Топогеодезическое
обустройство
 
 
Б. В. Юрьев  
Топогеодезическое обустройство камчатского полигона.
 
С начала 60-х годов XX века по 1971 год на всей территории района испытаний полигона топографическим отрядом Дальневосточного военного округа (в/ч 29209) осуществлялась установка геодезических знаков на 325 пунктах геодезической сети 2-го и 3-го классов, а также специальной геодезической сети (СГС-15). В дальнейшем этой же частью выполнялись все топогеодезические работы в интересах 43 ОНИС. Выполненная в то время работа и по сей день позволяет круглогодично эксплуатировать геодезические пункты.
 
Летом 1969 года имел место такой случай, связанный с установкой геодезических знаков в квадрате падения ГЧ.
Для проведения ремонтных работ была послана группа из шести солдат во главе с капитаном Э. Дмитриевым. Естественно, что было выбрано «окно», то есть время, когда по графику никаких пусков ракет не предусматривалось. Во время ремонта уже третьего репера капитану Дмитриеву по рации из штаба полигона передали следующее сообщение: «График приёма ГЧ, не согласовав с нами, экстренно изменили. Ракета уже в полёте, и через 12-15 минут её ГЧ будет в квадрате падения». Надо отдать должное хладнокровию капитана Дмитриева. Он понял, что времени для того, чтобы покинуть зону опасности, у них уже нет, укрыться тоже негде. Чтобы не посеять панику среди солдат, капитан Дмитриев о полученном сообщении им не сказал, а объявив перекур, сел вместе с группой в непосредственной близости от репера. Впоследствии он это объяснил так: «Исходя из практики приёма ГЧ, я не помнил ни одного случая, чтобы болванка головной части ракеты угодила именно в репер».
 
Сидят, курят, беседуют. Когда послышался характерный свист, а затем увидели и летящую прямо на них раскалённую болванку, солдаты в ужасе застыли. От шока отходили долго, но хорошо, что всё хорошо закончилось: ГЧ упала в густо растущий кустарник буквально в ста метрах от репера. Этот случай Гена Дмитриев, кстати, мой однокашник по среднему военному училищу (г. Тамбов), рассказал мне в 1971 году, когда я встретился с ним на «двадцатке» во время моей командировки на полигон.
 
Ешё несколько слов о Дмитриеве.
 
Мы все, кто вместе с ним учился и служил, знали, что настоящее его имя - Энгельс, но для и удобства называли Геной, на что он не обижался. Вообще это был высокий, статный красавец мужчина, очень добродушный и весёлый человек, увлечённо занимавшийся спортом, волейболист - перворазрядник.
 
Совсем не зря командир части полковник Н.Н. Карчевский выбрал капитана Дмитриева для выполнения почётной и очень важной миссии. В течение трёх лет (1968-1971 гг.) капитан Дмитриев являлся знаменосцем части. На все торжества и праздники знамя в/ч 25522 выносил именно он - Энгельс Александрович Дмитриев.
 
Дальнейшая военная карьера Дмитриева складывалась так. В 1971 году он перевёлся в г. Краснознаменск Московской области (Центр командно-измерительного комплекса управления полётами КА). После этого Э.А. Дмитриев снова был направлен в в/ч 25522 (43 ОНИС), где выполнял обязанности помощника начальника штаба по службе войск, затем - начальника узла связи полигона. С должности начальника связи в/ч 25522 подполковника Дмитриева назначили начальником связи ЗКП РВСН (пос. Балабаново Калужской области), а в скором времени перевели на ЦУС РВСН (в/ч 33790) на должность заместителя начальника ЦУС по проводным средствам связи и ЗАС. С этой должности Э.А. Дмитриев и уволился в запас.
 
В 1999 году, в возрасте 64 лет, Энгельс Александрович Дмитриев, к большому сожалению, скоропостижно скончался.
 
Знамя Камчатского ракетного полигона.
Знаменосец - Энгельс Александрович Дмитриев
В период с 1960 по 1970 год на камчатском полигоне выполнялись геодезические работы по подготовке к вводу в эксплуатацию фототеодолитных станций войсковой части 40220 (ОИП-13), располагавшейся в районе горы Лызык.
Одновременно с этим определялись места размещения постов сопряжённого наблюдения и оперативной засечки точек падения ГЧ.
 
В следующее десятилетие (1970-1980 гг.) проводились работы по геодезическому обеспечению для ввода в строй измерительных средств на ОИП-11 (посёлок Ука), ОИП-12 (река Уколка) и ОИП-13 (отметка 435 метров - гора Лызык). Их места расположения были выбраны так, чтобы они позволили выполнить весь комплекс траекторных, телеметрических и оптических измерений на всей территории района испытаний.
 
С 1979 по 1989 год выполнялись топогеодезические работы по привязке мест для установки сейсмоприёмников сейсмоакустических станций «Вулкан».
 
В 1984 году приступили к выбору мест размещения радиотрансляционных пунктов (РТП) и баз приёмно-регистрирующих комплексов наземных ретрансляторов (ПРК-НР). Определили исходные геодезические данные для двенадцати РТП системы «Волна».
 
С 1986 года начали выполнение изыскательских и рекогносцировочных работ с целью размещения высокоточной системы траекторных измерений (ВСТИ) «Балхаш», а в 1987 году приступили к непосредственной работе по вводу в строй этой системы и созданию отдельного измерительного пункта (ОИП-15) в посёлке Ола Магаданской области. Наряду с личным составом полигона в этих работах участвовали специалисты п/я М-5653 (г. Харьков) и Московского аэрогеодезического предприятия Главного управления геодезии и картографии (АГП ГУГК).
 
В 1988 году начали уплотнять геодезическую сеть, заложили центры и приступили к постройке наружных знаков на 300 пунктах 4-го класса специальной геодезической сети (СГС-30), возвели металлические знаки типа «вышка».
 
В течение трёх лет (1989-1992 г.г.) проводились программные испытания системы «Балхаш», высокоточные астрономо-геодезические работы по определению координат, азимутов и высот. Результатом этих работ было подтверждение наличия взаимных вертикальных смещений сооружений и участков земной поверхности, достигавших 84 миллиметров в год.
 
Начиная с 1993 года интенсивность геодезических работ заметно снижается. На измерительных пунктах прекращается обновление оптических и радиотехнических средств, а некоторые из них (например, ОИП-11 и ОИП-12) расформировываются. Законсервировали ВСТИ «Балхаш».
 
Значение всех этих работ оценить просто невозможно. Понятно же, что без их выполнения проводить наблюдения, а тем более высокоточные измерения, было бы нельзя. Другими словами, испытания отечественных ракетно-космических комплексов пришлось бы, если и не свернуть, то значительно урезать.
 
Сейчас с полной уверенностью можно утверждать, что высокий уровень обороноспособности Советской Армии (в первую очередь РВСН) и надёжная защита нашей страны были достигнуты благодаря функционированию ракетного полигона на Камчатке (43 ОНИС), в чём немалая заслуга военных геодезистов и топографов.