Собаки в космосе.
 
Полёты собак в космос — серия биологических экспериментов, включавших проведение исследований по возможности полётов на геофизических и космических ракетах живых существ, наблюдение за поведением высокоорганизованных животных в условиях таких полётов, а также, изучение сложных явлений в околоземном пространстве.
 
Учёными были проведены исследования воздействия на животных большинства факторов физического и космического характера: изменённой силы тяжести, вибрации и перегрузок, звуковых и шумовых раздражителей различной интенсивности, воздействия космического излучения, гипокинезии и гиподинамии. При проведении таких экспериментов в СССР, дополнительно производились испытания систем аварийного спасения головных частей ракет с пассажирами.
 
Подавляющее большинство исследований с собаками было проведено в Советском Союзе в 50-х и 60-х годах XX века. Тогда же, в 60-х годах, несколько запусков ракет с собаками в верхние слои атмосферы осуществлялись в КНР.
 
Собаки-космонавты и их потомство.
 
13 мая 1946 года вышло секретное постановление Совета Министров СССР № 1017—419 сс по вопросам реактивного вооружения, согласно которому важнейшей задачей стало создание вооружения с применением реактивных двигателей и организация научно-исследовательских работ в этой области. Постановление положило начало ракетно-космической отрасли страны. Кроме военно-стратегических задач, от учёных требовалось проверить возможность полёта в космос человека. Впоследствии, секретный проект получил наименование ВР-190. Исследования влияния полётов в космос сразу на человеке, в силу ряда причин были невозможны, поэтому было решено проводить эксперименты на животных. Главными претендентами в испытуемые были высшие млекопитающие — обезьяны и собаки. Во время отбора кандидатов было выяснено, что использование обезьян в экспериментах не принесло бы необходимых результатов. Обезьяны трудно поддавались дрессировке, постоянно проявляли беспокойство и мешали исследователям своим непредсказуемым поведением. Они сильнее собак испытывали стрессы, поэтому гуманнее было не использовать обезьян, в пока ещё неизвестных, условиях испытаний. Однако в США первыми подопытными высшими млекопитающими были именно обезьяны, но для этого их приходилось полностью ограничивать в движении или использовать наркоз, что пагубно влияло на точность полученных во время опытов данных. Часть обезьян погибла именно из-за применения наркоза.
 
Преимущества использования собак
 
В Советском Союзе уже был накоплен серьёзный опыт использования собак, как подопытных животных. Иван Петрович Павлов — российский учёный-физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности, в своих исследованиях использовал именно их. Для полёта в космос использовали беспородных и бездомных собак. Именно эти животные к моменту испытаний уже прошли естественный отбор в условиях улицы и бродячего образа жизни. По сравнению с домашними и породистыми собаками, у дворняжек были отмечены крепкое здоровье, смекалка, неприхотливость в еде, лояльное отношение к человеку.
 
Подопытные собаки прошли все необходимые виды испытаний, которые проводили учёные. Их приучали длительно находиться в замкнутом пространстве, переносить сильные перегрузки и вибрации, не пугаться громких и непонятных звуков, уметь находиться в тесном экспериментальном снаряжении, позволяя записывать получаемые данные с закреплённых на теле датчиков.
 
Собак отбирали по особым параметрам, диктуемым особенностью исследовательского оборудования и размерами пассажирских кабин ракет. Требовались животные не тяжелее 6 кг и ростом не выше 35 см. Для правильного расположения датчиков более всего подходили короткошёрстные собаки. Их отправляли в полёты попарно, чтобы исключить возможность индивидуальной реакции и получить более объективные результаты.
 
Исследования полётов собак в верхние слои атмосферы и в космос были тщательно засекречены. Конструкторы, учёные и, иногда, даже собаки были под псевдонимами. В связи с этим иногда в кличках собак в разных источниках информации возникало несоответствие. У одной собаки могло быть несколько разных кличек.
 
Отношение к собакам во время экспериментов
 
Сложные и опасные эксперименты новой науки не проходили бесследно для подопытных собак. Подготовка, тренировки, полёты на баллистических ракетах могли пагубно влиять на состояние их здоровья. Кроме того, нередки были случаи гибели животных во время экспериментов. Это понимали учёные и исследователи, работавшие в то время с собаками. Им старались создать комфортные условия проживания, хорошо кормили, водили на прогулки, расчёсывали. У многих сотрудников были свои любимцы, которых они баловали деликатесами из собственного рациона. Генеральный Конструктор ракетной техники Сергей Павлович Королёв, известный своей любовью к собакам, каждый день лично справлялся об их здоровье и самочувствии. Каждая трагедия, произошедшая с собаками во время испытаний, воспринималась, как личное горе. Исследователи, работавшие с ними, никогда не позволяли себе называть своих питомцев экспериментальным материалом, так как во время совместной работы собаки становились для людей скорее коллегами и друзьями, а не объектами исследований.
 
сновная часть экспериментов по запуску собак в верхние слои атмосферы производилась на геофизических ракетах с полигона Капустин Яр в Астраханской области. Ракеты достигали высоты 100—400 км и, их отделяющиеся головные части с пассажирами спускались обратно на парашютах. Исследования полётов собак на таких ракетах производились в три этапа.
 
Первый этап научных исследований
 
Первый этап исследований полётов осуществлялся с помощью геофизических ракет Р-1Б, Р-1В на высоту до 100 км. Во время полёта ракеты разгонялись до 4212 км/ч за короткий промежуток времени, перегрузки достигали 5,5 единиц. Собаки располагались в герметичной кабине на специальных лотках, привязанные ремнями. Поднявшись на необходимую высоту, ракета падала обратно, а головная часть с собаками спускалась на парашюте, который раскрывался на высоте 5 — 7 км. Также, с помощью научной аппаратуры, параллельно велись исследования верхних слоёв атмосферы и ближайшего космоса
 
 
Дезик и Цыган,  22 июля 1951 года,  Р-1В
 
Дезик и Цыган стали первыми живыми существами, впервые в истории осуществившими полёт на баллистической ракете в верхние слои атмосферы до условной границы с космосом. Старт ракеты Р-1В с собаками на борту состоялся 22 июля 1951 года на полигоне Капустин Яр в 4:00 утра.
 
Весь полёт до приземления продолжался около 20 минут. Контейнер с собаками благополучно приземлился в 20 км от места старта. Никаких физиологических изменений или отклонений у них обнаружено не было. Дезик и Цыган благополучно перенесли перегрузки и невесомость. Только Цыган получил незначительную травму при приземлении — он оцарапал кожу на животе. Больше он не участвовал в полётах. Цыгана забрал к себе домой председатель Государственной Комиссии по организации исследований на геофизических ракетах академик А.А. Благонравов.  
 
Дезик и Цыган перед стартом
 
 
Дезик и Лиса, 29 июля 1951 года, Р-1Б
 
Через неделю после первого полёта собак на ракете 29 июля 1951 года состоялся старт геофизической ракеты Р-1Б. На борту находились собаки Дезик и Лиса. Дезика отправили в полёт ещё раз, чтобы проверить, как собака поведёт себя при повторной подготовке и старту.
 
Ракета стартовала благополучно, но в назначенное время парашют, который должен был быть раскрыться высоко в небе, не появился. Авиаотряду полигона была дана команда: искать где-то приземлившуюся кабину с собаками. Через некоторое время она была обнаружена разбившейся о землю. Проведённое расследование показало, что сильная вибрация вывела из строя барореле — специальный прибор, обеспечивающий вывод парашюта на определённой высоте. Парашют не раскрылся и, головная часть ракеты на огромной скорости врезалась в землю. Дезик и Лиса погибли, став первыми жертвами космической программы. Гибель собак вызвала серьёзные переживания исследователей, в частности С.П. Королёва. После этого случая было принято решение разрабатывать систему аварийного катапультирования пассажиров из ракеты при возникновении аварийной ситуации.   
 
Изображение отсутствует
 
 
Мишка и Чижик, 5 августа 1951 года, Р-1Б
 
5 августа 1951 года на ракете Р-1Б совершили свой первый полёт собаки Мишка и Чижик. Их доставили на пусковую площадку полигона ещё ночью. Предполётную подготовку они прошли спокойно.
 
На рассвете ракета стартовала без особых проблем. Через 18 минут в небе появился парашют. Несмотря на инструкции, участники запуска устремились к месту посадки. Освобождённые от лотков и датчиков собаки чувствовали себя отлично, ласкались, несмотря на то, что недавно испытали сильные перегрузки.
 
После предыдущего неудачного запуска Дезика и Лисы, у исследователей появилась надежда, что программа испытаний будет выполняться и далее.
 
Мишка
 
 
Смелый и Рыжик,  19 августа 1951 года, Р-1В
 
Четвёртый старт собак состоялся 19 августа 1951 года. За два дня до этого, один из псов по кличке Смелый во время прогулки сорвался с поводка и убежал в астраханскую степь. Потеря специально тренированной собаки грозила серьёзными неприятностями, ведь собак подбирали по парам, согласно психологической совместимости.
 
Поиски продолжались, пока не стемнело, но ничего не дали. Было решено подыскать замену Смелому на следующий день. Утром 18 августа экспериментаторы были удивлены, увидев Смелого, который с виноватым видом стал ластиться к ним. Обследование показало, что его физиологическое состояние и рефлексы остались на прежнем уровне.
 
На следующий день тихим солнечным утром Смелый и Рыжик благополучно совершили полёт на ракете на ракете Р-1В. 
 
Изображение отсутствует
 
 
Мишка и Чижик, 28 августа 1951 года, Р-1Б
    
28 августа 1951 года Мишка и Чижик оправились в полёт во второй раз на ракете Р-1Б.
 
В этот раз эксперимент был усложнён, чтобы приблизить полёт человека. Был применён новый автоматический регулятор давления в кабине, позволяющий избыток газовой смеси стравливать за пределы головной части ракеты. Регулятор, успешно прошедший испытания на стенде, из-за вибрации в полёте дал сбой, разгерметизировав кабину с собаками на большой высоте.
 
Несмотря на удачные старт и посадку головной части ракеты, Мишка и Чижик погибли от удушья. Регулятор давления был отправлен на доработку и следующий старт проводился без него.
 
Изображение отсутствует
 
 
Непутёвый и ЗИБ, 3 сентября 1951 года, Р-1Б
 
Крайний старт, завершающий первый этап полётов на геофизических ракетах, был назначен на 3 сентября 1951 года. Пассажирами ракеты Р-1Б были назначены Непутёвый и Рожок.
 
Накануне была произведена полная проверка собак и их физиологических функций. Непосредственно перед стартом, сотрудники полигона заметили отсутствие Рожка. Клетка была заперта, Непутёвый на месте, а Рожок непонятным образом исчез. Времени на поиски новой собаки практически не было. Исследователям пришла мысль поймать подходящую по параметрам собаку около столовой и отправить неподготовленной. Так и сделали: приманили подходящую по размерам собаку, помыли, подстригли, попробовали прикрепить датчики — новоиспечённый кандидат вёл себя совершенно спокойно.
 
Об инциденте Королёву решили пока не докладывать. На удивление Непутёвый и его новый напарник провели полёт благополучно, техника не подвела. После приземления Королёв заметил подмену, и, ему рассказали о том, что произошло. Сергей Павлович заверил, что скоро на советских ракетах будут летать все желающие. Новому пассажиру ракеты, который ко всему прочему оказался ещё и щенком, дали кличку ЗИБ. Королёв на докладе руководству трактовал аббревиатуру, как «Запасной исследователь без подготовки».
 
 
Второй этап научных исследований
 
Второй этап исследований включал в себя испытания новой системы катапультирующей аппаратуры и средств наблюдения за животными на всех уровнях полёта. Полёты осуществлялись на ракетах Р-1Д и Р-1Е на высоту 100—110 км, в которых предполагалась система, позволяющая катапультировать собак на различных высотах из негерметичной головной части в персональных скафандрах без применения кислородных масок.
 
Каждая из собак помещалась в отдельную катапультируемую тележку, которая отстреливалась из падающей головной части и спускалась на землю с помощью парашюта. Тележки и скафандры изготавливались на заводе «Звезда». Первая тележка отстреливалась на высоте 75-90 км, и практически сразу раскрывался парашют. Вторая тележка катапультировалась из падающей головной части на высоте 35 км, на высоте 3 — 4 км открывался основной парашют. Старты осуществлялись с полигона Капустин Яр.
 
 
Лиса (вторая) и Рыжик (второй), 24 июня 1954 года, Р-1Д
 
Старт состоялся 24 июня 1954 года на ракете Р-1Д. На высоте 75-80 км была катапультирована Лиса. Парашют особой конструкции раскрылся в разреженных слоях атмосферы.
 
Впервые в истории живое существо побывало в скафандре в открытом космосе, и на парашюте было спущено на Землю. Капсула с Рыжиком, разогнавшись в падении вместе с головной частью ракеты до скорости звука, отстрелилась на высоте 45 км. За 7 км до поверхности Земли раскрылся парашют. Полёт прошёл успешно.
 
Изображение отсутствует
 
 
    
Дамка и Мишка (второй), 2 июля 1954 года, Р-1Д
 
Старт состоялся 2 июля 1954 года на ракете Р-1Д. Мишка погиб, а Дамка благополучно возвратилась.
 
 
Изображение отсутствует
 
    
Рыжик (второй)и Дамка, 7 июля 1954 года, Р-1Д
 
 
Старт состоялся 25 июня 1955 года на ракете Р-1Е. Погибла Рита.Старт состоялся 7 июля 1954 года на ракете Р-1Д. Рыжик погиб.
Изображение отсутствует
 
 
Лиса (вторая) и Бульба, 5 февраля 1955 года, Р-1Е
 
Старт состоялся 5 февраля 1955 года на ракете Р-1Е.
 
Почти сразу ракета отклонилась от вертикального курса в сторону. Автоматически сработавшие стабилизационные рули, для выравнивания положения, резко вернули ракету в исходное положение. При этом удар оказался настолько сильным, что обе тележки с собаками пробили корпус ракеты и упали на землю.
 
Собаки погибли. Лиса была любимицей ведущего сотрудника лаборатории герметических кабин и скафандров Александра Серяпина, который участвовал в подготовке собак к полётам. Так как авария произошла на высоте около 40 км, это случилось на его глазах. После падения тележек Серяпин, в нарушение инструкций, похоронил Лису недалеко от места их совместных прогулок.
 
Изображение отсутствует
 
 
Рита и Линда, 25 июня 1955 года, Р-1Е
 
Старт состоялся 25 июня 1955 года на ракете Р-1Е. Погибла Рита.
    
Малышка и Кнопка, 4 ноября 1955 года, Р-1Е
 
Старт состоялся 4 ноября 1955 года на ракете Р-1Е.
 
Катапультированная на высоте 90 км тележка с Малышкой, из-за поднявшегося сильного ветра отклонилась от предполагаемого места посадки. Кроме того начался буран. Парашют исчез из зоны видимости. Тщательные поиски в течение следующих двух дней ничего не дали.
 
На третий день Александр Серяпин с группой поиска случайно обнаружил тележку с Малышкой. Яркий, для оперативности его поиска, парашют отсутствовал, хотя собака была жива. Оказалось, что парашют отрезал для собственных нужд пастух отары овец, около которой приземлилась тележка, и скрылся.
 
 
Малышка и Мильда, 31 мая 1956 года, Р-1Е
 
Старт состоялся 31 мая 1956 года на ракете Р-1Е.
 
Полёт завершился благополучно.
 
По некоторым данным собаку Мильда звали Минда.
 
Изображение отсутствует
 
 
Козявка и Альбина, 7 июня 1956 года, Р-1Е
 
Козявка и Альбина, 14 июня 1956 года, Р-1Е
 
Козявка и Альбина вместе летали два раза подряд — 7 и 14 июня 1956 года на ракетах Р-1Е.
 
Оба раза, в одинаковых условиях, у одной собаки замечалось учащение пульса, у другой — урежение. Этот феномен был зафиксирован, как особая личная переносимость полёта.
 
В настоящее время чучело Козявки находится в Государственном центральном музее современной истории России.
 
Третий этап научных исследований
 
Третий этап научных исследований включал в себя полёты собак на геофизических ракетах Р-2А и Р-5А на высоту от 212 до 450 км. В этих полётах собаки не катапультировались, а спасались вместе с головной частью ракеты.
 
Кроме собак, в кабине находились белые крысы и мыши. Дважды с собаками летали кролики. В некоторых экспериментах, одну из собак отправляли в полёт под наркозом для выяснения механизмов сдвига физиологических функций.
 
 
Рыжая и Дамка, 16 мая 1957 года, Р-2А
 
Старт состоялся 16 мая 1957 года.
 
Ракета Р-2А поднялась на высоту 212 км.
 
Полёт прошёл успешно.
Изображение отсутствует
 
 
Рыжая и Джойна, 24 мая 1957 года, Р-2А
 
Старт состоялся 24 мая 1957 года на ракете Р-2А.
 
Собаки погибли из-за разгерметизации кабины в полёте.
Изображение отсутствует
 
 
Белка и Модница, 25 августа 1957 года, Р-2А
 
Старт состоялся 25 августа 1957 года на ракете Р-2А.
 
Собака Белка находилась под наркозом.
 
Полёт прошёл успешно.
 
Белка и Дамка, 31 августа 1957 года, Р-2А
 
Старт состоялся 31 августа 1957 года на ракете Р-2А.
 
Собака Белка находилась под наркозом.
 
Полёт прошёл успешно.
 
 
 
Изображение отсутствует
 
 
Белка и Модница, 6 сентября 1957 года, Р-2А
 
Старт состоялся 6 сентября 1957 года на ракете Р-2А.
 
Собака Модница находилась под наркозом.
 
Полёт прошёл успешно.
Изображение отсутствует
 
 
Пальма и Пушок, 21 февраля 1958 года, Р-5А
 
Старт состоялся 21 февраля 1958 года на ракете Р-5А на максимальную высоту 473 км.
 
Пальма и Пушок находились в специальной гермокабине новой конструкции. Во время полёта произошла разгерметизация кабины и собаки погибли.
Изображение отсутствует
 
    
Кусачка и Пальма, 2 августа 1958 года, Р-2А
 
    
Кусачка и Пальма, 13 августа 1958 года, Р-2А
 
Кусачка, впоследствии переименованная в Отважную, и Пальма стартовали два раза подряд - 2 и 13 августа 1958 года на ракетах Р-2А.
 
Перегрузки составили от 6 до 10 ед.
 
Полёты прошёли успешно.
 
Изображение отсутствует
 
 
Пёстрая и Белянка, 27 августа 1958 года, Р-5А
 
Старт состоялся 27 августа 1958 года на высоту 453 км. Это была максимальная высота, на которую поднимались собаки за всё время и благополучно вернулись обратно. Полёт осуществлён на ракете Р-5А. Перегрузки составляли от 7 до 24 ед.
 
После полёта собаки вернулись крайне уставшими и тяжело дышали, хотя никаких отклонений в их физиологии обнаружено не было. Белянку звали Маркиза, но перед стартом её переименовали. Так же известна как Белая.
 
 
 
Жульба и Кнопка (вторая), 31 октября 1958 года, Р-5А
 
Старт состоялся 31 октября 1958 года на ракете Р-5А на высоту 415 км.
 
При посадке произошёл отказ парашютной системы и собаки погибли.
 
Отважная и Снежинка, 2 июля 1959 года, Р-2А
 
Изображение отсутствует
 
Отважная и Снежинка совершили успешный полёт на ракете Р-2А 2 июля 1959 года.
 
Также с собаками в кабине находился кролик Серый. Кролик был плотно загипсован с зафиксированной головой и шеей по отношению к туловищу. Это было необходимо для точной киносъёмки его глазного зрачка. В эксперименте определялся мышечный тонус прямых мышц глаза. Полученный таким образом материал свидетельствовал о снижении мышечного тонуса в условиях полной невесомости.
Изображение отсутствует
 
 
Отважная и Жемчужная, 10 июля 1959 года, Р-2А
 
Старт состоялся 10 июля 1959 года на ракете Р-2А.
 
Отважная и Жемчужная благополучно вернулись обратно.
Изображение отсутствует
 
 
Отважная и Малёк, 15 июня 1960 года, Р-2А
 
Старт состоялся 15 июня 1960 года на ракете Р-2А на высоту 206 км.
 
Вместе с собаками в кабине находилась крольчиха Звёздочка. Собака Отважная совершила свой пятый полёт на ракете, установив рекорд по количеству стартов у собак.
 В настоящее время чучело Отважной находится в Государственном центральном музее современной истории России.
 
 
Пальма (вторая) и Малёк, 16 сентября 1960 года, Р-2А
 
Старт состоялся 16 сентября 1960 года на ракете Р-2А.
 
Этим успешным полётом закончилась серия экспериментов по запуску собак на геофизических ракетах.
 
Изображение отсутствует
 
 
Запуски собак в КНР
 
В Китае производились запуски собак на геофизических ракетах в 60-х годах XX века. Учёными Института биофизики Китайской академии наук были отобраны 30 собак. Они проходили специальную подготовку, во время которой учились переносить перегрузки, длительное время находиться в замкнутом пространстве, не бояться шума и вибрации. Две собаки совершили полёты на ракетах.
 
 
Сяо Бао, 14 июля 1966 года, T-7A-S2
 
Сяо Бао — самец, совершивший успешный полёт на ракете T-7A-S2 14 июля 1966 года с полигона Шицзеду в провинции Аньхой, на высоту 100 км.
 
После полёта, в его физиологическом состоянии отклонений не обнаружено.
 
Изображение отсутствует
 
 
Шаньшань, 28 июля 1966 года, T-7A-S2
 
Шаньшань — самка, совершившая успешный полёт на ракете T-7A-S2 28 июля 1966 года с того же полигона, что и Сяо Бао, на высоту 100 км.
 
После полёта Шаньшань и Сяо Бао произвели на свет здоровое потомство.
 
Изображение отсутствует
 
 
Полёты собак на космических аппаратах
 
Полёты собак на космических аппаратах предполагали орбитальные полёты вокруг Земли продолжительное время с первой космической скоростью. Основной целью экспериментов по запускам космических кораблей-спутников, было исследование влияния факторов космического полёта на организм животных и других биологических объектов, изучение действия космической радиации на животные и растительные организмы. Также было проводились медико-биологические эксперименты и научные исследования космического пространства. Полёты собак на кораблях-спутниках должны были доказать безопасность орбитальных космических полётов для человека.
 
Лайка, 3 ноября 1957 года, Спутник-2
 
 
Лайка стала первым животным, выведенным на орбиту Земли.
 
Была запущена в космос 3 ноября 1957 года на советском корабле «Спутник-2» с нового космодрома Тюратам.
 
На тот момент Лайке было около двух лет, и вес — около 6 килограммов.
 
Возвращение Лайки на Землю было ещё технически невозможно. Собака погибла во время полёта — через 5—7 часов после старта. Она умерла от стресса и перегрева, хотя предполагалось, что она проживёт около недели.    
 
 
Лисичка и Чайка, 28 июля 1960 года, Восток-1К №1
 
28 июля 1960 года был произведён запуск космического корабля нового типа «Восток 1К №1».
 
Собака Лисичка была любимицей Генерального конструктора С. П. Королёва, которой он перед полётом сказал: «Я очень хочу, чтобы ты вернулась».
 
Через 19 секунд после старта у ракеты-носителя разрушился боковой разгонный блок «Г», вследствие чего она упала на землю и взорвалась на 38-й секунде. Собаки погибли. После этого случая было принято решение разрабатывать систему аварийного спасения космонавтов не только в полёте, но и в начале старта.
 
Белка и Стрелка, 19 августа 1960 года, Спутник-5
 
19 августа 1960 года собаки Белка и Стрелка стали первыми живыми существами, совершившими суточный орбитальный полёт и благополучно вернувшимися обратно.
 
За это время корабль совершил 17 полных оборотов вокруг Земли.
 
Через некоторое время после приземления Стрелка принесла здоровое потомство — шесть щенков, один из которых был отправлен в подарок жене президента США Жаклин Кеннеди.
 
Пчёлка и Мушка, 1 декабря 1960 года, Восток-1К №5
 
1 декабря 1960 года состоялся старт космического корабля «Восток 1К №5» с собаками Пчёлкой и Мушкой на борту.
 
Суточный орбитальный полёт прошёл успешно, корабль сделал 17 витков вокруг Земли, однако на заключительном этапе схода с орбиты, из-за отказа системы стабилизации тормозной двигательной установки величина тормозного импульса оказалась недостаточной. Траектория спуска стала более пологой, что грозило приземлением секретного объекта на территории другой страны. Спускаемый аппарат не вошёл в атмосферу в расчётное время и был взорван системой автоматического подрыва объекта. Пчёлка и Мушка погибли.
 
Жулька и Жемчужина, 22 декабря 1960 года, Восток-1К №6
 
Жулька и Жемчужина стартовали с космодрома 22 декабря 1960 года на корабле «Восток 1К №6». Жулька уже летала на геофизических ракетах под именами Снежинка и Жемчужная в 1959 году.
 
Через некоторое время после старта, из-за разрушения газогенератора третьей ступени ракеты-носителя, её отклонило в сторону от курса. Было ясно, что в космос она не выйдет. Достигнув высоты всего в 214 км, произошло аварийное отделение спускаемого аппарата, который приземлился в Эвенкии в районе реки Подкаменная Тунгуска. В район падения срочно вылетела группа учёных. Из-за сложностей поиска и крайне низкой температуры воздуха, спускаемый аппарат был обследован только 25 декабря. К удивлению спасателей, Жулька и Жемчужина оказались живы, хотя остальная живность, находящаяся с собаками погибла.
 
Впоследствии Жульку взял к себе специалист по авиационной медицине — академик Олег Газенко, которая прожила у него около 14 лет. По мотивам этих событий, в 1985 году был снят художественный фильм «Корабль пришельцев», с участием известных актёров советского кино.
 
 
Чернушка, 9 марта 1961 года, Восток ЗКА №1
 
Несмотря на требование правительства СССР о срочном запуске в космос человека, С.П. Королёв принял решение осуществить его только после двух подряд успешных пусков кораблей с собаками.
 
На этот раз предполагались одиночные одновитковые полёты. 9 марта 1961 года был осуществлён удачный полёт собаки Чернушки и манекена, прозванного «Иваном Ивановичем» на корабле «Восток ЗКА №1».
 
Звёздочка, 25 марта 1961 года, Восток ЗКА №2
 
25 марта 1961 года состоялся полёт собаки Удача, которой Ю.А. Гагарин перед стартом дал имя Звёздочка. Одновитковый полёт на корабле «Восток ЗКА №2» прошёл успешно.
 
Вместе с собакой летал и манекен «Иван Иванович». Попутно была испытана фоторазведывательная аппаратура над объектами в Турции и Африке. До полёта в космос первого человека оставалось всего 18 дней.
 
 
Ветерок и Уголёк, 22 февраля 1966 года, Космос-110
 
22 февраля 1966 года, в рамках проекта подготовки длительного полёта человека в космосе, на корабле-биоспутнике «Космос-110» совершили полёт беспородные собаки Ветерок и Уголёк. Его продолжительность составила 23 дня. До сих пор этот полёт является самым продолжительным для собак.
 
Ветерок и Уголёк вернулись крайне измотанными, со стёртой до кожи шерстью, и пролежнями. Они не могли стоять на ногах и испытывали постоянную жажду. Однако, через некоторое время, их состояние вернулось к исходному. Впоследствии они дали здоровое потомство и дожили в виварии Института авиационной и космической медицины до конца своих дней.
 
 
Источник:  www.pksite.emitr.ru
 
"Я так хочу, чтобы ты вернулась..."
 
Да. После беглого изучения блогоискалки и русской педивикии выяснилось, что история "фантомных космонавтов" или хотя бы истерики про мериканцев на Луне (мое личное мнение — летали, безусловно) известны каждому второму, а вот назвать хотя бы десяток собак, с которых все началось, под силу очень немногим. Тем не менее, история первого космического отряда удивительна, и, думаю, многим небезынтересна.
 
Прекрасные Белка и Стрелка первыми, конечно же, не были. Не была первой и почему-то менее известная Лайка, чья судьба ставила перед родителями советского периода сложную проблему: как объяснить детям, что стало с собакой? История советской собачьей космонавтики началась еще в послевоенные годы, с запуском медико-биологической космической программы.
 
Первое живое существо сообразительнее мухи отправили в стратосферу американцы еще в конце сороковых, это были макаки-резус, и пуски эти заканчивались, как правило, трагически. Юрий Никулин рассказывал, как примерно в то же время в цирке на Цветном выступал известный дрессировщик обезьян Капеллини. После одного из выступлений его отозвали в сторону люди с печатью секретности на лицах, и долго беседовали о дрессировке обезьян. Выяснилось, что все фантастические трюки его подопечных — результат очень долгой и тяжелой дрессировки. Даже на то, чтобы заранее приучить обезьян к инъекциям в случае внезапной болезни, требовалось несколько месяцев. Кроме того, они очень плохо переносят стрессовые ситуации: как-то в порту одна из обезьянок дрессировщика скончалась от ужаса, услышав громкий гудок корабля. В результате беседы от обезьян было решено отказаться и пойти своим путем. Условия для подобра животных были непростыми: требовалось некрупное млекопитающее, доброжелательно относящееся к людям, но при этом не изнеженное домашним воспитанием; легкообучаемое, терпеливое, дружелюбное, и при этом не теряющее сознание от громкого шума, вибрации и прочих стрессовых факторов. И, желательно, чтобы отечественная физиология имела достаточный опыт работы с такими животными. Кроме того, зверь должен быть обаятельным — кому-то из них предстоит стать всепланетным героем.
 
Ничего удачнее подмосковных дворняг подобрать было просто нельзя.
 
Сейчас смешно представлять себе суровых сотрудников спецслужб, приманивавших собак по подворотням и выбиравших из них наиболее здоровых и дружелюбных; подходящих по размеру загружали в машину и увозили в неизвестном направлении. Тогда же о таких странных манипуляциях вопросов предпочитали не задавать. "Неизвестное направление" заканчивалось задворками стадиона "Динамо", в бывшей гостинице "Мавритания", чей особняк принадлежал тогда Институту авиационной и космической медицины. Все эксперименты были строго засекречены. Собаки, правда, подписку о неразглашении не давали, и норовили улизнуть в гости к сотрудникам института, где их больше интересовали бабы и жрачка, а не космические полеты. Всего в первом космическом отряде было 32 хвостатых космонавта.
 
Собак учили выполнять команды, носить одежду, приучали к специальным лоткам, напоминающим жилой отсек ракеты, переносить перегрузки, вибрации и шум. Вживляли датчики, а сонную артерию выводили в отдельный кожный лоскут, чтобы было проще снимать показания. Уже на этом этапе стало ясно, что дворняги – лучший выбор: ко всем тренировкам и экспериментам они относились совершенно спокойно.
 
Первый запуск собак в суборбитальный полет состоялся 22 июля 1951 года на полигоне Капустин Яр, за десять минут до рассвета. Геофизическую ракету Р-2А с космонавтами Дезиком и Цыганом планировали поднять на высоту 110 километров. Потом двигатель отключается, и ракета по инерции выходит в космос. Головная часть с животными отделяется и начинает свободное падение на землю. На высоте 7 км у нее раскрывался парашют. Медикам план казался фантастическим, но главный конструктор Сергей Павлович Королев знал об аналогичных экспериментах американцев. Решено было запускать собак парами, потому что реакция одного животного могла быть чисто индивидуальной. Дезик же с Цыганом считались в группе самыми спокойными и тренированными. В капсуле из размещал лично руководитель медицинской программы Владимир Иванович Яздовский. Из его воспоминаний:
— За час до старта я с механиком Воронковым поднимаюсь по лестнице на верхнюю площадку ракеты, напротив входного люка герметической кабины. Всеми операциями наверху, перед стартом, было вменено мне в обязанность заниматься по требованию Сергея Павловича. По его предложению в решении Государственной комиссии было записано: «Окончательное оснащение и проверка перед стартом возложены лично на В.И.Яздовского». Мы всегда сами стремились проверить, прощупать каждый замок не потому, что не доверяли другим, просто так спокойнее.
 
... Ракета поднялась на высоту 87 километров 700 метров, через 15 минут парашют плавно опустился неподалеку от стартовой площадки. По распоряжению Королева первыми на место приземления должны были прибыть только медики, но, согласившиеся с этим высокие начальники из разных министерств и академий, правило это первыми же и нарушили. Первая крупная победа отечественной космической медицины состоялась одновременно с криками обступивших капсулу: «Живы! Живы! Лают!...» Извлеченные из капсулы собаки бегали и ластились к врачам. Все радовались, а больше всех радовался Сергей Павлович Королев.
 
Сотрудник института Александр Дмитриевич Серяпин, работавший с собаками на полигоне, рассказывал, что, когда собак выпустили из кабины, все удивились, когда солидный вроде бы мужчина, главный конструктор, Королев схватил то ли Дезика, то ли Цыгана, и радостно бегал с ним вокруг капсулы. Он же лично отвез собак в вольер, к которому, несмотря на протесты медиков, изучавших последствия полета, тут же началось настоящее паломничество. На следующий день успех отметили всем полигоном на пикнике, с шашлыком и двумя бочонками пива.
 
И Дезик, и Цыган перенесли стресс и перегрузки замечательно – никаких отклонений в здоровье и поведении замечено не было.
 
Дезик вновь поднялся в стратосферу уже через неделю вместе с новой напарницей Лисой. Сначала испытания шли прекрасно, но... белого купола парашюта в небе наблюдатели так и не увидели. Система не сработала, и кабина с собаками разбилась. Так открылся счет первым жертвам космонавтики...
 
Сразу же после трагедии первого выжившего космонавта Цыгана от программы отстранили. Его взял к себе председатель Госкомиссии академик Благонравов, у которого он прожил долгую, сытную и весьма плодовитую жизнь – его космических щенков потом дарили как ордена, за особые заслуги.
 
До весны 1961 в программе суборбитальных полетов было проведено еще 29 запусков. 10 собак погибли. Парашютные системы отказывали, сбоила система жизнеобеспечения, кабины разгерметизировались, и каждая катастрофа воспринималась сотрудниками как личная трагедия. Они уже не могли относится к собачкам как к экспериментальному материалу. Практически у каждого медика в отряде были свои персональные любимцы, видеть их гибель было невероятно тяжело, даже десятки лет спустя они со слезами на глазах вспоминают о своих потерях, но этот этап необходило было пройти. Любая катастрофа меняла дальнейший план испытаний, делая полеты более безопасными не только для собак, но и для человека.
 
Некоторые барбосы летали по два, три, даже четыре раза, и, что удивительно, опытные испытатели соврешенно спокойно переносили подготовку к повторным запускам, хотя, казалось бы, они должны были помнить неприятные ощущения после первого полета. Собачка Отважная получила свою кличку именно после своего четвертого удачного запуска.
 
Летом 1954 года открылся новый этап программы: в подмосковном Томилине собак готовили для испытаний систем экстренной эвакуации в открытое безвоздушное пространство. Брезентовую сбрую космонавтов заменили на скафандр с парашютом, и первыми его испробовали собаки Рыжик и Лиса (вторая). Это был несопоставимый по сложности с предыдущими полет. На высоте приблизительно 90 км (точных данных у меня нет) катапульта вытолкнула Лису в собачьем скафандре в открытое безвоздушное пространство. Раскрылся парашют особой конструкции, работавший там, где куполу не на что опираться. Рыжик продолжал падение вместе с кабиной до высоты 45 км, где им и «выстрелили». Разогнанный падением почти до скорости звука скафандр замедлил парашют уже на высоте семи километров. Даже сейчас, когда знаешь результат эксперимента, немного жутко смотреть видеозапись того полета, где собак, защищенных только скафандром, выбрасывали в никуда.
 
Оба приземления собаки перенесли безупречно. Ученые радовались возвращению подопечных, а космонавты – простой земной докторской колбасе.
 
Рыжик погиб две недели спустя. Лиса, личная любимица Серяпина, верно охранявшая его во время совместных прогулок, в следующий раз полетела уже в феврале 1955 г. При взлете ракету повело в сторону, стабилизационные рули сработали слишком резко, и собаку по инерции выбросило из кабины. Серяпин похоронил ее в степи, хотя подобное и не допускалось: никаких похоронных ритуалов не было...
 
Помимо трагедий с «первым отрядом» случались и откровенно курьезные случаи. Во время одного из запусков 1951 г. на полигоне находились только собаки из испытуемого экипажа: остальные в Москве готовились к следующему этапу испытаний. Когда накануне полета лаборант вывел собак на прогулку, пес по кличке Смелый сорвался с поводка и удрал в степь. Лаборант в ужасе пытался догнать или приманить беглеца, но собаку как ветром сдуло. Когда уже собрались докладывать Королеву, приготовив повинную голову, кому-то в голову пришла идея: возле солдатской столовки все время вертится куча дворняг! Подобрать бы там похожую по масти и размеру – и в ракету. Подходящую собаку нашли, повесили на нее датчики и фактически произвели из столовского подкормыша в космонавта, наградив кличкой ЗИБ – Замена Исчезнувшего Бобика. В суматохе даже не сразу обратили внимание, что пес, по сути, еще щенок. Манипуляции с наложением датчиков он перенес на удивление спокойно, и, хотя в полете суетился больше опытного напарника, получив грохота, перегрузок и невесомости по полной программе, эксперимент перенес хорошо. Собаки приземлились благополучно, и Королев очень удивился, увидев в капсуле незнакомого пса. Про подмену ему рассказали, и в официальных отчетах ЗИБ стал заранее отобранным, но неподготовленным участником программы, которого специально отправили в полет, чтобы проверить реакцию нетренированной собаки.
 
А Смелый из самоволки вернулся уже после запуска... ЗИБ в дальнейших полетах уже не участвовал: его тоже забрал к себе Благонравов.
 
В ноябре 1954 года в одном из испытаний катапультирования возникла нештатная ситуация: парашют с собакой Малышкой ветром снесло в сторону, и поисковики в предполагаемом районе его просто не нашли. Оказалось, парашют срезал и утащил местный пастух, а сам скафандр было сложно разглядеть за кочками. Пролежавшая в нем более суток собака первым делом ринулась справлять естественные надобности...
 
В начале 1956 г. начались работы над новым этапом проекта – орбитальным полетом. Требовалось разработать кабину и системы жизнеобеспечения, в которых животное могло жить до тридцати суток. Космонавты-кобели временно отошли на второй план: «космический туалет» оказалось сделать проще для девочек. Сзади к комбинезону поводилась трубочка, и все отходы всасывались в мешок с особой хорошо впитывающей травой. Для кормления был создан специальный автомат-конвейер, два раза в день выдававший новую порцию тестообразной пищи с необходимым количеством жидкости. Собаки к тому времени уже поднимались на высоту 450 км. Уже было ясно, что перегрузки, вибрации и шумы для собак находятся в пределах терпимого, но длительное влияние невесомости изучено еще не было. Для этого и требовался орбитальный полет.
 
4 октября 1957 года, как известно, был запущен первый искуственный спутник Земли. Мало кто знает, что мы могли первым запустить на орбиту не металлический шар с усиками, а корабль-лабораторию с собакой на борту. Первым-таки оказался бездушный ПС-1 («простейший спутник-1», как ни странно), но уже тогда было ясно, что второй на орбиту полетит собака. Этот запуск планировалось рассекретить, участники проекта между двумя историческими орбитальными пусками чувствовали небывалую эйфорию, к работе постоянно подключались новые замечательные специалисты, которых умел собирать вокруг себя Королев. Позднее он говорил, что этот месяц был самым счастливым в его жизни: казавшиеся еще недавно безумными мечты космического романтика вырвались за пределы стратосферы. Мешало лишь одно «но»: Хрущев требовал запуска собаки на орбиту как можно быстрее, а системы возвращения капсулы на Землю тогда еще только разрабатывались. Претенденток на орбитальный полет было несколько, и все понимали, что та, имя которой войдет в историю, домой не вернется.
 
Сначала выбрали уже дважды летавшую Альбину, но ее пожалели: у нее тогда были забавные щенки. В итоге остановились на Лайке. Альбина стала ее дублером, а на третьей претендентке, Мухе, испытывали системы жизнеобеспечения на Земле.
 
— Лайка была славная собачонка,— вспоминает Яздовский,—тихая, очень спокойная. Перед отлетом на космодром я однажды привез ее домой, показал детям. Они с ней играли. Мне хотелось сделать собаке что-нибудь приятное. Ведь ей жить оставалось совсем недолго. Сейчас, по прошествии стольких лет, полет Лайки выглядит очень скромным, но ведь это историческое событие. И я хочу назвать людей, которые готовили Лайку к полету, которые вместе с тысячами других людей писали первые страницы истории практической космонавтики. Имена эти можно разыскать в специальных журналах и книгах, но большинство людей никогда их не слышали. А ведь это несправедливо, согласитесь. Итак, Лайку в полет готовили: Олег Газенко, Абрам Генин, Александр Серяпин, Армен Гюрджиан, Наталия Козакова, Игорь Балаховский.
 
Ровно через семь суток после старта собака должна была погибнуть: конструкторы придумали шприц, который сделает ей смертельную инъекцию. На самом деле, все получилось намного хуже. Сначала из-за неполадок ракета с уже помещенной в нее собакой простояла на ноябрьском морозе три дня. По распоряжению Королева кабину обогревали из шланга теплым воздухом. Незадолго перед стартом Яздовскому удалось уговорить Королева разгерметизировать на минутку контейнер, и Серяпин попоил Лайку водой. Почему-то всем казалось, что собака хочет пить. Простой земной воды. Третьего ноября Лайка стартовала с нового полигона Тюратам, который позже назовут Байконуром, и вышла на орбиту.
 
Информационные агенства всего мира передавали новости о самочувствии собаки еще несколько дней. Сначала на орбите она действительно чувствовала себя хорошо, медики получили ценнейшую информацию, что длительная невесомость на показатели работы сердца и дыхания не влияет. Для обывателей это была победа. Для медиков – еще и личная трагедия. Спутник с собакой находился на солнечной стороне дольше расчетного времени, и уже через несколько витков вокруг Земли Лайка погибла от перегрева. Но всю расчетную неделю для СМИ составлялись сводки о замечательном самочувствии собаки. По словам Олега Георгиевича Газенко, тогда мы не только не могли вернуть спутник домой, но и не отработали системы отвода тепла. Два маленьких вентилятора в кабине оказались бесполезны.
 
Второй советский спутник с погибшей собакой сгорел в атмосфере только весной 1958 г. Серяпин рассказывал, что от них потребовали воспроизвести условия в кабине Лайки уже позже, в лаборатории, жертвой чего стали еще два хвостатых испытателя...
 
После этого полета было принято два важных решения: во-первых, человеку на орбите быть уже в ближайшие годы. Во-вторых, все неудачные пуски с собаками засекретить.
 
На следующем корабле-спутнике на орбиту уже три года спустя должны были отправиться собачки Лисичка и Чайка.
Рассказывает конструктор Борис Евсеевич Черток:
— Ласковая рыжая Лисичка очень понравилась Королеву. В МИКе медики готовились к примерке ее в катапультируемой капсуле спускаемого аппарата. С инженером Шевелевым мы разбирали очередное замечание по сопряжению электрических схем «собачьего» контейнера катапульты и спускаемого аппарата. Лисичка совершенно не реагировала на наши споры и общую испытательную суматоху. Подошел Королев. Я собрался докладывать, но он отмахнулся, не спрашивая медиков, взял Лисичку на руки. Она доверчиво прильнула к нему. СП осторожно гладил собаку и, не стесняясь окружающих, сказал: «Я так хочу, чтобы ты вернулась». Непривычно грустное было у Королева лицо. Он подержал ее еще несколько секунд, потом передал кому-то в белом халате и, не оглядываясь, медленно побрел в шумящий зал МИКа.
Мы с Королевым за годы совместной работы много раз были в труднейших жизненных ситуациях. Я испытывал по отношению к нему в зависимости от обстоятельств различные, иногда противоречивые, чувства. Память сохранила этот эпизод жаркого дня июля 1960 года. Королев гладит Лисичку, а у меня впервые появляется к нему такое чувство жалости, что к горлу комок подкатывается.
А может быть, это было предчувствие.
 
28 июля 1960 года на 19-й секунде полёта ракета "Восток 8К72” с Лисичкой и Чайкой разбилась при аварии первой ступени-носителя. Для Королева это стало личной трагедией и стимулом к разработке системы спасения спускаемого аппарата непосредственно со старта. Она еще спасет жизнь нашим космонавтам. В прессе сообщение об аварии не появилось.
 
Но уже день 20 августа 1960 стал триумфальным: мир узнал имена Белки и Стрелки.
 
Вообще, их планировали запустить еще 17-го, но на носителе забраковали главный кислородный клапан и пришлось задержать пуск. 19-го августа в15 часов 44 минуты 06 секунд носитель с кораблем 1К № 2 стартовал. Это был настоящий ноев ковчег: помимо собак он поднимал на орбиту крыс, лабораторных мышей, мух-дрозофил, семена растений (включая — тихо, не ржите — кукурузу) и даже образцы человеческих тканей. За 22 часа полета корабль совершил 18 витков вокруг Земли, и утром следующего дня благополучно приземлился. Это означало, что путь человеку в космос открыт. Олег Газенко по этому поводу решился на неслыханное: без согласования с начальством организовал своим подопечным пресс-конференцию в ТАСС. Рассказывает сотрудница его лаборатории Людмила Радкевич:
 
— Мы с Олегом Георгиевичем ехали на пресс-конференцию в старой «Победе», и встали на светофоре на Маяковской. Я сидела сзади, и собаки в этих своих кафтанчиках были у меня на руках. И мы услышали овации: нам аплодировали из стоящих рядом машин. Вот тогда я почувствовала, что действительно что-то такое очень важное произошло, если даже незнакомые люди так реагируют...
 
Выходя из машины, Людмила на глазах у собравшихся журналистов запнулась о порог каблуком и упала вместе с собаками на руках. Помогающие ей подняться французские журналисты галантно поздравили собак с «еще одной мягкой посадкой». А уже вечером собак и уставших, но счастливых медиков показывали по телевидению.
 
Популярность первых вернувшихся орбитальных космонавток была неслыханной, и фантастическое обаяние Белки и особенно Стрелки сыграло в этом важную роль. Хрущев во время своего визита в США даже пообещал подарить Жаклин Кеннеди щенка одной из собак. И обещание сдержал: год спустя в Белом доме появилась подмосковная дворняжка Пушинка, дочь Стрелки. Джон Кеннеди прекрасно понимал значение этого подарка, и очень рассчитывал не задержаться с ответом: как раз тогда ему доложили, что американская ракета способна поднять в космос человека. Он не знал, что «Восток», на котором летали собаки, создавался для полета советского космонавта.
 
Хрущев чувствовал, что американцы уже наступают на пятки, и требовал от Королева скорейшего запуска на орбиту человека. Но Сергей Павлович стоял на своем: космонавт из уже проходящего подготовку первого набора полетит только после двух удачных запусков собак.
 
И он был прав: следующий запуск 1 декабря 1960 года с Пчелкой и Мушкой закончился трагедией: корабль отклонился от расчетной траектории. Возникла угроза приземления корабля на чужой территории, и сработала система автоматического уничтожения. Делиться государственными секретами никому не хотелось...
 
Следующий полет 22 декабря тоже произошел неудачно. Место в корабле заняли Жемчужина и Жулька. Из-за аварии третьей ступени спускаемый аппарат соверших экстренную посадку в районе Подкаменной Тунгуски. Спасатели подобрались к засыпанной снегом капсуле только через три дня, никто особенно не верил, что в таком жутком морозе собаки выживут. Какая же была их радость, когда они, разгребая снег, услышали из капсулы собачий лай!.. Погибли все мыши, насекомые и растения, а обе собаки выжили. Жульку после этого Олег Георгиевич забрал к себе. Она прожила у него еще 12 лет на полном довольствии.
 
Весной полоса неудач для испытателей закончилась. Уже 9 марта следующего года точную модель грядущего полета человека совершил корабль с Чернушкой и манекеном Иван Иванычем, облаченным в такой же оранжевый скафандр, в каком потом полетит Гагарин. 25 марта такую же генеральную репетицию первого полета человека благополучно провела Звездочка, тоже с Иван Иванычем. Собачку изначально звали Удачей, но из суеверия кличку ей поменяли.
 
В момент ее приземления Королев уже знал имя первого космонавта планеты.
Гагарин совершит полный виток по орбите и под фанфары вернется на Землю уже через 18 дней...
 
Рассказывает участник экспериментов Виктор Борисович Малкин:
— Всех, кто выжил, берегли как зеницу ока и старались пристроить в хорошие руки. К примеру, Линда, участница вертикальных запусков, выйдя на пенсию, сторожила наш гараж. Шоферы ее просто обожали! Из Чернушки - в память о ее заслугах - сделали чучело (оно до сих пор стоит в Институте медико-биологических проблем). А вот Удачу-Звездочку Владимир Иванович Яздовский с целью пропаганды отдал в Московский зоопарк, чтобы посетители видели и радовались. Помню, висела огромная афиша: "Медвежонок Вася, волчонок Петя и собака Звездочка - участница полета вокруг Земли".
 
— ...Никогда не думал, что они знакомы с работами Ньютона, и в частности с законом всемирного тяготения. А узнал об этом во время просмотра киноленты об одном из полетов. В отсеке оказалась непривинченная гайка, и в невесомости она стала летать. Вы бы видели, с каким удивлением собака наблюдала! Все не могла понять: почему гайка не падает. С тех пор я готов биться об заклад - законы природы собакам знакомы. А страха, по-моему, они не испытывали. По крайней мере, наши, космические...
 
«Собачья» программа на гагаринском полете не закончилась. В феврале-марте 1966 года собаки Ветерок и Уголек провели 22 дня на орбите искусственного спутника Земли «Космос-110». Такой длительный полет собаки перенесли очень плохо, но удачно восстановились и дали здоровое потомство. Их рекорд космонавты станции «Салют» побьют только через пять лет. К слову, Уголька изначально звали Снежком, а перед запуском имя ему поменяли ради большего соответствия темной масти. Его партнер до полета вообще был известен как Бздунок из-за соответствующих могучих способностей организма. Советской космической собаке такое имя носить не пристало, и кличку подредактировали, хоть все и знали, что это за «ветерок» такой... Пес в некотором роде предопределил судьбу болгарского космонавта Какалова, которого в космос-таки пустили, но на всякий случай переименовали в Иванова.
 
Всего в догагаринских полетах принимало участие сорок восемь собак.
Двадцать из них погибли.
 
 Белка и Стрелка
 
Экспериментальный костюм для первых полетов
 
Спускаемая капсула ракеты Р-2А
 
С.П. Королев с сотрудниками на полигоне Капустин Яр
 
Собака Отважная и кролик перед полетом
 
 
 
Собачий скафандр для стратосферы
 
Скафандры на катапультируемых  тележках
 
Дезик и Цыган в кабине ракеты
 
Дамка и Козявка в кабине ракеты
 
Непутёвый и ЗИБ
 
Лайка
 
Лайка перед полетом
 
Собачки Лисичка и Чайка
 
Собачки Белка и Стрелка
 
 
 
 
 
 
Олег
Газенко,
Людмила
Радкевич
с собаками
Белкой и
Стрелкой на
пресс-конференции
в ТАСС.
 
 
Стрелка, Олег Газенко, Белка
 
Пушинка
 
Чернушка
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ветерок и
Уголек
Катапультируемый контейнер, в котором собаки
 находились на корабле "Восток"
 
 
Источник:
www.anzee.livejournal.com
 
 
Андрей Колобаев, "Мир новостей"
 
Юрий Гагарин: “Да я сам не пойму, кто я: “первый человек” или “последняя собака”
 
12 апреля 1961 года первый человек поднялся в космос. Когда Юрия Гагарина спросили о его предшественниках - “четвероногих космонавтах”, он рассмеялся. “Да я сам не пойму, кто я: “первый человек” или “последняя собака”. А что нам толком известно о космических собаках? Как ни напрягаюсь, а перед глазами мятая пачка сигарет “Лайка” - с невероятно милой песьей мордашкой и стеклянными глазами ударника первых пятилеток. Кажется, был еще спутник... небывалый триумф... и бессильная зависть империалистических конкурентов. Потом - Белка и Стрелка, новые подвиги и столько красивых легенд, что непонятно, летали ли они вообще. И... все! Между тем, как считают участники первых запусков ракет, если бы не собаки, путь человека к звездам был бы стократ тернистее.
 
КОСМОНАВТЫ ИЗ ПОДВОРОТНИ
 
Есть памятная дата - 22 июля 1951 года. Первый полет “собачьего экипажа” на геофизической ракете с вертикальным запуском. Именно в этот день и пробил “звездный час” собак...
 
Почему именно собак? Оказывается, все исключительно просто! Сергей Павлович Королев с самого начала мечтал, что в ракетах будут летать люди, и понимал: перед этим необходимо убедиться, что это абсолютно безопасно...
 
И все-таки почему именно собаки? Ведь американцы в это же время проводили космические эксперименты на ком угодно - на обезьянах, крысах, - но только не на собаках...
 
Из воспоминаний доктора медицинских наук Виктора Борисовича Малкина:
 
“Однажды, я уже работал в Институте авиационной медицины, в конце рабочего дня ко мне подошел наш старший научный сотрудник подполковник Олег Георгиевич Газенко: “Витя, сейчас в цирке выступает потрясающий дрессировщик обезьян Капеллини. Поехали...” И действительно, феноменально! Мы привыкли, что дрессировщик стоит в центре арены с хлыстом в руках и руководит “артистами”. А этот стоял в сторонке, будто вообще ни при чем, - обезьяны играли весь спектакль сами. Эффект был потрясающий... Потом мы прошли за кулисы и стали “пытать” Капеллини: “Сколько времени уходит на то, чтобы научить обезьяну носить лакированные ботинки?” “О, - отвечает, - около трех месяцев! И иногда вхолостую...” - “А как они переносят уколы? Ведь они часто болеют человеческими болезнями”. - “О, это еще сложнее. Мы их здоровыми приучаем к шприцу...” Оказывается, обезьяны вообще очень болезненно реагируют на все непривычное. Когда Капеллини вез свой цирк в Америку и встречный корабль дал упреждающий гудок, одна обезьяна погибла. Умерла, как человек, - от инфаркта...
 
Мы вышли из цирка, и Газенко сказал: “Обезьяны не для нас! Пусть летают у американцев...” Нам ближе собаки, их физиология прекрасно изучена академиком Павловым. Они неизменно с любовью и пониманием относятся к человеку. Словом, братья наши меньшие. А обезьяна - животное дикое. Поэтому мы решили однозначно: в космос полетит собака”.
 
По словам Виктора Борисовича, первый отряд ракетоплавателей набирали в... подворотне. Это были обычные бесхозные собаки, без роду без племени. Дворняжки, или, как их еще называли, дворяне. Их отлавливали на улицах и направляли в специальный питомник, откуда распределяли потом по научно-исследовательским институтам для опытов. Институт авиационной медицины получал собак строго по стандарту: не тяжелее шести килограммов (кабина ракеты была рассчитана на маленький вес) и ростом не выше 35 сантиметров.
 
Еще один резонный вопрос: почему именно дворняжки? Да потому, что они с первого дня вынуждены бороться, как выражался Шариков в “Собачьем сердце”, за свой кусок хлеба. Они выносливее любого волкодава!.. Виварием в институте тогда командовала Шура Королева, однофамилица Сергея Павловича. Уж не знаю, байки это или нет, но, говорят, собаки ее любили безумно, а уж она без них и вовсе жить не могла. После работы Шура шла домой, за ней увязывались три-четыре “космонавта”. Это было вопиющим нарушением - опыты жутко секретные, все ученые давали подписку о неразглашении. Собаки не давали подписку, поэтому приходили в Шурино жилище и спали на одних полатях с нею и ее двумя детьми. Еще Шура позволяла им некоторые вольности, не совместимые с грифом “совершенно секретно”. В результате кавалеры (в первом отряде в основном были самцы) больше думали не о звездах, а о... дамах. Бывало, сбегали на рандеву прямо в скафандрах. Представляете картину?
 
Четвероногих учили: выполнять команды, носить одежду, приучали к специальным лоткам, напоминающим жилой отсек ракеты. Вживляли датчики... Этим занималась группа талантливейших ученых, подобранная Королевым. Напомню, Королев появился в институте примерно в конце 1949-го, а в 1951 году уже полетели Цыган и Дезик.
 
Если в США в период с 1948 по 1952 год из девяти запусков высотных ракет с мышами и обезьянами восемь были неудачными, то первый же наш запуск собак в июле 1951-го стал для космонавтики триумфальным.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Виктор Борисович Малкин попал в Институт авиационной медицины, как и многие его коллеги, случайно. В конце 1945-го получил высшее медобразование, кардиолог. Но шансов распределиться в Москву не было - из-за “пятого пункта”. И он решил уехать в Таллин. Узнав об этом, начальник отдела кадров поставил условие: “Есть заявка на какой-то “хитрый” институт. Вот если там откажут, уедете”. Еле нашел эту странную “фирму без вывески” - обыкновенное четырехэтажное здание бывшей школы с суперзакрытой пропускной системой. Завлабораторией Андрей Георгиевич Кузнецов сразу предложил: “Берите две рекомендации от членов партии - и к нам”. В итоге Малкин ушел с головой в космическую медицину - занимался высотной физиологией 36 лет и 6 месяцев. В том числе - с группой будущих “космонавтов”.
 
КАК ВЫБИРАЛИ ГАГАРИНА И ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ
 
Экипаж в составе Цыгана и Дезика стартовал в ракете Р-1 ранним утром 22 июля с ракетодрома Капустин Яр. Событие было столь значительным, что к нему проявили интерес все крупные ученые, имевшие спецдопуск, - Королев, академики Христианович, Благонравов. Христианович поддразнивал Королева: мол, ничего из этой затеи не выйдет. И вот запуск! Р-1 поднимается на высоту 87 километров 700 метров, головной отсек отделяется и на парашютах спускается вниз... Попов с Серяпиным отвинтили крышку головного отсека... Потом Цыган с Дезиком как угорелые носились, ластились, и стало ясно без обследований, что они абсолютно не пострадали. Это была победа!
 
Из воспоминаний Виктора Борисовича Малкина:
 
“Первое сообщение о Цыгане и Дезике сделано мною и Арменом Арамовичем Гюрджианом на научной конференции в Калуге 18 сентября тысяча девятьсот... девяносто первого года. Строжайшая тайна! В 1952-м за первые полеты группе ученых вручили Сталинскую премию. Но нигде ни полслова за что. Собаки были под псевдонимами...
 
Очень интересно, как отбирали первых “космонавтов”. В виварии, как у спортсменов, у каждого пса был свой рейтинг. А эти были самые натренированные. Например, Гагарина не так выбирали. В него ткнул пальцем Хрущев: “Хороший русский парень, пускай летит!” А вот собак выбирали лучших из лучших. После приземления Р-1 Анатолий Аркадьевич Благонравов со словами “пусть этот герой теперь живет у меня” забрал Цыгана к себе домой. И тем самым спас: ровно через неделю был второй запуск - Дезика и Лисы. Отказал парашют...”
Сергей Королев не был уверен в возвращении “космонавта” на Землю (1960 г.)
 
* * *
С тех пор случаи гибели периодически повторялись - из 8 или 9 собак первого отряда четыре погибли. Но, несмотря на это, проведенные исследования имели огромное значение. Совершенствовалась техника, становились более мощными ракеты (Р-2 поднимались уже на высоту 212 км). Собаки при взлете испытывали невиданные перегрузки - их вес то увеличивался в пять с половиной раз, то они вообще его теряли, находясь в невесомости. Плюс ударная перегрузка при приземлении. Все это было важно изучить применительно к человеку.
 
Первыми на высоту 450 км слетали Пестрая и Белая. Мало кто знает, что собаки по имени Белая в виварии не было - на самом деле ее звали Маркиза. Но маршал Неделин сказал, что из-за “маркизы” с Францией выйдет дипломатический скандал. “Скажут, мол, умышленно француженку выбрасываем в космос!” Так она стала Белой... Этот запуск тоже был неудачным. Не выдержав перегрева и перегрузок, собаки вернулись смертельно травмированными...
 
Из воспоминаний Виктора Борисовича Малкина:
 
“Отношения между учеными и собаками были уникальные. Например, Виталий Иванович Попов, человек холостой, одинокий, был очень привязан к Чижику. Я знал, что больше всего на свете он не любит очередей. И вдруг встречаю его в очереди в буфет. “Понимаешь, - объясняет, - хорошие сосиски завезли. Сам их не люблю - Чижик любит!” Попова на собраниях часто сажали в президиум. И были просто потрясающие сцены: какой-то высокий начальник делает доклад. Вдруг открывается дверь, и не спеша - с чувством собственного достоинства - Чижик проходит через весь зал, поднимается по лесенке в президиум и садится рядом с Виталием Ивановичем на “свое” место. Когда Чижик разбился, Виталий Иванович плакал. И пошел почти на преступление, даже два. Во-первых, он его похоронил. Это полбеды. Чтобы на память сфотографировать могилу Чижика, Попов пронес на закрытый объект личный фотоаппарат - по тем временам поступок подсудный. В остальных случаях, насколько я знаю, никакого похоронного ритуала не было. Наверное, останки куда-нибудь сдавали...”
 
ЛАЙКА СГОРЕЛА ЗАЖИВО
 
4 октября 1957 года весь мир облетела весть: в СССР первый спутник запущен! Запад недоумевал: как?! Советские люди голодают, в стране разруха, а они - в космос!.. Проходит еще месяц, и новая сенсация: “3 ноября на спутнике Земли №2 полетела собака Лайка...” Этот полет был запрограммирован как заведомо безвозвратный - ровно через 7 суток Лайка должна была погибнуть. Но программа не была выполнена, что тщательно скрывалось. По мнению участников запуска, собака прожила не более 13 часов. По одним расчетам, она успела сделать 9 витков вокруг Земли и сгорела заживо. По другим - не успела и этого...
 
Между тем официальная версия гласила: “Четвертый... пятый... шестой день на орбите советский спутник с животным на борту. Все системы работают нормально! Самочувствие отличное!” Потом на весь мир прозвучало: “На седьмые сутки Лайке дали снотворное, и она спокойно умерла с чувством исполненного перед Родиной долга...” Врали.
 
Два месяца в космосе носится Лайка.
Жива ли, подохла, попробуй узнай-ка.
Дыханье не пишет давно аппарат,
Но замерли все в ожиданьи наград!
 
Эти стихи написал полковник Виталий Георгиевич Волович, руководитель группы встреч и спасения космонавтов, тот самый, который потом в парашютном прыжке встречал Гагарина. Уже через три дня один его всезнающий коллега сказал: “Стихи изучают в ЦК. Виталик, готовься...” Но ему повезло: они попали к... Шепилову. А так как накануне Шепилов “примкнул к антипартийной группе”, ему было не до поэзии, и Воловичу все сошло с рук. А могли быть крупные неприятности - вольность с его стороны была большая.
 
Несмотря на невыполненную программу, огромное историческое значение полета не вызывает сомнений. Лайка была первым живым существом в околоземном космическом пространстве! Ведь это после крупных неудач. Однажды выносящая ракета взорвалась на старте. Обе собаки погибли...
 
Позже был удивительный экипаж - Мушка и Пчелка. Они стартовали на искусственном спутнике 1 декабря 1960-го, налетали 24 часа, удаляясь от Земли на 240 километров, приближаясь на 180. Все шло на ура, но когда дали импульс-команду на возвращение, они... улетели в сторону Юпитера. После одного из таких сбоев “СП” Королев сказал: “Ребята, нужна система автоматического спуска жилого отсека. Пусть ракета летит куда угодно, а собаки возвращаются”. Он очень любил животных...
 
И такую систему создали. Уже в конце декабря запустили Жульку и Альфу. Старт проходил по нерасчетной траектории, режим полета был нарушен, и собаки должны были, как всегда в таких случаях, сгореть. Но система сработала! Несмотря на ночное время, наземные службы засекли место падения - восточнее Туры в Сибири... Руководитель этого эксперимента Олег Георгиевич Газенко попросил Гюрджиана слетать на вертолете - вдруг кого-то удастся спасти. Гюрджиан рассказывал: мороз был крепчайший. Увидев почти засыпанный снегом контейнер, он понял - чудес не бывает. Подобрался поближе, и откуда-то из глубины - лай. Все крысы, насекомые, дрозофилы, растения замерзли и погибли, а Жулька и Альфа - живехоньки... Армен Арамович привез их на ракетодром, и Газенко, к тому времени уже генерал, забрал Жульку к себе домой. И она, и “первопроходец” Цыган остаток жизни провели заслуженно - в генеральских квартирах, на генеральских харчах и с генеральскими почестями.
 
Всех, кто выжил, берегли как зеницу ока и старались пристроить в хорошие руки. К примеру, Линда, участница вертикальных запусков, выйдя на пенсию, сторожила “секретный” гараж. Шоферы ее просто обожали! Из Чернушки - в память о ее заслугах - сделали чучело (оно до сих пор стоит в Институте медико-биологических проблем). А вот Удачу-Звездочку Владимир Иванович Яздовский с целью пропаганды отдал в Московский зоопарк - чтобы посетители видели и радовались. Посетители зоопарка со стажем помнят: висела огромная афиша: “Медвежонок Вася, волчонок Петя и собака Звездочка - участница полета вокруг Земли”. Правда, вскоре Звездочка исчезла, и до сих пор неизвестно: сбежала или выкрали. Знаменитость все-таки...
 
МИШКА В КОСМОСЕ
 
Яков Гельфандбейн, в те годы начальник группы спасения животных, а затем профессор, действительный член Нью-Йоркской академии наук, рассказывал о случае, когда собака “передумала” лететь в космос. Перед самым стартом, порвав провода с датчиками, она вырвалась и убежала в степь. Брошенные на поиски солдаты, машины и даже вертолет вернулись ни с чем. Как быть? Дублера нет. Отменить запуск - нельзя. Единственный выход - подменить “космонавта”. Но кем? Выручила безымянная дворняга, чудом оказавшаяся на полигоне. В обмен на кусочек копченой колбасы она позволила обклеить себя датчиками и почти без тренировок полетела. А генеральному доложили: “Пуск произведен!”
 
Из воспоминаний Виктора Борисовича Малкина:
 
“Собаки были очень умные. У нас в лаборатории был Мишка - небольшой рыжеватый пес. Изучали “набор высоты”. К щеке собаки крепили фистулу для выхода слюны, поднимали на высоту, включали звук, свет и наблюдали за реакцией. Но с Мишкой ничего не получалось. Как только его поднимали и замолкал мотор барокамеры, пес неуловимым движением сбрасывал фистулу, после чего весело на нас посматривал, помахивая хвостом. Разве что глазом не подмигивал! Приходилось начинать заново. Наконец надоело, и мы сказали Шуре Королевой: “Забирай, сил больше нет!” Но все равно со временем Мишка попал в “космонавты” и даже летал.
 
По словам Виктора Борисовича, самая гениальная космическая собака всех времен и народов - Лайка. Недаром сразу появились сигареты и шоколадные конфеты “Лайка”, а на Западе в двух или трех странах выпустили марки с ее изображением. На второе место он поставил Белку и Стрелку. Этот полет был в особом секрете. Только после их благополучного возвращения согласовали на самом верху текст официального сообщения. Королев тогда радовался как ребенок. Их сразу сделали парадными собаками - показывали детям на елках. Кстати, с них начались первые исследования: как влияет космос на генетику. И Стрелка этому активно способствовала - родила шесть здоровых милых щенков...
 
ПО СТОПАМ УДАЧИ
 
Почти за месяц до запуска Гагарина проводили генеральную репетицию. 9 марта 1961 года вместе с манекеном-космонавтом полетела Чернушка. Сделала виток, благополучно приземлилась. Следом должна была лететь Удача. Собаку привезли в Капустин Яр, и один из ныне всемирно известных космонавтов сказал: “Мы, космонавты, люди суеверные. А вдруг - неудача?” И Удачу переименовали в Звездочку... Это была традиция: клички часто меняли, особенно если собака летела второй-третий раз, считали это необходимым из соображений секретности, чтобы “враг” ничего не понял. Например, Жулька успела побывать и Жемчужиной, и Снежинкой... Вот и Удача вошла в историю воздухоплавания под другим именем, зато всем стало ясно - человек может смело лететь... по собачьим стопам.
 
 
Источник: www.mirnov.ru