Василий Сергеевич Лесников
Гагаринское время. 1960 - 1969 годы
Продолжение
1965 ГОД
 
Следуя программе престижных опережающих космических полетов, в СССР принято решение осуществить очередной космический полет с выходом человека в открытое космическое пространство. Те более, что американцы уже объявили о том, что к лету первый астронавт выйдет в открытое космическое пространство.
 
Наш новый космический корабль «Союз», из которого можно было бы спокойно выйти в открытый космос, задерживался с разработкой, изготовлением и испытаниями. И тогда снова применили испытанный способ. Доработали космический корабль «Восток», приделав к одному из люков шлюзовую камеру. На старте она складывалась. В космосе разворачивалась. После выполнения операции выхода камера отстреливалась.
 
Упрощенно схема выхода была такой. Выравнивалось давление в возвращаемом аппарате и развернутой шлюзовой камере. Один космонавт переходил в шлюзовую камеру. Люк в возвращаемый аппарат закрывался. Выходящий в космос космонавт, выравнивал давление в камере с давлением в открытом космосе, открывал люк шлюзовой камеры и осуществлял выход в открытый космос.
 
Затем все должно было происходить в обратном порядке. Космонавт входил в шлюзовую камеру, закрывал выходной люк. Выравнивалось давление в камере и возвращаемом аппарате, и космонавт возвращался к своему товарищу по полету.
Экипаж корабля, естественно, состоял из двух человек в скафандрах. Один должен был выходить в космос. Другой должен был страховать первого и помочь ему в случае необходимости.
 
Все подготовительные работы были выполнены, и в СССР успели осуществить выход в открытый космос раньше американцев.
 
18 МАРТА.
 
На орбиту выведен космический корабль «Восход-2» с экипажем:
-командир экипажа полковник Беляев Павел Иванович. Родился 26 июня 1925 года в селе Челищево Рослятинского района Вологодской области. В 1942 году поступил работать на завод. В 1943 году поступил в Ейское военное авиационное училище летчиков, которое окончил в 1945 году. Участник войны с Японией. Кончил в 1959 году Военно-воздушную академию. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года Член КПСС с 1949 года.
-второй пилот экипажа подполковник Леонов Алексей Архипович. Родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Тисульского района Кемеровской области. Окончил в 1957 году Чугуевское военное авиационное училище летчиков. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года. Член КПСС с 1957 года.
 
Первый скафандр для работы в открытом космосе был разработан для А. Леонова и П. Беляева, которых отобрали в конечном итоге для выполнения этого сложного и ответственного задания. В их скафандрах использовались две герметичных оболочки, из которых одна была резервной, и вступала в действие только при повреждении основной. Чтобы скафандр не раздувался до бесконечности под действием внутреннего давления, в нем использовалась силовая оболочка. В местах для сгиба рук и ног она была снабжена специальными шарнирами, чтобы обеспечить определенную подвижность космонавту. Использовались специальные шарниры и в перчатках космонавта. Для подгонки силовой оболочки на конкретного человека в скафандре имелась специальная троссовая система подтяга и регулировочные элементы на конечностях.
 
Поверх названных трех слоев скафандр покрывали несколькими слоями тончайшей метализованной пленки, которая в свою очередь покрывалась белой плотной тканью, имеющей высокие отражающие свойства. Эти последние слои скафандра надежно защищали космонавта от перегрева солнечными лучами и от переохлаждения.
 
Шлем скафандра защищал космонавта от травм при ударах. На нем также крепились смотровое стекло, герметично соединенное со шлемом, и светофильтр, защищающий лицо и глаза от тепловых и ультрафиолетовых лучей солнца.
 
Радиопереговорное устройство было расположено следующим образом: в непосредственной близости от губ и шлемофона вмонтированы микрофоны, а у уха - телефоны.
 
Атмосферу внутри скафандра составляли несколько десятков литров кислорода, заполнявшие зазор между телом космонавта и герметичной оболочкой. Температура и давление внутри скафандра поддерживались автоматически системой жизнеобеспечения, которая располагалась и в самом скафандре и в установке, напоминающей ранец, закрепленный на спине. В наспинном ранце были размещены запас кислорода в трех баллонах емкостью по 2 литра каждый. На корпусе ранца имелся зарядный штуцер для подзарядки баллонов кислородом в период подготовки к выходу. По специальному манометру можно было контролировать запас кислорода в баллонах. Крепился ранец на спине с помощью быстродействующего разъемного соединения.
 
Кислород подавался системой в скафандр непрерывно. Часть его использовалась космонавтом для дыхания. Другая часть обтекала тело, насыщалась углекислым газом, теплом, влагой, нагревалась, а затем выбрасывалась наружу. Давление в скафандре составляло 0,4 или 0,27 атмосферы. Работать с таким избыточным давлением непросто. Ведь для того, чтобы только сжать кисть руки в перчатке, требовалось усилие в 25 килограмм.
 
Остается рассказать о проблеме дыхания в космическом скафандре. Известно, что в обычных условиях человек дышит воздухом, состоящим на 78% из азота и 21% из кислорода. Остальные примеси составляют около 1%. Атмосферное давление составляет в среднем 760 мм. Рт. Столба. Такой состав воздуха не меняется с поднятием на высоту, Однако, общее барометрическое давление атмосферного воздуха постоянно снижается с поднятием на высоту над поверхностью земли. На высотах полета космических кораблей это давление можно считать практически отсутствующим, то есть существует практически полный вакуум.
21% кислорода на Земле от общего атмосферного давления составляет 160 мм. рт. столба, и только при таком давлении человек может нормально дышать. С подъемом на высоту это давление уменьшается и уже после шести километров у человека наступает кислородное голодание.
 
Кроме то, нельзя забывать, что 78% азота в воздухе на высоте 7-8 километров переходят из растворенного состояния в организме человека в газообразное. При этом нарушается кровоснабжение важных органов деятельности человека. Возникают сильные боли. На высотах более 20 километров азот закипает при нормальной температуре тела человека. Вот почему для обеспечения нормальной жизнедеятельности человека нужно было создать в скафандре среду с избыточным давлением, превышающим атмосферное давление на данной высоте, и газовым составом, обеспечивающем нормальное дыхание.
В тоже время, если избыточное давление в скафандре делать слишком большим, то он будет раздуваться с поднятием на высоту и затруднять выполнение космонавтом запланированных операций.
 
В скафандре А. Леонова можно было установить два уровня давления 400 и 270 мм. рт. столба. При большом давлении легче дышать и Леонов использовал его практически все время своего выхода. Он нормально вышел из шлюза, выполнил основную работу по отходу и возвращению к кораблю, но включить кинокамеру не смог. Дело в том, что кнопка включения кинокамеры располагалась на правой штанине скафандра, и во время тренировок он простым опусканием руки вниз касался нужной кнопки. В реальном выходе, при том же давлении в скафандре, вакуум космоса оказался более глубоким, и скафандр раздулся более обычного. Поэтому те, кто смотрел документальные кадры о первом выходе в космос, недоумевали - почему Леонов так часто и лихорадочно хлопает себя по штанине. А он всего лишь искал кнопку, которая сдвинулась вниз, и дотянуться до нее было невозможно.
 
Более того. Из-за повышенного раздутия скафандра Леонов не смог с первого раза войти в шлюзовую камеру при возвращении. После нескольких неудачных попыток он принял рискованное решение - снизил давление в скафандре до 270 мм. рт. столба. А ведь физические и моральные силы Леонова уже были на пределе. Повышенная температура, значительное потоотделение, кровяное давление до 180, пульс 160. В таком состоянии решиться на снижение потребляемого организмом кислорода очень сложно. Но и другого выхода у Леонова не было. Решение оказалось верным. Леонов вошел в шлюзовую камеру, восстановил давление, выполнил успешно все последующие операции.
 
Принцип выхода в открытый космос через шлюзовую камеру так и остался главным в нашей космической программе. А сама шлюзовая камера в дальнейшем уже стала неотъемлемой частью конструкции будущей орбитальной станции, а не отстреливалась после завершения работ, как это было на корабле «Восход-2».
 
Выход А. Леонова помог практически решить многие вопросы деятельности космонавтов в открытом космосе. Например  оказалось, что отход и подход к кораблю с помощью страховочного фала представляет собой довольно сложную и опасную процедуру. Чем больше расстояние отхода от корабля, тем больше скорость возвращения космонавта к кораблю и скорость вращения самого космонавта. Это влечет за собой не только потерю ориентировки, но и опасность повреждения скафандра и травм космонавта в момент соприкосновения с элементами корабля и станции. Ведь этими элементами могут быть и антенны, и перила, и другие выступающие части. Кроме того. Чем больше длина фала, тем больше вероятность запутывания в нем космонавта Необходимо постоянно контролировать положение не только собственное, но фала, и корабля, и скорости вращения с перемещением.
 
Опасен и тепловой перегрев, так как может вызвать «солнечный удар», а следом не только потерю работоспособности, но и смерть. Впервые неприятности перегрева испытал на себе А. Леонов. Метод снятия тепла в его скафандре за счет вентиляции чистого кислорода не был в полной мере эффективным. В результате нештатной ситуации и больших физических перегрузок температура его тела значительно повысилась, пот заливал не только тело, но и лицо. Сильно запотело и стекло шлем. Это ухудшало ему видимость в самые ответственные минуты выхода в космос.
 
Все скафандры соединялись с кораблем или станцией усиленным фалом для обеспечения безопасности космонавтов. В нем были также проложены провода связи и управления.
 
19 МАРТА.
 
После полного и успешного выполнения программы космического полета на Землю возвратились космонавты Беляев П.И. и Леонов А.А. При спуске космонавтам Беляеву и Леонову пришлось впервые использовать ручную ориентацию корабля перед спуском с последующей выдачей тормозного импульса. К этому пришлось прибегнуть из - за отказа в работе основной автоматической системы ориентации. Причем обнаружилась существенная особенность. Корабль оказался чрезвычайно чувствительным к малейшим перемещениям космонавтов. Он, как маленькая лодка на воде, кренился от малейшего изменения положения или перемещения космонавтов.
 
Беляев все же сориентировал корабль, но тормозной импульс выдал специально чуть больше расчетного. Он дал возможную поправку на свою ошибку в отсчет работы двигателя по секундам, чтобы с гарантией перелететь Европу. В результате, как и следовало ожидать, он перестарался и возвращаемый аппарат сел в глухие дебри Пермской тайги. В сорокаградусный мороз, в полутораметровом снегу экипаж около двух суток боролся за свое существование, пока не подоспела помощь спасателей. Экипаж впервые реально испытал на себе все средства спасения и выживания, которые он осваивал на предварительных тренировках перед полетом.
 
Беляев П.И. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза и Летчик-космонавт СССР. Леонов А.А. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза и Летчик-космонавт СССР.
 
Чтобы завершить рассказ о полетах на космических кораблях «Восток» и «Восход», нужно разобраться еще хотя бы с основными формулировками и понятиями, связанными с пилотируемой космонавтикой. Вот некоторые из них.
Орбита - траектория движения космического летательного аппарата на основном участке полета.
Перигей - ближайшая к Земле точка орбиты космического аппарата.
Апогей - наиболее удаленная от Земли точка орбиты космического аппарата.
Линия апсид - линия, соединяющая точки апогея и перигея.
Восходящий узел орбиты - точка, в которой орбита пересекает плоскость экватора при переходе космического корабля из южной полусферы в северную.
Нисходящий узел орбиты - точка, в которой орбита пересекает плоскость земного экватора при переходе космического аппарата из северной полусферы в южную.
Линия узлов - линия, соединяющая восходящий и нисходящий узлы орбиты.
Наклонение орбиты - угол между плоскостью орбиты космического аппарата и плоскостью экватора.
 
Величина угла наклонения орбиты определяет границы географических широт, в пределах которых будет летать космический корабль. Чем больше наклонение орбиты, тем больше диапазон достижимых географических широт, но тем меньше вес выводимого на орбиту корабля. Последнее вызвано тем, что при увеличении наклона орбиты уменьшается энергия, передаваемая космическому кораблю за счет суточного вращения Земли. С полярной орбиты можно осматривать всю Землю, но для ее достижения требуются большие энергетические затраты.
 
Одно и то же наклонение орбиты может быть получено при северо - восточном и юго - восточном направлении запуска ракеты - носителя. При старте с космодрома Байконур используется северо-восточное направление, так как в этом случае полет на участке выведения и непосредственно после отделения от ракеты-носителя проходит над территорией Казахстана и России. А это значит, что на наиболее ответственных участках полета наземные станции слежения и контроля могут осуществлять радио и телевизионную связь с кораблем, принимать телеметрическую информацию, более продолжительное время проводить измерения параметров орбиты.
 
На участке выведения от ракеты-носителя космического комплекса отделяются и падают на Землю отработавшие ступени. Выделить район для падающих частей, естественно, легче на собственной и дружественной территориях. Однако количество выделенных районов ограничено. Поэтому ограничены и возможные направления запусков ракетносителей, а, следовательно, и величины угла наклонения. Трасса выведения пролегает над малонаселенными районами и потому предполагаемый ущерб от падения обломков рассчитывается как минимальный.
 
Та же задача стоит перед учеными, конструкторами и при выборе возможных областей приземления возвращаемых аппаратов. В уже выбранных районах выведения и спуска не допускают никакого строительства крупных промышленных объектов, не планируют расширение и развитие уже существующих населенных пунктов. И это понятно. Никто не хочет жить с осознанием того, что в любую минуту на голову может свалиться что-то тяжелое, от которого и убежать будет невозможно.
 
В СССР и теперь в России наклонение орбиты пилотируемых космических кораблей находится в пределах от 51 до 65 градусов. Большое наклонение было принято для первых космических кораблей. Затем практически была принята орбита выведения с наклонением 51,6 градуса. Но для интернациональных экипажей при автономных полетах широкий выбор угла наклона сохранялся, так как это позволяло экипажам проводить исследования природных ресурсов над территорией своих стран.
 
Если бы Земля была неподвижной, то есть не вращалась бы вокруг своей оси, то орбита космического корабля все время проходила бы над одними и теми же районами Земли. Однако Земля вращается не только вокруг Солнца, но и вокруг собственной оси. Вследствие этого вращения при заданном наклонении орбиты географические координаты мест, над которыми будет пролегать полет космического корабля, зависят от периода его обращения - времени одного полного оборота корабля вокруг Земли.
 
Эти координаты, соединенные одной линией, образуют трассу полета. Трасса каждого нового витка в пространстве точно такая же, как и предыдущего, но из-за собственного вращения Земли сдвинута к западу по долготе на угол поворота Земли относительно плоскости орбиты за период обращения космического корабля. Долготное межвитковое расстояние сдвига за один оборот  составляет 22,5 градуса.
 
Полный оборот плоскости орбиты космического корабля вокруг Земли завершается приблизительно через сутки. Можно подобрать период обращения орбиты таким, что к этому моменту корабль сделает целое число витков и его трасса совпадет с трассой предыдущих суток. То есть через сутки полета корабль может оказаться над той же точкой. Например, над точкой старта. Такие орбиты называют суточными. Если период больше или меньше суточного, то трасса все время сдвигается по долготе соответственно к востоку или западу на величину, называемую суточным смещением трассы. Это особенно важно при полетах международных экипажей, так как каждому новому космонавту хочется получше разглядеть города и села своей страны, полностью выполнить запланированные эксперимент. Ради этого они готовы не спать несколько суток подряд. И практически всегда первую ночь никто из них не спит во время космического полета.
 
Некоторые объекты, правда, за время полета так и не попадают в поле зрения космонавтов. Например, - на первом витке корабль проходит слева от объекта, а на следующем - справа. Через какое-то время положение нужного объекта может все-таки совпасть с трассой и даже будет в это время прекрасно освещен, но это еще не означает, что на объект не наползет сплошная облачность. И так далее и тому подобное. Космонавт может летать месяцами, но так и не увидит родной город со своей высокой орбиты.
 
Вследствие большой протяженности России в долготном направлении, трасса полета в течение суток проходит через ее территорию 11 раз. Причем, корабль движется с юга на север, а орбита смещается с востока на запад. Кроме того нужно помнить, что чем выше орбита полета, тем больше и период обращения. Таким образом, изменяя период обращения \или высоту полета\, можно выбрать такую орбиту, что в каждые новые сутки можно будет фотографировать и изучать все новые и новые участки поверхности Земли.
 
Существенную роль при планировании полета играет выбор времени старта и допустимые пределы, в которых эти временные изменения возможны. В принципе старт космического корабля может состояться в любое время суток - и днем и ночью. Это как в авиации - взлететь можно в любую погоду. Вот только для посадки необходимы вполне определенные погодные условия и пригодный район.
 
У космонавтов время старта полностью зависит от программы предстоящего полета. Если полет автономный и предполагается в основном дистанционное зондирование Земли, то старт возможен в любое время и основные ограничения относятся к желаемым условиям посадки в конце полета.
 
Если стартующему кораблю предстоит стыковка, например с орбитальной станцией, то ему необходимо стартовать \по принятой нашими учеными схемой стыковки\ в момент прохождения станции над космодромом. Всякие отклонения в ту или иную сторону влекут за собой дополнительные энергозатраты для коррекции орбиты корабля после вывода его на орбиту.
 
Кроме того, всегда желательно, чтобы космический корабль после завершения полета приземлялся на территории Казахстана или России в светлое время суток. Это значительно облегчает процесс поиска и спасения экипажа. Обстановка в районе Казахстана \общепринятый район посадки\ по условиям освещенности повторяется через 58 суток. Так что изменение времени старта влечет за собой и ухудшение условий работы экипажа и поисковиков в самый напряженный период завершения полета, когда организм членов экипажа значительно ослаблен, и им чрезвычайно необходима помощь в первые минуты и часы после возвращения на Землю.
 
При изменении времени старта космического корабля и неизменном наклонении орбиты и ее периода, плоскость орбиты по отношению к Солнцу располагается по разному. Следовательно, в значительных пределах меняются условия освещенности по трассе полета и условиях научных наблюдений Земли.
 
При расчете времени старта космического корабля обязательно учитывается необходимость контролируемого и точного построения ориентации космического корабля на орбите непосредственно перед будущим возвращением на Землю. Ориентация корабля необходима и перед фотографированием объектов, изучением звезд и перед выполнением других задач, которые требуют приведения космического корабля перед работой в строго определенное положение в пространстве. Подобные эксперименты также планируются задолго до полета, и четко рассчитываются по времени, так как их выполнение связано с целым комплексом многочисленных условий по взаимному расположению объектов, с динамическими процессами и многим другим.
 
Важное значение при планировании старта имеет высота апогея и перигея орбиты, на которую выводится космический корабль. Эти величины в течение полета не являются постоянными для любого космического аппарата. На каждом витке, особенно в перигее, космический корабль задевает атмосферу и получает определенное торможение. На следующем витке трасса полета проходит еще ниже, а следовательно плотность атмосферы и ее сопротивление увеличиваются, увеличивая при этом и эффект торможения. Как только скорость космического корабля станет ниже 8 километров в секунду, он неминуемо сойдет с орбиты по длинной, растянувшейся на несколько тысяч километров параболе и устремится к Земле. Вот только рассчитать точку посадки в этих условиях чрезвычайно трудно.
 
С другой стороны, тормозящий эффект атмосферы на высотах ниже 150 километров не позволяет летать за счет инерции. В этих случаях нужна постоянная работа двигателей для поддержания высоты за счет увеличения скорости полета, то есть работе двигателей на разгон. Иначе космический корабль по той же параболе снова устремится к Земле.
Отсюда возникло и такое понятие как время существования космического летательного аппарата на орбите, величина которого равна временному промежутку от выведения космического аппарата на орбиту до его входа в плотные слои атмосферы в пределах 100-150 километров.
 
Критическим значением периода обращения космического корабля на орбите, при котором еще обеспечивается орбитальный полет, считается время 87,75 минут при высоте 170 километров. Орбита при этом круговая.
 
Если орбита космического корабля не круговая, а эллиптическая, то очень важным параметром, определяющим время существования, является перигей. Именно в районе этих точек корабль наиболее сильно ощущает плотность атмосферы.
При высоте перигея 100 километров корабль войдет в атмосферу через виток.
При высоте перигея 200 километров время существования корабля уже около ста дней.
При высоте перигея 500 километров время существования корабля достигает десятков лет.
Цифры параметров орбиты могут изменяться в зависимости от многих условий на конкретный момент времени. Играют роль и гравитационные силы, и магнитное поле, и влияние Солнца. Однако ученые на первых этапах пилотируемых космических полетов учитывали в основном факт аэродинамического торможения атмосферы, используя его как один из резервов безопасности полета.
 
Ниже приводится таблица по космическим кораблям типа «Восток» и «Восход», а также более подробные данные по полету космического корабля «Восток-3».
Корабли
Вес
Перигеи
Апогей
Длительность полета
Восток-1
4725 кг
181 км
327км
1,8 часа
Восток-2
4731 кг
178 км
257км
25,3 часа
Восток 3
4731 кг
 
 
94,37 часа
1 виток  
 
180,7км
234,6 км
 
17 виток   
 
178 км
229,9 км
 
33 виток  
 
175,2км
224,4 км
 
49 виток  
 
172км
217,7км
 
64 виток   
 
168,1 км
210,3 км
 
Восток-4
4731 кг
179,8км
236,7км
70,95 часа
Восток-5
4720кг
181 км
235 км
118,95 часа
Восток-б
4713кг
183 км
231 км
70,7 часа
Восход
5320кг
178км
409км
24,3 часа
Восход -2
 5320 кг
 173 км
495 км
26,03 часа
 
Из таблицы видно, что все космические корабли серии «Восток» выводились на очень низкую орбиту в перигее, обеспечивая тем самым минимально необходимое время существования на орбите. Если бы Г. Титова или любого другого космонавта, стартовавшего на этих кораблях, забросили бы слишком низко, то они не смогли бы летать больше суток и не выполнили бы программу полета. Атмосфера заставила бы их корабли приземлиться раньше.
 
В случае же, если бы корабль при старте забросили бы слишком высоко, а тормозная двигательная установка отказала, то корабль мог бы крутиться на орбите слишком долго и имеющиеся системы жизнеобеспечения не помогли бы космонавту выжить в этом полете. Их ресурс не рассчитан на значительное увеличение продолжительности существования человека в космическом полете.
 
Проводя дальнейшие расчеты снижения космического корабля «Восток-3» можно узнать, когда бы он приземлился в случае отказа тормозной двигательной установки. Для этого каждый может построить график снижения и убедиться в том, что не позже чем через 10 суток корабль сел бы за счет самоторможения. Зная, что система жизнеобеспечения «Востоков» позволяла космонавту жить на орбите до 10 суток, можно наглядно убедиться в степени безопасности полетов космонавтов на этих кораблях при условии отличной работы стартовой команды.
 
Система жизнеобеспечения космических кораблей США в первых полетах обеспечивала существование астронавтов на орбите до трех суток. Их корабли поднимались на орбиту не выше 160 километров, что также обеспечивало им возможность возвращения в допустимые сроки. Да, на первых порах ученые были очень осторожны в своих решениях и пытались обеспечить максимальную безопасность космонавтов. Во всяком случае, до тех пор, пока не была полностью отработана техника стартов. Сейчас, изготовленные на заводе, космический корабль и ракета-носитель доставляются на космодром Байконур и здесь в монтажно-испытательном корпусе \ МИКе\ собираются в единое целое.
 
Длина МИКа более 100 метров, высота с пятиэтажный дом. Поэтому сборка всех основных частей комплекса корабля и ракеты осуществляется горизонтальным способом и в таком же положении на железнодорожной платформе весь комплекс в сборе доставляется на стартовую позицию, расположенную в 1,5-2 километрах. Обычно вывоз ракетыносителя с космическим кораблем выполняют рано утром. И будь то зимой или летом, в леденящую стужу или знойную жару, вокруг состава, забегая с разных сторон, а то и забираясь в вертолет, снимают и снимают торжественный выезд фотокорреспонденты и кинооператоры.
 
Сама стартовая позиция не очень большая. Квадрат железобетона с отверстием в центре для хвостовой части ракетыносителя. Мощный установщик устанавливает ракетуноситель в вертикальное положение, и как бы вставляет в пусковую систему, жестко закрепляя в верхней и нижней частях с помощью специальных ферм. Сюда же подводятся кабельная и заправочная мачты и ферма обслуживания.
 
Несмотря на тщательную проверку всех систем и агрегатов в МИКе, на стартовой площадке все проверки повторяются вновь. Ведь положение ракетно-космического комплекса изменилось с горизонтального на вертикальный, что могло привести к каким то изменениям в работе систем. Да и сама транспортировка могла внести коррективы в состояние систем. В конце проверок ракетаноситель заправляется топливом и сжатыми газами.
 
В бункере командного пункта запуска руководитель работ, оценив все доклады, дает команду готовить космонавтов к посадке в корабль. Начинается отсчет времени непосредственной подготовки к полету. Космонавты на площадке задерживаются недолго. Доклад, последние приветствия, пожелания, и они скрываются в лифте, а через несколько минут выходят на связь с командным пунктом со своих рабочих мест. Космонавты и ракетно-космический комплекс готовы к старту.
 
Во время старта, как и во время стыковки, космонавты находятся в скафандрах вентиляционного типа, которые не претерпели особых изменений со времен старта Ю. Гагарина. Хотя и был период, когда космонавты стартовали в космос без скафандров.
Нахождение в скафандре связано с повышением безопасности космонавтов в период работы на особо опасных участках полета.
Экипаж космического корабля «Восход» работал без скафандров. П. Беляев и А. Леонов находились в скафандрах только потому, что планировался выход в открытый космос. В конечном итоге жизнь заставила конструкторов и космонавтов вернуться к варианту старта в скафандрах.
 
На выход в космос А. Леонова американцы ответили серией из пяти космических полетов космических кораблей «Джемини».
 
23 МАРТА.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-3» с экипажем Вирджил Гриссом и Джон Янг. Длительность полета 4 часа 53 минуты. Корабль испытан в пилотируемом варианте. Астронавты изменяли наклон и высоту орбиты, вручную сориентировали корабль перед спуском, включили тормозную двигательную установку. Для Гриссома это был второй полет в космос.
 
03 ИЮНЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-4» с экипажем Джеймс Макдивитт и Эдвард Уайт. Полет продолжался 4 суток. В этом полете возвращаемый аппарат на орбите был разгерметизирован, и астронавт Уайт вышел в открытый космос без использования шлюзовой камеры. В космосе он передвигался не только с помощью фала, как Леонов. Для перемещения использовалась малогабаритная реактивная установка. Но от фала астронавт не освобождался. Страховка оставалась.
Для отработки операции стыковки было выполнено сближение со второй ступенью ракеты-носителя по разным оценкам на дистанцию 120-600 метров.
 
21 АВГУСТА.
 
На орбиту введен космический корабль «Джемини-5» с экипажем Гордон Купер и Чарльз Конрад. Полет продолжался более семи суток, значительно перекрыв рекорд В. Быковского. Были выполнены различные виды маневров с помощью двигателей корабля и наблюдение объектов в космосе, на земле и в океане. Астронавты работали с бортовой цифровой вычислительной машиной и радиолокатором, наблюдая за предварительно выброшенным контейнером. Гордон Купер совершил свой второй космический полет.
 
28 ОКТЯБРЯ.
 
В слушатели отряда космонавтов зачислены еще 23 человека. Вот только перспективы будущих космических полетов остаются туманными. Следовательно, конкуренция кандидатов на полет будет очень серьезной.
 
4 ДЕКАБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-7» с экипажем Фрэнк Борман и Джеймс Ловелл. Длительность полета уже 13 суток и 18 часов. Уже в начале полета корабль сближался с ракетой-носителем до дистанции 15-20 метров. Затем Борман вручную осуществил ориентацию по звезде Спика, и изменил орбиту в перигее, повысив ее на 61 километр. На вторые сутки астронавты сняли скафандры. Снова маневрировали и перешли на круговую орбиту, которая обеспечивала встречу с космическим кораблем «Джемини-6А».
 
15 ДЕКАБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-6А» с экипажем Уолтер Ширра и Томас Стаффорд. Длительность полета 1 сутки. Первоначально их полет должен был состояться позже. Но ракету «Аджена», с которой должен был состыковаться экипаж «Джемини-7», не смогли запустить в космос. Руководство НАСА приняло решение проверить все этапы стыковки с помощью двух пилотируемых кораблей. Так в космосе срочно оказался корабль «Джемини6А». Томас Стаффорд и Уолтер Ширра мастерски выполнили все операции. Они подходили к кораблю «Джемини-7» на расстояние от 1 до 30 метров, совершили облет корабля. Могли бы и состыковаться, но на кораблях были несовместимые стыковочные устройства. Поучилась отличная генеральная репетиция.
 
1966 ГОД
 
ЯНВАРЬ.
 
14 января умер Сергей Павлович Королев. Без него развитие космонавтики в нашей стране еще больше затормозилось.
За весь 1966 год в СССР не было выполнено ни одного пилотируемого космического полета. Под большим вопросом был и первый пилотируемый полет космического корабля «Союз», разработка которого шла трудно.
 
Космонавты, в сложившейся сложной ситуации, использовали любую возможность, чтобы как можно лучше подготовить себя к предстоящим космическим полетам. Комплексный тренажер космического корабля «Союз» работал на полную загрузку.
 
А США вновь вывели на орбиту 5 космических кораблей «Джемини».
 
16 МАРТА.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-8» с экипажем Нил Армстронг и Дэвид Скотт. Длительность полета 10 часов 41 минута. Но за это время астронавты сумели состыковаться с ракетой - целью «Аджена». Правда, из-за неисправности в системе двигателей, корабль находился в состыкованном состоянии 20 минут. Затем расстыковался и благополучно приводнился в океане. В ходе полета не выполнен выход в открытый космос, из-за аварии двигателя и решения руководства о срочном возвращении экипажа.
 
А в Центре подготовки космонавтов, наконец то, началась пора новоселий. Все космонавты переехали в новые квартиры в своем гарнизоне. 6 лет они ждали этого момента.
 
03 ИЮНЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-9» с экипажем Томас Стаффорд и Юджин Сернан. Длительность полета 3 суток. Стаффорд в космосе второй раз. Почти в каждом экипаже есть астронавт, ранее побывавший в космосе. Экипаж с расстояния более 1000 километров в течении 4 часов приблизился к ранее запущеному спутнику. Затем еще в течение двух суток астронавты совершали маневры вокруг спутника, приближаясь к нему на расстояние в несколько сантиметров. Но как и шесть месяцев назад, для Стаффорда это была лишь прекрасная тренировка. Обтекатель на спутнике не сошел со стыковочного узла. Так что настоящую стыковку выполнить было просто невозможно. В конце полета Сернан вышел в открытый космос через люк корабля. В космосе он пробыл 2 часа 5 минут. Из-за запотевания стекла шлема выход сократили. Сернан не смог испытать реактивную установку для передвижения в космосе. Возвращение астронавтов было успешным.
 
18 ИЮЛЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини10» с экипажем Джон Янг и Майкл Коллинз. Длительность полета почти трое суток. Янг в космосе второй раз. Через 5 часов экипаж сблизился с ракетой «Аджена-10», состыковался с ней. Связка ракеты и корабля трижды меняла параметры орбиты, прежде чем расстыковаться. Затем последовало сближение с ракетой «Аджена-8» и Коллинз, выйдя в открытый космос, перешел \вернее перелетел, используя реактивную установку для передвижения\ на стыковочный узел ракеты, снял с нее некоторые элементы. Приводнение астронавтов было успешным.
 
12 СЕНТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-11» с экипажем Чарльз Конрад и Ричард Гордон. Длительность полета 3 суток. И снова командир экипажа Конрад в космосе во второй раз. С ракетой - мишенью на этот раз каждый астронавт стыковался дважды, получая бесценный опыт стыковки на орбите. Обнаружение ракеты бортовым локатором было произведено с дистанции 93 километров. Далее - сближение с ракетой. На расстоянии 50 метров локатор стал давать неверные показания, и Конрад первую стыковку провел визуально вручную. На вторые сутки после четвертой стыковки, Гордон вышел в открытый космос, прошел по кораблю, и соединил корабль и ракету нейлоновым тросом. После возвращения Гордона в корабль, вся связка ракета и корабль были подняты на высоту 1372 километра с помощью двигателей ракеты. Через два витка корабль снова вернулся на обычную высоту орбиты. Ракета была отстыкована от корабля, и астронавты провели некоторые динамические операции при связке через нейлоновый трос. Затем трос был отстрелен.
 
11 НОЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Джемини-12» с экипажем Джеймс Ловелл и Эдвин Олдрин. Длительность полета 3 суток 22 часа 35 минут. Ловелл в космосе второй раз. Программа полета почти полностью повторяла предыдущий полет. Олдрин трижды выходил в открытый космос, общей продолжительностью 5,5 часов. Каждый космонавт собственноручно провел стыковку с ракетой. На этом программа полетов космических кораблей «Джемини» была завершена. Астронавты получили огромный практический опыт по стыковке на орбите и выполнении различных операций во время выходов в открытый космос. Далее начиналась программа полетов на космических корабля «Аполлон» и полет к Луне.
 
Нашим космонавтам оставалось только завидовать своим американским коллегам. В их распоряжении был только тренажер космического корабля «Союз», много теории и никакой практики космических полетов.
 
За прошедшие годы американцы совершили 16 космических полетов. 20 человек побывало в космосе. Из них дважды - 7 человек.
В СССР за это время было выполнено 8 космических полетов. Слетало в космос 11 человек. Ни один не слетал дважды.
 
1967 ГОД
 
Завершив полеты по программе «Джемини», американцы почти сразу приступили к подготовке пилотируемого полета космического корабля «Аполлон». Уж в феврале был запланирован первый пилотируемый полет корабля с базовым основным блоком. 27 января на космодроме корабль был установлен на ракету-носитель. Назначен экипаж в составе: Вирджил Гриссом, Эдвард Уайт и Роджер Чаффи. Двое первых астронавтов уже побывали в космосе. Уайт был первым американцем, вышедшим в открытый космос.
 
В этот день экипаж отрабатывал в корабле методику своих действий в корабле при запуске. Астронавты находились в скафандрах.
За 10 минут до окончания тренировки в командном отсеке корабля возник пожар. В кислородной атмосфере отсека огонь распространился мгновенно. Но астронавты погибли не от огня, а от удушья, надышавшись дымом от горевших материалов в отсеке. В нормальной обстановке для срочного покидания отсека астронавтам отводилось 3 минуты. Для этого нужно было повернуть рукоятку выходного люка на 200 градусов, и открыть люк во внутрь отсека. Но давление в отсеке за несколько секунд поднялось до 2,5 атмосфер. Преодолеть такую силу, да еще в скафандрах астронавты просто физически не могли. Давление было настолько велико, что треснул пол отсека. Давление упало до атмосферного, но астронавты к этому времени уже ничего не могли сделать.
 
Спасательная команда добралась к экипажу через 5 минут, но было уже поздно. Экипаж погиб. Природа взяла у людей вторую реальную жертву на пути к космосу, предупредив, что на этом пути Человечеству нужно быть чрезвычайно осторожным и внимательным.
 
НАСА приняло ряд мер для повышения безопасности астронавтов. Однако главная причина - кислородная атмосфера в корабле не была устранена. Почти до самого старта в корабле поддерживали состав атмосферы приближенной к земному. Непосредственно перед стартом атмосфера в корабле продувалась и заполнялась кислородом при давлении 0,35 килограмм на квадратный сантиметр. В полете они дышали только кислородом.
 
Такая авария, естественно, не могла не сказаться на сроках выполнения всей программы «Аполлон». Полеты 1967 года отменили. Совершенствовали системы, тщательнее готовились к полету.
 
Для Советского Союза сложившаяся ситуация давала шанс, если и не перегнать американцев в качестве космических полетов, то хотя бы догнать их. Нужно было дать путевку в жизнь космическому кораблю «Союз», и отработать с его помощью все варианты стыковки двух объектов на космической орбите.
 
Космический корабль «Союз» был принципиально новой разработкой, в которой конструкторы учли все недостатки и преимущества предшестующих космических кораблей. Он состоял из трех отсеков: спускаемого аппарата, орбитального обитаемого отсека \бытовой отсек\ и приборно-агрегатного отсека.
 
В дальнейшем, сохраняя в неизменности корпус корабля, разработчики почти полностью заменили оборудование и бортовые системы. Существенно менялись при этом характеристики кораблей. Масса заправленного и укомплектованного корабля, в зависимости от решаемых задач, составляла от 6.38 до 6,85 тонн. Экипаж составлял 2-3 человека. Длина корабля 6,98 - 7,13 метра. Максимальный диаметр 2,72 метра. Размах панелей солнечных батарей от 8,37 и до 10,6 метра. Свободный объем для экипажа 6,5 кубических метров. Возвращаемый \спускаемый\ аппарат имел в отличие от «Востоков» каплевидную форму. Свободный объем для экипажа составлял 2,5 кубометра.
 
Корпус аппарата выполнялся из алюминиевого сплава и имел значительную защиту. Основной теплозащитный экран на участке парашютирования, после выполнения своей задачи, отстреливался. В верхней части корпуса имелся люк диаметром 0,8 метра для сообщения с орбитальным отсеком. Через этот же люк экипаж покидает спускаемый аппарат после приземления. Имеются три иллюминатора - два боковых свободных и один в центре для визира ориентатора. В корпусе размещены два контейнера - основного и запасного парашютов.
 
В орбитальном обитаемом отсеке \БО\ экипаж во время автономных полетов спал, обедал, проводил практически все научные исследования. В верхней части БО конструктивно размещен стыковочный узел. Приборно-агрегатный отсек \ПАО\ предназначен ля размещения аппаратуры и оборудования большинства систем корабля. Бытовой и приборно-агрегатный отсеки не имеют тепловой защиты и после разделения с спускаемым аппаратом сгорают в плотных слоях атмосферы.
 
В состав космического корабля входят:
-система ориентации и управления движением при полете на орбите и в процессе спуска,
-система двигателей причаливания на завершающем этапе стыковки и ориентации,
-сближающе-корректирующая двигательная установка,
-система электропитания,
-система стыковки,
-радио и телевизионные системы,
-система жизнеобеспечения,
-система управления бортовым комплексом с различных пультов космонавта и другие.
 
Корабль «Союз» мог находиться в автономном полете с экипажем до трех недель, но основное его назначение - доставка экипажей и грузов на будущую орбитальную станцию. При автономных полетах корабль в обязательном порядке имел солнечные батареи для подзарядки аккумуляторных батарей. При выполнении транспортных операций наличие солнечных батарей определялось конструкцией орбитальной станции.
 
Основные принципы управления, заложенные на «Востоках», легли и в основу разработки «Восходов» и «Союзов». Даже необходимость выполнения стыковки не изменила ситуацию кардинально. Оптическая ось визира для стыковки оказалась направленной по полету корабля и только. Контроль полета только по телеэкрану, который стал основным прибором, по которому экипаж оценивает качество процесса стыковки с другим объектом. Если же космонавт сомневается в показаниях приборов и хочет собственным глазом, как в автомобиле, посмотреть на сложившуюся ситуацию на дороге, он должен развернуть космический корабль на 90 градусов по курсу и оценить ситуацию через свободный иллюминатор. Долго любоваться объектом стыковки, при таком положении корабля, нельзя. Если космонавт хочет одновременно управлять процессом перемещения в космосе, он должен при этом постоянно помнить, что в данном положении ручки управления двигателями поменяли знак своего управляющего действия, то есть сдвинулись на тот же угол разворота корабля в 90 градусов. Хочешь двигаться ближе к объекту, выдавай управляющий импульс основному корректирующему двигателю вправо, а не вперед. И так далее. Это, конечно, трудно. И потому космонавты прибегают к подобному методу контроля обстановки только в очень сложных ситуациях. Например, при стыковке с неориентированным объектом. Раз, другой для такого визуального контроля еще можно было развернуться, но не больше. Топливо надо экономить.
 
Кроме того, стыковочный узел расположен впереди космического корабля и потому боком пристыковаться к другому кораблю или станции никак нельзя. На конечном участке стыковки нужно обязательно идти вперед стыковочным узлом. Конструкторы, хотя и доверили летчикам управление космическим кораблем, на деле больше доверяли технике, автоматике. Именно на нее они делали ставку при разработке космического корабля, так как она позволяла осуществить двойное и даже тройное дублирование систем. К тому же, первые системы отрабатывались, как правило, сначала в автоматическом режиме, а уж потом разработчики начинали думать о ручном контуре управления. Уходить от удачно отработанной схемы трудно. Проще и основной режим стыковки доверить автоматике. То, что космонавты при этом не получают достаточно прочных навыков по управлению космическим кораблем в реальных условиях, уже не является для конструкторов столь существенным фактором.
 
Отработка методики и схемы стыковки проходила сложно. Она началась еще во время группового полета космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4», когда они сближались на расстояние до 5 километров и космонавты проводили первые попытки взаимного обнаружения космических кораблей, учились управлять ориентацией кораблей в пространстве.
 
Полеты автоматических космических кораблей «Полет» и пилотируемых кораблей «Восход» продолжили программу исследований. Космонавты уже не только разворачивали свой корабль вокруг трех осей ориентации, но и совершали небольшие маневры, изменяя высоту полета и плоскость орбиты. Автоматические корабли делали эти маневры еще в больших пределах.
 
Перед новым космическим кораблем «Союз» стояли еще более сложные задачи. Ему предстояло стать настоящим транспортным кораблем, доставляющим на орбиту экипажи и самые разнообразные грузы. А какая же доставка может обойтись без стыковки на орбите с объектом назначения. Весь опыт космических полетов говорит о том, что мы не привыкли идти вперед черепашьими шагами. В каждом космическом полете ставились принципиальные и важные задачи, значительно продвигавшие при удаче, науку вперед. И огромная роль в таком движении принадлежала С.П. Королеву. Разработка «Союзов» началась при Королеве, но на самом важном этапе его подготовки к полету Сергей Павлович уже не мог присутствовать, что и сказалось как на качестве разработки самого корабля, так и на подготовке его к пилотируемым полетам.
 
Первый старт космического корабля «Союз» приближался и нужно сказать сейчас об общих принципах подготовки космонавтов к полетам на этих кораблях.
 
После отбора и двухгодичного курса общекосмической подготовки, космонавты сдают экзамены. Им присваивают звания летчик-космонавт и назначают в группу для подготовки к конкретному полету. Когда дата полета становится ясной, назначаются космонавты и формируются экипажи для непосредственной подготовки к конкретному полету. Космонавты начинают усиленно работать на комплексном тренажере космического корабля. В комплексном тренажере станции или корабля информационно все должно быть так, как в реальном полете. На пульты выдается реальная информация, в иллюминаторах создается изображение объектов Земли и неба, соответствующие заданной ориентации аппарата в данной точке орбиты. Человек, внезапно попавший внутрь космического аппарата во время тренировки, может определить, что находится на земле, только по отсутствию невесомости и перегрузки.
 
Весь процесс тренировки регистрируется документально и в конечном итоге позволяет инструктору достаточно точно и объективно оценить действия каждого члена экипажа по пятибальной системе оценок. Когда таких систем контроля не было, непререкаемость инструктора и уверенность космонавтов в своей правоте часто мешали объективно разобраться в ситуации.
Есть в распоряжении инструкторов и особые органы управления, которые позволяют задать экипажу условия работы в аварийной ситуации в любой предполагаемой точке орбиты. Завершаются тренировки комплексной зачетной тренировкой, по результатам которой чаще всего и определяется окончательно экипаж, которому вскоре предстоит отправиться в космос.
 
Первому пилотируемому полету космического корабля «Союз» предшествовали два беспилотных, но оказалось, что недоработки еще были, и довольно большие. И не только в конструкции корабля. В вопросах подбора космонавтов на конкретный полет тоже были проблемы.
 
23АПРЕЛЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Союз-1» с космонавтом полковником Комаровым Владимиром Михайловичем.
Комаров В.М. Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР. Первый полет совершил в 1964 году. Впервые космонавт летел в космос второй раз.
 
По разработанной программе после выхода на орбиту космического корабля «Союз-1» с В. Комаровым должен был стартовать космический корабль «Союз-2» с экипажем: В. Шаталов, Е. Хрунов, А. Елисеев. После стыковки двух кораблей Хрунов и Елисеев должны были перейти в корабль Комарова и с ним же возвратиться на Землю. Но у космического корабля «Союз-1» не раскрылись солнечные панели, а энергетические возможности корабля в такой ситуации невелики. Корабль потерял ориентацию и вошел в режим постоянной закрутки. Ни о какой стыковке даже речи не могло быть. Старт второго корабля отменили.
 
Первый пилотируемый полет космического корабля «Союз-1» продолжался более суток и закончился трагически. Из-за нераскрытия основного парашюта по полной программе, возвращаемый аппарат на нерасчетной скорости врезался в землю. Космонавт В. Комаров погиб
 
24 АПРЕЛЯ.
 
Комаров В.М. посмертно награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему вторично присвоено звание Героя Советского Союза. На его родине и на аллее Героев Космоса у ВДНХ в городе Москва установлены его бюсты. Урна с прахом Комарова В. М. замурована в кремлевской стене.
 
Природа взяла свою очередную жертву.
 
Наверное, к месту будут и еще несколько слов о схеме спуска с орбиты на транспортном космическом корабле «Союз». В штатном режиме схему спуска можно разделить на несколько важных участков: проведение маневра для осуществления схода с орбиты полета, полет в разреженных слоях атмосферы до высоты порядка 100 километров, движение возвращаемого аппарата до высоты 10 километров. Здесь уже срабатывает парашютная система и в конце - приземление с использованием двигателей мягкой посадки.
 
На космическом корабле нет привычного тормоза, чтобы замедлить скорость полета до величины, необходимой при посадке.
Основной двигатель космического корабля «Союз» увеличивает скорость, и он же, при изменении ориентации корабля на 180 градусов, может эту скорость уменьшить. Скорость снижается, высота полета уменьшается и через определенное время корабль входит в плотные слои атмосферы. Необходимая ориентация перед выдачей тормозного импульса может выполняться как автоматически, так и вручную экипажем. Точная ориентация корабля перед спуском важна необычайно. Если после выдачи тормозного импульса корабль пойдет прямо к Земле, то никакая защита не спасет его от полного сгорания.
 
При слишком пологой траектории спуска упругость атмосферы не позволит кораблю войти в ее плотные слои. Корабль, чиркнув, как голыш по воде, оттолкнется от атмосферы и уйдет в полет по новой траектории. Может быть, даже постепенно удаляясь от Земли. Именно это произошло с первым космическим спутником в мае 1960 года.
 
Возвращаемый аппарат с экипажем перед входом в плотные слои атмосферы разворачивается, и затем, строго в ориентированном положении относительно вектора набегающего потока, входит в плотные слои атмосферы. Именно на этом участке аэродинамического торможения и решаются главные вопросы обеспечения точного приземления в заданном районе.
 
Основной отвод тепла при спуске осуществляется с помощью теплового экрана, состоящего из абляционных материалов. Именно он поглощает основную энергию аэродинамического торможения, которая разогревает экран до нескольких тысяч градусов.
 
Космонавты через иллюминатор видят, что спуск возвращаемого аппарата в плотных слоях атмосферы проходит практически в сплошном огненном облаке. И многим из них в этот момент кажется, что жар днища вот-вот проникнет сквозь скафандр к их телу.
На высоте 10 километров парашютная система постепенно снижает скорость  до 8 - 10 метров в секунду. У самой земли двигатели мягкой посадки снижают и эту скорость до 3-4 метров в секунду. При посадке Комарова эта система дала сбой. Поэтому он и погиб.
 
Уже после гибели Комарова в отряд были зачислены еще 12 человек, кандидатов на перспективные полеты. Вот только перспективы эти снова были не радужными.
 
Сложившаяся ситуация заставила ученых и конструкторов пересмотреть дальнейшую программу пилотируемых космических полетов. Были пересмотрены и отработаны схема и методика предстоящих стыковок космических кораблей. Одновременно, было решено перед пилотируемым космическим полетом на стыковку, осуществить две дополнительных автоматических стыковок.
По схеме, разработанной специалистами, активный управляемый корабль должен был совершать все маневры подхода и причаливания. Он же стартует первым. После измерения орбитальных параметров, в момент прохода первого корабля над Байконуром, должен стартовать второй корабль, догоняя первый уже на первом витке. Момент сближения находился на внешней стороне орбиты, то есть вне видимости навигационных постов измерения, которые находились на территории СССР. Это было неудобно для всех. Зато уже в конце первого витка, когда корабли входили в зону видимости наших пунктов наблюдения, сразу становилось ясно - прошла стыковка или нет.
 
Первую стыковку осуществили беспилотные спутники Земли серии «Космос» под номерами 186 и 188. Они представляли собой точные копии кораблей «Союз» с системой автоматической стыковки. 27 октября 1967 года стартовал первый корабль, выполнявший роль активного. 30 октября в момент прохождения первого корабля над космодромом стартовал второй космический корабль. Вскоре корабли успешно состыковались в автоматическом режиме. После трех часов нахождения в состыкованном положении и проверки всех систем корабли расстыковались, и возвратились на Землю. Результат автоматической стыковки обнадеживал.
 
1968 ГОД
 
27МАРТА.
 
Во время тренировочного вылета н самолете УТИ МИГ15, чешского производства, погибли Герой Советского Союза летчик-космонавт СССР Юрий Гагарин и Герой Советского Союза Владимир Серегин. Гагарин с Серегиным взлетели с Чкаловского аэродрома в 10 часов 18 минут 45 секунд. Это был завершающий проверочный полет Гагарина с инструктором перед самостоятельным вылетом.
 
Через 7 минут Гагарин \позывной «625й»\ доложил:
-625. Зону 20 занял. Высота 4200. Прошу задание.
Еще через 5 минут Гагарин доложил:
-625. Задание в зоне 20 закончил. Прошу разрешения разворот на курс 320.
\то есть домой\.
-625й, разрешаю.- Сообщил руководитель полетов.
-Понял. Выполняю.
Это были последние и спокойные слова Гагарина.
 
Через 65-68 секунд его самолет, срезав верхушки деревьев, а затем и стволы 14 деревьев, врезался в землю.
Что могло произойти за столь короткое время с летчиками, до сих пор достоверно не знает никто.
 
15 АПРЕЛЯ.
 
На орбиту выведены спутники «Космос-212» и «Космос-213». Это было полное повторение автоматической стыковки двух космических кораблей типа «Союз», которое успешно завершилось в октябре прошлого года. Четыре дополнительных полета космических кораблей с двумя стыковками было вполне достаточно для принятия решения на очередной пилотируемый космический полет. Программу полета на этот раз упростили. Космонавту поставили лишь задачу состыковаться с беспилотным космическим кораблем. Ему не выделили время и ресурсы для того, чтобы проверить, как корабль откликается в реальном космосе на управляющие воздействия космонавта. А ведь он должен был управлять не только пальцами. Эти пальцы были в перчатках от скафандра. Совсем другая чувствительность. Да и к самой невесомости нужно было привыкнуть. НО! Высокое руководство сочло, что подготовки на тренажере достаточно.
 
Американцы перед полетом много тренируются в полетах на невесомость в самолетах лабораториях, а также в водных гидробассейнах. Наши космонавты тоже испытывали себя на невесомость, летая в специальных самолетах. Но о тренировках в гидробассейне, где невесомость можно было имитировать длительно, они могли пока только мечтать. Были только проекты строительства такого бассейна в Центре подготовки космонавтов.
 
18 ИЮНЯ.
 
Третий месяц продолжается расследование причин гибели Гагарина и Серегина. Предварительный вывод комиссии заключается в том, что летчики по каким-то причинам выполнили резкий маневр, в результате которого самолет вошел в штопор. Летчики не справились с управлением. Им не хватило для вывода самолета в нормальный режим 2-3 секунд. Летчики были в сознании. Этот вывод был сделан на основании доклада председателя подкомиссии, главного инженера ВВС генерала Мишука М.Н. Он утверждал, что до столкновения с землей самолет был загерметизирован и управлялся летчиком, так как двигатель самолета работал в нормальном режиме до последней секунды полета.
 
Специалисты на основе расчетов и экспериментов практически доказали, что самолет был разгерметизирован. По рассчитанной траектории полета самолета было доказано, что самолетом никто не управлял. Значит, - летчики находились в бессознательном состоянии. И обвинять их в том, что они не справились с управлением самолета, по меньшей мере, глупо. Надо было искать причины, по которым летчики внезапно потеряли свою работоспособность. Но тогда высоким чинам надо признать, что в самом начале расследования они поспешили и должны признать свои ошибки. Фактически надо было начинать расследование с самого начала. Пойти на это никто не хотел.
 
03 ИЮЛЯ
 
По новым штатам Николаев назначен заместителем начальника Центра подготовки космонавтов, Быковский - командиром первого отряда космонавтов, Титов - командиром второго отряда космонавтов. Леонов и Попович назначены заместителями командиров отрядов.
 
Не все космонавты согласны с таким распределением должностей. Ощущается очень сильное противостояние космонавтов первого отряда и космонавтов последующих наборов. Ведь еще не все космонавты первого набора слетали в космос, а на первые роли уже претендуют такие космонавты как Береговой, Шаталов и другие с богатым летным опытом и инженерными знаниями.
 
02 АВГУСТА.
 
Летчики-космонавты СССР написали письмо в ЦК КПСС о своих взглядах на расследование обстоятельств гибели Гагарина и Серегина. Они не согласились с выводами комиссии. Ответа на письмо не последовало. По разным причинам в письме нет подписей Леонова и Терешковой.
 
ОКТЯБРЬ.
 
Мы не летали год и 5 месяцев, американцы - год и 9 месяцев. К октябрю обе страны были вновь готовы отправить в космос человека. Первыми, однако, в космос отправились американские астронавты.
 
11 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-7» с экипажем из трех человек: Уолтер Ширра, Дон Эйзеле и Уолтэр Каннингем. Ширра в космосе в третий раз. Длительность полета 10 дней 20 часов и 9 минут. Испытывался только основной базовый блок корабля. Лунная кабина не была еще готова. Корабль после выведения маневрировал вокруг второй ступени ракеты-носителя, менял орбиту полета. Астронавты в космосе тренировались к будущим стыковкам и перестыковкам, привыкали чувствовать корабль в управлении.
 
Собственно космический корабль «Аполлон состоит из трех основных отсеков: командного, служебного, лунного модуля. В командном отсеке астронавты стартуют, живут и приводняются при возвращении. Служебный осек по назначению сравним с нашим приборноагрегатным отсеком. Лунный модуль имеет две ступени ракеты-носителя с посадочной площадкой, и отсек экипажа из двух человек. Одна ступень лунного модуля обеспечивает посадку на Луну, вторая - старт и стыковку с базовым блоком корабля, после возвращения с Луны. В Лунном модуле нет привычных кресел. С учетом гравитации астронавты при спуске и старте находятся в модуле стоя, наблюдая за обстановкой в иллюминаторы. Соответственно приспособлены к этому и органы управления модулем. Отсека, аналогичному бытовому отсеку космического корабля «Союз», на «Аполлоне» нет.
 
По размерам «Аполлон» в несколько раз больше «Союза». Запасов топлива для маневров у него в 5 раз больше, чем у нашего транспортного корабля. Так что у американских астронавтов больше свободы в действиях. У них есть возможность исправить первоначальные ошибки, повторяя стыковки второй, третий и больше число раз. Наши космонавты по запасам топлива должны выполнить ручную стыковку с первого раза. Вторая стыковка из-за перерасхода топлива может и не состояться.
 
22 Октября возвращаемый отсек с экипажем космического корабля «Аполлон-7» успешно приводнился в океане.
 
25 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен беспилотный космический корабль «Союз-2».
 
26 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Союз-3» с космонавтом полковником Береговым Георгием Тимофеевичем. Родился 15 апреля 1921 года в селе Федоровка Карловского района Полтавской области. Окончил в 1941 году Ворошиловградскую школу военных летчиков. Участвовал в Великой отечественной войне. Герой Советского Союза. Летчик-испытатель. Испытал 63 типа самолетов.
 
Выбор космонавта был не случайным. После гибели В. Комарова требовалось преодолеть психологический барьер недоверия к технике, а для этого нужен был опытный летчик-испытатель. Более опытного испытателя, чем Г. Береговой в отряде просто не было.
 
Он стартовал на космическом корабле «Союз-3» точно в момент прохождения над космодромом корабля «Союз-2», и догнал последний уже на первом витке. Расстояние между кораблями составляло всего несколько десятков метров. Однако первые полеты космонавтов показали, что нельзя механически переносить законы работы автоматической аппаратуры на возможности и навыки человека. Оказалось, что опыт работы космонавтов по выполнению сложных психофизиологических и физических действий еще мал. Специалисты так и не обратили внимания на слова летавших космонавтов о том, что наиболее трудно работать именно в первые часы нахождения в невесомости. Именно в этот период у космонавтов теряется координация движений, существует даже какая-то заторможенность между желанием выполнить действие и самим действием. Счет во время сближения космических аппаратов идет на секунды, а сами управляющие движения требуют ювелирной точности.
 
Вот что Георгий Береговой рассказал на заседании Госкомиссии.
-Сближение кораблей до 200 метров проходило нормально. В 200 метрах от «Союза-2» я стал управлять причаливанием вручную. Корабли сблизились до 30-40 метров. В этот момент я ясно увидел, что огни «Союза-2» «образуют трапецию. Я никак не мог загнать их в одну линию, и понял, что стыковки не будет. Я решил зависнуть и ждать рассвета. На светлой части Земли я увидел корабль «Союз-2» на удалении 30-40 метров. Но курсы кораблей расходились на 30 градусов. Я сделал попытку приблизиться к «Союзу-2», но курсы кораблей стали расходиться еще больше. Решил при полете над территорией СССР получить консультацию командного пункта, а до этого заснять корабль «Союз-2». Когда я отстегнулся и полез за фотоаппаратом, то ремнями или ногой задел за ручку управления. Я заметил что ручка управления включена на расход горючего, только когда более 30 килограмм горючего было уже израсходовано.
 
По поводу своего самочувствия Береговой пояснил, что только в первый день было впечатление запрокидывания головы назад и неприятные ощущения при резких движениях головой. Потом все прошло.
 
В результате Госкомиссия сделала вывод о том, что Береговой не выполнил стыковку на первом витке из-за собственной ошибки, допущенной им в определении взаимного положения кораблей по крену так как:
-Отсутствовала адаптация к условиям невесомости в первые часы полета на участке причаливания и стыковки.
-Стыковка проводилась вне зоны видимости УКВ связи, что не позволило космонавту оперативно получить необходимые указания.
-Ручка управления оказалась скомпанованой неверно, что привело к случайному включению двигателей причаливания и ориентации, фиксации этой ручки в отклоненном положении. Это привело к перерасходу топлива и потере пассивного корабля в поле зрения активного.
-На тренажере стыковки во время подготовки не было возможности задавать рассогласование между осями кораблей более 30 градусов, а именно такие условия сложились на орбите из-за случайного включения двигателей. Космонавт не имел навыка работы в подобных условиях.
 
Таковы были выводы комиссии, а на деле это означало вот что. В процессе сближения Береговой довел свой корабль до «Союза-2» на расстояние 40 метров, погасил скорость, и доложил при появлении связи, что стыковку выполнить не может, так как «Союз-2» развернут относительно «Союза-3» более допустимого и рассогласование увеличивается. Анализ телеметрии на тот момент показал, что разворот объяснялся взаимным разворотом кораблей именно по крену, а не по курсу, как докладывал Береговой. Соответствующими маневрами кораблей стыковку можно было бы осуществить, но космонавт по своей подготовке, без команд с Земли, к такому маневру не был готов. Корабль Берегового в момент стыковки находился как бы в перевернутом положении по крену относительно другого корабля. У пассивного корабля было два постоянных сигнальных огня вверху и два мерцающих огня внизу.
 
Береговой считал, что он подошел к другому кораблю нормально, и маневры выполнял соответствующие. Но из-за расхождения положения кораблей по крену на 180 градусов, управляющие воздействия Берегового не привели, как он докладывал «к сведению огней в линию». На Земле поняли ситуацию и пытались сразу разобраться, но Береговой не смог ответить сразу какие же огни и где он видел. А перед Госкомиссией ему уже подсказали правильные ответы.
 
Ситуацию еще можно было бы спасти, но в режиме зависания, ожидая зону связи с Землей, и хорошо наблюдая «Союз-2», Береговой решил его сфотографировать. Во время извлечения фотоаппарата из места крепления и подготовке к съемкам, Береговой случайно отклонил ручку управления движением в одно из фиксированных положений. Он непроизвольно использовал ее как опору для удобства фотографирования. В результате включились двигатели. Береговой заметил их включение только через полторы минуты. Давление \количество топлива\ в системе наддува двигателей уже упало до 110 атмосфер. Стыковка оказалась невозможной, и Береговой дал отбой программам стыковки.
 
Когда корабль вошел в зону радиосвязи, его решение подтвердили специалисты. Да и корабли разошлись уже достаточно далеко друг от друга. Главная задача полета - стыковка не была выполнена. Учитывая уже вторую подряд неудачу в стыковке при пилотируемых полетах и положительный опыт автоматических стыковок, было решено вернуться к испытанному методу.
 
Были предложены и существенные изменения. Корабль, стартовавший первым, становился активным, и космонавт до стыковки получал возможность более суток спокойно адаптироваться к условиям невесомости. Космонавт, стартовавший вторым, через сутки после первого, тоже получал несколько часов на адаптацию к невесомости. Затем его корабль должен был совершить все предварительные маневры для корректировки орбиты и выхода в точку встречи. Тем самым экономилось топливо для активного космического корабля на конечном участке стыковки. Да и космонавты получали моральное удовлетворение при такой программе работы - оба в полной мере работали на стыковку.
 
Главная особенность работы космонавтов на орбите связана с невесомостью. Именно она сыграла важную отрицательную роль в том, что Береговой допустил, на первый взгляд, небольшую ошибку, которая в итоге оказалась роковой для выполнения программы полета.
 
Невесомость характеризует такое состояние человека, при котором у него возникает эффект потери веса. Она является одним из наиболее важных факторов, влияющих на возможность плодотворной деятельности человека в космическом пространстве. Наиболее сильная реакция человеческого организма на невесомость проявляется в начальный острый период адаптации к длительной невесомости. Его продолжительность в зависимости от индивидуальных особенностей организма космонавта колеблется в пределах от одного дня до семи и более суток.
 
Вес человека определяется силой земного притяжения и центробежной силой от вращения человека вместе с поверхностью Земли вокруг ее собственной оси. Так как сила притяжения Земли обратно пропорциональна квадрату расстояния от центра Земли до ее поверхности, то в районе полюсов она выражена сильнее. Известно ведь, что Земля сплюснута у полюсов и человек, находящийся на полюсе, располагается ближе к центру Земли, чем тот, кто находится у экватора. В то же время центробежная сила, направление которой противоположно силе земного притяжения, оказывается у экватора значительно больше по величине, чем вес того же тела на полюсе. Разница приблизительно в 5%. Поэтому и космодромы стараются по возможности располагать поближе к экватору, так как требуется меньшее тяговое усилие ракет при том же полезном грузе.
 
Полный эффект невесомости можно получить, если поместить человека на расстояние 37000 километров над поверхностью Земли. Или в поезде, движущемуся со скоростью 8000 километров в час по экватору, или спуститься в колодец глубиной 6370 метров.
 
Реально невесомость наступает в космическом корабле сразу после прекращения работы двигателей при переходе к орбитальному полету. И сразу же для всех органов человека наступает период, характеризующийся чрезвычайно необычными условиями функционирования. Ориентировка человека в пространстве обеспечивается благодаря деятельности вестибулярного аппарата, зрительного и слухового восприятия, а также информации, поступающих от чувствительных нервных окончаний кожи, сухожилий и мышц.
 
Вестибулярный аппарат расположен во внутреннем ухе и представляет собой отолитов прибор. Дно небольшой полости покрыто нервными чувствительными клетками, снабженными волосками, на которых как бы лежат в студенистой жидкости небольшие кристаллики солей кальция, называемых отолитами. Изменение положения головы приводит к изменению положения отолитов, и к изменению давления на нервные клетки, вызывая их возбуждение. Далее информация поступает в центральную нервную систему человека. В состоянии невесомости отолиты прекращают давление на нервные окончания и, беспорядочно передвигаясь, так же беспорядочно воздействуют и на нервные окончания клеток.
 
Кожа, сухожилия, мышцы, помогавшие в земных условиях уточнить положение тела, в невесомости лишь указывают степень воздействия на тело того или иного усилия. Но они никак не подсказывают - вниз или вверх головой находится человек по отношению к Земле. Единственным сигналом, правильно информирующим человека о положении в пространстве в данной ситуации, остается зрение. Вернее, зрение быстрее других органов приспосабливается к новым условиям. У некоторых людей в первые секунды невесомости возникают иллюзорные представления об окружающей среде, предметах, появляется чувство перевернутости, хотя на самом деле человек не менял положения своего тела. Это состояние быстро проходит, и зрение остается самым надежным и достоверным из всех органов чувств человека в невесомости. Если же человек в невесомости закроет глаза, то он полностью потеряет представление о своем положении в пространстве.
 
Невесомость значительно меняет и условия работы сердца. В земных условиях оно качает кровь вверх, питая кровеносные сосуды головного мозга. Вниз кровь перемещается за счет того, что существует земное притяжения, то есть за счет гидростатического давления. В невесомости сердце продолжает свою работу, увеличивает кровяное давление, но вниз кровь не идет, так как отсутствует сила земного тяготения. В результате кровяное давление в сосудах головного мозга, особенно в начальный период появления невесомости, значительно повышается. Внешне эти изменения в организме человека проявляются в появлении бледности лица, его одутловатости \лицо как бы распухает\, изменении пульса, появлении тошноты и позывам к рвоте.
 
Однако есть определенные различия во взаимодействии человека с невесомостью при работе внутри космического аппарата и вне его. Внутри космического аппарата \корабля или станции\ космонавты обычно работают без скафандров, в привычной газовой атмосфере, в удобной одежде, при относительно большом просторе для свободных перемещений и при нормальном атмосферном давлении. Различать влияние невесомости на разных людей в этом случае можно разве что по времени их адаптации к условиям невесомости.
 
Общим для всех космонавтов является эмоциональный взрыв чувств восхищения, радости, необычности происходящего, порой даже ощущение нереальности происходящего с человеком в космическом полете.
 
Процесс адаптации \привыкания\ организма человека к невесомости ученые делят на три фазы. В течение 1-3 суток человек частично привыкает к невесомости. После 4-5 суток он уже относительно устойчиво работает в условиях невесомости.
По мере дальнейшего привыкания космонавтов к невесомости их действия становятся все увереннее и увереннее. Появляется спокойствие и четкость в движениях. Начинается период полной работоспособности. Как заявляли многие космонавты, через месяц работы на орбите они полностью входят в режим работы и могут выполнять любую по сложности научную программу или эксперимент.
 
Именно по причине отрицательного влияния невесомости в начальный период полета, космонавтам стараются не планировать в это время работы с большими физическими нагрузками и требующими большой точности координации движения.
 
28 ОКТЯБРЯ
 
Космический корабль «Союз-2» в беспилотном варианте успешно приземлился. В это же день Госкомиссия приняла решение. Шаталову, Волынову, Хрунову и Елисееву закончить подготовку к 25 декабря. Очередной старт по программе с переходом космонавтов через открытый космос назначили н январь следующего года.
 
30 ОКТЯБРЯ.
 
На землю успешно возвратился спускаемый аппарат космического корабля «Союз-3» с космонавтом Г. Береговым.
Береговой Г.Т. награжден орденом Ленина и второй медалью Золотая Звезда. Как дважды Герою Советского Союза ему будет установлен бюст на родине. Ему присвоено звание Летчик-космонавт СССР и воинское звание генерал-майор.
 
4 ДЕКАБРЯ.
 
Вышло постановление ЦК КПСС по результатам расследования гибели Гагарина и Серегина. Они подтвердили первоначальные выводы правительственной комиссии. Никто не стал глубоко вникать в мотивировки космонавтов и других специалистов, которые выступали против таких выводов.
 
21 ДЕКАБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-8» с экипажем: Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл и Уильям Андерс.
Корабль выеден на орбиту вместе с третьей ступенью ракеты-носителя, но вновь без лунного модуля. Повторять предыдущий полет не стали. Через три часа третья ступень ракеты отработала положенное время, и корабль вышел на траекторию полета к Луне. Астронавты впервые в мире за 20 часов сделали 10 витков вокруг Луны и возвратились на Землю. Для Ловелла это был уже третий космический полет, для Бормана - второй.
 
1969 ГОД
 
14ЯНВАРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Союз-4» с космонавтом, подполковником Шаталовым Владимиром Александровичем. Родился 8 декабря 1927 года в городе Петропавловске Северо-Казахстанской области. Окончил Воронежскую спецшколу ВВС и Качинское военное авиационное училище летчиков в 1949 году. В 1956 году окончил Военно-воздушную академию. В Центре подготовки космонавтов с 1963 года. Член КПСС с 1953 года. Опыта космических полетов не имеет.
 
15 ЯНВАРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Союз-5» с экипажем:
Командир экипажа подполковник Волынов Борис Валентинович. Родился 18 декабря 1934 года в городе Иркутске. Окончил в 1956 году Сталинградское военное авиационное училище летчиков. В 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года. Член КПСС с 1958 года. Опыта космических полетов не имеет.
Несмотря на то, что Волынов был в отряде с 1960 года, его участие в полете до 11 января оставалось под вопросом. Причина была в том, что мать Волынова по национальности была еврейка. Кому-то очень не хотелось отправлять его в космос.
Бортинженер Елисеев Алексей Станиславович. Родился 13 июля 1934 года в городе Жиздра Калужской области. Окончил в 1957 году Московское высшее техническое училище имени Баумана. В Центре подготовки космонавтов с 1966 года. Член КПСС с 1967 года. Опыта космических полетов не имеет.
Инженер-исследователь подполковник Хрунов Евгений Васильевич. Родился 10 сентября 1933 года в деревне Пруды Воловского района Тульской области. Окончил в 1956 году Батайское военное авиационное училище летчиков. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года. Член КПСС с 1959 года. Опыта космических полетов не имеет.
 
Задачей полета является стыковка двух космических кораблей и переход двух космонавтов через открытое космическое пространство из одного корабля в другой. Утром 16 января 1969 года оба экипажа после здорового крепкого сна приступили к выполнению операции по стыковке. Первым заметил корабль товарища Б. Волынов. Затем В. Шаталов нашел на бескрайнем небе точку, которая увеличивалась в размерах и быстро приближалась.
 
По программе Шаталов должен был пропустить мимо себя корабль «Союз-5», и только после его удаления на 4-5 километров включить систему поиска и начать сближение уже своим кораблем. Это было связано с тем, что первая встреча планировалась вне видимости пунктов слежения, а специалистам хотелось наблюдать и контролировать весь процесс стыковки по телевидению. При первом сближении корабли подошли друг к другу на расстояние 40-50 метров. Как потом признался Шаталов, ему очень хотелось именно сейчас провести стыковку. Ведь корабли находились в отличном положении друг относительно друга. А спустя некоторое время ситуация могла кардинально измениться. Но он не поддался соблазну, и выполнил программу.
 
После расхождения и включении системы поиска на первом корабле, корабли вновь стали сближаться. Корабль «Союз-5» теперь уже выполнял роль пассивного, а маневры вплоть до касания отдавались кораблю «Союз-4». С 200 метров Шаталов перешел на ручное управление. С расстояния 100 метров управляющие движения Шаталова стали чрезвычайно осторожными. Ведь малейшая неточность могла грозить непоправимыми последствиями. По показаниям приборов все шло вроде бы нормально. Лишь появились небольшие боковые скорости, которые не выходили за пределы допустимых.
 
Шаталов погасил взаимную скорость сближения на расстоянии 50 метров до нуля, то есть осуществил зависание и предложил Волынову самому погасить боковые скорости, что тот быстро и четко выполнил. Ориентация кораблей сохранялась.
Вновь Шаталов направил свой корабль вперед, стараясь сохранять скорость сближения в пределах 0,2-0,3 метра в секунду. Корабли уже вошли в зону радиовидимости наземных пунктов слежения, и Шаталов уверенно завершил стыковку. Наступила пора перехода двух космонавтов из одного корабля в другой.
 
При переходе космонавтов Е. Хрунова и А. Елисеева из космического корабля «Союз-5» в космический корабль «Союз-4» через открытое космическое пространство использовался скафандр нового типа. Для данного случая конструкторы учли опыт А. Леонова и особенности выполняемой задачи, связанные именно с операциями перехода. Новые скафандры были менее жесткими и снабжены съемным пространственным шлемом, который имел поднимавшиеся вверх не только светофильтр, но и защитное стекло.
 
Использовалась в этом скафандре и новая система жизнеобеспечения - регенерацонная. В ней циркуляция газа происходит по замкнутому циклу. Газовый состав при этом обновляется не полностью. Восполнялись лишь те его составляющие, которые изменяются или расходуются в процессе жизнедеятельности человека. Обновленная смесь вновь используется для дыхания и вентиляции, а углекислый газ и другие отходы жизнедеятельности поглощаются специальными поглотителями и регенераторами. В атмосферу не уходит ничего.
 
Благодаря системе регенерации значительно снизился расход кислорода. Появилась возможность при тех же габаритах скафандра обеспечить работу человека в космосе в течение нескольких часов. Ранец системы жизнеобеспечения разместили на этот раз в ногах у космонавта, соединив его со скафандром гибким шлангом. Такое размещение ранца облегчало передвижение космонавта при переходе из корабля в корабль, однако не было абсолютно удобным. Поэтому в дальнейшем конструкторы вновь вернулись к размещению ранца за спиной космонавта.
 
Уже на следующем витке после стыковки космонавты Хрунов и Елисеев приступили к выполнению операции перехода. Люк в спускаемый аппарат был закрыт и загерметизирован. Волынов теперь оставался в спускаемом аппарате один. В бытовом отсеке космонавты одели скафандры, проверили их герметичность. Затем давление в бытовом отсеке было снижено до забортного. Только после этого люк бытового отсека в открытый космос был открыт.
 
Первым выходил Хрунов. В момент открытия люка его пульс подскочил до максимальной величины, но вскоре пришел в норму. Началась работа, и волноваться уже было некогда. Правда, Хрунову пришлось вернуться в корабль, так как почти сразу же обнаружилось, что космонавты запутали страховочные фалы. Если их не привести в порядок, то можно было бы и не дойти до корабля Шаталова. Разобрались с этим быстро, и дальше все шло по программе.
 
Усилий космонавтам пришлось приложить при переходе много. Корабли состыковались так, что в пространстве как бы образовывали вертикаль по отношению к Земле. Корабль Шаталова был вверху. Космонавтам пришлось не идти привычно по горизонтали, а карабкаться вверх по перилам, как альпинисты. Фактически передвижение осуществлялось только с помощью силы рук. А суммарная масса космонавтов и скафандров была довольно существенной. При этом любые резкие движения приводили к тому, что ноги космонавтов отрывались от поверхности корабля. И снова вернуть их в прежнее положение был трудно. Можно представить быстро движущуюся в воде лодку. Сзади за нее двумя руками уцепился человек, и пытается на ходу ногами найти какую-нибудь опору на днище лодки. Очень похоже.
 
Первым прохождение осуществил Хрунов. Елисеев наблюдал за ним, и был готов прийти ему на помощь. Хрунов вошел в бытовой отсек «Союза4», перестыковал электроразъем, и далее переход осуществил Елисеев. На стене бытового отсека их встретил плакат «Добро пожаловать!», выполненный от руки Шаталовым. Люки бытовых отсеков обоих кораблей были закрыты. Отсеки загерметизированы, и давление в них поднялось до давления в спускаемых аппаратах. Только после этого произошла долгожданная и радостная встреча космонавтов с Шаталовым. Волынов остался в корабле один. Начался новый этап работы - подготовка обоих кораблей к спуску.
 
17 ЯНВАРЯ.
 
Космонавты Шаталов, Хрунов и Елисеев на космическом корабле «Союз-4» успешно приземлились. Самочувствие космонавтов хорошее.
 
18 ЯНВАРЯ.
 
При подготовке к спуску Волынов работал в дефиците времени и не успел выполнить ориентацию корабля вручную для посадки. Далее система посадки начала работать в автоматическом режиме. Но не все пошло гладко. Тормозная двигательная установка отработала нормально. Затем отделился бытовой отсек. А вот отделения приборного отсека с двигательной установкой не произошло. Возвращаемый аппарат вошел в плотные слои атмосферы в связке с агрегатным отсеком и начал вращаться. До земли оставалось полчаса. На высоте 80-90 километров произошел взрыв из-за перегрева агрегатного отсека. Агрегатный отсек и возвращаемый аппарат наконец-то разделились.
 
Но не прекратилось вращение возвращаемого аппарата. В результате обгорало не только днище аппарата, но и не защищенные его части. К тому же перегрузки достигали 9 единиц. При норме 4 единицы. В кабину стал поступать дым от горевшей уплотняющей резины люка. К счастью, неконтролируемое вращение продолжалось недолго. Возвращаемый аппарат, как ванька-встанька, развернулся днищем по потоку и спуск стал, хоть и не управляемым, но нормальным баллистическим.
 
На высоте 10 километров сработала парашютная система, и Волынов понял, что не все его страхи позади. Вращение спускаемого аппарата не прекратилось. Стропы парашюта закручивались и раскручивались то в одну, то в другую сторону. Каждую секунду можно было ждать складывания купола парашюта.
 
Удар о землю был достаточно сильным, но не смертельным. Перелом верхних корней передних зубов уже не был страшным исходом. Да в первые минуты после приземления Волынов на зубы не сразу и обратил внимания. Его первый вопрос спасателям, сняв шлем: «Как у меня с волосами?» В такой ситуации поседеть не мудрено.
 
Получилось, что вне программы Волынов провел испытание космического корабля «Союз» при баллистическом спуске. Причем в режиме более жестком, чем баллистические спуски космических кораблей «Восток» и «Восход».
 
22 ЯНВАРЯ.
 
Шаталов В.А. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник. Волынов Б. В. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник. Хрунов Е В. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник. Елисеев А.С. Награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза и Летчик-космонавт СССР.
 
На первую стыковку космических кораблей в Советском Союзе американцы ответили тремя полетами своих Аполлонов.
 
3 МАРТА.
 
На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-9» с экипажем: Джеймс Макдивитт, Дэвид Скотт и Рассел Швейкарт. Два первых астронавта в космосе второй раз. Длительность полета 10 суток.  Луне на этот раз не летали, но проверили все, связанное с лунным модулем. На орбиту были выведены в связке третья ступень ракеты-носителя, космический корабль «Аполлон» и лунный модуль. На орбите космический корабль отделился от ракетыносителя с лунным модулем, отошел от них на 15 метров и развернулся на 180 градусов стыковочным устройством к связке.
 
Лунный модуль находился вверху третьей ступени ракеты. Дэвид Скотт с первой попытки состыковал базовый отсек с лунным модулем. Лунный модуль был заполнен кислородом, проверена его герметичность. После этого новая связка базовый блок с лунным модулем отделилась от третьей ступени ракетыносителя. На 4-е сутки Швейкарт должен был выйти из лунного модуля в открытый космос. Так как он плохо переносил невесомость, полный выход заменили частичным. Швейкарт в скафандре подошел к открытому люку и выполнил предложенные операции. Швейкарт чувствовал себя хорошо и попросил разрешения выполнить полный выход, но Земля не разрешила. Испытания выходного скафандра с ранцевой системой жизнеобеспечения сочли выполненными.
 
На 5-е сутки Макдивитт и Швейкарт в лунном модуле отошли от базового блока на 15 метров. Затем Скотт увел базовый блок на 5 километров. После чего уже лунный модуль увели еще на 90 километров от базового блока за счет двигателей посадочной ступени.
Выполнив свою задачу, посадочная ступень была отделена от лунного модуля. Начала работу взлетная ступень, которая приблизила лунный модуль к базовому блоку. Базовый блок и лунный модуль состыковались. После перехода двух астронавтов в отсек экипажа, лунный модуль отстрелили. Это произошло через 7 часов после начала работы астронавтов с лунным модулем.
13 марта астронавты успешно приводнились в океане.
 
18 МАЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-10» с экипажем: Томас Стаффорд, Джон Янг и Юджин Сернан. Стаффорд и Янг летели в космос третий раз, Сернан - второй. Длительность полета 8 суток. Задачей полета была генеральная репетиция высадки человека на Луну. Астронавты отделили свой корабль от третьей ступени ракеты, состыковались с лунным модулем. Третья ступень ракеты отработала положенное время, и корабль отправился к Луне. Через трое суток астронавты достигли Луны. Стаффорд с Сернаном перешли в лунный модуль, отделились от базового блока и сделали несколько витков над поверхностью Луны. Сбросив посадочную ступень, астронавты с помощью взлетной ступени приблизились к базовому блоку корабля. Стыковка прошла успешно. Раздельный полет продолжался 8 часов. Возвращение и приводнение астронавтов прошло без проблем.
 
16 ИЮЛЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-11» с экипажем: Нил Армстронг, Майкл Коллинз и Эдвин Олдрин. Длительность полета 8 суток 3 часа и 9 минут. Все астронавты летели в космос второй раз. Их полет повторял предыдущий, но уже с высадкой человека на Луну.
 
20 июля в 23.17 по московскому времени лунный модуль с астронавтами Армстронгом и Олдрином совершил посадку на Луну. Еще через несколько минут Армстронг, а за ним и Олдрин ступили на лунную поверхность. Они стали первыми людьми на Луне. Армстронг работал на поверхности Луны 2 часа 10 минут, Олдрин - 1час 30 минут. Они разместили на поверхности Луны комплект оборудования и собрали 25 килограмм лунного грунта. На Луне астронавты находились 21час и 36 минут. Спали в лунном модуле.
Возвращение к базовому блоку и на Землю прошло успешно. Игнорировать такой успех было просто невозможно. Но в СССР только через несколько дней мелким шрифтом прошло сообщение ТАСС об этом величайшем событии в истории Человечества.
 
21 АВГУСТА.
 
Нам надо был чемто отвечать на успехи американцев. И ответ был придуман еще в апреле. Было решено запустить в космос сразу три космических корабля с взаимным маневрированием и стыковкой. Экипажи были назначены, подготовка осуществлена. В августе все экипажи, кроме Николаева с Севастьяновым, получили отличные оценки по результатам комплексных зачетных тренировок. К подготовке срочно подключили экипаж Шаталов - Елисеев.
 
12 СЕНТЯБРЯ.
 
Николаева с Севастьяновым перевели в дублеры. Их место заняли Шаталов с Елисеевым.
 
11 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен первый из группы космический корабль «Союз-6» с экипажем:
Командир экипажа подполковник Шонин Георгий Степанович. Родился 3 августа 1935 года в городе Ровеньки Луганской области. Окончил Одесскую спецшколу ВВС и Ейское военное авиационное училище летчиков в 1957 году. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года. Член КПСС с 1957 года. 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Опыта космических полетов не имеет.
Бортинженер Кубасов Валерий Николаевич. Родился 7 января 1935 года в городе Вязники Владимирской области. Окончил Московский авиационный институт имени Орджоникидзе в 1958 году. Кандидат технических наук. В Центре подготовки космонавтов с 1966 года. Член КПСС с 1968 года. Опыта космических полетов не имеет.
 
12 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль «Союз-7» с экипажем:
Командир корабля подполковник Филипченко Анатолий Васильевич. Родился 26 февраля 1928 года в деревне Давыдовка Воронежской области. Окончил Воронежскую спецшколу ВВС и Чугуевское военное авиационное училище летчиков в 1950 году. В 1961 году окончил Военно-воздушную академию. В Центре подготовки космонавтов с 1963 года. Член КПСС с 1952 года. Опыта космически полетов не имеет.
Бортинженер Волков Владислав Николаевич. Родился 23 декабря 1935 года в Москве. Окончил Московский авиационный институт в 1959 году. В Центре подготовки космонавтов с 1966 года. Член КПСС с 1965 года. Опыта космических полетов не имеет.
Инженер-исследователь подполковник Горбатко Виктор Васильевич. Родился 3 декабря 1934 года в поселке Венцы-Заря Краснодарского края. Окончил Батайское военное авиационное училище летчиков в 1956 году. 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. В Центре подготовки космонавтов с 1960 года Член КПСС с 1959 года. Опыта космических полетов не имеет.
 
13 ОКТЯБРЯ.
 
На орбиту выведен космический корабль Союз8» с экипажем:
Командир корабля полковник Шаталов Владимир Александрович. Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР. Второй космический полет за один год.
Бортинженер Елисеев Алексей Станиславович. Герой Советского Союза. Летчик-космонавт СССР. Второй космический полет за один год.
 
Шаталов В.А. назначен и командиром группы из трех космических кораблей. В задачу полета входила стыковка космических кораблей «Союз-7» и «Союз-8». После стыковки два корабля образовывали своеобразную орбитальную станцию и должны были летать вместе 2-3 суток. На расстояние 50 метров к ним должен был подлетать и корабль «Союз-6».
 
Ни одна из этих задач выполнена не была. Автоматическая система стыковки не сработала. На расстоянии 1 километра радиозахвата не произошло. Разрешения на ручную стыковку тоже не было. После долгих дебатов и сомнений Мишин дал команду: «Разрешаю ручную стыковку при расхождении кораблей на дистанцию не более 1500 метров». А корабли к этому времени разошлись уже на 3000 метров.
 
Шаталов не взял на себя ответственность и не нарушил запрет Главного Конструктора. А когда Мишин был готов дать новое разрешение, стыковку уже невозможно было выполнить. Топлива на сближение и необходимые маневры просто не хватило бы. Получилось повторение полета Николаева и Поповича в 1962 году. Только теперь в группе было уже три корабля. Выполнение некоторых экспериментов по сварке и обнаружению пусков ракет были лишь малым удовлетворением для космонавтов.
16,17, и 18 октября все космонавты возвратились на Землю.
 
Шаталов В.А. награжден орденом Ленина и второй медалью Золотая Звезда. На родине Героя будет установлен его бюст. Елисеев. А.С. награжден орденом Ленина и второй медалью Золотая Звезда На родине Героя будет установлен его бюст. Шонин Г.С. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник. Кубасов В.Н. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза и Летчиккосмонавт СССР. Филипченко А.В. награжден орденом Ленина и медалью золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник. Волков В.Н. награжден орденом Ленина и медалью Золотая звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза и Летчик-космонавт СССР. Горбатко В.В. награжден орденом Ленина и медалью Золотая Звезда. Ему присвоены звания Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР и полковник.
 
14 НОЯБРЯ.
 
Последний полет в этом году совершили американцы. На орбиту выведен космический корабль «Аполлон-12» с экипажем: Чарльз Конрад, Ричард Гордон и Алан Бин. Длительность полета 10 суток 4 часа 36 минут. Астронавты в космосе второй или третий раз. Полностью повторена программа предыдущего полета с высадкой на Луну. Осуществлены уже два выхода на поверхность Луны общей продолжительностью 7 часов 55 минут. Собрано 36 килограммов образцов лунного грунта. Время пребывания на Луне составило 31час 1 минута.
 
РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ТЕМУ С. П. КОРОЛЕВ и Ю. А. ГАГАРИН - СХОЖИЕ СУДЬБЫ
 
О С.П. Королеве и Ю.А. Гагарине можно и нужно писать книги. Я же изложу лишь отдельные краткие мысли, объединяющие и помогающие понять схожесть и различие их судеб.
 
Сергей Павлович прожил сложную и трудную жизнь. Рос без отца, получил образование, талантлив от природы. Перед Великой Отечественной войной по доносу был арестован. В магаданском лагере был проигран уголовниками в карты. От неминуемой смерти его спас М. Усачев, бывший директор авиазавода, на самолете которого разбился В. Чкалов. Человек могучего телосложения, он не позволил уголовникам привести свой приговор в исполнение, выходил Королева. Но те, кто побывал в лагерях, знают - забыть этого нельзя.
 
Затем было конструкторское бюро в системе лагерей, и только в конце 1944 года С.П. Королев был освобожден, разбирался с ракетным наследием в Германии, создавал свое конструкторское бюро. Работал он неистово, наверстывая упущенное, вступил в партию. Он достиг вершин - Главный конструктор ракет и космических кораблей. И даже больше. Он запустил первый искусственный спутник Земли, отправил в космический полет первого человека.
 
И в то же время, до последнего дня его жизни только родные и близкие, да сослуживцы знали его настоящее имя. Для всех остальных он был Сергеев. Академик, он практически не имел научных трудов и теоретических разработок в научной прессе. После его смерти научное наследие уместилось в одной книге, содержание которой составляют, в основном, эскизные проекты кораблей и ракет, которые разрабатывало его конструкторское бюро.
 
А он был самолюбив. И остро переживал неизвестность. Да и как не понять его чувств, если случалось приходить на чествование очередных Героев космоса, а распорядители с красными повязками даже не позволяют ему сесть в первом ряду зрительного зала. Места ведь предназначены для Героев, а он всего лишь один из приглашенных. Много было и более серьезных уколов. Но спасала работа. Он сам работал не жалея своих сил, и «выжимал из сотрудников последние соки». Он боялся не успеть, так как понимал, что и этот «резерв патриотизма» когданибудь тоже начнет давать сбой. И все же, он думал о будущем и умел предвидеть его. Таким было главное качество Великого Организатора, которое умело использовало в нужное время руководство партии и страны.
 
После хрущевской оттепели многие ученые стали видеть, что народному хозяйству нужны коренные преобразования. Иначе не будет продвижения вперед. Понимал это и Королев. Понимал потому, что уже начинали пробуксовывать в космонавтике его усилия организатора. Раньше было достаточно одного слова Королева, и сотни исполнителей бросались выполнять задание. Теперь, кроме официальных постановлений партии и правительства, требовались и негласные указания покровителей.1964 год сулил большие изменения в экономике, но именно в этот период С. Королев потерял своего главного покровителя - Н.С. Хрущева. Надо было все начинать практически с начала, искать новых помощников и покровителей.
 
Юрий Гагарин к этому времени был самым популярным человеком на планете Земля. Простой парнишка из небольшого русского городка, скромный и обаятельный, летчик обычных способностей, лейтенант, каких в армии - тысячи. И вдруг жизнь перевернулась. На гребень всемирной космической славы поднял его не кто иной, как Королев.
 
Какие несхожие судьбы, какие разные люди! Но было у обоих одно общее: оба честные, прямые до резкости и оба…лгали! Не по своей воле. Так «требовали интересы государства».
 
Королеву нравился прямой, открытый и доверчивый характер Гагарина. Но именно эта доверчивость в купе с молодостью и незакаленностью характера, и сыграли с Гагариным злую шутку. Он поверил начальникам и С. Королеву, твердившим мягко и настойчиво, что «так надо», и впервые солгал на первой пресс-конференции. Он подтвердил, что возвратился на Землю в спускаемом аппарате, хотя приземлился, как и все космонавты «Востоков», на парашюте. Заяви он иначе и, по существовавшим правилам, космический полет как таковой могли не засчитать. Все-таки до земли он не долетел, а спустился на нее другим способом.
 
Дальше - больше. Он уже и управлял космическим кораблем, и выполнил целый комплекс научных исследований, чего конечно же не было. А раз солгав, вынужден был лгать и дальше. Только через 25 лет в печати было официально сообщено, и то в книге, что Ю. Гагарин коснулся земли, спускаясь на парашюте.
 
Одна ситуация сменялась другой. Росло недовольство Гагарина, которое зачастую выплескивалось резкими замечаниями в различных инстанциях о неудовлетворительном состоянии нашей космической программы, в категорических суждениях о руководстве.
 
А что начальство? Чтобы успокоить Гагарина и его товарищей, их осыпали почестями и ужесточали контроль за каждым их шагом. Это было легче, чем тратить силы на устранение замечаний. А к Гагарину шли обиженные властью. Шли к человеку, который в их глазах был почти богом, последней надеждой. Гагарин все лучше и лучше начинал понимать жизнь страны. Он помогал всем, кому мог, и, главное, не молчал. Его пробовали приструнить. Не помогло. Практически лишили зарубежных командировок. Он остался прежним. Тогда его лишили права летать на самолетах под предлогом заботы о его жизни. Но и тут он остался верен себе и своим идеалам. Ради государства можно было кое-чем поступиться. Но не ради себя.
 
Ну а что С.П. Королев? Главный конструктор? Да, он пострадал от системы Сталина, но он понимал, что другой системы у нас в стране нет, и надо либо по-настоящему принимать правила игры, либо кануть в безвестность. Он выбрал первое. И скорбел о Сталине потому, что разобрался в системе, нашел в ней свое место. А будущее после смерти Сталина несло неизвестность, необходимость новой драки за место под солнцем. Тем более что судимость с него к этому времени даже и не думали снимать. Это тревожило по настоящему.
 
Прошло не так много времени и С. Королев понял, что смена правителей сулит ему больше выгод, чем раньше. Судите сами. До 1953 года жизнь Королева постоянно омрачало присутствие немецких ученых и конструкторов, которые порой «утирали нос» Королеву и его команде, хотя и позволило присвоить многое из их трудов во славу приоритета советской науки. С 1953 года процесс отъезда иностранных специалистов на Родину стал более активным, и к началу 1955 года уехал последний. Никто теперь даже морально не мог оспаривать у Королева первенство в космической программе.
 
К этому времени Королев стал твердо становиться на ноги. К 1956 году его ОКБ-1 выделилось из института и стало самостоятельным. Королев даже получил в свое ведение опытный завод. Неудивительно, что Хрущев стал для Королева чуть ли не идеалом руководителя. Именно в этот период укрепляется единство Королева с руководителями нашей социалистической системы. Вот некоторые факты.
1953 год. Королев становится членом-корреспондентом АН СССР без защиты, по совокупности достижений. Королев становится членом КПСС.
1955 год. Королев оканчивает университет марксизма-ленинизма.
1957 год. Королев реабилитирован.
1958 год. Появляется первый настоящий соперник - талантливый конструктор В. Челомей. В схватке этих двух гигантов в конечном итоге не выиграла, а проиграла наша космическая мощь. Зато восторжествовали идеи С. Королева.
 
Летом 1964 года, накануне решающих событий по снятию Н. Хрущева, Королева впервые отпускают за границу. Не бог весть куда - в Чехословакию для поправки здоровья. Сергей Павлович не чувствовал себя больным, и потому весь месяц провел в поездках по стране, посетил многие научные институты. Это был еще не 1968 год, но демократические процессы в стране уже начались. Королев не мог их не заметить. А по возвращении в Академии наук только и было разговоров о бунтарстве А. Сахарова. Вскоре был снят в результате переворота Н. Хрущев. Главная опора и поддержка Королева во всех начинаниях. Было над чем задуматься. Он понимал, что при новом партийном руководстве не будет иметь прежнего влияния на развитие ракетно-космической отрасли. Предстоял новый чрезвычайно сложный период борьбы за победу своих идей, за новое влияние. И исход этой борьбы не обещал безоговорочной победы. Но Королев не мог и не хотел уступать кому-либо роль отца советской космонавтики, так как это было равносильно моральной, а может быть и реальной, смерти. А на такую роль уже претендовал в своих высказываниях Л.И. Брежнев. Нужно было искать новую опору, новую силу, способную поддержать его. И, похоже, он увидел эту силу в бунтарских кругах ученых, конструкторов, интеллигенции. Он принял свое решение и начал борьбу. Понимал ли он до конца, что ждет его в случае неудачи, сейчас трудно сказать. Но вот факты.
 
После запуска искусственного спутника Земли и полета Ю. Гагарина Королеву \под именем Сергеева\ разрешали каждый год в первых числах января или перед Новым Годом печатать большие итоговые статьи в газете «Правда». Он как бы получал разрядку своей безвестности. И Королев исправно восхвалял космическую науку в нашей стране, не забывая при этом упомянуть коммунистическую партию и советское правительство. Все соответствовало канонам времени.
 
Но вот в привычный срок, после чехословацкого отдыха, в январе 1965 года вышла его очередная статья. Но! В ней не было ни слова хвалы партии и правительству. Зато утверждалась великая роль науки, которая спасет мир. Удивительно даже как такая статья могла быть напечатана в тот период. Можно представить, что означало для Королева такое поведение в те времена. Я уверен, что в КГБ на него тут же завели новое дело. Подобное поведение не прощалось даже таким, как Королев.
 
Попытался он осуществить и другие шаги. Никогда ранее не контактировавший с коллегами по «тюремным шарашкам» и лагерям, Королев неожиданно стал активно участвовать в организации юбилея авиаконструктора С.М. Эгера, бывшего узника закрытого конструкторского бюро А. Туполева. Королев сам там работал несколько недель. Так вот на этом юбилее состоялась первая и последняя с тех военных времен, встреча Туполева и Королева. Но, как вспоминает в своих мемуарах Эгер, разговора у них не получилось.
 
В это же время, никогда не отличавшийся активностью на партийном поприще, С. Королев проявил серьезнейшую заинтересованность к возможности быть избранным делегатом на предстоящий съезд партии в марте 1966 года.
 
В конце 1965 года Королев говорил Б. Стечкину \по свидетельству в прессе В. Бурдакова\:«Чувствую, что очень многим мешать стал». Конструктор Стечкин считал, что Россию спасать не надо. Она сама себя спасет. Королев был не согласен - Россию спасать надо. Но он не видел силы, которая могла бы это сделать.
 
Вообще, 1964-1965 годы были временем мучительных поисков выхода С.П. Королевым из создавшейся ситуации. Но окончательного решения он так и не нашел. А может быть, не успел. 1965 год - последний год жизни С.П. Королева, и он же самый неудачный в его космической эпопее. Выход в открытый космос А. Леонова - это скорее успех Г.И. Северина - разработчика скафандров. «Восход» ведь уже был испытан в космическом полете. А почти все остальные старты и полеты были неудачными. Попытка взять под свой полный контроль разработки В. Челомея провалилась. Значительно ухудшились, и без того натянутые, отношения с Глушко из-за разных подходов к разработке тяжелого ракетоносителя. Можно только представить как «воспитывали» Королева на всех уровнях руководства. А в конце года Королеву пришлось выдержать тяжелейшее испытание - умер его ближайший помощник и друг Л.В. Воскресенский. Обрушилась еще одна надежная опора.
 
И все-таки 5 января 1966 года очередная статья Сергеева в «Правде» вновь не содержала ни одного упоминания о партии и советском правительстве. Трудно сказать, откуда это шло. От упрямства или безысходности, которой Королев был подвержен еще в период лагерного заточения. Тогда, по воспоминаниям его товарищей, он постоянно твердил: «Придут и хлопнут без некролога».
 
В середине декабря 1965 года после командировки на Байконур, у Королева случилось небольшое кровотечение из прямой кишки. Обследование выявило небольшой полип и в январе ему предложили небольшую операцию. Накануне своей операции С.П. Королев похоронил своего лучшего друга и преданнейшего соратника Л.А. Воскресенского.
 
4 января 1966 года, перед тем как лечь на операцию, он сказал жене: «Если со мной что случится, прошу тебя, не живи в этом доме». Жена успокоила его, но 14 января Сергей Павлович умер на операционном столе. Операцию ученому такого высокого уровня проводил дежурный врач. Анестезиологом работал практикант. Когда пошло сильное кровотечение и Королев стал задыхаться, хирург не смог вставить дыхательную трубку в трахею Королеву. Светила медицины появились уже после того, как сложилась критическая ситуация и было уже поздно.
 
Если бы операция прошла удачно, то вполне возможно, что Королев нашел бы поддержку в лице Ю. Гагарина. Именно в 1965 году их встречи стали более частыми, разговоры более откровенными, хотя мнения не всегда совпадали. Каждый служил своему ведомству.
 
После смерти С.П. Королева последовала смерть в космосе В. Комарова. Все из-за той же неподготовленности и спешки по престижным мотивам. В открытой печати от имени Ю. Гагарина продолжали обманывать народ, и он стал вовсе не сдержан и обличителен в разговорах с высшими руководителями страны. Н. Каманин признавался одному из своих коллег: «После очередной встречи в Кремле ко мне подошел секретарь ЦК Пономарев и предупредил, что, если Гагарин не утихомирится, то его звезда быстро закатится». Что могли означать такие слова в ту пору, сейчас уже известно из многих примеров. Поэтому приведу лишь одно свидетельство академика С. Белоцерковского: «В одну из встреч с Анной Тимофеевной, матерью Гагарина, когда мы остались наедине, она вдруг спрашивает:
-Что, Юру убили?
-Почему вы так думаете?- удивился я.
-Однажды он мне сказал: «Мама, я боюсь!».
 
Чего мог бояться Ю. Гагарин? После гибели В. Комарова Гагарину запретили не только подготовку к космическому полету, но и полеты на самолетах. Он стал практически невыездным. Он - Гагарин! Любимец всех народов мира!
 
К началу 1968 года начала складываться и другая ситуация. Гагарин завершил учебу в академии, и перед ним открывалось широкое поле деятельности. Дальше сдерживать его служебную карьеру было просто невозможно. К тому же, в начале января 1968 года Гагарин получил личное приглашение от Генерального Секретаря ООН прибыть в апреле на юбилейную Генеральную Ассамблею ООН и выступить там с докладом. «Невыездной» получал такую трибуну, с которой его услышал бы весь мир. Нужно было решать - доверять ли Гагарину, или принять какие-то меры по недопущению его на ассамблею. И вот тут вдруг срочно, после долгого запрета, Гагарину разрешили полеты на самолетах.
 
Повторюсь. По мнению летчиков авиационного полка при Центре подготовки космонавтов, Гагарин был летчиком обычных способностей. После года службы в истребительном полку лейтенантом он не имел большой летной практики. Следовательно, на нем сказывались большие перерывы в полетах. Но и мировая известность тоже что-то значила. Гагарин не мог уронить свой авторитет. Он должен был доказать всем, что он способен на многое. Несколько полетов с инструктором и вот уже 27 марта он вылетел на спарке с командиром полка для последней проверки перед самостоятельным вылетом.
 
И тут начинается множество недоразумений, которые не нашли своего разрешения и по сей день. На такую спарку не вешают подвесные баки, если самолет идет на выполнение фигур высшего пилотажа. Баки на самолете были. В этот день отказала радиолокационная система слежения в самый момент полета Гагарина. В зоне или рядом находились не один, как ранее утверждалось, а два самолета. А вывод комиссии по расследованию катастрофы гласит, что одной из причин аварии могло быть резкое сваливание в штопор из-за возможного столкновения с неизвестным объектом.
 
Аварийная ситуация произошла между двумя плотными слоями облачности, а неисправный высотомер завышал показания высоты. Летчики вроде вывели самолет из штопора, но им не хватило высоты и двух секунд времен. Отсюда и неявный вывод комиссии о том, что летчики не справились с управлением в сложной ситуации.
 
Не обязательно, что Гагарина хотели убить. Достаточно было напугать, свалить в штопор и положить в госпиталь на медобследование после чрезвычайной ситуации. Вариантов могло быть много. На ассамблею он мог бы и не успеть. Как бы там ни было, Гагарин на сессию ООН не поехал. Руководители многих ведомств вздохнули свободно.
 
И все же. На мой взгляд, ближе всего к истине выводы после многолетнего расследования этой катастрофы Кузнецова Игоря Ивановича, полковника, много лет занимавшегося расследованием авиационных аварий катастроф. Суть его версии состоит в том, что после последнего сеанса связи Серегин и Гагарин выполнили резкое пикирование с высоты 4200 метров до 2000 метров. Это маневр они выполнили, так как обнаружили незначительную разгерметизацию кабины по приборам. Вентиляционный кран в кабине Гагарина был приоткрыт. Инструкция в таких случаях требует от летчиков скорейшего снижения.
 
Скорость снижения была 145 метров в секунду, при допустимой - 50 метров в секунду. Приборов для контроля скорости снижения не было. Все по ощущениям. Летчики потеряли сознание, а самолет после 2000 метров продолжал пикирование. Об этом говорит положение ног Серегина до момента касания с землей.
 
Почему кран был приоткрыт это уже другой вопрос. Мог остаться приоткрытым после предыдущего полета. А мог…вариантов снова много. Только новое квалифицированное расследование той катастрофы может поставить все точки после вопросов. Остается только надеяться на то, что те, кто вправе принимать такие решения, смогут его принять. А с Гагарина и Серегина снимут аргументировано обвинения в том, что они не справились с управлением самолета.
 
Так уж получается, что оба - и С. П. Королев и Ю. Гагарин предчувствовали, чем закончится их жизненный путь. А может быть знали?!
 
Я сам был членом КПСС, верил партии и скажу так. Для простого человека в те времена были открыты все пути - до получения высшего образования или хорошей профессиональной подготовки. Было бы желание и собственная работоспособность. До среднего уровня мог дорасти каждый. А вот дальше все зависело от уровня внешней поддержки и гибкости внутреннего мышления, способности к компромиссам. Такую поддержку могли дать семья \опыт предков и их связи\, новые покровители, которых надо было искать еще на стадии учебы. За поддержку требовалось платить преданностью.
 
Не будем говорить о гениях, хотя и их путь к успеху во многом определяется окружением, в котором они росли и воспитывались, поддержкой на разных этапах становления. Но гениев не так много. Остальные простые люди и их жизненный путь уже на 100% зависит от их умения ориентироваться и адекватно приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Эту науку каждый осваивает самостоятельно. С разной степенью успеха.
 
Г. Титова могли отчислить из училища летчиков за вспыльчивость и прямолинейность в отстаивании своего мнения. Карьеру ему спас капитан Коротков, отстояв будущего космонавта. Хотя потом он сам сказал Титову: «Ты осел, Титов, и если…». Титов принял и понял науку. Но не сразу.
 
ВТОРОЙ РАЗ Титов погорел со своим характером во время своего космического полета - честно докладывал о своем плохом самочувствии, чем вызвал недовольство Главного конструктора. Отношения на долгие годы испортились, хотя внешне все выглядело пристойно. Титов не стремился ни в какую команду, не получал званий и должностей, пока не решил резко изменить свою жизнь. Он поступил в академию Генштаба, и только после этого стал генерал-полковником на высокой должности.
 
На своем жизненном пути каждый человек сам делает выбор. Иногда и не один раз. И Королев, и Гагарин, и Титов решали свои вопросы самостоятельно. Правильно или нет - у каждого человека может быть свое мнение на этот счет.
 
Жизнь продолжается, а Человечество развивается. Путь этого развития, как и у каждого человека в отдельности, может быть прямым или замысловатым. Но в любом варианте это путь вперед. Назад пути нет. Сзади дорога обрывается в пропасть. И самое главное на этом пути - ВЕРА! Вера в то, что мы идем правильной дорогой. С ошибками, преодолевая преграды, не всегда принимая верные решения. Но вперед! А когда уж совсем невмоготу - с божьей помощью, но снова поднимаемся и идем вперед. Мы должны увидеть, что ждет нас там - за горизонтом. И да поможет нам БОГ!
 
О ЗАВОЕВАНИИ ЛУНЫ
 
Подводя итоги десятилетия, нельзя не сказать более подробно и о Лунной программе нашей страны, которая долгое время была окутана самой большой тайной.
 
Американцы знали о ней в подробностях. Учтя свои предыдущие ошибки, они на сей раз сделали все, чтобы не пропустить нас вперед. И им это удалось в полной мере.
 
О полете на Луну мечтал еще С.П. Королев. Впрочем, так же, как и В.Н. Челомей. Но ближе к успеху был, пожалуй, Челомей. Только его не пустили на лунную дорогу. Разве чуть приоткрыли перед ним ворота, использовав для будущих космических полетов к Луне все тот же ракетоноситель «Протон» с дополнительным разгонным блоком.
 
Что представлял собой наш лунный корабль? Тот же «Союз», но с добавленным шаром. Он предназначался только для облета Луны. Далее нужно было, что то придумывать. Но не успели. Мечтали хотя бы в облете Луны опередить американцев. Тогда и их первая высадка человека на Луну не выглядела бы столь внушительно. Можно было бы говорить о нормальном соревновании в вопросах освоения космоса.
 
Американцы это понимали. И соревнование развернулось понастоящему. Только США шли к цели, практически не ограничивая себя в средствах. А наша программа изначально зависела от «успехов американцев». От этого зависели и денежные вливания в программу, которых было чрезвычайно мало.
 
Теоретическая подготовка космонавтов по лунной программе началась еще в 1965 году, а уже в январе 1967 года была отобрана первая группа для непосредственной подготовки к облету Луны. В разное время в нее входили: А. Леонов, П. Попович, П. Беляев, Б. Волынов, А. Воронов, Ю. Артюхин, Г. Добровольский, П. Климук, О. Макаров, Н. Рукавишников, Г. Гречко, В. Севастьянов, В. Волошин, В. Ершов, В. Быковский, Е. Хрунов.
 
Люди работали дружно, энергично, но с переменным успехом. Опять же в зависимости от результатов очередного испытания корабля в автоматическом режиме. И от успехов американцев. Негативные плоды такого соревнования начали проявляться уже к началу 1967 года. Чтобы убедиться в этом, достаточно проследить за хронологией событий.
 
27 января 1967 года трое американцев сгорели на стартовой площадке в космическом корабле «Аполлон-1». Атмосфера в корабле была чисто кислородной, что обусловило повышенную пожарную опасность. Но такое решение упрощало многие разработки, а, следовательно, и сокращало сроки.
 
Через два месяца в апреле 1967 года, завершая первый полет на космическом корабле «Союз», погиб наш В. Комаров. Весь комплекс «Союза» не был полностью отработан. Что-то отработали по программе «Союз», что-то по лунной программе.
8 марта и 8 апреля было сделано две попытки испытать ракетоноситель «Протон» с разгонным блоком, для определения возможности вывода корабля на лунную орбиту. Первая попытка прошла неудачно. Вместо разгона, изза перепутывания проводов, получилось торможение. Вторая попытка прошла успешно. Она и стала окончательным доводом к решению на полет В. Комарова.
 
Уже после гибели В. Комарова к делу подошли более серьезно. Хотя руководство страны так и не решило, какая программа приоритетнеепилотируемые полеты вокруг Земли или облет Луны, а после разработки носителя «Н-1» и посадки на Луну. Работы и испытания шли параллельно по обеим программам. Силы распылялись.
 
Сначала в сентябре была сделана попытка осуществить автоматический полет лунного корабля по полной программе. Но через несколько секунд после старта ракета упала - в магистраль топлива попала резиновая заглушка.
 
В октябре два беспилотных «Союза» отработали стыковку на орбите в автоматическом режиме и совершили посадку на Земле.
В ноябре делается новая попытка полета к Луне в автоматическом режиме, и вновь неудача. Отказала вторая ступень ракетоносителя. Но на этот раз хотя бы успешно сработала система аварийного спасения. Однако отказали двигатели мягкой посадки спускаемого аппарата. При посадке удар был настолько сильным, что выдавило стекло иллюминатора. Космонавты воочию увидели, что может их ждать в случае неудачной посадки.
 
В том же ноябре 1967 года свою попытку осуществили американцы. За полтора года они с успехом отработали методику стыковки космических кораблей, что было очень важно для обеспечения посадки на Луну и возвращения. Теперь они запустили основной блок «Аполлон-4» и в автоматическом режиме с помощью разгонного блока отправили его на орбиту вокруг Луны. Развивая успех, американцы в январе 1968 года запустили новый корабль на околоземную орбиту и испытали уже лунную кабину.
 
3 марта 1968 года в облет Луны отправили свой корабль и мы. Управляемого спуска при возвращении, правда, не получилось. Корабль по баллистической кривой приводнился в Гвинейском заливе. Полет обозвали «Зонд-4».
 
Космонавты П. Попович и В. Севастьянов во время этого полета 6 суток находились в изолированном помещении Евпаторийского ЦУПа, и вели переговоры через ретранслятор «Зонда4-». Американцы поначалу даже решили, что полет пилотируемый. Но потом разобрались и успокоились. А космонавты получили первый, хоть и тренировочный, опыт работы на лунной трассе.
 
Мы торопимся, и в апреле снова отправляем к Луне корабль в автоматическом режиме. И снова уже на старте срабатывает система аварийного спасения.
 
Зато у нас новая удача в программе орбитальный полетов кораблей «Союз». Два новых беспилотных корабля после успешного старта совершили стыковку и приземлились.
 
Тут же и американцы отправили в облет Луны второй беспилотный корабль. Возвращаемый аппарат успешно приводнился в океане. Успех окрылил их, и они отказались от третьего подобного пуска.
 
Мы делаем новую лунную попытку в июне. И вновь неудача. Ракета взорвалась на старте. Но разве можно отступать? Новая попытка в сентябре. И вот он, успех. Правда, снова вместо управляемого спуска получился баллистический, но зато все остальное по полной программе. Официально объявлено, что программа «Зонд» успешно отрабатывает элементы пилотируемого космического корабля для полетов к Луне. Казалось бы все. Еще один беспилотный пуск по полной программе к Луне и можно посылать человека.
 
Американцы не торопятся. Сначала запускают в октябре корабль «Аполлон-7» уже с экипажем для отработки элементов корабля и получения навыков космонавтами. Успешно. Теперь им остался только пилотируемый полет к Луне.
 
Мы снова торопимся. В ноябре в полет отправляется «Зонд-6» в автоматическом режиме по полной программе облета Луны и возвращения. И все было нормально до высоты 5 километров при возвращении. Высотомер выдал команду на отстрел парашютной системы, как будто бы касание с Землей уже произошло. Спускаемый аппарат при приземлении сплющился.
 
К этому времени три экипажа наших космонавтов завершили свою подготовку и внимательно следили за результатами автоматического полета. Они понимали, что сейчас все решают уже не годы и месяцы, а дни. Они пишут коллективное письмо в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить им лететь к Луне немедленно, невзирая на аварию. Они обосновывали свое решение тем, что присутствие человека значительно повысит надежность полета и поможет избежать многих опасных ситуаций. В первых числах декабря 1968 года космонавты вылетели на космодром, и неделю ждали там решения на пуск. Но никто не решился взять ответственность на себя.
 
Американцы ответили просто. Запустили 21 декабря 1968 года корабль «Аполлон-8» с экипажем, который совершил 10 оборотов вокруг Луны и успешно возвратился. Борьба за первенство в облете Луны закончилась.
 
В июле 1969 года американцы высадили на Луну человека, которым стал Нил Армстронг.
 
Казалось бы все. Можно остановиться и разобраться в сложившейся ситуации. Но нет. Наши ученые и конструкторы по инерции продолжали дорабатывать то, что не успели. Успешно запустили «Зонд-7» по полной программе. И уже все сожалели о том, что этот пуск не состоялся по пилотируемой программе. На апрель 1970 года назначается пилотируемый пуск.
 
Геннадий Семенихин выпускает книгу «Космонавты живут на земле», в которой угадывается главный кандидат на полет А. Леонов.
Но контрольный пуск очередного «Зонда» в январе снова неудачен, и полет человека к Луне снова откладывается. Снова контрольный пуск в октябре. Все нормально. Но высшее руководство страны уже приняло окончательное решение - лунная пилотируемая программа завершилась. Основными стали пилотируемые космические полеты вокруг Земли, а затем и по программе пилотируемых орбитальных станций.
 
Американцы тоже встали перед выбором - продолжать ли пилотируемые полеты на Луну? Гонять туда космические корабли, подвергать опасности экипажи астронавтов ради 2-3 десятков килограммов камней было накладно даже для США. А разработать действительно значимую научную программу исследования Луны не получалось. Поэтому число запланированных полетов на Луну было сначала сокращено, а затем Лунная программа вообще была закрыта. Предстояло решить, что делать с оставшимися кораблями.
 
Так стали появляться планы и американской орбитальной станции, и предложения о совместном полете с советскими космонавтами, и предложения другим странам слетать их представителям в космос на американских космических кораблях.
Из этих предложений и стала вырисовываться перспектива космических полетов следующего десятилетия.
 
ЕЩЕ РАЗ О ПОЛЕТЕ ЖЕНЩИНЫ В КОСМОС
 
Сразу скажу. Вопрос о необходимости полетов женщин в космос, как в С.С.С.Р., так и сейчас в России, был и остается спорен. Политика, престиж, борьба за равноправие, во что бы то ни стало, эмансипация. Здесь все перемешано.
 
Эти обстоятельства наложили свой отпечаток и на подготовку, и на осуществление первого космического полета женщины Валентины Терешковой. Ведь никто не собирался набирать в отряд космонавтов женщин. Полетов планировалось мало, а кандидатов мужчин было достаточно много. Но США уже к первому полету Ю. Гагарина отобрали 12 женщин для подготовки к космическому полету. Мы не могли упустить престижное первенство в таком вопросе. Правда опытных летчиц не нашли, а может быть и не искали. Скорее всего, учитывая опыт полета Ю. Гагарина, искали беспрекословную исполнительницу воли партийного руководства. Потом уже учитывали здоровье, способности и возможности. Среди отобранных инженер и педагог, техник и ткачиха. Для самого же полета была отобрана та, у которой было самое пролетарское происхождение и наибольший опыт общения с большими молодежными коллективами. Руководителям страны скорее нужна была пламенный публичный оратор, чем специалист, в какой либо отрасли техники. И Терешкова полностью оправдала их надежды.
 
Сам полет Терешкова выполнила не полностью. После посадки следов рвотных масс было много в возвращаемом аппарате. Она почти ничего не ела. Чтобы скрыть это обстоятельство, она успела, до появления спасателей, раздать тубы с питанием набежавшим зрителям. Она не выполнила всего комплекса движений головой и телом, не сообщила об этом на Землю. Она была научена горьким опытом Г. Титова, который честно сообщал о своем самочувствии, дав повод медика настоять на его досрочной посадке. Терешкова не справилась и с ручной ориентацией корабля. Но она терпела и дотерпела до конца.
 
С.П. Королев был очень недоволен результатами полета и заявил, что больше женщин в космос не пошлет.
 
Вскоре после полета Терешкова отпраздновала свадьбу с Николаевым, а потом родила и дочь. Пресса много писала о том, что этот эксперимент был поставлен специально. Но я думаю, что это не так. Лично с Терешковой я не знаком, но просмотрел практически все видео и киноматериалы Центра подготовки космонавтов за период подготовки Терешковой к полету. Везде Николаев был рядом с Терешковой. И видно было, что это не были чисто служебные отношения. Эксперимент поставила сама жизнь. К сожалению, брак распался. И тому тоже были обычные житейские причины. Уж слишком они были разные люди. Властная до жесткости, вся в общественной работе, Валентина. И спокойный, неторопливый, стремящийся к тихой спокойной жизни, Николаев. К тому же, второй полет сильно подорвал здоровье Николаева, к которым прибавились проблемы со здоровьем дочери. Дочь выздоровела, а семья распалась.
 
Однако, с политической точки зрения, выбор В. Терешковой оказался столь же удачным, как и в случае с Гагариным. Она достойно представляла страну на мировом уровне, одинаково успешно покоряя своим обаянием и простых людей и королев.
 
После полета Терешковой вдруг выяснилось, что никто не знает, чем же будут заниматься женщины в будущих полетах. Тем более что американцы, «проиграв женское первенство», решили притормозить женские полеты. И два десятилетия этот вопрос для них был закрыт.
 
Однако Каманин предложил Королеву две интересные программы. Уяснив их смысл, Королев улыбнулся: «Надо же, старая мышь что придумал!» Судя по дневникам Н. Каманина, предложения состояли в следующем. Во второй полет отправить женский экипаж с выходом женщины в открытый космос. В третьем полете экипаж должен был быть смешанным. Двое мужчин и одна женщина. Главная цель - исследования взаимоотношений мужчины и женщины в космосе и зарождения будущей жизни. Об этом говорит тот факт, что в полете планировалось использовать установку с искусственной гравитацией.
 
По многим причинам эти полеты так и не состоялись, а американцы использовали установку с искусственной гравитацией в 1984 году во время полета Джудит Резник и Роберта Маллэйна. Положительных результатов не получилось, и подобные эксперименты были прекращены. Хотя семейный экипаж в космос американцы все же отправляли.
 
Американский журналист Джеймс Оберг писал о попытке зарождения жизни в космосе. Астронавты на орбите получали искусственным образом эакулят - выделяли сперматозоиды, замораживали, а потом их имплантировали женам астронавтов. И снова без положительных результатов.
 
Попытки провести подобный эксперимент в нашей стране делались. Радио России в мае 1992 года выдало в эфир целую передачу с Ириной и Андреем Филиповыми. Сотрудники отдела науки «Литературной газеты» согласны были зачать ребенка в космосе. Даже при условии трансляции этого процесса на весь мир с орбиты. Но снова дальше разговоров дело не пошло. Требуемых спонсоров на такое дело не нашлось.
 
Вообще о таких экспериментах не сообщается. Но, есть они или нет, пусть решит каждый для себя, исходя из жизненного опыта, уровня знаний и желания.
 
Впервые после долгого перерыва в С.С.С.Р. о полете в космос женщины вдруг снова заговорили в 1980 году. Почему? Да просто. Американцы вновь объявили о серьезной подготовке к полету женщин на своем космическом корабле. В основном они должны были летать в космос как специалисты по операциям на орбите. Но нашлись и такие, которые смогли пройти полный цикл отбора и как летчицы. В дальнейшем у американцев в космос слетала даже женщинакомандир экипажа космического корабля «Шатлл».
 
В том же 1980 году Центр подготовки космонавтов был взбудоражен известием о том, что в первую пятерку французских кандидатов на полет вошла женщина. Это порождало массу этических проблем: скафандры не были рассчитаны на женщин, нужно было бы вводить дополнительные структуры для обслуживания женщин. Но неожиданно решение этих вопросов получило отсрочку. Француженка во время прыжков с парашютом сломала ногу, и временно выбыла из числа кандидатов.
 
Все вздохнули облегченно. Но не надолго. Проблемы пришлось решать. Уже в том же 1980 году руководство страны решило идти в ногу со временем и не уступать американцам. Наша женщина должна была первой выйти в открытый космос, первой слетать дважды. И Светлана Савицкая в 1982 и в 1984 годах успешно выполнила эти задачи.
 
После ее полета снова возник вопрос о полете женского экипажа. Но Пронина к этому времени уже ушла из отряда, Катя Иванова и Елена Доброквашина готовились, но поддержать Савицкую на должном уровне подготовки не могли. Дублирующий экипаж так собрать и не смогли. В конце концов, программа закрылась, как за нее ни боролась Светлана Савицкая. Она первая поняла складывающуюся ситуацию и вскоре прекратила тренировки. К тому же она готовилась стать матерью. Так что на активные политические игры у нее уже не оставалось ни сил, ни желания. Сын у нее родился в 1986 году и это тоже впервые в мире у женщины космонавтки после второго космического полета.
 
После рождения сына Савицкая вновь активно занялась вопросом подготовки к длительному космическому полету женщины. Делала для этого очень много, но всегда у нее на пути вставал, тогда же заместитель Генерального Конструктора НПО «Энергия», известный космонавт В. Рюмин. Ну не хотел он отправлять женщин в длительный космический полет. Не считал целесообразным.
Однако в жизни не все так просто. В 1985 году Рюмин женился на молодой сотруднице фирмы Елене Кондаковой. В 1986 году у них родилась дочь. А вскоре у молодой жены появилось непреодолимое желание слетать в космос. И муж изменил свое мнение. Теперь уже он доказывал везде необходимость длительного космического полета женщины.
 
В 1989 году Кондакова проходит медицинский отбор, зачисляется в отряд космонавтов. А в 1994 году она совершает длительный космический полет в 169 суток. Цель полета - изучение особенностей протекания физиологических процессов у женщины при длительном космическом полете. И почти никакой информации о проводимых конкретных медицинских исследованиях.
В мае 1997 года Е. Кондакова совершила второй космический полет. Теперь уже на американском Шаттле «Атлантис». Другим женщина в России пока не повезло.
 
Итого, до 2011 года всего три россиянки против более 50ти американок, которые побывали в космосе.
Сейчас в отряде вроде числится Елена Серова, жена космонавта Марка Серова из отряда НПО «Энергия».
На начало 2011 года я знаю фамилии 20ти женщин нашей страны, которые прошли сито медицинского отбора и готовились к космически полетам: ВАЛЕНТИНА ТЕРЕШКОВА, ИРИНА СОЛОВЬЕВА, ВАЛЕНТИНА ПОНОМАРЕВА, ТАТЬЯНА ПИЦХЕЛАУРИ, ЖАННА ЕРКИНА, СВЕТЛАНА САВИЦКАЯ, ИРИНА ПРОНИНА, ЕКАТЕРИНА ИВАНОВА, ГАЛИНА АМЕЛЬКИНА, ЕЛЕНА ДОБРОКВАШИНА, НАТАЛЬЯ КУЛЕШОВА, ИРИНА ЛАТЫШЕВА, ЛАРИСА ПОЖАРСКАЯ, ТАМАРА ЗАХАРОВА, ЕЛЕНА КОНДАКОВА, НАДЕЖДА КУЖЕЛЬНАЯ, СВЕТЛАНА ОМЕЛЬЧЕНКО, НАТАЛЬЯ ГРОМУШКИНА, ОЛЬГА КАБО, ЕЛЕНА СЕРОВА.
 
О ПЕРВОМ ОТРЯДЕ
 
В октябре 1969 года в космос слетали последние космонавты из первого отряда - Георгий Шонин и Виктор Горбатко.
Первый отряд космонавтов насчитывал 20 человек. 12 человек слетали в космос. Один человек - В. Бондаренко - скончался в госпитале от ожогового шока. Еще 7 человек были отчислены из отряда по разным причинам.
 
Варламов был отчислен одним из первых по причине травмы шейного позвонка после ныряния в лесное озеро. После лечения он остался в ЦПК и даже стал хорошим инструктором. Но, наверное, очень трудно было ему видеть, как идут к славе его товарищи, как получают почести и награды. Ему же оставалось быть у них безвестным подручным. Он стал злоупотреблять алкоголем и умер достаточно молодым.
 
Через месяц после Варламова из отряда был отчислен Карташов по медицинским показателям. После вращений на центрифуге у него стали появляться точечные кровоизлияния. По нынешним временам он бы успешно слетал в космос. Карташов стал летчикомиспытателем.
 
Через год, в марте 1962 года был отчислен из отряда Марс Рафиков. Вместе с Аникеевым он посетил московский ресторан, а потом подрался с военным патрулем. Аникеев отделался выговором. Но урок не пошел ему впрок.
 
В марте следующего года Нелюбов, Филатьев и Аникеев вновь посещают ресторан. На выходе их останавливает патруль. Они могли остаться в отряде, но Нелюбов не захотел извиняться перед «какимто старшим лейтенантом». Все трое были отчислены из отряда за нарушение режима.
 
Г. Нелюбов, пожалуй, один из лучших первого набора по способностям, был в первой шестерке кандидатов на первый полет. Но первым в полет он не попал, хотя и был вторым дублером Гагарина. Затем по причине строптивого характера он был отодвинут в очереди на полет один раз, потом второй. И закончилось все отчислением. Сейчас трудно разобраться была ли то пьянка или обыкновенный день рождения в ресторане. Скорее всего, это был один из примеров воспитательной работы, который должен был доказать, что требования ко всем космонавтам в отряде равны. А может быть, это отчисление было предостережением тем, кто уже побывал в космосе, почувствовал вседозволенность, и нужно было их предупредить о необходимости соблюдать определенные правила и нормы. Аникеев и Филатьев нашли свое место в обыкновенной жизни, хотя больших высот и не достигли.
Нелюбов не вынес груза утраченной славы. Его отправили служить на Дальний восток. Он стал пить и в состоянии алкогольного опьянения упал между колесами поезда дальнего следования. Так гласят милицейские протоколы.
 
Последним, уже в 1969 году, из отряда ушел Дмитрий Заикин, который на собственном опыте познал, что такое многолетние изнуряющие тренировки и в конечном итоге - крушение мечты. Более 9 лет он работал вместе со всеми, но в космос так и не слетал. Далее служил инженером, готовя своих коллег к полету.
 
Из двенадцати космонавтов первого набора, побывавших в космосе, в дальнейшем погибли В. Комаров на космическом корабле «Союз - 1» и Ю. Гагарин, разбившийся во время тренировочного полета на самолете. Умер П. Беляев после операции по поводу язвы желудка, полученной, по мнению специалистов, как результат сильнейшего стрессового напряжения во время своего полета.
 
До 50-летия полета Юрия Гагарина в 2011 году не дожили генералы Г. Титов, А. Николаев, П. Попович, Г. Шонин и полковник Е. Хрунов. Ушли в запас в звании генералов А. Леонов и В. Горбатко. Б. Волынов с В. Быковским остались полковниками. Исключительно, как я понимаю, в силу своих неуживчивых характеров. Ведь способности у космонавтов первого набора были практически одинаковыми.
 
 
 
 
Читайте также другие книги
Василия Лесникова
>>>