно-программной информации.
 
В-четвертых,  усовершенствована система связи КИКа по телефонным и телеграфным каналам. В 1961 году при вычислительном центре НИИ-4 создан узел связи, обеспечивший оперативный приём от НИПов результатов траекторных измерений. Введена аппаратура тонального телеграфа и ВЧ-телефонии. Начато строительство приёмных и передающих радиоцентров системы связи КИКа в интересах управления обитаемыми и необитаемыми КА. Радиоцентры были созданы при Елизовском НИП-6, Уссурийском НИП-15, Улан-Удэнском НИП-13 (с решением задачи ретрансляции), Енисейском НИП-4, Колпашевском НИП-12, Сары-Шаганском НИП-3. В них применялись передатчики мощностью 5, 25 и 100 кВт, перспективные приёмники, обширные приёмные антенные поля и расположенные от них на удалении до 20 километров - передающие. На базе указанных центров НИИ-695 была создана коротковолновая система "Весна" дальней радиосвязи с космонавтами и передачи с борта КК особо важных телеметрических данных.
Тогда же был создан глобальный циркуляр телефонной громкоговорящей связи, в который включены Центр КИКа, КВЦ, основные НИПы, КВ радиоцентры и космодром.
 
Специалисты КИКа провели специальные занятия с будущими космонавтами об устройстве Командно-измерительного комплекса, о его возможностях и правилах взаимодействия с ним во время полёта. С целью обеспечения надёжной, слаженной работы проведены наземные проверки функционирования технических средств, самолётные облёты этих средств, а затем неоднократные комплексные тренировки. Завершающими были тренировки в процессе реального полёта пяти успешно выведенных на орбиты кораблей-спутников серии ЗКА.
 
Работа КИК по кораблям-спутниками
и обитаемым космическими кораблям
"Восток" и "Восход"
 
Оперативно-техническое руководство (ОТР) телеконтролем и телеуправлением кораблями-спутниками и обитаемыми космическими кораблями серии "Восток" на первых витках их полёта осуществлялось с космодрома Байконур оперативной группой, составленной из членов Государственной комиссии, во главе с главным конструктором С.П. Королёвым. Сюда поступала информация от КВЦ при НИИ-4, из Командного пункта Центра КИКа (КПЦ) и от групп управления, которые создавались на время полёта первых КК при космодроме Байконур, Колпашевском и Елизовском НИПах, а также при КВ радиоцентрах Министерства связи в Новосибирске и Хабаровске. В состав каждой группы управления на НИПах и КВ радиоцентрах входили её начальник, офицер связи, будущий или уже летавший космонавт, врач и представитель Министерства связи. Затем оперативная группа Государственной комиссии вылетала в Москву, и на последующих витках полёта, если они предстояли, ОТР контролем и управлением космическим кораблём переходило к КВЦ и КПЦ КИКа.
 
Все общие задачи КИКа по телеконтролю и телеуправлению пятью успешно выведенными кораблями-спутниками перед первым полетом человека в космос (запуски в период с 15.05.60 по 25.03.61) были успешно выполнены с привлечением практически всех стационарных НИПов, а также морских ИПов ПТК и ТОГЭ-4. Качественная работа КИКа позволила оперативно установить ряд возникших в полёте нежелательных событий и вызвавших их причин. Это относится к неправильной работе бортовой системы ориентации корабля-спутника № 1, которая привела к переводу его на более высокую орбиту, вместо снижения, а также к настораживающему, но в целом допустимому отклонению от нормы физиологического состояния подопытных собак на третьи сутки орбитального полёта корабля-спутника № 3..
12 апреля 1961 года на корабле "Восток" впервые в мире был совершён полёт человека в космос. Ю.А. Гагарин в течение 108 минут облетел на этом корабле весь Земной шар и благополучно возвратился на родную Землю.
 
Ликовал весь мир. И, конечно же, все причастные к осуществлению этого величайшего события, в том числе - труженики КИКа. Ведь в управлении космическим кораблём "Восток" непосредственно участвовали коллективы Центра КИКа, всех восточных стационарных НИПов (Сарышаганского, Колпашевского, Енисейского и Елизовского), а также морских ИПов ТОГЭ-4 и ПТК. Остальные стационарные НИПы Комплекса находились в состоянии готовности на случай нештатных ситуаций. Надо отметить, что в этом триумфальном полёте были недопустимые впредь пробелы, которые вызывали глубокую озабоченность, близкую подчас к стрессу. Так было, когда произошёл, хотя и естественный, кратковременный перерыв УКВ-связи С.П. Королёва с космонавтом при переходе космического корабля из зоны видимости Сары-Шаганского НИПа в зону видимости Колпашевского. Так было, когда региональная группа управления при Камчатском НИПе, возглавляемая будущим космонавтом А.А. Леоновым, не получила к сеансу связи с Ю.А. Гагариным сведений от КВЦ в Москве о фактической орбите полёта "Востока". Тогда Леонов, чтобы не волновать Гагарина, взял на себя ответственность сообщить ему по УКВ-связи, что "орбита нормальная". А это далеко не соответствовало истине. Так было, когда оператор командной станции Камчатского НИПа передал на космический корабль разовую команду включения ПВУ без учета фактических отклонений орбиты от расчётной. Это отличие было тогда неизвестным, и, как позже установлено, произошло вследствие отказа системы радиоуправления РН, не выдавшей своевременно команды на выключение двигателя третьей ступени. Команда поступила от страховавшей её автономной системы управления РН с некоторым сдвигом по времени. В результате приземление Гагарина произошло со значительным перелётом - не в Волгоградской области, как планировалось, а в Саратовской.
 
"Восток-2" стартовал 6 августа того же года с космонавтом № 2 Титовым Г.С. на борту. При этом был совершён уже суточный, семнадцативитковый орбитальный полёт с обширной программой экспериментов.
Командно-измерительному комплексу потребовалось задействовать для сеансов работы с "Востоком-2" все свои наземные командно-измерительные пункты, а не только восточные, и в возросшей степени морские ИПы ТОГЭ-4 и ПТК. По меньшей мере, в 20 раз вырос объём принимаемой, передаваемой и обрабатываемой КИКом информации. Непредвиденные ситуации были, но не являлись угрожающими для космонавта и успеха полета в целом. Так, параметрам орбиты, рассчитанным в КВЦ по траекторным измерениям большинства НИПов, не соответствовали измерения Камчатского НИПа. Причина состояла в вынужденном использовании этим НИПом для привязки системы единого времени сигналов, передаваемых японской радиостанцией, а не Государственной эталонной станцией СССР, из-за плохого прохождения её КВ сигналов.
 
Практический опыт телеконтроля и телеуправления космическими кораблями "Восток" и "Восток-2", в особенности, привёл к принципиальным выводам о безотлагательной необходимости иметь созданный при НИИ-4 на базе НКВЧ орган оперативного управления космическими аппаратами (КВЦ) непосредственно в подчинении Центра КИКа. С учётом опыта управления космическими аппаратами к Луне, Венере и начавшейся программы "Космос" признано было необходимым:
 
- передать функции КВЦ и личный состав НКВЧ из НИИ-4 МО в Центр КИКа и создать там вместо КВЦ штатные подразделения, специально предназначенные для подготовки и осуществления управления космическими аппаратами родственных типов, способные анализировать состояние закреплённых за ними космических аппаратов и принимать решения о дальнейшей программе их полёта;
- формировать из личного состава этих подразделений с участием представителей ведущих организаций-разработчиков, заказчиков и пользователей космических аппаратов главные оперативные группы управления (ГОГУ) соответствующими космическими аппаратами, а также входящие в состав ГОГУ специализированные оперативные группы;
- создать в Центре КИКа штатный командный пункт Центра (КПЦ), из состава которого формировались бы его дежурные смены.
 
Управление в период с 11 по 15 августа 1962 года последующими космическими кораблями "Восток-3" с лётчиком-космонавтом А.Г. Николаевым и "Восток-4" с П.Р Поповичем, совершившими первый в мире групповой космический полёт, осуществлялись ещё по прежней схеме. Но при управлении одновременно двумя космическими кораблями КИКу пришлось принимать и обрабатывать в десять раз большие потоки информации, чем при односуточном полёте одного "Востока-2". Впервые надо было осуществить приём на Командно-измерительных пунктах телевизионного изображения космонавтов и обеспечить его трансляцию по сети ТВ СССР. На Симферопольском НИПе был организован пункт связи, оснащённый аппаратурой станции "Заря" и приёма телевидения. Его посетил первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв, который переговорил с находившимся в полёте космонавтом А.Г. Николаевым, видел его в условиях невесомости на телевизионном экране и под впечатлением увиденного, сфотографировался на память с группой сотрудников КИКа.
 
Официальное решение о повышении статуса Центра КИКа состоялось сразу же после полёта космических кораблей "Восток-5" с лётчиком-космонавтом В.Ф. Быковским (14.06.63 19.06.63) и "Восток-6" с первой в мире женщиной лётчиком-космонавтом В.В. Терешковой (16.06.63 19.06.63). Функции управления космическими аппаратами и НКВЧ, в составе двух отделов, были переданы 25 июня 1963 года из НИИ-4 МО в ведение Центра КИКа. С тех пор управление космическими аппаратами и руководство привлекаемыми для этого средствами и персоналом КИКа стало, как правило, единой, неразрывной задачей.
 
Соответствующая этому новая организационная структура Центра КИКа сформировалась в процессе подготовки и осуществления управления сначала необитаемыми спутниками фотонаблюдения серии "Зенит-2", а затем обитаемыми космическими кораблями серии "Восход". Космический корабль "Восход" с космонавтами В.М. Комаровым, К.П. Феоктистовым и Б.Б. Егоровым был выведен на орбиту ИСЗ 12 октября и совершил посадку 13 октября того же года.. Группа управления размещалась в Москве, при КПЦ КИКа, группа координации и связи базировалась на второй площадке космодрома Байконур при Государственной комиссии. При группе управления состояли группа анализа работы наземных средств комплекса, баллистическая группа, а также группа управления системой радиосвязи с космонавтами. Расчёт параметров орбиты, траектории спуска и целеуказаний станциям НИПов и ИПов выполняли те же вычислительные центры, что и при полётах "Востоков". Главным был ВЦ НИИ-4. Положительный опыт Центра КИКа по управлению полётом корабля "Восход" позволил возложить на КИК, теперь уже непосредственно в программе ЛИ "практическую реализацию работ по управлению, связи и наблюдению за кораблем "Восход-2".
Общая схема организации телеконтроля и телеуправления "Восходом-2" в основном соответствовала схеме управления "Восходом".
 
Космический корабль "Восход-2" стартовал 18 марта 1965 года, Его экипаж состоял из командира корабля подполковника П.И. Беляева и лётчика-космонавта А.А. Леонова. На втором витке орбиты космонавт А.А. Леонов, снабжённый автономной системой жизнеобеспечения, впервые в мире вышел в открытый космос и пребывал в условиях космического пространства около 20 минут, в том числе вне корабля - 10 минут. Чётко работавшая система космического телевидения и система связи КИКа обеспечивали прямую телевизионную передачу из космоса, во время которой миллионы людей в Советском Союзе и за рубежом наблюдали лётчика-космонавта А.А. Леонова на экране своих телевизоров во время его космической прогулки. Кроме того, надёжно работавшая переговорная радиосвязь с кораблем "Восход-2" позволила осуществить непосредственную беседу по радио руководителей страны с космонавтами во время их полёта.
 
Развитие и применение КИКа для
управления первыми спутниками военного
назначения "Зенит-2" и "Зенит-4"
 
Первыми отечественными спутниками военного назначения стали спутники фотонаблюдения за поверхностью Земли типа "Зенит-2" и "Зенит-4", разработанные в ОКБ-1 в соответствии с тем же Постановлением Правительства от 22 мая 1959 года и на той же конструктивной основе, что и космические корабли серии "Восток". Полёт первого спутника "Зенит-2" под условным наименованием "Космос-4" начался 26 марта 1962 года, а первого спутника "Зенит-4" в 1963 году. Основные конструктивные отличия ИСЗ "Зенит-2" и "Зенит-4" от "Востока" состояли в размещении вместо кресла и средств обеспечения жизнедеятельности космонавта фотоаппаратов для съёмок из космоса и средств, обеспечивающих доставку на Землю отснятой плёнки в спускаемом аппарате.
 
Главные отличия в управлении ими состояли в том, что во время их полета наряду с формированием и передачей на борт разовых команд требовалось формирование и закладка в бортовое программное устройство сложных программ выполнения очередных сеансов фотонаблюдения. Только так можно было выбирать фотографируемый из космоса район с учётом изменяющейся оперативно-тактической обстановки, отсутствия над ним облачности, достаточной освещённости Солнцем и т. д. Но ранее созданные командные станции закладывать программы не могли. Надо было создавать функционально новые командно-программные станции. К тому же следовало учесть целесообразность совмещения в новых станциях функции передачи командно-программной информации с функцией траекторных измерений и приема ТМИ. Это позволяло уменьшить количество различных станций на НИПах, число приёмных и передающих антенн на борту КА, а также диапазон используемых ими радиоволн.
 
С этой целью практически одновременно был и разработаны и поставлены на НИПы командно-измерительные станции (КИС) "Подснежник" (разработчик - НИИ-10 МСП), работающая в режиме широко-импульсной модуляции (ШИМ), и станции "Тайга" (разработчик - НИИ-648), командно-программной радиолинии (КПРЛ), работающая в режиме аналоговых сигналов. В 1966 году на основе "Тайги" была создана КИС "Куб". Все эти станции, в отличие от станций КРЛ невоенного назначения, смогли формировать и передавать на борт не только разовые команды, но и программы работы космического аппарата на очередные сеансы фотонаблюдения, позволяли обеспечить высокую помехозащищенность, скрытность и имитостойкость. К тому же КИС "Подснежник" и "Куб" совмещали в каждой из них функции командно-программной радиолинии и траекторных измерений (КПТРЛ). Но они не были унифицированными. Будучи практически одинаковыми по тактико-техническим возможностям, они могли работать каждая только с КА своего типа: "Тайга", а затем "Куб" - со слутниками "Зенит-2", "Подснежник" -  со спутниками "Зенит-4" и, следовательно, требовали строительства на одних и тех же НИПах отдельных сооружений и комплектования отдельными расчетами личного состава. Также исключалась возможность взаимной подстраховки. Таким образом, терялся выигрыш в надёжности и пропускной способности КИКа, который бы достигался в случае их взаимозаменяемости.
 
К концу рассматриваемого третьего периода истории КИКа в НИИ-885 завершалась разработка ещё одной, и тоже неунифицированной, КИС "База", предназначавшаяся для управления только КА навигационно-связной системы ВМФ "Циклон".
 
Появлению ряда неунифицированных КИС способствовало то, что создание их, как правило, финансировалось за счёт средств, выделяемых Правительством на создание каждой новой космической системы. При этом технические задания на разработку новых КИС формировались организациями различных главных конструкторов новых космических систем. А Министерство обороны не проявило столь же "драконовской" настойчивости, как в аналогичной ситуации в США, где было категорически запрещено разрабатывать и применять неунифицированные станции слежения и телеметрии.
 
Что касается телеметрических станций, то для спутников фотонаблюдения они остались теми же, что и для КК "Восток" - типа "Трал". Затем последовала их модификация "Трал-К2М". Кроме того, на НИПах принимались телеметрические сигналы установленного на "Зенитах" бортового коротковолнового передатчика системы "Сигнал", отличающегося от передатчика системы "Весна" отсутствием каналов радиосвязи с космонавтами.
Всего к работам по управлению спутниками "Зенит-2" и "Зенит-4" привлекались 8 НИПов и 3 морских ИПа. Органом оперативного контроля и управления первыми спутниками фотонаблюдения, начиная с ЛИ самого первого ИСЗ типа "Зенит-2", был КВЦ при НИИ-4. Там получали оперативную телеметрическую информацию с ближайшего Щёлковского НИП-14, формировали команды и программы для закладки на борт и направляли их в КПЦ КИКа. Оттуда они вместе с дополнительными указаниями рассылались через ЦУС на НИПы для реализации.
 
Со средины 1963 года телеконтроль и телеуправление спутниками фотонаблюдения стали осуществляться дежурными сменами оперативных групп анализа и управления, основной состав которых комплектовался штатными сотрудниками специально созданного в Центре КИКа отдела. Только за полтора года с апреля 1962 по октябрь 1963 были осуществлены 10 полётов космических аппаратов "Зенит-2". Постановлением Правительства 10 марта 1964 года КА этого типа были приняты на вооружение. Спустя год были приняты на вооружение также и КА типа "Зенит-4".
 
В открытой печати и других СМИ текущие сведения о создании и применении КА военного назначения, наименования их типов тогда не упоминались. Сообщалось лишь о времени запуска и параметрах орбит со ссылкой на то, что они относятся к ИСЗ обобщённой серии "Космос" и указанием порядкового номера их запуска в этой серии. К серии "Космос" относились также ИСЗ другого назначения, в том числе двойного (военного и невоенного), социально-экономического, научного, с незавершённой лётно-конструкторской отработкой и другие. Но практически все они подлежали контролю и управлению КИКом страны.
 
Развитие и применение Комплекса для
управления другими ИСЗ серии "Космос"
и ИСЗ "Электрон", "Протон"
 
Запуски ИСЗ серии "Космос" начались 16 марта 1962 года. После спутников "Зенит-2", "Зенит-4" на лётные испытания стали поступать другие ИСЗ этой серии военного, социально-экономического и двойного назначения. К ним относятся ИСЗ метеорологического наблюдения типа "Метеор". Первые два из них - технологические ("Космос-14, -23"). Полёт ИСЗ "Космос-44", впервые приступившего к практическому выполнению задач метеорологического наблюдения, начался 26 марта 1964 года. Затем наступили лётные испытания ИСЗ ведомственной связи "Стрела-1", "Стрела-2" и радионаблюдения "Целина-О", а также ИСЗ "ДС-П1-Ю", "ДС-П1-И" для юстировки средств ПВО и ПРО.
 
Кроме того, в рассматриваемый период начались полёты ИСЗ научного назначения "ДС" и "ДС-У" серии "Космос", а также не входящих в эту серию - "Электрон" и "Протон".
 
Для телеконтроля и телеуправления всеми этими спутниками потребовалось ещё и дополнительное развитие территориальной структуры. Территориальная структура КИКа пополнилась в 1965 году двумя новыми командно-измерительными пунктами: КИП-17 у г. Якутска и КИП-18 у г. Воркуты. Расположенные в северных широтах, они обеспечили работу с ИСЗ "Метеор", которые стали запускаться с северного полигона (космодрома) Плесецк на приполярные орбиты.
 
Найдено было и решение исключительно острого для КИКа вопроса о сосредоточенном базировании КПЦ КИКа, Центров управления КА и штатных подразделений Центра КИКа на специально выделенной для этой цели территории с перспективой развития. В рассматриваемый период КПЦ с его узлом связи и ЦУ некоторыми ИСЗ временно располагался в помещениях "первого дома" МО. ЦУ другими ИСЗ и подразделения Центра КИКа ютились в тесных неприспособленных помещениях - на Гоголевском бульваре, дом 6, в Хамовнических казармах по Комсомольскому проспекту, дом 18, в полуподвальных помещениях по Хорошевскому шоссе, на КИП-14 в Щёлково. И это - не говоря уже о базировании ЦУ лунными и межпланетными КА при Симферопольском и Евпаторийском КИПах. Поэтому  в марте 1964 года Правительством было принято решение о строительстве КПЦ КИКа на территории городка "Голицыно-2" Московской области. Там же имелось в виду разместить органы оперативного управления КА военного и двойного назначения, а также руководство и основные подразделения Центра КИКа.
 
Задача эффективного оснащения НИПов командно-программными, траекторно-измерителъными и телеметрическими станциями для телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами серии "Космос", а также рассмотренными в настоящем разделе обитаемыми космическими аппаратами и ИСЗ фотонаблюдения, в научно-техническом и финансово-экономическом отношении также была не из лёгких. Ограничиться применением станций ранее созданных и введённых в КИКе типов, в ряде случаев не удавалось. Происходило это из-за недостаточно эффективного принципа финансирования заказов технических средств КИКа для каждой новой космической системы в отдельности. Для экономически эффективного развития КИКа требовался заказ и внедрение ТС унифицированного применения для управления большой совокупностью как уже существующих, так и принципиально новых космических аппаратов и систем, по крайней мере относящихся к ИСЗ ближнего и среднего космоса военного, двойного и социально-экономического, назначения.
 
С связи с этим, с целью усиления научно-технического руководства заказами технических средств КИКа в промышленности в 1964 году в НИИ-4 расширяется космическая специальность и преобразуется в направление по КИКу. Большой вклад в совершенствование командных, а затем и командно-измерительных станций (КРС и КИС) с учётом их унификации для работы с многими КА ближнего и отчасти среднего космоса, а также преемственности перехода от уже применяемых станций к более совершенным и новым, внёс коллектив одного из тематических направлений космической деятельности НИИ-648. Исходя из прототипа КРС - МРВ-2М, разработчиками этого направления были последовательно созданы и введены на КИПах УКВ командные и командно-программные радиостанции всё более совершенных типов.
 
Первые из них, после МРВ-2М, - станции типа МРВ-ВС, созданные для командного управления КК "Восток", могли работать с числом команд до 40, включая команды высокой надежности "спуск с орбиты" и "экстренное катапультирование". Следующие станции типа "Пост-Д", с расширенным радиодиапазоном и увеличенной дальностью действия, - для управления малыми спутниками ДС, ДС-У серии "Космос" и последующими (после 1962 года) КК "Восток". Далее - "Пост-Д1" с увеличенным числом команд до 400 и с повышенной их имитостойкостью для управления КК "Восход", ИСЗ "Электрон" (с 1964 года). Наконец, "Пост-2Д" с числом разовых команд около 3000 - для высоконадежного управления ИСЗ "Метеор", "Протон" и рядом других (с 1966 года).
 
Особенности этих типов УКВ КРС - небольшие габариты, вес и энергопотребление бортовых устройств аппаратуры; ненаправленные бортовые антенны, позволяющие работать с неориентированными ИСЗ, и антенны самих станций, не нуждающиеся в наведении на быстродвижущиеся спутники; всё большее у станций последующих типов количество передаваемых команд с более высокой надёжностью и оперативностью. Тем же коллективом в начале следующего периода истории КИКа (в 1967 году) были созданы для работы со многими ИСЗ серии "Космос" УКВ станции второго поколения - типа "Коралл". Это были уже командно-измерительные станции. В состав каждой из них входили командная станция "Пост2Д", устройство формирования программ, а также принципиально новая станция "Краб" для траекторных измерений доплеровским методом и приема телесигнализации. А пока что параметры движения рассматриваемых ИСЗ определялись станциями "Кама".   
 
Переход на требуемые более совершенные телеметрические станции осуществлялся как для ИСЗ серии "Космос", так и для других КА, заметно эффективнее, чем создание и внедрение траекторно-измерительных и командно-программных станций. Новая радиотелеметрическая станция РТС-9 была задумана на работу с унифицированным рядом бортовой аппаратуры. Из его модулей можно было составить комплект для любых ракет и космических аппаратов, взаимодействующий с унифицированной наземной станцией. Система РТС-9 со станцией МА-9-МК оказалась предпочтительнее, чем уступившая ей на конкурсной основе система "Орбита-ТМ" разработки ОКБ МЭИ. Она стала применятся начиная с 1963 года, для КА типа "Метеор", КА серии "Космос", а также спутника связи "Молния- 1" и оказалась перспективной для большинства других. Что касается станций "Трал", то они, а затем и их модификация "Трал-К2Н", ещё продолжали применяться на НИПах для работы с КА ранее рассчитанными на использование этих станций, в частности с аппаратами типа "Восток", "Восход", ДС, "Зенит-2", "Зенит-4".
 
Для приема телевизионной информации с КА "Метеор" на трёх НИПах были применены станции "Фобос", разработанные во ВНИИ телевидения.
 
Решение основных задач баллистического обеспечения телеконтроля и телеуправления аппаратами серии "Космос" и всеми другими КА в рассматриваемый период осуществлялось ВЦ НИИ-4, созданным, как уже отмечалось, в 1960 году. Он дооснащается ЭВМ М-220 и всем необходимым ПМО. Чтобы разгрузить его от громоздких расчётов и передач НИПам целеуказаний для наведения антенн их наземных станций, все НИПы стали оснащаться ЭВМ. Эту работу проводил созданный в 1962 году в Центре КИКа отдел математической обработки. В 1966 году создаются ВЦ в Центре КИКа и на НИПах 10 и 16. Они так же, как и ВЦ НИИ-4, оснащаются ЭВМ М-20, М-220. Осуществлена привязка узлов связи КИПов к Государственной сети связи и аренда магистральных каналов телефонной связи по несколько каналов на каждый НИП.
 
Отмеченное развитие КИКа позволило его специалистам успешно справиться с управлением семи типов ИСЗ военного и социально-экономического назначения серии "Космос", поступивших на ЛИ, а "Зенит-2" - в эксплуатацию после принятия на вооружение, плюс четырёх типов ИСЗ научного назначения.
 
 
Подготовка и применение Комплекса для управления
первыми спутниками связи
на высокоэллиптических орбитах "Молния-1"
 
Первыми отечественными спутниками космической связи двойного назначения (социально-экономического и военного) стали спутники типа "Молния-". Они были разработаны в ОКБ-1 при участии Московского НИИ радиосвязи и НИИ радио. Их главные особенности - ретрансляция передаваемых специальными наземными станциями сигналов телевидения и связи в диапазоне дециметровых или сантиметровых волн спутниками, выводимыми на высокоэллиптические орбиты. Период обращения их вокруг Земли - 12 часов, высота перигея - 500 км, апогея - 40 тыс. км. Первый работоспособный спутник "Молния-1" был выведен в космос 24 апреля 1965 года. Его появление имело для нашей страны огромное социально-экономическое значение. Впервые стало возможным транслировать для жителей Дальнего Востока программы Центрального телевидения и обеспечить доступную сверхдальнюю связь в интересах как гражданских, так и военных потребителей.
 
В качестве наземных радиостанций решено было дооборудовать ранее установленные на большинстве НИПов станции "Сатурн", разработанные в СКБ-567 в интересах лунных и межпланетных программ. Основные доработки, после которых эти станции стали именоваться "Сатурн-М", относились к параболической антенне РС-10-2М с диаметром зеркала 12 метров. Антенну потребовалось сделать полноповоротной, станцию оснастили  передающими и приемными устройствами спутниковой связи и телевещания, которые  позволяли осуществлять траекторные измерения, передачу команд и программ на борт КА  "Молния-1", принимать от него сигналы оперативной телеметрии, посылать и принимать после ретрансляции сигналы спутниковой связи и телевидения на всех рабочих участках орбиты, включая близкие к апогею.
 
Управление космическими аппаратами осуществляла главная оперативная группа управления (ГОГУ) непосредственно со Щёлковского НИП- 14. Техническим руководителем ГОГУ был Б.Е. Черток. Благодаря его опыту и интуиции удалось предложенным им многократным повторением передачи разовой команды на борт "Молнии-1" добиться восстановления электрического контакта реле, подключающего электропитание к бортовой аппаратуре телевидения. Таким образом, передача телевизионных изображений на Дальний Восток была обеспечена.
Развитие и применение Комплекса для
управления межпланетными и лунными аппаратами
 
Перед Командно-измерительным комплексом в рассматриваемый период ставились ещё и впечатляющие воображение задачи телеконтроля и телеуправления первыми межпланетными космическими аппаратами (МПКА) и новыми лунными. Это были необитаемые космические аппараты, направляемые к планетам Солнечной системы Марсу и Венере (по программам М, В и 2МВ), необитаемые аппараты, предназначенные для осуществления мягкой посадки на Луну (программа Е6) и орбитального полёта вокруг неё (программа Е7), аппараты для отработки в необитаемом режиме прототипов обитаемых космических кораблей для облёта Луны и возвращения на Землю (Л-1), а также разгонные блоки, выводящие космические аппараты с промежуточной орбиты на траекторию дальнего полёта.
 
Для телеконтроля и телеуправления этими аппаратами Командно-измерительный комплекс нуждался в существенном развитии. Оно было задано сначала Постановлением Правительства от 10 октября 1959 года, а затем следующими за ним ещё тремя, включая последнее  от 13 мая 1961 года. Эскизные проекты развития КИКа были разработаны для объектов программы Е-6 в 1960 году, Е-7 и 2МВ - в 1961 году в НИИ-4 МО в тесном сотрудничестве с Центром КИКа и научно-исследовательским испытательным полигоном НИИП-5 МО, а затем и с Военными академиями им. А.Ф. Можайского и им. Ф.Э. Дзержинского. В практической реализации этих проектов участвовал целый ряд НИИ и КБ. Основные результаты реализации состояли в следующем.
 
 - для траекторных измерении, при движении на промежуточной орбите вокруг Земли последней ступени ракеты-носителя с космическим аппаратом, выводимым с этой орбиты к Луне и планетам Солнечной системы, а также для передачи команд телеуправления их выведением, НИПы-3, 4, 14, 15 в 1961 году оснащаются станциями приземного контроля (СПК). Они были разработаны в НИИ-885 исходя из прототипа - станции "Сатурн", но с учётом особых требований технологии при выведении МПКА.
 
 - для телеконтроля и телеуправления лунными аппаратами с отработкой мягкой посадки на поверхность Луны ("Луна-4" - "Луна-9") и запуска первых искусственных спутников Луны ("Луна-10" - "Луна-12") Симферопольский НИП-10 оснащается разработанной ОКБ МЭИ приёмной антенной ТНА-200 с диаметром зеркала 25 метров. Она рассчитана на приём радиоволн метрового и дециметрового диапазонов. Этот НИП оснащается также усовершенствованной станцией дальней связи, разработанной в НИИ-885 с передатчиками мощностью 10 кВт. Её антенна в виде "антенной решётки" с синфазными спиральными излучателями была разработана ленинградским Центральным конструкторским бюро ЦКБ-678.
 
 - для телеконтроля и телеуправления межпланетными аппаратами (станциями), направляемыми к Венере и Марсу, в 1960 году на побережье Чёрного моря у г. Евпатории создан основной Центр дальней космической связи (ЦДКС) - НИП-16. Он был оснащён командно-измерительной (совмещённой) радиотехнической системой "Плутон". Приёмный комплекс этой системы и расположенный на удалении около 10 километров от него передающий, оснащены восьмизеркальными поворотными антеннами АДУ-1000 (две - для приёма и одна - для передачи). Общая эффективная площадь каждой из них - около 1000 квадратных метров. Такие антенны, в сочетании с охлаждением входных приёмных устройств жидким азотом и применением передатчика мощностью 120 КВт, обеспечили дальность действия до 300 миллионов километров. Система "Плутон" разрабатывалась СКБ-567.
 
ЦДКС полностью обеспечил работы по космическим аппаратам "Венера- 1" (1961 год), "Марс-1" (1962 год), "Венера-2" и "Венера-3" (1965 год). Отчасти предусматривалось также использование Симферопольского НИП-10 со станцией дальней связи, дополнительно оснащенной антеннами РТ-25 (ТНА-200) и РТ-32 (ТНА-400) разработки ОКБ МЭИ. Для обеспечения ЦДКС связью с НИПами и Центром КИКа потребовалось проектировать и строить заново все сооружения и кабельные линии связи между Евпаторией и Симферополем. Старые, построенные в конце XIX века Вест-Индийской компанией, оказались совершенно непригодными. (в 70-х годах также была создана  радиорелейная линия на японской аппаратуре NEC между Евпаторийским НИПом и Москвой). Все эти линии зарезервированы коротковолновыми радиосредствами.
 
Одновременно с созданием Евпаторийского НИП-16 в 1960 году, НИП-2, располагавшийся у ст. Макат, был перебазирован, как избыточный в том регионе, в район г. Уссурийска и на его основе создан НИП-15 с перспективой выполнять также и задачи второго Центра дальней космической связи.
 
Для телеметрического контроля межпланетных космических аппаратов во время их старта с промежуточной орбиты, происходящего над акваторией Атлантического океана, в дополнение к Тихоокеанской гидрографической экспедиции ТОГЭ-4 потребовалось создание Плавучего (морского) телеметрического комплекса ПТК в составе аналогичной группы морских ИПов, выводимых в эту акваторию. ИПы ПТК "Краснодар", "Ильичевск", "Долинск", оказались необходимыми также для приёма телеметрических данных с обитаемых космических кораблей и необитаемых спутников фотонаблюдения во время включения тормозной двигательной установки. Они были созданы к началу 1961 года в результате проведённых в НИИ-4 научных обоснований обеспечения программы изучения Луны, Марса, Венеры и последовавшего специального постановления Правительства. Исходя из этого, НИИ-4 получил в аренду 3 названных судна, дооснастил их снятыми с автомобильного шасси телеметрическими станциями "Трал", другими необходимыми устройствами и доукомплектовал своими специалистами. К 1962 году к трём ИПам ПТК добавлен четвёртый  ИП "Аксай", предназначенный в основном для снабжения остальных ИПов топливом и пресной водой. К этому времени ПТК находился в ведении НИИ-4. А в январе 1963 года на его основе была сформирована теперь уже подчинённая Центру КИКа специальная воинская часть с прежним наименованием "Плавучий телеметрический комплекс". В 1965 году, на замену ИПов "Краснодар", "Ильичевск" были созданы новые - "Бежица" и "Ристна".
 
Для решения баллистических и других вычислительных задач при выведении космических аппаратов дальнего и среднего космоса потребовалось привлечение к баллистическим расчетам одновременно всех или большинства созданных к тому времени вычислительных центров: ВЦ НИИ-4 МО, ВЦ ИПМ АН, ВЦ ЦНИИмаш, а в дальнейшем и ВЦ Центра КИКа. Для координации выполняемых ими баллистических расчётов создается Межведомственная главная баллистическая группа (МГБГ).
 
Упоминавшаяся разработка в НИИ-4 при участии Центра КИКа эскизного проекта развития КИКа по программе Л-1 содержала обоснования создания в промышленности новых командно-измерительных станций дальнего действия "Сатурн-МС", телеметрических станций РТС-9 со средствами автоматизированной обработки и отображения ТМИ на экранах дисплеев и её передачи в центры управления КА. Кроме того, обосновывалось создание ВЦ на НИП-16, НИП-10 и в Центре КИКа.
 
В целом управление межпланетными и новыми лунными аппаратами имели существенные отличия по сравнению с управлением спутниками Земли, в том числе и первыми обитаемыми космическими кораблями, выводимыми на невысокие орбиты, а также первыми тремя лунными КА. Основные технологические отличия состояли, прежде всего, в гораздо более сложных схемах выведения КА на траектории новых полётов к Луне и планетам. Потребовалось управление вторым стартом ракет-носителей (их четвертой ступенью) лунных и межпланетных аппаратов с промежуточных орбит ИСЗ, коррекцией траектории полёта КА на пути к Луне и планетам, переводом на орбиты Луны и планет, сближением и спуском на их поверхность.
 
Возникла необходимость учитывать естественное запаздывание радиосигналов, составляющее только при распространении радиоволн в одну сторону около 1,3 сек для лунных расстояний, и от З до 15 мин и более - при управлении полётом на межпланетные расстояния.
 
Возникли и организационные задачи. Они были обусловлены тем, что из-за отсутствия тогда средств автоматизированного обмена большим количеством информации между ГОГУ и НИПами Главные оперативные группы управления лунными и межпланетными КА решено было базировать непосредственно на НИПах, где были установлены радиотехнические станции контроля и управления этими КА. А именно: на Симферопольском НИПе - для работы с лунными КА, на Евпаторийском НИПе (ЦДКС) - для работы с межпланетными аппаратами. Эти ГОГУ именовались соответственно группой С и группой Е. Они взаимодействовали с рядом других специально создаваемых оперативных групп на космодроме Байконур, при КПЦ КИКа в Москве, при ОКБ-1, при Межведомственной главной баллистической группе в НИИ-4. Численность некоторых из этих ГОГУ достигала тысячи человек. Кроме того, на Евпаторийский и Щёлковский НИПы направлялись представители из Симферопольской ГОГУ на время работы с ИСЛ и другими лунными КА.
 
Всего за рассматриваемый период (1960 - 1966) КИКом осуществлено телеуправление десятью лунными аппаратами, от "Луны-4" до "Луны-13". При этом впервые в мире осуществлена мягкая посадка на поверхность Луны ("Луна-9", 03.02.66.), три аппарата переведены на орбиту ИСЛ, и с ними проведено свыше 440 сеансов работы. Получены ценнейшие результаты изучения лунного рельефа и гравитационного поля, физических и химических свойств лунного грунта, свойств окололунного пространства.
 
Состоялись также телеконтроль и телеуправление первыми тремя космическими аппаратами к Венере, первым аппаратом к Марсу и тремя пробными МПКА. Аппарат "Венера-1" (старт 12 февраля 1961 года) прошёл от Венеры на удалении около 100 тыс. км, "Венера-2" (старт 12 октября 1961 года)  на удалении 24 тыс. км. Во время полёта МПКА «Венера-3» (старт 16 ноября 1965 года) Командно-измерительным комплексом проведено 63 сеанса телеконтроля и телеуправления, осуществлена коррекция траектории, обеспечившая первую в мире доставку космического аппарата с Земли на поверхность Венеры. МПКА "Марс-1" (старт 11 ноября 1962 года) взаимодействовал со станцией "Плутон" до удаления его от Земли на 106 млн. км. МПКА "Зонд-1", "Зонд-2" и "Зонд-3" были выведены на гелиоцентрические орбиты. Последний из них, в частности, сфотографировал ранее недоснятую часть невидимой с Земли поверхности Луны и передал ее изображение на НИП-16.
 
Радикальные
организационно-штатные мероприятия
 и обустройство Комплекса
 
Рост количества и сложности задач, уже в первые годы рассматриваемого периода истории КИКа, был настолько масштабным, что решить эти задачи в рамках прежней штатной структуры КИКа было бы совершенно невозможно. Потребовались и были приняты безотлагательные меры, направленные на ее радикальное совершенствование. Они осуществлялись по нескольким направлениям.
 
Одно из этих направлений четко определилось сразу же после полётов двух первых космических кораблей "Восток" и "Восток-2". Состояло оно в срочной реорганизации Центра по координации и руководству работой комплекса измерительных средств, средств связи и службы единого времени (с 1960 года он именовался Центром по руководству и эксплуатации измерительных комплексов искусственных спутников Земли и космических объектов), на основе передачи ему функций КВЦ по управлению космическими аппаратами. В результате реорганизации этого Центра в феврале 1962 года на его основе был создан Центр командно-измерительных комплексов искусственных спутников Земли и космических объектов (сокращённо Центр КИКа ИСЗ и КО или Центр КИКа). Он явился единым штатным высшим звеном КИКа, ответственным в целом как за планирование сеансов работы с КА, анализ результатов контроля и принятие решений по управлению космическими аппаратами, так и за реализацию этих решений средствами КИКа. Ему была передана из НИИ-4 Научная координационно-вычислительная часть (НКВЧ), подразделения которой входили в состав упраздняемого КВЦ, подчиненного руководству НИИ-4. В соответствии с предназначением подразделения НКВЧ стали осуществлять, теперь уже в Центре КИКа, централизованное планирование сил и средств Комплекса, координацию взаимодействия с другими организациями, а также телеконтроль и телеуправление космическими аппаратами. Затем, для решения последней из названных задач, в Центре КИКа были созданы испытательно-управляющие космическими аппаратами подразделения  сначала отделы, а затем управления Центра КИКа.
 
В частности, для подготовки и осуществления телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами фотонаблюдения "Зенит-2" и "Зенит-4" в 1963 году был создан отдел, в 1966 году этот отдел преобразуется в соответствующее 1-е управление. Для управления космическими аппаратами и системами спутниковой связи тогда же создается 2-е управление. Для управления космическими аппаратами "Метеор" с 1964 года предназначался один из отделов НКВЧ, а в 1966 году для этого создано 5-е управление. Для подготовки и осуществления управления обитаемыми космическими аппаратами сформировалось 6-е управление. Управление космическими аппаратами, запускаемыми к Марсу, Венере и Луне, а также аппаратами серии "Космос" невоенного назначения осуществлялось отделами НКВЧ.
 
Для оперативного телеконтроля и телеуправления КА из состава испытательно-управляющих и обеспечивающих подразделений Центра КИКа ещё на стадии подготовки к лётным испытаниям космических аппаратов каждого нового типа формировалось квалифицированное ядро ГОГУ. Каждая такая ГОГУ включала группу анализа телеметрической информации, группу расчёта и передачи команд и программ, группу оперативного управления средствами КИКа и средствами связи КИКа и некоторые другие. В состав групп входили представители разработчиков КА и средств КИКа, заказчика, потребителей, НИИ-4 и других организаций. Возглавляли работу всех этих групп руководитель и технический руководитель ГОГУ.
 
Основным регламентирующим документом деятельности ГОГУ служила Программа полёта, заблаговременно разрабатываемая предприятием главного конструктора и согласовываемая со всеми заинтересованными организациями, включая Центр КИКа и НИИ-4 МО. В этой программе определялись для нескольких типовых суток и активных витков орбитального полёта привлекаемые средства КИКа и других организаций, расчётное время их работы, требуемые сроки обработки информации, адреса её доставки и ответственные организации (лица). Указывались рекомендации по управлению в случае возможных нештатных ситуаций.
В обеспечение реализации программы полёта приказом по КИКу ставились соответствующие задачи НИПам и назначались оперативные группы в Центре КИКа, состоявшие из дежурных смен. Оперативные группы и дежурные смены именовались, ввиду их особой ответственности, соответственно, боевыми расчётами и боевыми сменами. Работа в оперативных группах выполнялась в порядке совместительства с основной работой по той или иной штатной должности. Управление космическими аппаратами тех типов, которые успешно прошли ЛКИ и были приняты в эксплуатацию или на вооружение, осуществлялось дежурными сменами тех же подразделений, которые участвовали в работе ГОГУ при ЛКИ этих типов КА.
 
Наряду с Управлениями, непосредственно осуществляющими телеконтроль и телеуправление космическими аппаратами, в 1965 году на базе ранее созданных отделов были сформированы Управление испытаний и эксплуатации командно-измерительных средств и средств автоматизации, а также Управление испытаний и эксплуатации наземно-космической связи КИКа.
 
Другим направлением совершенствования штатной структуры явилось создание штатных штабов как в войсковых частях  НИПах, так и в Центре КИКа. Главной задачей такой системы штабов КИКа являлась, наряду с организацией выполнения приказов и распоряжений начальника КИКа и планов работ, организация боевой подготовки личного состава частей и подразделений Центра, а также руководство службой войск. Штаты штабов НИПов были введены в 1961 году. Штаба Центра КИКа  в 1962 году. Он был сформирован на основе следующих ранее созданных подразделений, выполнявших штабные функции: оперативно-планового отдела, координационно-вычислительного отдела, командного пункта Центра, отделения строевого и кадров, секретного отделения.
 
Ещё одно направление организационно-штатных мероприятий состояло в увеличении штатной численности Командно-измерительного комплекса, вызванная быстрорастущей его загрузкой, развитием и применением Комплекса по прямому его назначению. К концу 1966 года общая его штатная численность возросла до 8496 человек. Из них 7560 военнослужащих. В том числе 1585 офицеров и четыре генерала.
 
Важнейшим организационно-штатным мероприятием для Командно-измерительного комплекса явилось повышение статуса органов, в подчинении которых он состоял. В 1963 году произошло отделение КИКа от НИИ-4 и непосредственное подчинение его начальнику Главного штаба РВСН. В 1964 году на базе Третьего управления ГУРВО образовано Центральное управление космических средств Министерства обороны (ЦУКОС МО) с подчинением его заместителю министра обороныГлавкому РВСН и с передачей ему функций! заказчика ракетно-космических средств, включая средства КИКа. При этом КИК был подчинён ЦУКОСу.
В рассматриваемый период по проектным заданиям и под руководством Центра КИКа на НИПах было развернуто капитальное строительство. Практически все технические средства размещены в специально построенных для этого технических зданиях и сооружениях, обеспечены энерго- и водоснабжением, развернуто строительство жилых и культурно-бытовых зданий.
 
Из Ежегодника БСЭ: 
 
 
1961
 
1962
 
1963
 
1964
 
1965
 
1966
Ссылки:
 
"Зонд"
"Марс"
"Венера"