День рождения
космического телевидения
 
Днем рождения космического телевидения является 7 октября 1959 г. (6ч. 30 мин. по московскому времени), когда фототелевизионная аппаратура "Енисей" на борту автоматической межпланетной станции "Луна-3" начала фотографирование обратной стороны Луны. Эта АМС впервые в мире не только осуществила фотографирование, но и передала на Землю фотографии обратной стороны Луны, невидимой с Земли.
Коллектив ВНИИ телевидения в Ленинграде начал работы по созданию ТВ комплексов для космического телевидения в 1957 году. Эти работы проводились одновременно с разработкой совместимой системы цветного ТВ, установок промышленного ТВ и рядом других крупных тем.
 
Разработка систем космического телевидения не афишировалась. Непосредственные участники знали, разумеется, о конечной цели, но полное понимание всей важности того, что они делали, пришло только при "боевой" работе, т.е. при приеме изображения обратной стороны Луны, наблюдениях за поведением в состоянии невесомости живых объектов (собак Белки и Стрелки и др.) и при полете в космос Ю.А.Гагарина.
Сотрудники института, занятые этой тематикой, трудились в обстановке заинтересованности и взаимопомощи, инициативно, иногда даже с некоторой долей оправданного риска и без лишних "бумажных" формальностей.
 
Создание комплексов "Енисей" (для передачи и приема неподвижных изображений) и "Селигер" (для передачи и приема изображений подвижных объектов) велось параллельно.
 
В процессе разработки и конструирования специалисты института нашли немало оригинальных решений.
В преодолении трудностей, связанных с созданием бортовой аппаратуры, нам оказывали постоянную помощь академик С.П.Королeв, вице-президент АН СССР М.В.Келдыш (ответственный за научную программу космических исследований), а также другие видные ученые. Не обошлось без сложностей и при разработке приемных комплексов. Успешно справившись со всеми преградами, коллектив института смог создать уникальную аппаратуру в весьма короткие сроки - всего за полтора года вместо обычных 3-8 лет.
Кроме сжатых сроков процесс разработки комплексов бортовой и наземной аппаратуры осложнялся еще и тем, что зависел от "хозяев" - головных разработчиков радиокомплексов объектов: автоматической межпланетной станции "Луна-3" для "Енисея" и кораблей-спутников "Космос" и "Восток" для "Селигера" . А так как радиокомплексы объектов тоже были в стадии разработки, то любое изменение сопрягающих параметров приводило к изменению технических решений и доработкам в нашей аппаратуре.
 
Когда мы познакомились с исходными данными и согласовали сопрягающие параметры с "хозяевами" (разработчиками) радиокомплексов объектов, то предложили главному конструктору телевизионной космической аппаратуры И.Л.Валику и его заместителю П.Ф.Брацлавцу общую схему построения приемной части комплексов. Эта схема и была принята для приемных комплексов "Енисей-I", "Енисей-II" и "Селигер" и ряда последующих систем космовидения.
 
Поскольку бортовая и фототелевизионная аппаратура "Енисей" обеспечивала передачу телевизионного сигнала как в "быстром", так и в "медленном" режимах, то для приема изображения в "быстром" режиме предназначался приемный комплекс "Енисей-I", в "медленном" - "Енисей-II".
 
 
 
 
 
 
 
Обратная сторона Луны
F объектива - 200 мм.
 
По мере увеличения объема работ на разработку приемных комплексов "Енисей" и "Селигер" были привлечены и другие сотрудники. Мне было поручено решение общих вопросов по всем трем упомянутым выше приемным комплексам и непосредственное руководство разработкой комплекса "Енисей-II" - самого сложного, требовавшего нетрадиционного подхода.
 
Необходимое количество комплектов аппаратуры было разработано и изготовлено к лету 1959 года. В июне-июле началось сопряжение телевизионной аппаратуры "Енисей" со всем радиокомплексом автоматической межпланетной станции "Луна-3" в научно-производственном объединении, которое координировало и вело разработку всего радиокомплекса объекта "Луна-3".
 
Не ожидая конца работ по сопряжению, начальство дало команду на отправку приемной телевизионной аппаратуры на наземные измерительные пункты в Крым и на Камчатку. Крымский наземный измерительный пункт (НИП) был определен основным при работе с автоматической межпланетной станцией "Луна-3", и туда в середине августа 1959 г. были направлены своим ходом автомобильные варианты приемных комплексов "Енисей-I" и "Енисей-II" (следует отметить, что приемные комплексы "Енисей-I", "Енисей-II" и "Селигер" были разработаны как в стационарном, так и в автомобильном вариантах). Туда же, на Крымский НИП, позже выехала группа специалистов и главные конструкторы после запуска объекта "Луна-3" с космодрома Байконур.
 
19 сентября 1959 г. на Камчатский наземный измерительный пункт были отправлены двумя самолетами стационарные варианты приемных комплексов "Енисей-I" и "Енисей-II", далеко не лучшие в части изготовления и отладки. Эти комплексы предстояло смонтировать и отладить на месте установки, в то время как "лучшие" комплексы предназначались для сопряжения с радиокомплексом автоматической межпланетной станции "Луна-3" и для Крымского НИП. Бригада специалистов для монтажа, отладки и эксплуатации этих приемных комплексов во главе с автором была отправлена на Камчатку на тех же самолетах, что и аппаратура.
 
О готовности к работе приемных коплексов "Енисей-I" и "Енисей-II" (как, впрочем, и всех других средств наземного измерительного пункта) нужно было доложить к 4 октября, т.е. к моменту запуска автоматической межпланетной станции "Луна-3". За трое суток нужно было распаковать, смонтировать, отладить два комплекта аппаратуры, произвести сопряжение ее с приемной аппаратурой "хозяев" радиокомплекса объекта и т.д.
 
Условия, в которых мы оказались (мизерное время на введение в строй нашей аппаратуры и упомянутое выше о ее качестве) диктовали такой напряженный режим работы, что нам оставалось лишь спать прямо на "станции" (наши приемные комплексы, как и другие комплексы радиоаппаратуры, назывались на наземных измерительных пунктах "станциями").
 
В эти "жаркие" для нас дни состоялся обмен информацией по телетайпу с зам.главного конструктора по космическому телевидению П.Ф.Брацлавцем, который находился на Байконуре. Благодаря его оперативной помощи два сотрудника привезли нам комплект бортовой аппаратуры "Енисей"для окончательной отладки наших приемных комплексов, из Ленинграда к нам был направлен фотолаборант, и кроме того, я получил консультацию о порядке работы бортовой аппаратуры.
 
Итак, два комплекта приемной аппаратуры ("Енисей-I" и "Енисей-II") к 4 октября 1959 года были размещены в большой комнате деревянного дома, отлажены и подготовлены к приему сигнала с автоматической межпланетной станции "Луна-3". Запуск АМС был произведен в заданное время и успешно. Мы стали ждать "боевой" работы.
 
Как уже отмечалось, Крымский НИП был основным, и туда после запуска АМС прибыло все начальство с космодрома Байконур. Оттуда же производилось включение бортовой аппаратуры в благоприятное для них время. Наш Камчатский наземный измерительный пункт считался второстепенным, и нас лишь информировали о времени начала сеанса связи и сообщали данные для наведения антенн.
 
 
 
Бортовая аппаратура "Енисей"
для АМС "Луна-3".
Было изготовлено 10 комплектов аппаратуры. Три были установлены на аппаратах серии Е2 - первый на АМС "Луна-3" успешно выполнил свою задачу, два других до Луны не долетели из-за аварий РН (вторая АМС серии Е2 не смогла стартовать с орбиты Земли, другая погибла при старте из-за рассыпания пакета РН)
 
 
После запуска автоматическая межпланетная станция "Луна-3" была выведена на расчетную траекторию полета к Луне и приблизилась к ней 7 октября 1959 г. Бортовая фототелевизионная аппаратура "Енисей" в заданный момент (6ч. 30 мин. по московскому времени) начала фотографирование поверхности нашего естественного спутника. Многократное фотографирование длилось 40 минут, затем автоматически была произведена обработка отснятой кинопленки.
 
Данные телеметрии показали, что бортовые системы сработали. Но что зафиксировала кинопленка, оставалось пока неизвестным. На борт автоматической межпланетной станции была подана команда на включение передачи изображения. На экранах мониторов появилась штриховая мира (тест). Передача первого телевизионного сигнала с автоматической межпланетной станции "Луна-3" была произведена, когда она находилась на расстоянии около 470 тыс. км. от Земли. При этом бортовая фототелевизионная аппаратура "Енисей" сработала в "медленном" режиме (длительность строки - 1,25 с, время передачи полного кадра - около 30 мин).
 
Затем на борт АМС "Луна-3" была подана команда на протяжку киноленты, но поскольку линии штриховой миры (теста) были впечатаны параллельно направлению движения кинопленки, то сказать о том, движется ли пленка и есть ли на ней еще что-нибудь, было невозможно. И только появление на экранах мониторов изображения Луны, которая была сфотографирована с Земли, дало основание утверждать, что протяжка бортовой аппаратуры "Енисей" работает. Это изображение было впечатано на кинопленку (для сравнения) перед заправкой ее в бортовой комплекс.
 
Это происходило на Крымском наземном измерительном пункте (основном). А в то же время на Камчатском НИПе подошло время первого сеанса связи. Мы включаем приемный комплекс "Енисей-II" и готовим его к работе. И вот начался первый сеанс связи на нашем НИПе. Фиолетовая точка на белом экране монитора прочерчивает строку за строкой, длительность которой - 1,25 с. Но увы, весь кадр заполняют лишь "шумы".
 
Второй сеанс - снова на экране ложатся фиолетовые строчки одна за другой. Но теперь уже сквозь "шумы" проступает какое-то пятно, и наше настроение поднимается.
 
В последующих сеансах опять строку за строкой чертит точка на экранах мониторов. По мере приближения автоматической межпланетной станции к Земле изображение становится все более контрастным, и мы видим четкие контуры лунного диска с пятнами на краю и в середине. Шумят фоторегистрирующие устройства (ФРУ), фиксируя на кинопленку шириной 35 мм то, что пока еще никто не видел.
 
Все члены нашей бригады не пропускают ни одного сеанса связи. Несмотря ни на какие запреты, в помещение "станции" проникают желающие присутствовоть при этом знаменательном событии. Мы чувствуем себя именинниками.
 
После очередного сеанса наступает пауза, все на своих местах. По громкоговорящей связи объявляют, что бортовая аппаратура "Енисей" будет включена на "быстрый" режим. Торопливо включаем и готовим к работе приемный комплекс "Енисей-I".
 
Комната, в которой квадратом установлена наша аппаратура, заполняется людьми. Они теснятся в промежутках между стенами и аппаратурой, набиваются в проходе у дверей. Народа набралось столько, что я стал побаиваться за работоспособность аппаратуры.
 
Проходит секунда, другая... И вдруг на экранах мониторов приемного оборудования "Енисей-I" один за другим (длительность кадра на мониторе -10 с, время передачи полного кадра -15 с) замелькали шарики (изображения обратной стороны Луны) побольше и поменьше, четкие и почти без "шумов". Шумят фоторегистрирующие устройства приемного комплекса, записывая на кинопленку уникальные кадры. И комната оглашается криками восторга. Еще бы, такого никто пока не видел и не ожидал. Ведь нас уверяли, что "Енисей-I" был привезен нами на всякий случай, для страховки.
 
 
Два изображения низкого качества Дональд Митчелл слил в одно дляпредставления интерьера целого кунга. Справа - станция "Енисей-I" для "быстрого" режима передачи "Луны-3", слева - станция "Енисей-II"(якобы) для "медленного" и, соответственно, более информативногорежима.
 
Снимок из
Donald Mitchell Facebook. Однако анализ показывает,что левая часть снимка, скорее всего, принадлежит ТВ-аппаратуре "Селигер". Обе аппаратуры рождены во ВНИИТе и имеют схожие функциии одинаковые конструктивы.
 
Неповторимое зрелище длится недолго. Автоматическая межпланетная станция "Луна-3" подходит к краю зоны радиовидимости нашего НИП, и на АМС подается команда на выключение бортового радиокомплекса. "Луна-3" уходит в тень Земли. Сеанс связи окончен. Довольные зрители не спеша покидают нашу "станцию".
Анализируя результаты приема телевизионного сигнала с автоматической межпланетной станции "Луна-3", можно сделать вывод, что хорошее качество изображения на экранах мониторов нашего приемного комплекса "Енисей-I" (по сравнению с Крымским НИП) объясняется благопрятным расположением АМС в тот проме-жуток времени по отношению к Камчатскому НИП.
 
Телевизионный сигнал с бортовой аппаратуры "Енисей" был записан также на магнитофон, входивший в состав приемной аппаратуры "хозяев" радиокомплекса, но попытка воспроизведения записанного сигнала нам не удалась.
 
Следует отметить, что после получения первых 3-4 снимков обратной стороны Луны копии их с Крымского НИП направили в Академию Наук, и после их проработки и некоторой ретуши там они впервые появились в печати. Эти фотографии были получены при работе бортовой фототелевизионной аппаратуры в "медленном" режиме приемного комплекса "Енисей -II".
 
Вообще же результаты нашей работы (все кинопленки, заэкспонированные на фоторегистрирующих устройствах приемных комплексов "Енисей-I" и "Енисей-II", как Крымского, так и Камчатского наземных измерительных пунктов) были изучены и использованы для составления атласа карт обратной стороны Луны.
 
После окончания приема сигналов с АМС "Луна-3" часть сотрудников нашей бригады возвратилась в Ленинград, а ядро группы было оставлено на НИПе для продолжения работы с АМС после выхода ее из тени Земли. Ожидания оказались напрасными, после выхода из тени Земли АМС не подавала "признаков жизни".
 
Таким образом, с нашей помощью и при нашем активном участии впервые в мире были получены фотографии обратной (невидимой с Земли) стороны Луны, осуществлен прием телевизионного сигнала с космического объекта.
 
В. Ефимов для журнала "Теле-спутник" Источник: www.telesputnik.ru
 
 
 
 
Межпланетная станция "Луна 3"
 
Полукомплект приемного комплекса "Енисей-II".
На переднем плане - киноустановка для фиксации снимков на 35-мм пленку.
В "медленном" режиме работы ТВ комплекса длительность строки равнялась 1,25 с, время передачи кадра – около 30 мин. Потенциальная разрешающая способность - 100 элементов в строке, при 1600 строках в кадре. Этот режим работы был необходим, когда АМС находилась на больших расстояниях от Земли.
Полукомплект приемного комплекса "Енисей-I", для "быстрого" варианта. В "быстром" режиме частота строчной развертки составляла 50 Гц, время передачи полного кадра (на пленке) – 15 с. На этот режим камера переключалась при подлете АМС к Земле на достаточно близкое расстояние – 40-50 тыс.км.
ИСТОРИЯ КИК СССР :
Система Orphus