"Faisat" - американские связные спутники
 
Россия-США. Запущены спутники “Космос-2346” и “FAISat-2V”
 
Пресс-центр ВКС. 23 сентября 1997 г. в 19:44:51.053 ДМВ (16:44:51 GMT) с 1-й пусковой установки 132-й площадки 1-го Государственного испытательного космодрома Плесецк произведен запуск РН “Космос-3М” со спутниками “Космос-2346” и “FAISat-2V”.
 
“Космос-2346” был выведен на орбиту с начальными параметрами:
— Наклонение орбиты 82.925°;
— Минимальная высота над поверхностью Земли 958.134 км;
— Максимальная высота над поверхностью Земли 1008.358 км;
— Период обращения 104.479 мин.
 
По команде российского НКУ 24 сентября в 01:04:07 ДМВ (22:04:07 GMT) спутник “FAISat-2V” массой 114.5 кг был отделен от КА “Космос-2346”.
 
(Расчет по орбитальным параметрам Космического командования США дал следующие начальные параметры орбиты КА “FAISat-2V”:
— Наклонение орбиты 82.92°;
— Минимальная высота над поверхностью Земли 959.5 км;
— Максимальная высота над поверхностью Земли 1008.8 км;
— Период обращения 104.48 мин.
 
Согласно сообщению Секции оперативного управления Центра космических полетов имени Годдарда NASA, космическим аппаратам “Космос-2346” и “FAISat 2V” были присвоены международные регистрационные обозначения 1997-052А и 1997-052В соответственно. Они также получили номера 24953 и 24954 в каталоге Космического командования США — Ред.)
 “FAISat-2V” на ТП навигационных КА в МИКе Плесецка
 
В.Романенкова, В.Гриценко. ИТАР-ТАСС.
 
Американский аппарат стал 35-м, запущенным Россией в нынешнем году, причем 17 из них были иностранные. Все зарубежные спутники, запускаемые Россией, работают на различные системы связи. При этом с запуском отечественных аппаратов связи сложилась катастрофическая ситуация — из запланированных на этот год трех спутников, которые должны были работать на геостационарной орбите, не был запущен ни один. Это связано с отсутствием самих аппаратов и ракет, на изготовление которых нет денег. Стоимость запуска на геостационарную орбиту оценивается примерно в 180 млрд руб в ценах 1996 г.
 
Комментарий М.Тарасенко.
 
Для выпускаемой Омским ПО “Полет” двухступенчатой РН 11К65М это второй запуск в 1997 г. и, по нашим данным, 422-й орбитальный пуск с начала ее использования в 1967 г. Расчетная циклограмма пуска приведена в таблице.
 
Полетное
   время
   (ч:м:с)   
              Событие
 
00:00:00       Контакт подъема
00:02:10.3    Конец работы 1-й ступени
00:02:11.7    Отделение 1-й ступени
00:02:14.7    Включение 2-й ступени
00:02:26.6    Отделение обтекателя
00:08:05.6    (Первое отключение 2-й ступени (на самом деле — переход на режим малой тяги)
00:47:59.9    2-е включение 2-й ступени (повторный выход на режим полной тяги.)
00:48:05.6    Конец работы 2-й ступени
00:48:25.6    Отделение основной ПН
00:48:27.6    Команда на увод 2-й ступени РН
03:34:00 -     Номинальное окно отделения КА FAlsat 2V (попутный КА отделяется после стабилизации
-03:39:00      основного КА. Возможна задержка отделения до 7-го витка.
 
“Космос-2346” представляет собой очередной космический аппарат типа “Парус”. Это второй КА “Парус” запущенный в этом году и 88-й выведенный на орбиту с 1974 г.
 
Описание системы приведено в сообщении о запуске предыдущего КА этого типа “Космос-2341” [1]. “Космос-2346” был выведен в плоскость № 1 системы и в соответствии со стандартной процедурой 1-2 октября заменил в орбитальной группировке “Космос-2334”, запущенный 5 сентября 1996 г.
 
FAISat-2V представляет собой экспериментальный спутник связи, принадлежащий американской компании “Final Analysis, Inc.” (FAI). Он предназначен для ретрансляции сообщений сети электронной почты организации “Volunteers in Technical Assistance, Inc.” (VITA — гуманитарная некоммерческая организация, оказывающая “содействие странам третьего мира в борьбе со стихийными бедствиями и получении доступа к технической информации"), а также для изучения загруженности некоторых диапазонов спектра в УКВ и СВЧ-диапазонах и отработки технологии для перспективной системы спутниковой связи с использованием низкоорбитальных ретрансляторов, которую “Rinal Analysis” планирует создать в ближайшем будущем.
 
КА “FAISat-2V” имеет массу 115 кг, длину в сложенном состоянии около 1.1 метра и диаметр 0.6 метра. Спутник оборудован связными ретрансляторами для работы в частотных полосах 137-138 Мгц (мощностью 5 Вт), 290-300 Мгц (10 Вт) и 386-404 Мгц (20 Вт).
 
Служебная радиолиния работает на частоте 148.7 Мгц для линии “Земля-борт”. Линия “борт-Земля” работает на частоте 400.62 Мгц (основная) или 400.55 МГц (резервная).
 
Для управления КА задействованы три наземные станции — на Ракетном полигоне Андойя (Анденес, Норвегия), в г. Ланхем (штат Мэрилэнд, США) и в штате Юта (США). При этом основной является станция в пригороде Вашингтона Ланхэме, где базируется и сама фирма, а станция в Норвегии задействуется на период ввода КА в эксплуатацию.
 
Компания “Final Analysis, Inc.”, зарегистрированная в пригороде Вашингтона Гринбелт (шт.Мэриленд) в 1992 г., в ноябре 1994 г. подала заявку в Федеральную комиссию США по связи на создание системы связи с использованием 26 низкоорбитальных спутников-ретрансляторов.
 
Эта система, в отличие от более известных систем персональной спутниковой связи типа “Iridium”, “Globalstar” и др., рассчитана не на предоставление услуг мобильной телефонной связи в глобальном масштабе, а на передачу данных по типу электронной почты или пейджинговой связи. В этом секторе FAI конкурирует с американской же фирмой “Orbital Sciences Corp.”, разрабатывающей систему “OrbComm” (и, теоретически, с российской системой “Гонец-Д”).
 
Первый экспериментальный спутник “Final Analysis”, “FAISat-1”, был запущен 24 января 1995 г., попутно с российским навигационным КА “Цикада” [2]. Используя попутный запуск на российской РН “Космос-3М” и профессионализм работников ПО “Полет”, сумевших интегрировать дополнительную полезную нагрузку с КА и РН всего за несколько месяцев, до тех пор неизвестная фирма сумела практически сравняться с конкурентами (“Orbital Sciences” запустила два своих экспериментальных спутника “Orbcomm FM” 3 апреля 1995 г.).
 
Со вторым спутником дело оказалось сложнее. “FAISat-2V” был запущен по крайней мере с третьей попытки. Первоначально его предполагалось запустить еще в 1996 г. Однако, когда 20 декабря 1996 г. полетел последний в том году “Космос-3М”, аппарат еще не был готов.
 
По неофициальным сведениям, руководство ПО “Полет” позже предлагало Военно-космическим силам осуществить целевой пуск “Космоса-3М” для выведения “FAISat'a”, используя ракету из заводских резервов. Однако ВКС отказались, сославшись на нецелесообразность нерационального расходования ресурса пусковой установки.
 
Вторая попытка была в апреле 1997 г. “FAISat-2V” предполагалось вывести на орбиту с очередным “Парусом”, запланированным на 17 апреля 1997 г. Однако в надлежащий срок не удалось оформить всех бумаг по экспортно-импортному лицензированию.
 
После того как апрельский поезд ушел, появились заявления о том, что “FAISat” вполне может быть не тем, за что его выдают, а спутником радиоэлектронной разведки, который может прослушивать переговоры, ведущиеся российскими подводными лодками через спутники, рядом с которыми “FAISat” будет летать [3].
 
Одним из аргументов в пользу этого подозрения было то что “даже имя фирмы-изготовителя КА держится в секрете”. Разгадка этого секрета такова. В отличие от первого КА “FAISat”, изготовленного на основе базового блока экспериментального военного КА STEP (Space Technology Experiment Platform), “FAISat-2V” был в основном изготовлен... в Омске, на Производственном объединении “Полет”. (Электронная начинка, разумеется, устанавливалась в США.)
 
Что же до идеи “подслушивания” соседних спутников, то если уж США хотят прослушивать наши КА навигации и связи, то они могли бы и сами запустить соответствующий КА на ту же орбиту — в этом нет никакой проблемы. Но особого смысла в этом тоже нет, так как КА, даже летающему буквально “бок о бок” со спутником-ретранслятором, вовсе не так просто слушать, что передается с этого спутника на Землю. Диаграмма направленности бортовых антенн последнего по логике вещей ориентирована на Землю, и лучше уж тогда поручить задачу подслушивания самолетам и надводным кораблям, которые все равно гоняются за нашими подводными лодками. Подслушивать что идет на спутник тоже не легче — наземные антенны имеют более узкую диаграмму направленности, и “шпиону” надо будет постоянно держаться на очень небольшом расстоянии от прослушиваемого спутника, что без коррекции орбиты просто невозможно. (Кстати, можно посоветовать нашему наземному комплексу управления связаться с нашим же Центром контроля космического пространства и спросить орбитальные параметры “FAISat'a”. Интересно было бы узнать, держится ли предполагаемый шпион рядом с “Космосом-2346” или дрейфует куда попало.)
 
Конечно запустить спутник на российской ракете намного дешевле, чем на американской. Но если речь идет только об экономии бюджета Разведывательного сообщества США, то почему же тогда Национальное разведывательное управление США до сих пор не догадалось заказать “Протоны” для запуска своих “КиХоулов” и “Лакроссов” и сэкономить на этом многие сотни миллионов долларов вместо немногих десятков?
 
Нам представляется более логичным, что “Final Analysis” — это не что иное как венчурная фирма, родившаяся на периферии американского военно-промышленного комплекса и пытающаяся отхватить кусок от бурно развивающегося сегмента космической связи. Для этого в их положении нужно совершить резкий рывок и сделать что-то эффектное без больших затрат. Наиболее эффективный путь — это именно тот, по которому они пошли: соединить возможности российской космической фирмы, которая имеет опыт, но не имеет связей на американском рынке, со своими личными связями в американском ВПК и мощью средств массовой информации.
 
В итоге, по показателю “шума на доллар” (“bang for a buck”, как любят мерить американцы) деятельность “Final Analysis”, пожалуй, превосходит деятельность “Моторолы” по созданию системы “Iridium”. Потратив несколько сотен тысяч долларов на запуск двух экспериментальных аппаратов (по одним данным, ПО “Полет” получило за них 180 тысяч $, по другим 700 тысяч $), фирма добилась того, что их система теперь склоняется прессой наряду не только с другими “малыми низкоорбитальными” системами, но и с “большими”, такими как “Iridium” и “Globalstar”. А это должно облегчить поиск инвесторов для развертывания полномасштабной системы.
 
Не будем утверждать, что наши компетентные органы, выдавая разрешения, руководствовались той же логикой, что изложена выше. Более того, надо думать, что в этих органах не ограничиваются логическими рассуждениями, а проводят более тщательную проверку чистоты дел и помыслов участников экспортно-импортных операций с ракетно-космической техникой.
 
Как бы там ни было, все разрешения были в конце концов оформлены и 23 сентября “FAISat-2V” был выведен на орбиту. Однако проблемы его на этом не кончились. Через несколько часов после запуска перестали поступать сигналы от телеметрического маяка и КА, по-видимому, перестал принимать команды. В результате наземная станция в Норвегии не могла выдать команду на выдвижение штанги системы гравитационной стабилизации и обеспечить устойчивый ориентированный полет КА. По сообщениям от 23 сентября, когда эта проблема обнаружилась, группы управления рассчитывали на то, что бортовое программно-временное устройство включит резервный приемопередатчик. По-видимому, так и произошло. Позже поступили сообщения что предпринятая 27 сентября попытка развернуть главную антенну не удалась. По последним сообщениям, в первых числах октября спутник все-таки работал и был стабилизирован.
 
Дальнейшие планы “Final Analysis”, заявленные президентом компании Надером Моданло (Nader Modanlo) в начале сентября на конференции по финансированию систем спутниковой связи, предусматривают развертывание в 1998-2002 году полной системы из 30 КА (26 рабочих и 4 резервных). Это планируется достичь посредством двух попутных запусков рабочих КА в 1998 г. и 4 целевых пусков по 7 КА в каждом в 1999-2002 гг. Моданло сообщил, что общая стоимость контракта с “Полетом” на изготовление и запуск 30 КА может составить 60 млн $ [4]. (Омское ПО “Полет”, по неофициальным сведениям, работает над переходником, рассчитанным на выведение 7 аппаратов на своей РН “Космос”. По информации ИТАР-ТАСС, российский носитель “Космос-3М” способен выводить на орбиту по пять КА типа FAISat за пуск.)
 
Правда, на пресс-конференции в Москве 24 сентября звучали несколько более скромные оценки. Представитель “Final Analysis” Шарон Эдвардс) заявила что фирма уже собрала 26 млн $ и сейчас пытается собрать еще 16 млн $, чтобы обеспечить создание полномасштабной системы.
 
Источники:
 
1. НК №8(149), 1997.
2. НК №2(91), 1995.
3. Ю.Поляков “Россия начинает зарабатывать на запусках американских спутников-шпионов”. — “Сегодня”, 25 апреля 1997 г. с.4.
4.К запуску КА “FAISat-2V”
 
В.Сергеев. НК.
 
23 сентября 1997 года в 19:45 ДМВ состоялся долгожданный запуск с космодрома Плесецк спутника “Космос-2346”, от которого после выхода на орбиту был успешно отделен американский субспутник “FAISat-2V”.
 
На следующий день в международном пресс-центре на Краснопресненской набережной состоялся брифинг участников этого проекта — АКО “Полет” (г.Омск) и компании FAI.
 
Начало пресс-конференции долго откладывалось: ждали прибытия из Плесецка президента компании FAI Надера Моданло. Оценив бесперспективность дальнейшего ожидания, а также то, что особым интересом это мероприятие у журналистов не пользовалось (прибыло лишь 7 журналистов и одна съемочная группа канала “ТВ-Центр”) в 16:30 пресс-конференцию начали. В ней приняли участие главный конструктор АКО “Полет” Александр Ильин и директор по связям с правительством компании FAI госпожа Шарон Эдвардс.
 
Открывая пресс-конференцию Шарон Эдвардс отметила особую значимость момента (запуск был осуществлен во время встречи в Москве Альберта Гора и Виктора Черномырдина), а также то обстоятельство, что именно фирма FAI “поднимает целину”, делая первые шаги в коммерческой передаче спутниковой цифровой информации. В частности, запущенный накануне “FAISat-2V” должен передавать на центральный терминал в США цифровую информацию от нескольких удаленных на значительное друг от друга расстояние терминалов, размещенных в Европе (Германия, Польша), Азии (Монголия), Южной Америке (Колумбия, Уругвай), и России.
 
Г-жа Эдвардс нарисовала радужную картину дальнейшего использования спутников “FAISat” для слежения за перевозкой грузов, а также для считывания показаний электрических и газовых счетчиков в квартирах жильцов (это для США очень сейчас актуально).
 
Выступивший вслед за американкой Александр Ильин напомнил, что ПО “Полет” более 30 лет занимается созданием РКТ. А это не только РН серии “Космос”, но и спутники “Надежда” системы “КОСПАС-SARSAT”, КА ГЛОНАСС, а также другие навигационно-связные КА для МО РФ. Для запущенного только что КА “FAISat-КОСКОН” (это название все услышали впервые: КОСКОН — космическая конверсия) в Омске был изготовлен служебный модуль, а в США — лишь компьютер и ретранслятор.
 
По его словам, на первом этапе (до 2002 г.) система будет включать 28 КА для сбора и передачи цифровой информации, а на втором этапе численность группировки будет доведена до 56 аппаратов, и дополнительно станет возможна передача голосовой информации.
 
Подробнейшим образом Ильин остановился на “подводных” камнях российско-американского проекта. Запущенный накануне спутник был готов стартовать еще в апреле. Произошедшая задержка — результат действий конкурентов (в их числе Ильиным были названы “Loral”, “Motorola” и “Teledesic”) и “разрушительного воздействия” отечественной прессы, которой опять же руководят из-за океана (“американцы действуют руками россиян”). В числе лидеров “антиполетовской” машины были названы газеты “Сегодня” и “Комсомольская правда”.
 
“В России все так плохо потому, что никто не понимает, что верить прессе больше ни в чем нельзя”, — подытожил главный конструктор “Полета”.
 
Далее г-жа Эдвардс и Ильин ответили на вопросы журналистов.
 
Вопрос: Каковы стоимость проекта “FAISat-KOCKOH” и вклад ПО “Полет” в проект?
 
Ильин: Не важно кто и что изготавливает, главное, чтобы все работало на орбите. О стоимости говорить здесь не имеет смысла, ибо стоимость понятие чисто философское (?!).
 
Вопрос: Как такой небольшой компании как FAI удается соперничать на мировом рынке с такими компаниями-гигантами, как “Motorola”, например?
 
Эдвардс: FAI представляет собой по сути консалтинговую фирму с огромным опытом: ведь наша штаб-квартира... всего в трех километрах от центрального офиса NASA! (Зубодробительный аргумент, не правда ли?)
 
Вопрос: Чем привлекает FAI сотрудничество с ПО “Полет” ?
 
Эдвардс: Во-первых, надежностью РН серии “Космос”. Во-вторых, приемлемой стоимостью запуска. В-третьих, наличием у русских частоты, на которых будет работать система” (последнее, по всей видимости, и есть то главное, ради чего все это и затевалось).
 
Вопрос: Насколько ликвидны активы компании FAI? Почему так мало внимания компания FAI уделяет своей рекламе? Даже страница компании в Internet не обновляется годами.
 
Эдвардс: В FAI многие крупные компании инвестировали уже 26 млн $ (подумать только, как много!), но мы не останавливаемся на достигнутом: ведь нам необходимо найти еще 16 млн $.
 
Что касается рекламы, то мы ей уделяем внимание. Пример тому — сегодняшняя пресс-конференция. (Если учесть, что предыдущая пресс-конференция состоялась аж в январе 1995 года, и с тех пор FAI жила тихо-тихо, то, безусловно, внимание к рекламе должное).
 
Об Internet. Простите, сведений я не имею. А вообще пришло время заканчивать.
 
И здесь на помощь г-же Эдвардс пришел отмалчивавшийся все это время А.Ильин: “Чтобы Вы, господа журналисты после сегодняшней пресс-конференции не написали, знайте, мы в тесном сотрудничестве с FAI будем действовать по принципу “Васька слушает, да ест” и “Собака лает — караван идет”.
 
Прошедшая пресс-конференция, к сожалению, не развеяла имевшихся сомнений, а, наоборот, еще более укрепила их.
 
Получается, что для FAI крайне важно заполучить возможность работы на российских частотах и запускать спутники дешевыми, но надежными РН серии “Космос”.
 
Что же касается России, то, позволяя пользоваться компании FAI (кстати, история ее создания имеет много “белых” пятен) своим техническим богатством “подешевле”, она взамен покупает возможность “считывания показания электрических и газовых счетчиков в квартирах жителей”. Перспектива, бесспорно, для России радужная, хотя весьма и весьма отдаленная: ведь в нашей стране таких счетчиков еще нет...
 
Источник; журнал "Новости космонавтики".
 
УГОЛОВHОЕ ДЕЛО В СВЯЗИ СО ЗЛОУПОТРЕБЛЕHИЯМИ ПРИ ЗАПУСКАХ АМЕРИКАHСКИХ И ШВЕДСКИХ СПУТHИКОВ ВОЗБУЖДЕHО В ОМСКЕ
 
 ОМСК, 6 февраля 1998 г. /Корр. ИТАР-ТАСС Анатолий Петров/. Подготовленные местным управлением ФСБ материалы свидетельствуют о нанесении существенного материального ущерба государству в связи с запусками в 1995-1997 годах двух американских спутников - "Файсат" и шведского "Астрид".
 
21.02.1998, "Российская газета"    Ловля шпионов под науськивание следопытов пера.
 
О НИЗКООРБИТАЛЬНЫХ спутниковых системах глобальной связи мы начали говорить более 10 лет назад. В то время такие проекты многим казались нереальными. Американцы о них вообще молчали, считая это направление неактуальным. Наш проект "Коскон", не успев заявить о себе в полный голос, был по существу остановлен из-за отсутствия финансирования. Для ракетно-космической отрасли наступили такие времена, что впору было на дверях объединения "Полет" вешать табличку: "Все ушли торговать на рынок".
 
Если раньше наше предприятие выпускало в год до сорока ракет легкого класса и по 20 - 30 спутников, то в прошлом году мы не получили ни одного госзаказа. Многотысячный коллектив сократился втрое. Но и оставшиеся специалисты высочайшего класса сидят большей частью без работы или находятся в административном отпуске. В такой ситуации одни, свернув производство, продолжают терпеливо ожидать возобновления госзаказов, перебиваясь на каком-нибудь ширпотребе. Другие, уже не надеясь на государство, ударились в собственный бизнес, создав коммерческие фирмы.
 
Мы же рискнули в нынешних условиях не только выжить, сохранив научно-технический потенциал отрасли, опыт и квалификацию своих специалистов, но и развиваться дальше, чтобы не оказаться за бортом XXI века. Так в Омске появился Международный исследовательский центр "Глория - Полет", а вместе с ним реанимировали мы и свой проект "Коскон".
 
Второе дыхание по проекту "Коскон" у нас появилось в 1995 году, когда мы начали альянс с американской фирмой Final Analysis Inc. Эта фирма создает аналогичную систему "Файсат" для американского континента. Наша кооперация строится следующим образом. Мы изготавливаем служебный модуль: систему энергоснабжения, солнечные панели, систему ориентации, все антенны, конструкции, раму, увязки и делаем компоновку.
 
Наши партнеры обеспечивают всю электронику, ретрансляторы и цифровые машины. Каждый спутник будет иметь два ретранслятора: один - российский, работающий на систему "Коскон", второй - американский, работающий на систему "Файсат". Причем российский ретранслятор будет нашей собственностью, равно как и определенная часть спутников. Мы их регистрируем в ООН, получаем свои частоты. Американцы также получают регистрацию в ООН на свою часть спутников и свои частоты.
 
Принципиально важный момент нашего проекта. Я являюсь членом Российского центра реструктуризации промышленности. Именно на примере проекта "Коскон" мною была изложена такая идеология перестройки производства. Параллельно мощным производствам, которые простаивают и устаревают, развивать новые, под конкретный инвестиционный проект. Пусть оно будет поначалу небольшим, но зато конкурентоспособным в XXI веке. К примеру, всю наземную, да и космическую инфраструктуру глобальной системы связи "Коскон" можно купить на Западе. Мы же предлагаем создать все это своими силами, используя некоторые элементы западной комплектации. Такой подход позволит не только иметь и эксплуатировать передовую технику, но и создавать у себя производства высоких технологий, которые мы стали безвозвратно терять. Именно реализация таких инвестиционных проектов может послужить примером и основой для разработки концепции реструктуризации российской промышленности, для развития и подъема отечественной экономики. Однако моя записка, а точнее, изложенная в ней концепция, не всем пришлась по нраву. Многие коллеги дали мне ясно понять: "Ты что, один умный, а мы умирать должны? Нет, умирать будем вместе".
 
А мне не хочется ни вместе, ни порознь.
 
Но как бы там ни было, наш проект не остался на бумаге, а стал реализовываться. Мы изготовили первый совместный экспериментальный спутник "Коскон - Файсат" и наметили в апреле 1997 года вывести его на орбиту.
 
В конце октября 1996 года в Женеве состоялся первый форум по глобальным телекоммуникациям. На нем присутствовали представители более 130 стран в ранге министров связи и телекоммуникаций. Тон на форуме задавали американцы. Более десятка фирм США предлагали новые телекоммуникационные глобальные системы на низкоорбитальных спутниках, которые должны появиться в XXI веке. Единственным "чужим" проектом, т. е. не американским, а совместным российско-американским, был наш "Коскон - Файсат".
 
На заседании секции я представил наш проект. Что тут началось! Руководитель американской делегации буквально принародно бросился к нашему партнеру: "Ты же говорил, что это чисто американская система, а это же совместная с русскими! Как ты объяснишь теперь этого троянского коня?" Руководители американских фирм были обескуражены. Они приехали на форум монополистами глобальных систем связи, а тут оказалось, что в их единый строй затесалась "какая-то Россия". С этого момента в нашей совместной деятельности и стали возникать всевозможные катаклизмы.
 
Но вначале о сути низкоорбитальных спутниковых систем глобальной связи, и почему в Женеве министры из 130 стран так горячо обсуждали юридические и правовые вопросы их использования.
 
НИЗКООРБИТАЛЬНАЯ спутниковая система обеспечивает глобальную связь, которая покрывает весь земной шар и передает информацию по принципу "каждый с каждым" независимо от местонахождения объектов. Что это дает? Во-первых, увеличивается скорость обмена информацией. Во-вторых, значительно удешевляется стоимость ее доставки, так как на ее пути уже не будет никаких посредников в виде министерств и государств. Если сегодня все спутниковые телекоммуникации носят локальный характер: спутник как бы висит на "стационарной" орбите в 36 тысяч километров над Землей и синхронно двигается с нею, покрывая собой лишь определенное "пятно" территории - столицы и крупные города, откуда сигнал, усиленный ретранслятором, передается уже дальше, то 32 спутника "Коскон - Файсат", выведенные на орбиту в 700 -1000 км, одновременно покрывают всю планету, включая северные и южные широты, которые пока являются мертвыми информационными зонами. А раз так, то станут возможными открытия трасс авиаполетов через Северный полюс, сбор и передача цифровых данных для осуществления контроля и управления промышленными объектами, газо- и нефтепроводами, расположенными в труднодоступных районах, определение координат местоположения любого абонента, будь то автомобиль, контейнер, вагон или какой-то груз. Да и мобильный телефон будет прекрасно работать не только в Москве, но и в любой глухомани.
 
Добавим, что спутник "Коскон" весит всего 100 килограммов, а не 2-2,5 тонны, как нынешние. Он в 36 раз ближе к Земле, а его сигнал в тысячу раз сильнее. То есть мы уже вплотную подошли к реализации истины: кто владеет информацией, тот и управляет миром. Короче говоря, кто будет контролировать низкоорбитальные спутники связи, тот и будет контролировать информацию. Вот почему за монополию в эти системы идет жестокая война. Корпорация "Моторола" на эти системы уже вложила миллиарды долларов. Король "Майкрософта" Билл Гейтс тоже не жалеет денег, чтобы создать систему Internet на 300 низкоорбитальных спутниках.
 
По возвращении из Женевы на нашего американского партнера посыпались из госдепартамента США запросы: на каком основании и как его фирма работает с русскими, не получив соответствующих разрешений из госдепа? Американский коллега объяснялся, предъявлял имеющиеся лицензии и разрешения. "Этого было бы достаточно, если бы вы не создавали что-то вместе с русскими, но раз создаете, то должны решать вопросы и с нами", отвечали ему в госдепе.
 
В январе-феврале 1997 года, когда началась подготовка спутника к отправке, перед американской фирмой поставили вопрос о заключении с Россией соглашения по технологическим гарантиям. Другими словами, потребовали гарантии, что Россия не будет предпринимать никаких попыток, чтобы "заглянуть" внутрь спутника, и контролировать это должны американцы. Дело дошло до МИД РФ. Министерство иностранных дел России заявило, что не может допустить, чтобы американцы контролировали запуск ракеты, на которой находится спутник Минобороны РФ, и присутствовали при этом запуске. Наш совместный спутник выводился на орбиту в качестве попутного груза, как дополнительный "пассажир" к спутнику МО.
 
РОССИЙСКИЙ МИД принял правильное решение. После этого госдеп вынужден был снять свое условие по технологическим гарантиям. Но меня и моего партнера заставили подписать обязательство, что без нашего ведома никто в спутник не заглянет. Был разрешен ввоз. А к моменту отправки спутника на полигон в российскую прессу просочилась неизвестно откуда взявшаяся информация, что в Плесецке готовится к запуску в качестве "прицепа" к военному спутнику "Космос" американский спутник-шпион "Файсат". Особенно подробно шпионские страсти живописала в апреле одна московская газета, претендующая называться центральной.
 
Естественно, в апреле "Коскон - Файсат" не взлетел. В Минобороны мне сказали: разбирайся с этой проблемой сам, мы полетим без тебя. Пока не получишь все мыслимые и немыслимые разрешения от всех спецслужб и ведомств, документы о том, что спутник не шпион, к нам можешь не приходить. "Слушай, куда ты нас втянул, - недовольно встречали меня в московских кабинетах. - У нас и без тебя проблем хватает".
 
Но все бумаги и справки я все-таки получил, в которых подтвердилось, что ни я, ни наш совместный с американцами спутник шпионами не являются.
 
Новый, опять же попутный запуск нам был назначен на 23 сентября 1997 года. А 18 сентября уже другая газета, охочая до сомнительных сенсаций, выходит с первополосным материалом "Американский спутник-шпион полетит в космос на русском извозчике?" Статья перепевала ту же песню, что полгода назад исполнила ее соседка: дескать, вот до чего мы дожили, что МО России на своем горбу выводит на орбиту американские спутники-шпионы.
 
Поскольку информация явно исходила из одного и того же источника, то мои справки и бумаги ее полностью опровергали. 23 сентября спутник был запущен, и мы приступили к испытаниям, отработке различных экспериментальных программ, в частности систем мониторинга некоторых нефтяных и газовых компаний, контроля транспортировки грузов автомобильным и железнодорожным транспортом. То есть уже создаем реальные наземные инфраструктуры в интересах реальных потребителей.
 
Новый год для нас начался большим успехом. При поддержке Правительства РФ я представлял российскую часть проекта системы "Коскон" на втором американско-российском инвестиционном симпозиуме 1998 года, который проходил с 7 по 12 января в Гарвардском университете. Наш проект включили в каталог симпозиума, а это значит, что теперь риск инвестиций в проект "Коскон" страхуется американской страховой компанией OPIK. Такая договоренность существует в рамках комиссии "Гор - Черномырдин".
 
Понятно, что теперь нашей работой заинтересовались многие инвесторы, и не только с американской и российской сторон. Мы уже провели с ними в Москве обсуждения по форме получения кредитов для полномасштабного развертывания всей нашей низкоорбитальной системы. Трудно было себе представить такую ситуацию, что мы доживем до того дня, когда будем не искать, а выбирать себе инвесторов. Банкиры убедились, что у нас в руках реальное и перспективное дело, а не авантюра, и готовы к сотрудничеству. Тем более, что нам требуется до 2000 года 98,7 миллиона долларов, а полный возврат инвестиций мы гарантируем уже к 2001 году.
 
НО СУДЯ по всему кому-то очень не хочется, чтобы Россия имела собственную глобальную систему связи в XXI веке, кому-то очень не нравится, что Ильин из Омска не сидит сложа руки в ожидании госзаказов, не торгует на рынке китайскими куртками, не идет под звуки похоронного марша на митинги или на кладбище, а не без успеха продвигает свой инвестиционный проект на орбиту, доказывая, что и сегодня наша промышленность может наращивать свой потенциал.
 
7 февраля та же газета, чтобы жизнь руководителю КБ "Полет" безоблачной не казалась, публикует заметку "В космическом ведомстве воруют в грандиозных масштабах". Не заметка, а форменный донос: мол, кто-то "наварил" миллион долларов на запусках ракет "Космос". Речь в ней, естественно, идет о КБ "Полет". Публикация явно адресована потенциальным инвесторам. Мол, остерегайтесь иметь дело с ворами. Хорошая газета, а поди ж ты, не брезгует. Куда денешься њ тоже отрабатывает, видимо, "спецзаказ".
 
Я был в Генпрокуратуре России, в своей ведомственной спецпрокуратуре. Занимайтесь своим делом, сказали мне, против вас ничего нет. Мы разберемся.
 
Оттуда прямым ходом и пришел к вам, в "Российскую газету". Зачем? Только затем, чтобы спросить: нужен ли проект российской низкоорбитальной спутниковой системы связи России в XXI веке или нет?
 
Поверьте, я ни с кем не борюсь. Я борюсь только за наш проект "Коскон", который уже стал свершившимся фактом. Прежде чем он займет свое рабочее место на орбите, его создателей еще не раз и не два попытаются любыми методами и средствами выбить из седла. Ведь на карту поставлено слишком многое њ кто будет хозяином мирового рынка информации завтрашнего дня.
 
Михаил КУШТАПИН.
05.06.2002, "Новые Известия"   Космические валенки.
 
В Омске завершился беспрецедентный процесс по делу о злоупотреблениях при освоении околоземного пространства. Омский областной суд признал бывшего главного конструктора КБ ПО "Полет" Александра Ильина и его помощника Сергея Захарчева виновными в обмане и злоупотреблении доверием немецкого партнера при заключении контрактов на запуск спутника, вследствие чего родному предприятию был нанесен ущерб в размере 700 тысяч долларов.
 
За все про все ученые получили по три года лишения свободы. Условно. Как пояснила прокурор отдела по надзору за следствием, дознанием и ОРД Елена Сергеева, столь мягкий, несмотря на значительный ущерб, вердикт судей объясняется санкциями 165-й статьи УК РФ, предусматривающей наказание от 2 до 5 лет. По ней-то и проходили хитроумные ученые товарищи. "Кроме того, согласно постановлению Госдумы об амнистии Ильин и Захарчев от наказания и вовсе были освобождены. Таков закон".
 
Иными словами, пусть и немалый ущерб нанесен предприятию, но если при этом злоумышленники руководствовались не личными корыстными интересами, а чем-то иным, то, скорее всего, они отделаются лишь легким испугом, избежав тесных тюремных клоповников. По крайней мере в нашем случае так оно и произошло. Хотя обманывали приятели-ученые и иностранных партнеров, и родное предприятие, хотя и нанесли они значительный ущерб, причем в период, когда у предприятия катастрофически не хватало денег и люди месяцами не получали зарплату, но доказать, что вследствие обмана деньги осели в их карманах, не удалось. Как явствовало из бухгалтерских документов, деньги были потрачены на нужды подведомственных фирм. Правда, за "Полетом" оставлено право вчинить ученым иск в порядке гражданского судопроизводства. Однако вероятность его исполнения не внушает серьезных надежд по многим причинам.
 
Но это уже другой вопрос.
 
Главным же, на мой взгляд, достижением этого "космического дела" является не столько сам судебный вердикт, сколько живописные детали, всплывшие в ходе процесса и раскрывшие глаза широкой общественности на то, как проистекает на современном этапе развития космической отрасли освоение околоземного пространства. Как выяснилось, заниматься этим может и человек, приторговывающий валенками, и иные сомнительные личности, о которых зарубежные партнеры имели весьма смутное представление.
 
Шпионские страсти.
 
Сразу оговорюсь, что контракты с иностранными фирмами на запуск "ихней начинки" на "Полете" начали заключать еще в 1994 году. Тогда американская фирма Final analvis INC (FAI) подписала контракт с ПО "Полет" на запуск двух американских спутников. Фирма солидная. Организована она была американцем иранского происхождения Надером Моданло исключительно с целью создания низкоорбитальной системы спутниковой связи ориентировочной стоимостью 2,8 миллиарда долларов. Которая могла бы обеспечить всемирную пейджинговую связь и обмен базами данных. Дело большое и требующее, кроме значительных капиталовложений, еще и надежности партнеров. На первых порах надежность эта никаких сомнений не вызывала.
 
Один запуск был осуществлен без сучка и задоринки. Однако потом начались накладки. Весной 1997 года с космодрома Плесецк с помощью ракетоносителя "Космос-3М" должны были отправить на орбиту следующий американский спутник "Файсат-2В". Все складывалось и для американцев, и для омского предприятия как нельзя лучше: американцы получали дешевый ракетоноситель и надежную доставку своих спутников на орбиту (у "Космоса" один из самых высоких показателей надежности в мире), а "Полет" получал необходимые денежные ресурсы, в которых тогда остро нуждался. Предварительные переговоры состоялись, стороны взяли на себя обязательства: омичи изготавливали служебный модуль, систему электроснабжения, солнечные батареи, систему ориентации, раму, делали компоновку. Американцы же изготавливали электронику, ретрансляторы, цифровые машины. Договор был подписан, но в назначенный день спутник так и не взлетел. Как сообщил журналистам тогдашний главный конструктор КБ ПО "Полет" Александр Ильин, в Минобороны его попросили предоставить убедительные доказательства того, что "Файсат" не является спутником - шпионом. Сомнению военных поспособствовали публикации, появившиеся перед стартом в ряде центральных СМИ, о принадлежности американского спутника Пентагону. Оправдательные доказательства были представлены, и старт омского "Космоса" с "Файсатом" на борту состоялся в сентябре 97-го года.
 
Еще до этого Надер Моданло заявил, что в случае успеха FAI заключит с "Полетом" новый договор на сумму 60 миллионов долларов на запуск еще десятка спутников. Но... Этим планам не суждено было сбыться. Деятельностью руководства полетовского КБ заинтересовались омские контрразведчики.
 
Ракеты и валенки.
 
В конце января 98-го года управление ФСБ по Омской области распространило сообщение о том, что прокуратурой возбуждено уголовное дело по злоупотреблениям некоторых должностных лиц КБ "Полет". Новый директор "Полета" Олег Дорофеев, принимая дела, заинтересовался пропажей миллиона долларов по контракту трехгодичной давности. С этого все и началось. Вслух фамилии злоумышленников не назывались, но за глаза говорили об Александре Ильине и его заме.
 
Тогда же впервые прозвучала фамилия предпринимателя Сорочинского, работавшего в тесном контакте с КБ в период реализации там иностранных заказов - в 1995 - 1997 годах. Стоит сказать, что следователи были немало озадачены, когда ознакомились с документами, из которых явствовало, что деятельность фирм Сорочинского - "Контур", "Сибирская лига" и "Индустрия сервис" - простирается от торговли разным ширпотребом, включая валенки, до испытаний космической техники по договору с КБ ПО "Полет". В частности, предприниматель брался "выполнить специальные исследования совместного функционирования спутника "Файсат-2В" с основным спутником", а также "провести исследования панели ВС для малогабаритных орбитальных платформ" (?!). Спросите, куда же глядело руководство "Полета", позволив руководству КБ заключать контракты на исследование космической техники с человеком, который эту технику в глаза не видывал? Не известно, куда оно глядело.
 
Известно лишь, что в 1993 году из недр "Полета" выделилось самостоятельное юридическое лицо - КБ ПО "Полет" (впоследствии в арбитражном суде эта процедура была признана незаконной), что и позволило творить последнему все, что заблагорассудится. В том числе и заключать контракты на освоение космической техники с торговцем валенками. Само же полетовское начальство, с его слов, знать ничего не знало, ведать ничего не ведало.
 
Между тем "исследования", которые на бумаге проводились торговцем валенками, оплачивались весьма щедро - за "научные разработки" в перечисленных областях космической индустрии омскому бизнесмену широкого профиля был перечислен 1 миллион 296 тысяч рублей. После обналички немалый процент осел у него в кармане. Остальное же передали заказчику. В том же 1998 году суд приговорил Сорочинского к четырем годам лишения свободы условно с удержанием всех неоплаченных налогов - около 800 тысяч рублей.
 
Как присвоить миллион.
 
Оказывается, очень просто. Для этого всего-навсего потребовалось подделать договор между немецкой фирмой "Космос интернэшнл ГМБХ" и ПО "Полет", внеся туда вместо реквизитов одного юридического лица реквизиты другого.
 
Президент упомянутой компании господин Фукс доверял русским партнерам и никак не мог предположить, что будет обманут. Он и представить не мог, что ПО "Полет" и КБ ПО "Полет" - два совершенно разных предприятия. В январе 1997 года каким-то образом Ильин убедил Манфреда Фукса в обратном. Втайне от руководства "Полета" он передал тому реквизиты фирмы АОЗТ МИЦ "Глория Полет", учредителями которой являлись сам главный конструктор и его помощник Сергей Захарчев, с просьбой авансировать миллионом долларов контракт на запуск спутника "Чемп". Договор этот, к слову сказать, был заключен двумя годами раньше немецкой фирмой и генеральным директором "Полета" Осмульским.
 
Фукс согласился, так как, повторяю, в русских партнерах был уверен. Деньги на счет "Глория Полет" были отправлены. Однако получить их в банке ни Ильин, ни Захарчев не смогли. Ибо договор был составлен с руководством "Полета", к которому ученые не имели никакого отношения. Товарищи решили проблему просто: Ильин от своего имени заключил новый контракт с ничего не подозревающим господином Фуксом о запуске другого спутника "Грейс". О чем, разумеется, руководство "Полета" не уведомили. Уже имея на руках документы с подписями и печатями, кстати, с юридической стороны ничтожные, ибо по закону Ильин правом заключать контракты на запуск спутников наделен не был, ученые мужи скорректировали изначальный договор о запуске "Чемпа" на свой лад. Они добавили туда поддельную страницу, где в качестве непосредственного исполнителя контракта вместо ПО "Полет" значилась их родная фирма, не имеющая для этого ни материальной базы, ни прочих ресурсов.
 
Обналичив перечисленные деньги, Ильин часть оставил в КБ, часть перевел на "Глорию Полет".
 
Скандал разразился, как уже было сказано выше, на следующий год, когда в кресло нового директора сел Олег Дорофеев. На вопрос, куда запропастился миллион по контракту, никто из подчиненных толком ничего пояснить не смог Новоиспеченный директор поделился своими сомнениями на сей счет с прокуратурой и чекистами. Тогда-то все и выяснилось. Всплыли все фиктивные договоры с валенщиками и прочими малокомпетентными покорителями космического пространства. На имущество Ильина и Захарчева был наложен арест, а их самих под опеку взяла Генпрокуратура. На суде Александр Ильин и Сергей Захарчев свою вину не признали, настаивая на том, что все свои дела они вершили в рамках существующего законодательства и что Фукс перечислил им деньги по договору на адаптацию и запуск спутника "Грейс". На что имеются и соответствующие документы "да и Фукс подтвердит". Однако господин Фукс не подтвердил, напротив, выразил свое крайнее возмущение словами Ильина, заявив, что все деньги были перечислены им по контракту на запуск "Чемпа". На запуск и адаптацию "Грейса" ни КБ ПО "Полет", ни самому ПО "Полет" не было перечислено ни цента. И, вообще, если уж на то пошло, выведен он был на орбиту совершенно другим носителем...
 
Стоит добавить, что ущерб имиджу ведущего в прошлом аэрокосмического объединения был нанесен гораздо существеннее материального. Хотя и материальный не мал. Из-за всех этих передряг сорвался контракт по "низкоорбитальной системе спутниковой связи", который сулил немалую прибыль и в конце концов загрузку "Полета" заказами. Не сказать, что иностранные партнеры из-за скандала совсем отвернулись от предприятия (где еще найти столь дешевый и надежный носитель, как "Космос"?), но некоторое охлаждение в отношениях почувствовалось сразу. Но в первую очередь все это отражается на простых работягах, которые еще недавно учинили у стен проходной забастовку по поводу многомесячной задолженности по зарплате. Им бы тот миллион в самый раз сгодился...
 
Валерий ФИЛОНЕНКО Омск. 
 
20.03.2003, "Коммерческий вестник"     Уголовное дело все-таки лопнуло
 
Главный конструктор КБ «Полет» Александр ИЛЬИН признан невиновным окончательно и бесповоротно
 
31 октября 2002 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации отменила приговоры омских судов в отношении председателя совета директоров международного исследовательского центра «Глория-Полет», бывшего главного конструктора КБ «Полет» Александра ИЛЬИНА и генерального директора МИЦ «Глория-Полет» Сергея ЗАХАРЧЕВА за отсутствием в их действиях состава преступления. ИЛЬИН требует вернуть изъятые при обыске документы и компенсировать понесенный им из-за пятилетнего уголовного преследования ущерб в размере ста миллионов долларов.
 
Обыски и допросы
 
В 1997 году по материалам УФСБ по Омской области прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту злоупотребления в КБ ПО «Полет» по статье 201 УК РФ. Были допрошены сотни работников КБ, произведены обыски в квартирах его рукоовдителей. Как утверждал на пресс-конференции летом 1998 года прокурор области Сергей КАЗАКОВ, речь шла о миллионах долларов. Делом этим занимались десятки сотрудников правоохранительных органов, включая налоговые инспекцию и полицию, валютно-экспертный контроль и КРУ.
 
Целью их проверок было АОЗТ «Международный исследовательский центр (МИЦ) «Глория-Полет», учрежденное 11 марта 1994 года главным конструктором КБ ПО «Полет» Александром ИЛЬИНЫМ, двумя его заместителями, начальником планового отдела КБ А. ЧЕРНОБРОВИНЫМ, главным бухгалтером КБ Е. ПОЛЕВКО и начальником комплекса Сергеем ЗАХАРЧЕВЫМ, который стал генеральным директором центра. ИЛЬИН являлся владельцем 50% акций МИЦ, остальное поровну было разделено между остальными пятью акционерами.
 
21 марта 1994 года КБ «Полет» в лице Александра ИЛЬИНА и «Глория-Полет» в лице Сергея ЗАХАРЧЕВА подписали договор о совместной деятельности с целью проведения работ по космической тематике. В интервью, данном «КВ» в 1998 году, главный конструктор, вынужденный уволиться из КБ после возбуждения уголовного дела, заявил, что такие договоры — обычная практика всех российских космических предприятий, и привел примеры с «Комплексом» при московском институте теплотехники и фирмой «Пусковые услуги», получившей государственную лицензию на запуски спутников на орбиту ракетами-носителями «Старт» и «Космос». В ином случае себестоимость запусков ракет в то время увеличилась бы многократно.
 
Приговор
 
Согласно приговору Октябрьского районного суда г.Омска, вынесенному 28 декабря 2001 года, «21 декабря 1995 года между ПО «Полет» в лице генерального директора Осмульского и фирмой «Космос-Интернейшнл» (Германия), представленной ее президентом М. ФУКСОМ, был заключен договор на запуск космического аппарата «Чемп» ракетой-носителем «Космос» на общую сумму 6,2 млн долларов США. Впоследствии эта сумма была увеличена дополнительным соглашением до 6,9 млн долларов...
 
Воспользовавшись личным знакомством с М. ФУКСОМ и тем, что ФУКС не знал о том, что КБ ПО «Полет» и ПО «Полет» являются самостоятельными юридическими лицами. и воспринимал ИЛЬИНА А.И., как одного из руководителей ПО «Полет», имеющего право принимать решения, связанные с исполнением договорных обязательств, ИЛЬИН, не имея на то никаких полномочий, письмом на бланке КБ ПО «Полет» от 20.01.97 за своей подписью с целью получения предназначенных ПО «Полет» денежных средств, втайне от руководства ПО «Полет» запросил у президента фирмы ФУКСА в порядке частичной оплаты за работу по спутнику «Чемп» по договору один млн долларов США (5 670 000 руб. в отечественном эквиваленте М.И.). В письме ИЛЬИН по договоренности с ЗАХАРЧЕВЫМ указал реквизиты счета, принадлежащего АОЗТ МИЦ «Глория-Полет»...
 
Полученными деньгами ИЛЬИН и ЗАХАРЧЕВ распорядились по своему усмотрению. Так, на нужды КБ ПО «Полет» из указанной суммы было перечислено 4 618 954 руб. Оставшаяся сумма в размере 1 051 046 руб. была израсходована на нужды АОЗТ МИЦ «Глория-Полет» следующим образом: 369 600 руб. — на оплату работникам по договорам подряда, 577 000 — различным соисполнителям, остальные средства — на погашение различных налогов. ПО «Полет» выполнило все работы по договору от 21.12.95 по запуску спутника «Чемп», в результате чего получило вместе с соисполнителями 6,2 млн долларов США, а должно было получить, согласно договору и дополнительному соглашению, 6,9 млн долларов. Один млн долларов был получен ИЛЬИНЫМ и ЗАХАРЧЕВЫМ, в результате ПО «Полет» принесен ущерб на сумму 700 000 долларов».
 
Протест
 
Это лишь фрагмент из разъясняющей части приговора. Но и он вызывает вопросы. Во-первых, как мог руководитель ПО «Полет» подписывать какие-либо соглашения по услугам запуска спутника на орбиту, если у предприятия не было на тот момент лицензии на деятельность такого рода? Лицензия была как раз у самостоятельного юридического лица — КБ ПО «Полет», руководил которым Александр ИЛЬИН. Во-вторых, если «Глория-Полет» получила в счет оплаты за работу по спутнику «Чемп» один миллион долларов, то почему инкримируется не вся эта сумма, а лишь 700 000 долларов из нее? Есть еще много и других неясностей как в приговоре, так и в обвинительном заключении прокуратуры. Однако Октябрьский суд на основании вышеизложенного приговорил ИЛЬИНА и ЗАХАРЧЕВА по ст. 165 ч.3 п.«б» УК РФ к трем годам лишения свободы условно, с испытательным сроком. На основании постановления Госдумы «Об объявлении амнистии» оба тут же были от наказания освобождены.
 
Но администрированные Александр ИЛЬИН и Сергей ЗАХАРЧЕВ были не согласны, что их можно было за что-то наказать в принципе. И подали кассационную жалобу. 21 февраля 2002 года судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда оставила приговор без изменения. Обвиненные в «причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» (ст.165) написали выше. И добились своего. Заместитель председателя Верховного суда России Валерий ВЕРИН внес протест по данному приговору, посчитав, что «судом не были установлены факты обращения осужденными всех или части денежных средств в свою личную пользу, то есть не установлено наличие корыстной заинтересованности».
 
Отмена
 
2 июля 2002 года президиум Омского областного суда отклонил этот протест, постановив, что приговор Октябрьского суда должен остаться без изменений.
 
Через три дня, пятого июля Сергей ЗАХАРЧЕВ утонул в Иртыше. Следствие утверждает, что это был несчастный случай. Были они вдвоем с приятелем на рыбалке, в районе Чернолучья. Приятель пошел раздеваться, отвернулся буквально на несколько минут — а того уже нет. Плавал ЗАХАРЧЕВ превосходно — Иртыш на спор переплывал. Странная смерть.
 
Александр ИЛЬИН вместе с вдовой друга вновь и вновь писали в Москву, добиваясь правды. и добились. 31 октября 2002 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила все омские приговоры и постановления, признав руководителей «Глории-Полет» невиновными.
 
Казалось бы, справедливость восторжествовала. Однако кто возместит те моральные и материальные потери за пять лет уголовного преследования? Прежде всего Александр ИЛЬИН потребовал извиниться. В полном соответствии со статьей 136 УПК РФ — по требованию реабилитированного... суд, прокуратура, следователь или дознаватель обязаны в течение 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы и месту жительства; прокурор от имени государства приносит официальные извинения за причиненный вред.
 
Страсбург
 
От прокурора извинений пока не поступало, а что касается предыдущего пункта, то председатель Октябрьского районного суда В. СИБУЛ 18 февраля 2003 года направил в ПО «Полет» копии определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда для объявления на собраниях трудовых коллективов. Прошел месяц, о таких объявлениях в ПО «Полет» ничего не слышно.
 
Кроме этого Александр ИЛЬИН собирается предъявить ряд исков прокуратуре. В частности, за его дискредитацию. В начале 1998 года тогдашний начальник следственного управления областной прокуратуры Виктор ГРИНЬ направил в Российское космическое агентство письмо о том, что ИЛЬИН в целях извлечения личной выгоды присвоил часть средств за запуск трех иностранных спутников (американских «Файсат» и шведского «Астрид»). Однако эти материалы впоследствии прокуратура даже не включила в обвинительное заключение. В качестве морального ущерба администрированный ИЛЬИН требует сто миллионов долларов объясняя это тем, что именно на эту сумму у него была практически подписана кредитная линия с западными банками, которая в результате действий правоохранительных органов была сорвана. Все соответствующие документы он готов представить. Центральный районный суд уже рассмотрел этот иск и оценил моральный ущерб от пятилетней тяжбы в пять тысяч рублей. Однако аналогичный иск лежит в Международном суде в Страсбурге, уже зарегистрированный и принятый. Надо полагать, в случае положительного исхода дела сумма там будет фигурировать гораздо более существенная.
 
 
P.S. Надо отметить, что «КВ» были чуть ли не единственной омской газетой, которая еще в 1998 году высказала сомнения по поводу перспектив данного дела. И в очередной раз оказалась права.
 
Марат ИСАНГАЗИН
 
 
5.07.2003    "Омская Газета"    ВИТАЛИЙ ЩЕТИНИН, СОВЕТНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ФГУП ПО "ПОЛЕТ":
 "КТО-ТО ПЫТАЕТСЯ ВЫТАЩИТЬ ИЗ ПО "ПОЛЕТ" ИЗЮМ"
 
В двух номерах газеты "Омское время" депутат Госдумы Леонид МАЕВСКИЙ обвинил руководство ПО "Полет" в финансовых нарушениях. По его словам, ими было заключено соглашение с американской фирмой Final Analysis Jnc (FAI) об услугах по запуску космических аппаратов четырьмя ракетами-носителями "Космос-3М".
 
За каждый запуск заокеанская фирма обещала заплатить шесть миллионов долларов США и своими акциями еще на 14 млн долларов. Однако, по данным МАЕВСКОГО, гендиректор "Полета" Олег ДОРОФЕЕВ практически "подарил" директору FAI Нейдеру МОДАНЛО все акции на будущие четыре запуска общей суммой 56 млн долларов. Кроме того, депутат-коммунист обвинил руководство "Полета" в том, что часть оплаты по изготовлению космических аппаратов для той же фирмы FAI, недавно обанкротившейся, они получали наличными без соответствующего бухгалтерского оформления. 11 июля на пресс-конференции ответил на все эти обвинения советник генерального директора ПО "Полет" Виталий ЩЕТИНИН.
 
- В связи с чем проводится пресс-конференция?
 
- Когда это все шло на уровне проверок федеральными органами, информация в коллектив не попадала. Генпрокуратура и ФСБ спокойно проверяли. А тут вышли две газеты с общим тиражом около 400 тысяч экземпляров. Рабочих ловят у проходных и вручают им газеты. Понятно, что обстановка на заводе накалилась. Рабочие цеха № 65 (котельной) остановили работу, требуя выплатить долги по зарплате. Когда руководитель к ним пришел, они говорят: извините, директор завода имеет за рубежом миллионы долларов, акции в США, а нам зарплату не можете выдать; мы не будем работать.
 
- Действительно ли возбуждено уголовное дело против заместителя, главного конструктора КБ ПО "Полет" Василия ГОРЛОВА?
 
- Уголовное дело, в котором фигурирует Василий ГОРЛОВ, действительно возбуждено и проверяется. Основа для проверки - несколько ксерокопий на английском языке, полученные депутатом МАЕВСКИМ от американца М. АХЕНА и бывшего главного конструктора Александра ИЛЬИНА. Мы сказали правоохранительным органам: проверяйте, ищите первоисточники, делайте правовую оценку, ищите, кто их подписывал, а до того момента мы комментировать эти ксерокопии не будем. Сейчас компьютерные технологии позволяют любую подпись приделать к любой копии.
 
- Существует ли задержка на ПО "Полет" заработной платы?
 
- Мы бы хотели выдавать зарплату день в день, но, к сожалению, финансовое положение нам это не позволяет. Задержка сейчас составляет два месяца.
 
В целом на предприятии ситуация сложная. Завод за период так называемой перестройки потерял две трети своего персонала. "Полет", являясь государственным предприятием, выиграл конкурс на самолет АН-70. Производство этого самолета вдохнет жизнь не только в сам завод, но и в город, область и близлежащие регионы. Но, несмотря на постановление правительства, несмотря на заявления президентов Украины и России, мы встречаем мощнейшее сопротивление в освоении этого самолета. До сих пор не подписан государственный заказ. В свое время правительство, руководство Омской области и"Полет" подписали документ об освоении производства самолета и механизмах финансирования. На сегодняшний день обязательства по финансированию наш завод и администрация области выполнили. А федеральный центр не выполнил. И то, что демонстрировалось на ВТТВ-2003 -шпангоуты (ребра самолета), грузовой пол - это все сделано за счет внутренних ресурсов предприятия и области.
 
- Следовало ли торопиться без федерального финансирования?
 
- Кто связан с производством, тот знает обычную практику такого финансирования. Госзаказ на год подписывают, в ноябре его отфинансируют, а в декабре говорят: вот вам штрафные санкции, потому что не выполнили госзаказ. И у нас никогда не было, чтобы начинали финансирование с одновременным открытием госзаказа. Такова проза жизни. Сначала мы берем кредиты в банках и делаем госзаказ, потом во второй половине года начинают поступать деньги от заказчика, мы гасим проценты, вкладываем в производство, в зарплату и все прочее. В результате цена на изделие возрастает за счет тех процентов, которые начисляет нам банк.
 
- Какие цели преследуют, на ваш взгляд, выступления Леонида МАЕВСКОГО?
 
- Я вижу в действиях депутата МАЕВСКОГО отработку задания неких структур по дестабилизации обстановки в регионе и на заводе. В случае решения правительства по АН-70 на "Полет", а значит, и в область, будут привлечены огромные бюджетные деньги. Ведь расчетная стоимость АН-70 - порядка 50 миллионов долларов. Эти деньги начали бы работать в Омске. Поэтому удар по заводу - это удар в первую очередь по Омской области.
 
Обвинения начали раскручиваться не сегодня. Первая публикация, обвиняющая руководство "Полета", появилась 25 сентября 2002 года в газете "Красный путь". Я позвонил в Москву и на следующий день, 26-го, встретился с Леонидом МАЕВСКИМ и с одним из руководителей КПРФ. Когда мы закончили нашу дискуссию, этот один из руководителей партии мне сказал: "Это политика. Вы попались под руку". Мне стало все ясно.
 
Тогда же депутат МАЕВСКИЙ направил в правительство депутатский запрос. Одновременно на меня был направлен донос в ФСБ. Когда в правительстве проверили все это в первый раз, то дали депутату ответ. Он вновь направляет депутатский запрос, где пишет о формальном рассмотрении его запроса и просит дать поручение разобраться Генеральной прокуратуре. Мы прошли и это. В отношении гендиректора была проверка по статье 201 УК. В марте она закончилась - отказано в возбуждении дела ввиду отсутствия оснований. И как раз в этот период в федеральных органах рассматривались документы "Полета" на продление лицензии в области космической деятельности. Мы не были лишены лицензии ни на один день, ни на один час. В КПРФ не удовлетворились. Не выполнили чей-то заказ. И у них остался последний шанс: возбудить жителей Омска.
 
У нас есть бумаги, например, что депутат Госдумы Александр КРАВЕЦ обратился в правительство с депутатским запросом: с просьбой преобразовать КБ "Полет" в федеральное государственное предприятие. Как известно, следующий шаг таких преобразований - акционирование. КБ - небольшое компактное предприятие. На сегодняшний день у него контрактов и предконтрактных наработок раз в 10, а то и 15 больше, чем вся балансовая стоимость КБ. То есть, по сути, происходит попытка предпродажной подготовки КБ: изюм из булочки вытащить и продать. Целиком ПО "Полет" продать гораздо труднее: у него есть долги, а у КБ долгов почти нет. Но если выдернуть КБ из "Полета" - завод, как тело без головы, начнет умирать. Шесть тысяч заводчан вынуждены будут выйти на улицу. А значит, в городе начнется дестабилизация.
 
По разным направлениям у ПО "Полет" есть свои конкуренты. Осваивая тот же АН-70 , например, мы конкурируем с воронежским авиазаводом, где сделана ставка на самолет ИЛ-76.
 
Возможно, здесь замешаны и другие структуры. Которые, скажем, вообще не хотя, чтобы было российско-украинское сотрудничество. Потому что самолет АН-70 - один из серьезнейших проектов двух стран в области военно- и научно-технического сотрудничества. Я нисколько не фантазирую. В федеральном центре есть структуры, которые не хотят, чтобы Россия экономически сотрудничала с Украиной. И не в силу политических амбиций. А в интересах бизнеса. Есть свои интересы и у некоторых американских фирм. Ведь все 1,5 килограмма ксерокопий документов депутату передал президент американской компании Protolex М. АХЕН и письменно попросил его: "...Нам бы хотелось получить официальный ответ на следующие вопросы относительно данного дела". И десятым пунктом письма обозначает: "Какой конкретный объем документации разработан "Полетом" и "FAI" по контракту 26 февраля 1999 года, и насколько соблюдены российские требования по запрету передачи ракетных и космических технологий".
 
Выполняя просьбу АХЕНА, Леонид МАЕВСКИЙ в депутатском запросе на имя председателя правительства РФ пишет: "С учетом изложенного , а также других фактов, изложенных в прилагаемом письме, прошу Вас дать поручение соответствующим министерствам и ведомствам рассмотреть и направить в мой адрес ответы на следующие вопросы". Далее идет большой перечень, где в 7 пункте слово в слово повторяется вопрос господина АХЕНА о контрактах "Полета" и "FAI".
 
- Был ли суд над американским партнером ПО "Полет" Нейдером МОДАНЛО?
 
- Суд состоялся. Но письменного его решения пока нет. Если спроецировать этот американский суд на российскую модель судопроизводства - он является арбитражным. Бывший компаньон МОДАНЛО и нынешний оппонет обвинил его, мягко говоря, в нецелевом использовании финансовых средств. Возможно, когда появится письменное решение суда, оба они - и истец, и ответчик - будут обвинены в нарушении порядка перевода средств из одной компании в другую.
 
- А что за акции на 56 миллионов долларов, о которых говорит МАЕВСКИЙ?
 
- Как я уже сказал, стоимость запуска мы зафиксировали в 6 млн долларов. И ни центом больше. Эти акции - желание фирмы FAI привлечь дополнительные инвестиции. В контракте сказано, что во-первых "Полет" за эти акции не несет никаких затрат, во-вторых при отмене пусков "Космосов" эти акции аннулируются. Пусков не было. В новом контракте мы этих бумаг уже не предусматриваем.
 
- Вы упомянули, что работаете с правопреемником FAI. Кто он?
 
- Фирма НУСИ "Нью-йорк юнайтед сателлит". Она стала правопреемником фирмы - банкрота FAI. Поясню. Российская модель банкротства, когда фирма проходит эту процедуру, чтобы освободиться от долгов, и выводит активы в новую фирму, списана с американской модели. В определенный момент фирма FAI приняла решение провести процедуру банкротства. Ее правопреемником стала НУСИ. Мы согласились продолжить с ней сотрудничество. Фирма НУСИ получила разрешение федеральных органов США на работу с ПО "Полет" в области ракетно-космической техники, и мы будем продолжать работу по разработке, изготовлению и запуску космических аппаратов ракето-носителем "Космос": Два контракта: один на участие в разработке и изготовлении аппаратов по техзаданию американской стороны, а второй - на услуги по запуску. К сожалению, во избежание кривотолков, всякого рода инсинуаций, мы отказались от участия в будущем бизнесе, если эта система начнет функционировать. Предполагается создать низкоорбитальную спутниковую систему передачи данных. Мы получили разрешение российских федеральных органов на обмен информацией. Контракты вступили в силу. В ближайшее время будут проводиться конкретные переговоры по техзаданию на разработку спутников. То есть - ни правительство США, ни правительство России не возражает против того, чтобы мы работали с этой фирмой. Их проверили вдоль и поперек, снизу доверху.
 
- Низкоорбитальная группировка - имеется в виду тот же Файсат, о котором говорил в Омске Нейдер МОДАНЛО?
 
- Да. 26 спутников. Неделю назад в Женеве закончилась международная конференция электросвязи, где делили частотные ресурсы. Он получил частотный ресурс еще на три года.
 
- В смысле, правопреемник?
 
- Да. А вы понимаете, что такое получить частотный ресурс. Наши партнеры из других стран все время интересуются этим делом, беспокоясь: не будем ли мы в результате лишены лицензии. Ведь они понесут немалые расходы в случае срыва договоренностей. Сейчас ряд предконтрактных разработок заморожен. Я имею в виду контракты в области ракетно-космической техники. Мы здесь находимся под жестким контролем международных соглашений, законов о нераспространении ракетных и космических технологий, технологий двойного назначения. Каждый листок бумаги, если мы пишем иностранному партнеру, проходит экспертные проверки, и не дай бог, если этот документ ушел за границу, но не соответствует требованиям по защите информации - мы моментально лишимся лицензии на эти работы.
 
- С кем вы работаете за рубежом?
 
- У нас есть солидный контракт с Германией. Серьезный контракт с американской компанией - правопреемником Final Analysis Inc (FAI). Подчеркиваю, в области космической техники. Зарубежные компании, ведущие эту работу, тоже находятся под контролем своих федеральных органов, они тоже согласуют каждый листок,направляемый нам, с соответствующими службами. У нас идут проработки с компаниями Юго-Восточной Азии, с Англией у нас в ближайшее время, если все будет нормально, должен быть осуществлен запуск.
 
КВ (16.07.2003)
 
02.09.2005 г.   Американский журнал на русском языке «Чайка»   Доказал ли омский академик теорему Ферма?
 
 
Слова были знакомые — синус, косинус, квадрат, степень… Звучало красиво и непонятно — как музыка или молитва. Академик Александр Иванович Ильин, доктор технических наук, доказывал теорему Ферма, вычерчивая формулы на двух листах ватмана. Сибирские ученые и журналисты слушали, затаив дыхание.
 
Действо длилось недолго — с доказательством, над которым весь мир бьется уже четвертый век, Ильин покончил минут за 10. Повисла пауза. Чувствуя себя тупой и еще тупее, я все же зааплодировала. Мужество человека, не побоявшегося прослыть “ферматистом”, заслуживает уважения. Давным-давно, в 1636 году, французский юрист Пьер Ферма, почитывая на досуге “Арифметику” Диофанта Александрийского, на ее широких полях записал, что уравнение вида Xn +Yn =Zn не имеет решений в целых числах при показателе степени n>2. В самом деле — можно подыскать много пар целых чисел, сумма вторых степеней которых также есть вторая степень какого-нибудь целого числа. Так, 3 в квадрате + 4 в квадрате = 9 + 16 = 25 = 5 в квадрате; 30 в квадрате + 16 в квадрате = 1156 = 34 в квадрате . Но подобных примеров для третьей, четвертой, пятой и других высших степеней не найдется ни одного! Под уравнением Ферма небрежно черкнул: “Я располагаю весьма поразительным доказательством, но оно слишком велико, чтобы его можно было разместить на полях”. Может, поленился, а, может, пошутил, но заинтриговал этим несколько поколений.
 
В справедливости теоремы сомнений нет. А вот “поразительное доказательство” до сих пор оставалось загадкой, хотя попыток ее разрешить было множество. Теорема казалась удивительно простой, и доказательство должно было быть таким же. Увы… Гениальные математики всех времен и народов безуспешно пытались понять ход мыслей Ферма. Сумели доказать теорему лишь для отдельных частных случаев: Эйлер — для четвертой степени, Лежандр и Гаусс — для пятой, Ламе и Дирихле — для седьмой, Куммер — для всех степеней, меньших ста. После того, как в начале XX века состоятельный немецкий любитель математики Вольфскель завещал сто тысяч марок тому, кто предъявит полное доказательство теоремы Ферма, начался настоящий ажиотаж. В кругу математиков появилось полупрезрительное прозвище — ферматист. В 1955 году японец Ютака Танияма выдвинул на международном симпозиуме геометрическое доказательство, основанное на фигурах четырехмерного измерения. Коллеги Танияму не поняли и осмеяли. Будучи потомком самурая, для коего стыд — самое страшное наказание, гениальный японец сделал себе харакири. Более удачным было доказательство профессора Принстонского университета Эндрю Уайлза. В соавторстве с Ричардом Тэйлором из Кембриджа после нескольких лет работы он представил свой труд в майском выпуске солидного журнала Annals of Mathematics. После этого человечество могло бы успокоиться. Но беда в том, что доказательство Уайлза доступно пониманию только специалистов по эллиптическим кривым. И то — если хватит терпения, поскольку занимает оно 130 страниц убористого печатного текста. Ферма явно не рассчитывал на такой “размах”, не говоря уже о том, что про эллиптические кривые знать не мог. И человечество стало сомневаться в главном — а было ли доказательство у Ферма? Или присочинил для красного словца. Юрист все-таки…
 
Александр Иванович Ильин теорему Ферма доказал коротко и ясно. Присутствовавшие при сем таинстве сибирские ученые-математики чесали в затылках. Простота решения потрясала. Впрочем, Ильин всегда отличался независимостью мышления. Еще в 1975 году, не имея ни научных степеней, ни званий, молодой инженер авиационного завода “Полет” рискнул выступить перед научным сообществом России со своим видением теории устойчивости. К тому времени она существовала уже сотню лет в форме “достаточных условий”. Всех устраивало, только будущему академику “неудобно” было в этом узком коридоре конструировать ракеты. Самым мягким эпитетом, которым наградили его маститые ученые, прослушав выступление, было “мальчишка”. Что, в общем-то, соответствовало действительности — Ильину тогда не исполнилось и 30-ти лет. Жаркое было обсуждение. Только сыну сельского кузнеца не привыкать — в трудностях закаляется и железо, и характер. Через несколько дней на банкете те же ученые снизошли до извинений: “А в этом что-то есть”. Спустя 10 лет работа Ильина была признана, и ракеты усовершенствованы.
 
Профессиональную карьеру академик делал головой. Сердце отдавал науке, хотя полагалось — коммунистической партии. Стать генеральным конструктором крупного военного завода без партбилета в кармане в России было невозможно. Почти. Потому что Ильин сумел. Не то, чтобы он имел разногласия с генеральной линией советского правительства, просто считал, что ученый должен быть свободен в мыслях и идеях. Даже если на 50 патентах его изобретений, на кандидатской и докторской стоят мрачные грифы: “Секретно”. При этом и сейчас искренне считает себя советским — не человеком, но доктором. В самом деле, заслужить звание кандидата и доктора технических наук в Советском Союзе было много труднее, чем в современной России. Решение принимал единственная на всю страну организация: Всесоюзная Аттестационная Комиссия. Теперь-то они существуют при каждом высшем учебном заведении, и соискателю приходится защищать, по словам Ильина, не столько научную работу, сколько кошелек. Потому нынче что ни чиновник — то профессор. “Остепененные” губернаторы, министры и прочие начальники знать не знают истинных ученых, оставшихся где-то в недрах вузов — тех, которые двигают науку практически голыми руками, получая зарплату долларов по 200-250 в месяц, в полтора-два десятка раз ниже чиновничьей. В России все времена смутные, а перемены бывают только к худшему. Если Советскому Союзу не нужны были люди, думающие “в ином направлении”, то в России лишними оказались все, способные мыслить. Правда, государство больше не тратит силы на их вытеснение: сами перемрут. От голода.
 
Полет мысли генерального конструктора не сумел спасти “Полет”. Типичная история: мощное предприятие, выпускающее в год до сорока ракет “Космос” и по 20-30 спутников, перестало получать государственные заказы. Осталось только производство стиральных машин “Сибирь”. Продать их, впрочем, почти невозможно. В конце 90-х ими выдавали “зарплату” работникам, теперь, когда рынок заполонили “автоматы”, допотопными машинками мало кто интересуется. Довольно долго предприятие держалось на плаву — благодаря Ильину. Он придумал запускать американские и швейцарские спутники чисто по-русски — “на халяву”, попутно. “Полет” стал изготовлять кронштейны к ракетам “Космос”, на которые желающие могли “цеплять” свои спутники для запуска в безвоздушное пространство.
 
Впрочем, это была лишь малая часть реализации проекта “Коскон”, разработанного Ильиным в ответ на американскую программу “Звездных войн”. Цель его — создание глобальной космической информационной системы: низкоорбитальная спутниковая сеть покрывает земной шар и передает информацию “от каждого — к каждому”, независимо от местонахождения объектов. Увеличивается скорость обмена информацией и значительно удешевляется стоимость ее доставки, поскольку нет посредников в виде министерств и государств.
 
В конце октября 1996 года в Женеве состоялся первый форум по глобальным телекоммуникациям. На нем присутствовали представители 130 стран в ранге министров связи. Ильин, генеральный конструктор Омского завода, но отнюдь не министр, — сидел в президиуме, где место стоило... 100 тысяч долларов. Попал он туда бесплатно, в обход российского министерства связи, сумев убедить напрямую оргкомитет. Единственным “неамериканским” проектом, представленным на форуме, был российско-американский проект “Коскон-Файсат”. Спутник, изготовленный и запущенный совместным предприятием, весил всего 100 килограммов, а не 2,5 тонны, как обычный.
 
После Женевы Ильину пришлось убеждать госдепартамент США, а заодно лично генерала Джеймса Абрахамсона, руководителя программы “Звездных войн”, в том, что проект необходим обеим странам. С Абрахамсоном, между прочим, установилось полное взаимопонимание, только по одному вопросу слегка поспорили. Ильин увидел рисунки жены Джеймса и попросил на память один — портрет их внучки. “Генеральша” уперлась — любой другой, но не этот, любимый. Ильин не обиделся: у него богатый опыт общения со слабым полом. Жена-коллега, с которой вместе учились в старейшем Сибирском университете, Томском, и две дочери, обожающие отца, что, впрочем, не мешает им настаивать на своем. Недавно слабого полу прибыло: появилась на свет внучка, названная в честь деда Сашенькой. Еще и года нет, а уже тезку за нос хватает.
 
И все же, со Вселенной Ильину управляться проще, чем с женщинами. В 1998 году на втором Российско-Американском симпозиуме в Гарварде проект был включен в реестр, обеспечивающий получение страховки от американской страховой компании “ОPIC” при получении инвестиций. Одного не учел “советский доктор”: в России наступала пора не космических полетов, а космических “наваров”. С “Полета” при помощи Нейдера Моданло, президента американской фирмы FAI, “улетело” четыре ракеты “Космос”, за каждую из которых государство должно было получить около 20 миллионов долларов. Большая часть денег “растворилась во вселенной” — так же, как и ракеты, что подтвердил генеральный директор Российского авиационно-космического агентства Юрий Коптев. Александр Иванович начал было разбираться в “космической” истории. Видимо, комсомольское прошлое сказалось — студентом Ильин состоял в оперативном отряде, отлавливающем “карманников”. Тогда за поимку вора полагались льготы вкупе с уважением. Видимо, карман оказался слишком обширен, а руки “карманников” чересчур “мохнаты”, только руководство родного завода стало приписывать Ильину все смертные грехи, начиная от шпионажа и заканчивая обвинением в причинении заводу ущерба на миллион долларов, причем без признаков хищения. Без особого разбирательства, на основании поддельных документов один из Омских районных судов вынес приговор. Дабы оправдаться, осужденным понадобилось около двух лет. Лишь в конце 2002-го Верховный суд РФ отменил приговор за отсутствием состава преступления, а летом 2003 года окружным судом графства Монтгомери, штат Мэриленд, вынесен обвинительный вердикт в отношении президента той самой FAI, Нейдера Моданло.
 
Разработку глобальной информационной системы пришлось отложить — Александру Ивановичу пришлось по крупицам добывать информацию ради спасения собственного доброго имени. Благодаря Ильину, американский партнер Моданло по совместной фирме Майкл Ахан недавно отсудил у Моданло почти 104 миллиона долларов. За что, кстати, Ильина благодарил его друг Джон Гленн, первый астронавт США.
 
На родине же сведения академика не нужны. Истина где-то рядом, но не в России. Доктор Ильин до сих пор безуспешно пытается привлечь к ответственности клеветников, для чего требует от правоохранительных органов разыскать российских пособников Нейдера Моданло. Ведь судьба государственных миллионов так и осталась неизвестной. Но несколько омских районных судов отказали Ильину в истребовании выписок счетов Сберегательного банка, которые бы доказали, кто же получил эти деньги. Это же не теорема, за работу над которой еще и премию дадут. Доказывать очевидное никому не хочется из-за невероятных последствий: слишком высоки степени “государственных карманников”.
 
Наверное, вынужденное увлечение юриспруденцией и помогло Ильину проследить ход мыслей юриста Ферма. Много времени не потребовалось — всего-то месяца два. Омские ученые склоняются к мысли, что шутник Пьер мог вполне доказать свою теорему тем же способом. Ильин сопоставил теорему Ферма с теоремой Пифагора, после чего представил переменные в виде сторон треугольника, поскольку составить его могут три произвольных числа. А соотношения их выражаются тригонометрическими функциями, известными каждому школьнику. Ильину хватило двух — синуса и косинуса. Из его решения следует, что, если оба неизвестных числа в левой части формулы — целые, то при возведении их в степень большую, чем вторая, в правой — всегда число иррациональное, то есть имеющее после запятой бесконечное количество знаков. Александр Иванович, похоже, даже расширил теорему Ферма, как прежде — теорию устойчивости. Его доказательство “работает” не только на треугольниках, но и на более сложных многоугольниках.
 
— Теорема попалась мне на глаза случайно, — объясняет доктор Ильин. — Я сознательно не стал знакомиться с доказательствами моих предшественников. Они окунались в то, что уже сделано, пытаясь найти изъян именно в этом. И никто не пытался вернуться на старт: к той записи на полях “Арифметики”. Наверное, в этом и была их ошибка. Мне помогло незнание — я чувствовал себя свободным, как Ферма.
 
Доказательство, опубликованное в нескольких российских газетах, вызвало уже бурю откликов. Ученые реагируют сдержанно: изъянов в доказательстве пока не замечено, но изучение требует кабинетного анализа, сравнения, сложных подсчетов, многоступенчатой экспертизы. Все это отложено на середину сентября, когда Александр Ильин выступит в Российской — “своей” — академии авиации и самолетостроения. Зато любители математики убеждены, что доктор технических наук — шарлатан. Впрочем, Ильин готов к натиску. Он считает, что отрицание — лишь первая ступень признания. Его “дразнят” проповедником “вечного двигателя”, а он, улыбаясь, соглашается. Потому что математические загадки — и есть вечный двигатель науки. В процессе их решения делаются тысячи открытий, причем, в разных отраслях знания. Нет ничего невозможного — есть только неизведанное, считает Александр Иванович. Он и в Бога верит как в нечто, еще им непознанное. В его кабинете много икон, но молится он редко. Лилия, личная переводчица Ильина и “по совместительству” младшая дочь, как-то потащила отца к друзьям в Монтану, где жила студенткой, выиграв по гранту полгода учебы в Америке. Норма и Флой усадили гостей в свой маленький самолетик. Экскурсия вышла невеселой — академик норовил закрыть глаза и воззвать к высшим силам. Человек, запускающий спутники, боится высоты. Пожалуй, единственное открытие, способное его удивить — разгадка структуры гравитационного поля.
 
— Представляете, если бы человечество избавилось от силы притяжения! — мечтает Александр Иванович.
 
Судя по блеску в глазах академика — не такая уж неразрешимая задача.
 
Наталья Яковлева, Омск, Россия