ПЕРВАЯ СОВЕТСКАЯ ТВЕРДОТЕЛЬНАЯ
ТЕЛЕВИЗИОННАЯ СИСТЕМА ОБНАРУЖЕНИЯ РАКЕТ
 
А.К. Цыцулин, Е.М. Лыкова
 
ПЕРВАЯ СОВЕТСКАЯ ТВЕРДОТЕЛЬНАЯ
ТЕЛЕВИЗИОННАЯ СИСТЕМА ОБНАРУЖЕНИЯ РАКЕТ
 
Введение.
 
Название статьи содержит два отличительных признака рассматриваемой системы и поэтому предполагает рассмотрение вопроса с двух позиций - прагматической и технологической. Прагматический аспект определяется причастностью темы к космическому эшелону системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), этому советскому «государеву оку», достаточно подробно освещенному как в печати (напр., [1 ]-[10]),так и в сети Интернет (напр., [11]-[13]). Ниже почти не рассматриваются широко известные факты, а дан анализ одной из неизвестных систем, в узком кругу специалистов называемой «Баклан» и оставшейся в тени из-за того, что она не эксплуатировалась на орбите. Этот серьезный «дефект» приводит к тому, что даже некоторые активные участники создания системы стесняются этой страницы своей биографии.
 
Однако это не только страница чьей-то биографии, но и страница
истории техиики. Ответом этим скромникам, а также эпиграфом к этой статье мог бы стать следующий диалог из повести М.Л. Анчарова «Теория невероятности»:
- Историю техники я знаю, не поможет.
- Щенок. Не историю техники ты знаешь, а историю успехов, историю того, что осуществилось.
- А разве это не одно и то же?
- Не люблю малограмотных.
Идея при ее зарождении всегда богаче исполнения. Исполняют только то, что жизненно, что осуществимо в тот момент. И оттого уходят в сторону. 
 
Особенности прагматического аспекта
 
Техническая сторона. Ракетно-ядерный «щит» СССР, о котором в фильме «Укрощение огня» эмоционально говорит маршал (по роли Головин, по смыслу М.И. Неделин), предполагает кроме ударной компоненты непременное наличие информационно-управляющей системы. Такая система, во-первых, должна обеспечивать контроль ракетоопасных районов (с учетом стартов ракет с подводных лодок - практически почти всей Земли), во-вторых, должна обладать высокой чувствительностью, как абсолютной, так и контрастной - для надежного обнаружения всех ступеней ракет на сложном интенсивном фоне поверхности Земли. Эти два требования и привели к концепции, одновременно разрабатывавшейся в СССР и США, которая в США была обозначена как НАLО (high altitude lагgе optic - высокая орбита, большая оптика), в СССР как программа УС-К. В рамках этой программы ВНИИТ провел разработку, изготовление и летные испытания на КА разработки завода им. С.А. Лавочкина как опытной аппаратуры МБТ-А, так и штатной аппаратуры МБТ, объединенных общим названием темы «Апогей», отражающим использование аппаратуры на апогейном участке высокоэллиптической орбиты. ВНИИТом поставлены Заказчику десятки комплектов аппаратуры, использованных на боевом дежурстве.
 
Эта концепция привела, в частности, к обращению к инфракрасному диапазону длин волн (в особенности в диапазонах, где продукты сгорания ракетного топлива имеют максимумы, а атмосферный углекислый газ и пары воды максимально ослабляют излучение поверхности Земли: «факельный» диапазон соответствует примерно 3…5 мкм) [ 1 ], в котором для достижения максимальной чувствительности требуется охлаждать фотоприемники.
 
Эти черты системы - глобальный обзор (требующий создания орбитальной группировки и сети наземных приемных пунктов), высокая орбита, большая оптика, инфракрасный диапазон - определяют высокую стоимость системы. Здесь полезно напомнить авторитетное мнение ведущих российских астрономов [14], высказанное при обсуждении проекта космической обсерватории, о том, что пора отказаться «от широко разрекламированного принципа
"лучше, быстрее, дешевле", поскольку этот принцип оказался на практике не "лучше"».
 
Для обнаружения факела ракеты важно заранее знать спектральные характеристики фона и цели. Интерес к их измерению возник существенно раньше развертывания работ по космическому эшелону СПРН, даже раньше рождения космического телевидения. Выходец из ВНИИТа академик А.А. Расплетин, возглавивший создание ракетной техники в интересах ПВО страны, в начале 1950-х гг. заказал ВНИИТу разработку аппаратуры для наземных исследований факелов ракет. Это дало информацию о своих ракетах, но довольствоваться открытыми зарубежными сведениями для проектирования допустимо лишь при формировании концептуального взгляда на проблему, как это сделано в книге [1], но не проектировать и адаптировать к реальной фоно-целевой обстановке аппаратуру обнаружения в составе СПРН.
 
Сложность проблемы обнаружения стартов ракет и определения предполагаемых районов падения их головных частей усугубляется тем, что каждая из противоборствующих сторон постоянно совершенствует все подсистемы ракет, в том числе влияющие на возможность обнаружения факела. Поэтому математического моделирования (ведущегося широким фронтом в ГОИ им. С. И. Вавилова, Корпорации «Комета», МАК «Вымпел» и др., напр. [7]) недостаточно, и постоянно актуально обновление информации о свойствах факелов ракет в плане динамических и спектральных характеристик и их зависимости от высоты и этапов полета. Для решения этой части проблемы была сформирована специальная программа создания комплекса измерительных средств в интересах систем УС-К. В рамках этой программы в соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 29.05.1980 № 430-130, Решениями Комиссии Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам (ВПК) от 24.12.1981 № 413 и от 13.07.1984 № 237 ВНИИТ под руководством П.Ф. Брацлавца по заказу сначала СКБ-41, затем ЦНИИ «Комета» были созданы и эксплуатировались на низкой орбите системы «Беркут» и её модификации, разработаны, изготовлены, испытаны на наземных средствах и переданы Заказчику телевизионные системы «Аист» (видиконная трехкамерная - УФ, видимая и ИК телекамеры, устанавливавшаяся на карданном подвесе ЦНИИ «Комета» низкоорбитальная система, созданная в середине 1970-х гг.) и «Баклан».
 
 
 
Рис. 1.
 
Изображение траектории факела ракеты, полученное в ближнем инфракрасном диапазоне на фоне ночной поверхности Земли при наблюдении аппаратурой «Беркут», использующей видиконы; малоразмерные объекты - дефекты мишени, видимые при большом усилении видеотракта, длинный трек образован
в силу инерционности мишени видикона; излом изображения траектории обусловлен включением космонавтом управления ориентацией КА.
 
Принципиальное различие этих двух аппаратур не только в технологии (первая использует электронно-лучевые фотоприемные трубки типа видикон, вторая - твердотельные матричные фотоприемники типа прибор с зарядовой связью, ПЗС, ФПЗС), но и в том, что первая, как и аппаратура «Беркут-Д», для проведения исследований спектра факелов ракет формировала сигналы в ультрафиолетовом, видимом и ближнем инфракрасном диапазонах. Вторая же использовалась для обнаружения факела ракеты и наведения на него высокоточного измерительного телескопа МФС-Б с большим входным зрачком и Фурье-спектрометром [15]. Дело в том, что для обнаружения факела по его излучению в широком диапазоне длин волн даже с расстояния в 40 тыс. км в ночных условиях, достаточно скромного размера входного зрачка объектива «Зикар-1а», но для подробного исследования зависимости излучения от длины волны быстроизменяющегося во времени факела необходимо собрать существенно больший световой поток (слова «большая оптика» в программе HALO не случайны).
 
Организационная сторона. Создание высокоорбитальных систем обнаружения ракет даже в относительно благополучные времена интенсивного развития отечественной космической техники было трудным делом. Казалось бы, имея опыт установки телевизионной аппаратуры на КА «Молния» (высокоэллиптическая орбита, аппаратура ВНИИТ «Беркут», 1966 г.; высокоорбитальные КА систем УС-К и УС-КИ разрабатывались в НПО им. С.А. Лавочкина, главный конструктор системы УС-К - А.Г. Чесноков) и результаты наблюдения факелов ракет с низкоорбитальных КА (несколько модификаций аппаратуры ВНИИТ «Беркут», «Беркут-И», «Беркут-Д», «Беркут-Д2»), можно было с уверенностью браться за создание штатной высокоорбитальной системы обнаружения. Однако, как вспоминал о событиях конца 1960-х - начала 1970-х rг. главный конструктор систем УС-К и УС-КМО К.А. Власко-Власов [2], «Старания конструкторов МКБ «Стрела», ВНИИТа, ГОИ и заказывающего управления МО были серьезно омрачены заключением АН СССР о невозможности обнаружения стартов МБР с высоты 40…45 тыс. км. Колоссальных трудов стоило А.И. Савuну, М.И. Ненашеву, М.М. Мирошникову и П.Ф. Брацлавцу отстоять свою точку зрения. Министр радиопромышленности В.Д. Калмыков и заместитель председателя Комиссии Президиума Совета Министров по военно-промышленным вопросам Л.И. Горшков поддержали эти предложения. Близкий к этому взгляд на события и роль в зарождении космического эшелона СПРН А.И. Савина и П.Ф. Брацлавца дает и рассказ А.Г. Чеснокова [13].
 
 
 
М.И. Ненашев -
начальник Главного управления вооружений войск ПВО, генерал-майор, Герой социалистического труда.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
А.И. Савuн -
начальник СКБ-41 (в составе КБ-1), в 1973 г. организовал и возглавил коллектив ЦНИИ «Комета», который стал головным по космическому эшелону СПРН, а сам А.И. Савин - генеральным конструктором этой системы; академик АН СССР и РАН, Герой социалистического труда, лауреат Ленинской премии, пятикратный лауреат Государственных премий.
 
- „r„Ќ„ѓ„Ђ„{„Ђ„Ђ„‚„q„y„„„p„|„Ћ„~„Ќ„u „K„@ „ѓ„y„ѓ„„„u„} „T„R-„K „y „T„R-„K„I „‚„p„x„‚„p„q„p„„„Ќ„r„p„|„y„ѓ„Ћ „N„P„O „y„}. „R. „@. „L„p„r
'I„K„I„N„p, „s„|„p„r„~„Ќ„z „{„Ђ„~„ѓ„„„‚„…„{„„„Ђ„‚„p „ѓ„y„ѓ„„„u„}„Ќ „T„R-„K „@. „C. „X„u„ѓ„~„Ђ„{„Ђ„r.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
К.А. Власко-Власов -
начальник отдела, заместитель главного конструктора МКБ «Стрела» (1958-1969), начальник СКБ, Главный конструктор ЦНИИ «Комета» (1969-1999); лауреат Сталинской премии (1953), Ленинской премии (1972), Государственной премии (1997).
 
 
 
 
П.Ф. Брацлавец -
начальник отдела 14 ВНИИТ, лауреат Ленинской премии за рождение космического телевидения в 1959 г. при передаче из космоса изображений обратной стороны Луны. Инициатор высокоорбитального обнаружения ракет. В 1971 г. сразу после выхода решения ВПК о создании высокоорбитальных систем обнаружения передал работы по пилотируемой космонавтике продолжателям, выделил из отдела 14 новый отдел 31 и полностью переключился на системы обнаружения ракет. В 1972 г. под его руководством была создана и запущена на высокоэллиптическую орбиту экспериментальная аппаратура МБТ-А, затем создана и поставлена на боевое дежурство аппаратура МБТ.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
М.М. Мирошников -
 директор ГОИ им. С.И. Вавилова, член-корреспондент АН СССР и РАН.
 
В результате система УС-К получила развитие, что видно из отчета П.Ф. Брацлавца за 1971-1976 гг., хранящемся в архиве НИИ телевидения. В нем необходимо выделить следующее.
 
«Начало отчетного периода практически совпало с развитием нового тематического направления и с образованием отдела № 31, который организован за счет выделения из отдела № 14, возглавлявшегося в предыдущие годы мною, трех лабораторий и конструкторской группы общей численностью 88 человек. За указанный период в рамках неизменной структуры численность отдела возросла до 110 человек. За период с 1971 по 1976 гг. отделом. завершен ряд работ:
- ОКР «Беркут-Д»,
- ОКР «Беркут-Д2»,
- НИР «Чайка»,
- 1-й этап ОКР «Апогей» (аппаратура МБТ-А),
- Эскизный проект по аппаратуре МБТ-М,
- Эскизный проект по теме «Феникс».
 
В ходе этих работ изготовлено 10 комплектов аппаратуры «Беркут» и 12 комплектов аппаратуры МБТ-А. Аппаратура прошла испытания в реальных условиях. Результаты испытаний подтвердили правильность научно-технических решений, заложенных в основу создания аппаратуры, и создали базу для последующих разработок.
 
В стадии выполнения находятся следующие работы:
- НИР «Феникс» (окончание 1977 г.),
- 2-й этап ОКР «Апогей» (аппаратура МБТ),
-  ОКР «Альтаир-О»,
- аппаратура МБТ-М,
- ОКР «Аист».
 
<... > По аппаратуре МБТ закончена разработка, выпущено 11 комплектов, 7 поставлено заказчику, проведены КДИ, типовые и ресурсные испытания. По аппаратуре «Алыпаир-О» заканчивается технический проект (4 кв. 1976 г.).
 
<... > По существу, за истекшее пятилетие па предприятии создано новое направление, которое в общем объеме предприятия составляет: 1971 г. - 13%, 1972 г. - 14%, 1973 г. - 11%, 1974 г. - 11%, 1975 г. - 8%».
 
В приведенном отрывке из отчета Брацлавца ключевыми словами являются «создано новое направление». За разработку высокоорбитальных телевизионных систем для обнаружения стартов ракет, являющихся, с технической точки зрения, космическим телевидением, а по решаемым задачам - пассивной оптической локацией, П.Ф. Брацлавец удостоен Государственной премии и награжден орденами. Цитата из того же отчета Брацлавца за 1971-1976 гг.: «По результатам работы в 9-й пятилетке награжден Орденом Ленина». Следует читать - за создание нового направления в космическом телевидении, т. е. высокоорбитальных телевизионных систем обнаружения ракет. В целом этапы разработки ВНИИТ в интересах космического эшелона СПРН представлены таблицей 1.
 
 
Т
аблица 1.        Разработки ВНИИТ по тематике космического эшелона СПРН
 
Программа
Орбита
 
Аппаратура
Фото-
приёмник
Спектральный диапазон
Охлаж-
дение
Главный конструктор
Годы поставки
Эксплуатация на орбите
 
 
 
УСК-И
 
Низко-
орбитальные
Беркут (множество модификаций)
 
 
видикон
 
Видимый (ВД), ближний ИК,
УФ
 
 
 
 
 
 
-
 
 
Брацлавец П.Ф.
 
1963-1979
 
1964 - 1980
Аист
1976-1977
-
 
 
 
 
Высоко-
орбитальные
(ВЭО)
 
Баклан
 
ПЗС
ВД,
ближний ИК
Брацлавец П.Ф., Зайцев В.П.
1982-1984
-
 
 
 
 
УСК
 
 
Апогей
МБТА
 
 
видикон
 
 
ближний ИК
.
Брацлавец П.Ф.
1969-1973
1972-1973
МБТ 5Ц18
1975-1980
1977-1982
МБТ 18Ц6
Зайцев В.П.
Суслин В.И.
1980-1986
1982-1988
 
Альтаир
видикон
 
 
средний ИК
 
крио-
генное
 
Брацлавец П.Ф.,
Фантиков О.И.
1975-1979
-
 
Альтаир-О
ТТФЭП
1980-1985
-
УСК-МО
 
Иртыш 
видикон
 -
Грудзинский М.А.
1990-2001
?
 
Предыстория создания космического эшелона СПРН [2], [13] позволяет лучше понять, почему «Баклан» "не взлетел", т. е. не эксплуатировался на орбите.
 
Дело в том, что разработать, изготовить и провести комплекс наземных испытаний аппаратуры - это только часть затрат, запуск в космос килограмма «железа» дороже килограмма золота. Вопрос о запуске «Баклана» стоял в 1986-1988 гг., когда страной руководили «перестройщики» во главе с Горбачевым, уже нацеленные на то, чтобы «сломать меч империи» [16]. В этих жестоких условиях А.И. Савин вынужден был спасать штатную систему (включающую два типа аппаратуры - на фотоприемниках с кадровым накоплением и с линейными фотоприемниками, разработки соответственно ВНИИТ и ГОИ им. С.И. Вавилова), и ему пришлось «уступить», отказаться от замысла запуска измерительной системы, входящей в программу УСК-И.
 
В это время специалисты ЦНИИ «Комета» синтезировали алгоритмы обработки информации с использованием более подробных данных американской системы, оправдываясь тем, что в области параметров фоно-целевой обстановки, общей для этих систем, данные совпадают. Под это же сокращение попала и вторая созданная ВНИИТ и поставленная в ЦНИИ «Комета» телевизионная система - «Альтаир», которая аналогично аппаратуре «Баклан» стала первой отечественной твердотельной криогенно охлаждаемой инфракрасной космической телевизионной системой. (Главные конструкторы - П.Ф. Брацлавец, затем О.И. Фантиков. Главный конструктор разработки твердотельного матричного инфракрасного фотоприемника в ЦНИИ «Электрон» В.Г. Иванов, - участвовал также в начальном этапе твердотельной революции в телевидении [17], также связанном с ВНИИТом и Брацлавцем. Частые упоминание темы «Альтаир» обусловлено не только общей концепцией твердотельных фотоприемников, но и ролью главного конструктора обеих систем П.Ф. Брацлавца, заложившего для них даже единую наземную и контрольно-испытательную аппаратуру). В этой связи О.И. Фантиков рассказывал, что А.И. Савин ему тогда говорил, что «Альтаир» не полетит из-за малого угла зрения и малой четкости изображения. Это была частичка правды, потребность «облетать» новую технику А.И. Савин прекрасно понимал, но пустить гулять по стране обидную правду не мог. Более того, разработчикам «Государева ока» долго вообще не платили зарплату. В эти тяжелые времена зам. директора «Пульсара» по науке Ю.А. Кузнецов часто говаривал: «Сделаем все. А денег дадите - сделаем быстро!».
 
Кадры, которые «решают все», и созданная ими аппаратура
 
Космический комплекс МФС-Б был первым в мире спектрометром, который содержал в фокальной плоскости объектива многоэлементный фотоприемник (сдвоенную линейку), позволявший вести измерение распределения энергии излучения факела ракеты по полю и по длине волны (в инфракрасном «факельном» диапазоне).
 
В состав МФС-Б входили [15]:
- бортовая телевизионная аппаратура обнаружения и наведения (ВНИИТ), так же как и фотоприемная часть фурье-спектрометра - твердотельная, первая отечественная космическая твердотельная телевизионная система;
- бортовой Фурье-спектрометр (ГОИ им. С. И. Вавилова, НПО «Астра», АОМЗ, завод «Сапфир», ЛОМО);
- бортовая аппаратура управления (ЦНИИ «Комета»).
 
Разработку измерительной системы МФС-Б в целом и аппаратуру ее управления в ЦНИИ «Комета» вело СКБ Ю.П. Кулешова; начальник отдела В.Н. Малютин, его заместитель К.Г. Смородин, нач. лаборатории Ю.Н. Шишкин, ведущий конструктор Ю.Г. Матякин, разработчики А.В. Тюленев, В.В. Смирнов.
 
Фурье-спектрометр разрабатывала большая кооперация [15]: ГОИ им. С.И. Вавилова - начальник отдела А.И. Лазарев, нач. лаборатории Б.А. Киселев, руководитель темы Г.Г. Горбунов, Ю.В. Милованов, И.В. Пейсахсон, Д.П. Веселов, Д.П. Мурашов.
 
 Юрий Павлович Кулешов
 (ЦНИИ «Комета»)
Константин Геннадьевич Смородин
 (ЦНИИ «Комета»)
Георгий Георгиевич Горбунов
 ( ГОИ им. С.И. Вавилова)
 
Некоторые характеристики аппаратуры "Баклан"
 
спектральный диапазон, мкм                                               1,8-3,5
угол поля зрения, град                                                            2
разрешение по спектру мкм,                                                 0,02-0,08
диаметр входного зрачка мм,                                               480
эквивалентное фокусное  расстояние, мм                         770
скорость сканирования следящего зеркала (СЗ)
в пространстве предметов, град/с                                      2
точность установки СЗ, угл.с                                                4
 
                                 Характеристики режима БО
 
угловое поле зрения угл.мин,                                                 14х14
мгновенное поле зрения угл.с,                                              36х36
пороговая облученность на входном зрачке, Вт/кв.см    6,8E-15
 - то же с накоплением сигнала                                             1,7E-15
 
                                     Характеристики режима МО
 
угловое поле зрения угл.с,                                                     210х166
мгновенное поле зрения угл.с,                                              36х18
пороговая облученность на входном зрачке, Вт/кв.см    5,1E-15
 - то же с накоплением сигнала, Вт/кв.см                            1,85E-15
 
                          Характеристики режима “Измерение”
 
общее поле зрения 8 приемников, угл.с                              80х80
поле зрения единичного приемника, угл.с                           36х18
время получения интерферограммы, с                              0,4
спектральная плотность пороговой облученности
на входном зрачке прибора Вт/кв.см,                                 1,6E-14
 - то же, при учете накопления                                               8,1E-15
 
МФС-Б: слева телевизионная камера БА-2 аппаратуры  "Баклан-Б"
 
Головной разработчик оптико-электронных узлов аппаратуры МФС-Б - НПО «Астра», г. Ереван, нач КБ А.Л. Джаракян, нач. отдела КБ Ю.А. Едигарян, зам. нач. отдела Г.Х. Хачатрян, Г.В. Мкртчан, нач. лаб.,  разработчик системы сканирования С.С. Мусаелян.
 
Интерферометр для фурье-спектрометра делал Азовский оптико-механический завод: нач. КБ Д.Н. Красников, зам. нач. отд В.Ф. Горшков, А.А. Калмычек. Многоэлементный приемник спектрометра - сдвоенную линейку на PbS делал завод «Сапфир»,
В МФС-Б использовался зеркально-линзовый главный объектив серийного изготовления ЛОМО.
 
Юстировка комплекса МФС-Б и предварительные светотехнические испытания проводились в НПО «Астра», калибровка и светотехнические испытания МФС-Б и бортовой телевизионной аппаратуры «Баклан-Б» проводились в филиале № 2 ГОИ им. С.И. Вавилова в г. Сосновый Бор (основные участники: директор филиала и начальник отдела, проводившего все испытания - А.С. Гридин, главный испытатель А.О. Воронич, А.Д. Камышенцев, Л. Бурмистров); физико-климатические испытания подсистем проводили разрабатывающие предприятия, испытания комплекса - в НПО им. С.А. Лавочкина.
 
Во ВНИИТе темой «Баклан» руководил П.Ф. Брацлавец; когда он по состоянию здоровья в 1981 г. оставил пост начальника отдела и главного конструктора, его сменил В.П. Зайцев. У них по теме «Баклан» был ряд заместителей, назначение которых отражает таблица 2.
 
Таблица 2. Приказы по теме «Баклан»                 
 
Таблица 2. Приказы по теме «Баклан»
 
Приказ
Шифр
Ответственные
№49 от
5.02.1980
ОКР
Баклан
(отдел 31)
 
И.О. главного конструктора темы - к.т.н. П.Ф. Брацлавец
Заместитель главного конструктора темы по бортовой аппаратуре ведущий инженер 31 отдела - М.Д. Исаев
Заместитель главного конструктора темы по наземной аппаратуре начальник 26 отдела
А.Н. Лебедев
Заместитель главного конструктора темы по конструкторской части начальник ОГК
Н.М. Гонтарев
№354 от
5.11.1980
ОКР
Баклан-Н
 
 
 
ОКР
Баклан-Б
И.О главного конструктора темы, начальник 26 отдела А.Н. Лебедев
Заместитель главного конструктора темы, начальник лаборатории 263
В.Л. Завъялов
Заместитель главного конструктора темы по конструкторской части начальник КГ ОКГ (К-2) И.Р. Александров
Заместитель главного конструктора темы по технологической части инженер-технолог 1-й категории ОГТ (К- 2) А.М. Алексеев
Отдел 31, заместитель главного конструктора темы Ведущий инженер 31 отдела М.Д. Исаев
№33 от
26.01.1981
ОКР
Баклан
(отдел 31)
И.О. главного конструктора темы, И.О. начальника 31 отдела В.П. Зайцев
Заместителем главного конструктора темы по конструированию аппаратуры 96Е6 назначен начальник КГ отдела 31 Ю.А. Афанасьев
Заместителем главного конструктора темы по конструированию КИЛ БА-400 назначен начальник КГ ОКГ (К-2) И.Р. Александров
Заместителем главного конструктора темы по технологической части (по аппаратуре 96Е6) назначен ведущий инженер ОГТ Н.П. Александров
№102 от
16.03.1981
ОКР
Баклан-Б
Отдел 31 заместитель главного конструктора темы д.т.н. начальник лаборатории 313
Л.И. Хромов
№160 от
27.04.1981
Заказ № 570
Баклан-Б
Баклан-Н
- отдел 91,
отделение 9
Открытие с 1 апреля с. г. заказа. Ведущий отдел - 31
В связи с открытием отделений 7, 8, 9 уточнить номера подразделений по ранее открытым заказам
№334 от
27.09.1983
ОКР
Баклан-Б
(отдел 31)
Заместитель главного конструктора темы, старший научный сотрудник к.т.н.
Н.В. Лебедев
№176 от
26.04.1985
ОКР
Баклан-Б
Заместитель главного конструктора по системам охлаждения начальник лаборатории 716 Т.С. Гудкин
№453 от
25.10.1985
Заказ № 570
Баклан-Б
Закрытие заказа с 1 октября с. г.
 
Ведущей заказ лабораторией была лаборатория Л.И. Хромова. Так как аппаратура подразделялась на бортовой и наземный комплекс, а бортовая аппаратура включала телекамеру БА-2 (забортное устройство), камерный блок БА-10 (забортное устройство аналоговой обработки видеоинформации) и блок канала БА-15 (блок управления, коммутации, АЦП, телеметрии; располагался в гермоотсеке КА), то коллектив лаборатории условно подразделялся на:
- комплексников: Г.С. Бордуков, М.Д. Исаев, А.Г. Таранович, В.Н. Филиппов;
- камерщиков: Н.В. Лебедев (по ходу работы возглавивший руководство заказом в ранге заместителя главного конструктора), А.Н. Куликов, С. А. Иванов, Д.А. Довжиков, А.В. Арсеньев, А.И. Воробьев;
- обработчиков видеоинформации в наземной аппаратуре и КИА: А.К. Цьпулин, М.Н. Голушко, А.М. Захаров, В.Н. Кулешов, М.В. Клебанов, А.В. Мартынихин.
 
Вообще-то отдел Брацлавца был комплексным, и внутрь наземной аппаратуры обычно не погружался, но «Баклан» был первой аппаратурой, в которой наземный видеотракт отличался от всех предыдущих радикальной новизной - цифровой селекцией движущихся целей. Поэтому, в связи с тем, что весь видеотракт должен быть в ведении одной лаборатории, Л.И. Хромов настоял на том, что сотрудники комплексного отдела выступили в роли «смежников» у «наземщиков», работавших по ТЗ, выданному лабораторией Л.И. Хромова.
 
Работы по теме «Баклан-Н» вело отделение А.Н. Лебедева в Красном селе, в основном отдел Л.В. Овчинникова, лаборатории В.Л. Завьялова. Ведущим инженером наземного комплекса был А.Г. Халюта, были весьма заметны В.Б. Фролов, изобретатели А.П. Дрожжин и О.П. Корнильев, участвовали сотрудники Одесского филиала ВНИИТ. Особенностью КИА была не только межкадровая обработка целевой информации и новые методы визуализации телеметрической информации, но это была первая телевизионная аппаратура, в которой качество работы оценивалось не визуально по испытательным таблицам, а аналогично принятой в радиолокации методике - прямым экспериментальным определением вероятности правильного обнаружения малоразмерной цели при заданной вероятности ложной тревоги.
 
Конструирование наземной аппаратуры вел отдел главного конструктора во главе с Н.М. Гонтаревым. Практика разработки бортовых систем, отлаженная П.Ф. Брацлавцем на заказах «Беркут» и «Апогей» и обеспечивающая максимальную оперативность разработки, состояла в том, что бортовую аппаратуру его отдел конструировал сам. Конструкторскую группу отд. 31, которая разрабатывала бортовой комплекс, возглавлял Ю.А. Афанасьев, в ней на «Баклан» трудились все, основной вклад был сделан И.Н. Авдеевой, Г.Д. Ерченковой, В.В. Гриценко, В. Арзамасцевым, В. Майоровой. Разработка конструкции была сделана не только быстро, но и на высоком уровне. Например, оптическая головка, сконструированная И.Н. Авдеевой с участием оптика В.Д. Смирнова, и сегодня вызывает уважительные отклики.
 
На опытном производстве в изготовлении аппаратуры участвовали многие цеха, но главным был цех № 6, ранее по инициативе П.Ф. Брацлавца специально организованный как комплексный, нацеленный на создание бортовой космической аппаратуры. Существенный вклад в создание аппаратуры «Баклан-Б» внесли технологи Н.П. Александров и П.П. Янюшкин, монтажники В.С. Борт, В.Я. Ковяр, Г.Е. Рюзиков, В.В. Ланько, механик Н.Е. Егоренок.
 
На всем цикле создания аппаратуры, от ТЗ до комплексных наземных испытаний, работы велись под контролем военной приемки; в ЦНИИ «Комета» начальником приемки был Е.Н. Бусаргин, по МФС-Б и ее компонентам главным был заместитель начальника приемки В.В. Федотов, во ВНИИТе начальником военной приемки был В.А. Зеленов, аппаратуру «Баклан-Б» контролировал Л.Г. Пацюк, аппаратуру «Баклан-Н» и БА-400 В. Голев, Военной приемкой ГОИ руководил В.И. Тимонин.
 
Геннадий Степанович
Бордуков
Леонид Иосифович
Хромов
Виктор Петрович
Зайцев
 
Михаил Дмитриевич
Исаев
Николай Владимирович
Лебедев
Алексей Георгиевич
Таранович
 
Дмитрий Алексеевич
Довжиков
Александр Николаевич
Куликов
Сергей Александрович
Иванов
 
Андрей Михайлович
Захаров
Александр Константинович
Цыцулин
Михаил Николаевич
Голушко
 
Юрий Анатольевич
Афанасьев
Всеволод Дмитриевич
Смирнов
Анатолий Николаевич
Лебедев
 
Ирина Николаевна Авдеева - конструктор телекамеры БА-2
 
Оптическая головка телекамеры БА-2
 
Николай Егорович Егоренок
 
Вячеслав Степанович Борт
 
А.В. Арсеньев, Д.А. Довжиков, В.Н. Филиппов
 
Д.А. Довжиков, А.Н. Куликов, М.В. Клебанов
 
М.В. Клебанов за настройкой комплекса "Баклан"
 
Николай Парфенович
Александров
Николай Михайлович
Гонтарев
Аркадий Павлович
Дрожжин
 
Вячеслав Алексеевич
Зеленов
Александр Григорьевич
Пашок
Владимир Владимирович
Федотов
 
Особенности технологического аспекта
 
Тема «Баклан» имела три ветви: бортовая система «Баклан-Б», наземная приемно-управляющая система «Баклан-Н» и контрольно-испытательная аппаратура БА-400. При этом и бортовая, и наземная системы характеризовались существенной технологической новизной.
 
Если предыдущие телевизионные системы обнаружения создавались на видиконах разработки ЦНИИ «Электрон» [18] (ранее - ВНИИЭЛП, отделившегося от ВНИИТ в 1956 г.; неохлаждаемые видиконы созданы под руководством Р.М. Степанова, охлаждаемые - Т.Б. Станской) то бортовая аппаратура «Баклан-Б» создана на фотоприемниках тогда принципиально нового класса (приборы с зарядовой связью были изобретены в 1971 г. У. Бойлом и Дж. Смитом, которым за зто была присуждена Нобелевская премия по физике). Это сейчас ПЗС решительно вытесняются КМОП фотоприемниками*, но тогда это было радикальное изменение, открывшее в силу линейности свет-сигнальной характеристики возможность перестройки параметров разложения**, а в силу жесткости растра - возможность эффективной межкадровой обработки видеосигнала.
 
*Изобретение активного пиксела в КМОП фотоприемниках позволило радикально уменьшить паразитные сигналы и обеспечить их превращение в видеосистемы на кристалле: технология ПЗС не совместима с технологией цифровых элементов и АЦП. Поэтому Э. Фоссам в начале 1990-х гг., лет за 15 до форсированного наступления КМОП фотоприемников, назвал ПЗС «динозаврами». Но принцип координатной адресации к элементам изображения, используемый в современных матричных КМОП фотоприемниках, на четверть века раньше начала внедрения изобретения Э. Фоссама активного пиксела, был использован в твердотельном матричном инфракрасном фотоприемнике ЦНИИ «Электрон», примененном в аппаратуре «Альтаир» во ВНИИТ.
 
** Идея перестройки параметров разложения давно «витала в воздухе». В начале 1970-х г., когда ПЗС еще не вышли на арену, Л.И. Хромов инициировал проведение в своей лаборатории НИР «Ласточка» (руководитель НИР Г.А. Сущев) по созданию прикладной телевизионной системы с переменными кадровой частотой и четкостью. В силу громоздкости управляемых устройств развертки и нелинейности свет-сигнальной характеристики видиконов результаты этой НИР не могли быть внедрены в практику.
 
Тезис о том, что «кадры решают все» относится и к разработчикам отечественных матричных фотоприемников на ПЗС (ФПЗС). Первым в СССР в твердотельную революцию в телевидении включился НИИ «Пульсар» в Москве (несколько позже ЦНИИ «Электрон»). Главными энтузиастами были Ю.А. Кузнецов (нач. отдела, с 1982 г. зам. директора по науке), Ф.П. Пресс (нач. лаборатории), М.М. Крымко, А.С. Скрылев. Первый опытный прибор «стострочного» формата, созданный в лаборатории Ф.П. Пресса, при исследовании в лаборатории Л.И. Хромова во ВНИИТ показал перспективность направления, и уже вторая разработка - матрицы 1200ЦМ-1 по ОКР «Пырей» была взята за основу при создании аппаратуры «Баклан-Б».
 
Особенностью аппаратуры «Баклан-Б» было использование малокадрового режима с временем кадра, на 2 порядка больше, чем в вещательном стандарте, для которого проектировалась матрица. Уровень темновых сигналов и их неравномерность у этих матриц сначала требовал охлаждения, которое должно было осуществляться на борту КА с помощью радиационного холодильника, при наземных испытаниях с помощью жидкого азота.
 
На этапе предварительных испытаний были выявлены недостатки, связанные с системой охлаждения. Кроме превышения заданного уровня теплопритока, главной обнаруженной бедой было выпадение конденсата на входном стекле матриц ПЗС, ведущее к перепадам сигнала при равномерной засветке и при функциональном контроле. Ситуация была сложной, и, как всегда, ее нужно было исправить быстро. Путь по разработке конструкции и технологии глубокого охлаждения, свободных от обнаруженных недостатков был долгим. Конструкция и технология откачки малого объема вокруг охлаждаемой матрицы, заполнения этого объема криптоном (тяжелым инертным газом - для уменьшения конвекции и, соответственно, теплопритока в систему охлаждения) с подогревом входного иллюминатора этого объема через некоторое время были разработаны, но ждать было нельзя.
 
Михаил Миронович
Крымко
Юрий Алексеевич
Кузнецов
Александр Сергеевич
Скрылев
Дефекты матрицы, видные при
большом увеличеннии
Искажения, вызванные выпадением конденсата при охлаждении матрицы ПЗС и её равномерной засветки
Телекамера БА-2 с блендой
(сверху - ввод хладопровода)
Телекамера БА-2 на сосуде Дьюарадля технологического охлаждения матрицы
 
Решающую роль в обеспечении готовности аппаратуры к проведению летных испытаний в составе МФС-Б сыграло желанное, хотя и неожиданное достижение НИИ «Пульсар». Если опустить подробности, понятные только профессиональным физикам-технологам, рассказ идеолога победы в 1985 г. над темновыми токами ФПЗС М.М. Крымко (тогда ведущего инженера, затем главного инженера и первого заместителя директора НПП «Пульсар») можно свести к следующему: «
Вопрос повышения эффективности переноса заряда и уменьшения те новых токов являлся актуальным сразу после разработки первых фоточувствительных ПЗС, разработанных по технологии металл - диэлектрик (окисел) - полупроводник (МДП). Для повышения эффективности переноса заряда был разработан новый метод термического окисления кремния в сухом кислороде с добавлением газообразного хлористого водорода. Разработка этого технологического
процесса потребовала практически полной модернизации газовой системы термической печи, изменения системы очистки газообразного кислорода и хлористого водорода.
 
Проблему темновых токов удалось решить применением метода геттерированuя кремния фосфором (насыщения обратной стороны подложки примесью, принимающей на себя дефекты кристаллической решетки и создающую чистую зону для переноса заряда) после каждой высокотемпературной операции. Для оценки эффективности геттерирования был разработан новый метод исследования МДП-структур.
 
Проведение в НИИ «Пульсар» комплексной оптимизации режимов технологических процессов позволило создать маршрут изготовления крупноформатных ФПЗС, обеспечивающий эффективность переноса заряда на уровне 99,998%, время накопления темнового тока в потенциальной яме 10...15 минут и ликвидировать генерационные дефекты изображения в ФПЗС типа «белых точек». Эти мероприятия позволили реализовать малокадровый режим ФПЗС без охлаждения, что существенно упростило их применение». (Приведено частное сообщение М.М. Крымко авторам статьи, ранее не опубликованное в открытой печати. За скромными словами «удалось решить» стоит серьезный, практически не формализуемый творческий поиск коллектива лаборатории и самого Михаила Мироновича.)
 
То, что матрицы ПЗС приобрели существенно новое качество и позволяли формировать сигналы слабых источников света в малокадровом режиме без охлаждения, видно по изображениям созвездия Плеяды, сделанным в двух режимах (с максимальным усилением и подавлением фона внутрикадровой обработкой - режим 1, и без него - режим 2). Наиболее слабая обнаруживаемая звезда соответствует звездной величине 7'''.
 
Изображения созвездия Плеяды, полученные аппаратурой "Баклан" в двух режимах - 1 (слева) и 2 (справа)
 
Комиссией по предварительным испытаниям были сформулированы предложения по устранению недостатков системы охлаждения камеры. По рекомендациям комиссии проведена доработка конструкции камеры с учетом применения матриц с пониженным значением темнового тока, позволяющим отказаться от охлаждения матриц ПЗС. Матрицы ПЗС 1200ЦМ1 со значениями темнового тока, позволяющими работать при температуре +35°С, т. е. без охлаждения, начали выпускаться НИИ «Пульсар» во 2 квартале 1985 г. (за полгода до поставки летных комплектов). (Сейчас матричные фотоприемники работоспособны и при существенно более высоких температурах. За скромностью значения указанной температуры стоит серьезное достижение разработчиков КА НПО им. С.А. Лавочкина, сумевшими создавать системы обеспечения
теплового режима, гарантирующие поддержание во время всего срока эксплуатации КА на орбите температуру на посадочных местах телекамеры не выше указанной и не ниже+ 5 °С.)
Первые образцы таких матриц отобраны ВНИИТом в соответствии с Решением по МЭП, МПСС, МРП и ВНИИТ и установлены в штатные и стендовые комплекты. Такой высокий уровень утверждения документа связан с подчинением «Пульсара» Министерству электронной промышленности, ВНИИТа - Министерству промышленности средств связи, «Кометы» - Министерству радиопромышленности.
 
При создании серьезного комплекса все заранее предусмотреть трудно, потому некоторые «детали» выявляются в ходе наземной отработки. В заказе «Баклан» одним из конструкторских решений, родившихся в результате испытаний, стала доработка бленды. Сначала в соответствии с ТЗ бленда была разработана исходя из заданного минимального угла между визирной осью и направлением на Солнце, и имела размер около полуметра. При комплексных наземных испытаниях аппаратуры МФС-Б оказалось, что на входной зрачок аппаратуры «Баклан» попадает солнечный свет, отраженный от бленды телескопа. Пришлось нарастить бленду «Баклана» до размера бленды телескопа, сделав ее существенно больше, чем требовалось для исключения влияния боковых засветок Солнцем. После этого при испытаниях были выявлены механические резонансы, для борьбы с которыми пришлось объединить верхние части большой и малой бленд с помощью хомута. Операция доработки камер в части исключения охлаждения начала, а доработка бленды завершила мероприятия по подготовке аппаратуры «Баклан» к запуску в космос, показав требуемую чувствительность.
 
При разработке бортовой аппаратуры «Баклан-Б» были использованы изобретения по авторским свидетельствам СССР, обеспечившие стабильность работы фотоприемной матрицы и видеотракта в широком диапазоне световых характеристик фоно-целевой обстановки.
 
Твердотельная революция в телевидении коснулась не только фотопремника, но и обработки видеоинформации. (
В ходе работ по НИР «Феникс», являвшейся предтечей темы «Баклан», был разработан лабораторный образец кадровой памяти (в лаборатории назывался «Куб имени Голушко») с цифровой рекурсивной фильтрацией для селекции малоподвижных целей. Когда А.К. Цыцулин и М.Н. Голушко утащили «куб» в другое помещение, где Н.В. Лебедев с командой заставляли камеру на ПЗС работать в малокадровом режиме, Л.И. Хромов сначала возмутился самоуправству в этой «свадьбе», но быстро оценил и одобрил замысел, сразу доложив П.Ф. Брацлавцу об историческом событии объединения ПЗС и цифровой межкадровой обработки - про жесткость растра многие говорили, но этот эксперимент был первым, когда ее заставили работать.) В то время, когда разрабатывалась аппаратура «Баклан», на приемном пункте космического эшелона СПРН для траекторной селекции еще использовались графеконы - электронно-лучевые трубки с памятью. Наземная аппаратура «Баклан-Н» и КИА БА-400 были первой телевизионной космической системой обнаружения, в которой не только использовалась цифровая селекция движущейся цели для подавления сложного фона и траекторного накопления сигнала цели, но и был применен цифровой «преобразователь стандартов». Традиционные малокадровые ВКУ с медленной разверткой и длительным послесвечением (в соответствии с замыслом автора малокадрового телевидения С.И. Катаева, опубликованного за 50 лет до создания аппаратуры «Баклан»), чрезвычайно утомлявшие зрение операторов, были дополнены ВКУ с вещательной кадровой частотой. Любопытно, что дополнены, а не заменены - это отражало издержки психологии заказчика, такие же, что и заставляли оставлять паруса на первых пароходах.
 
При разработке цифровой межкадровой обработки аппаратуры «Баклан-Н» были использованы изобретения по авторским свидетельствам СССР, которые благодаря избавлению от предельных циклов, свойственных всем цифровым рекурсивным фильтрам, обеспечивали предельную чувствительность при селекции малоподвижных целей.
 
 
 
 
Блоки селекции цели, памяти (собранной на 4-х килобитных ИМС и обеспечивающей межкадровую обработку видеосигнала для подавления фона и траекторного накопления) и управлением видеотрактом.
 
Высокое качество аппаратуры «Баклан» видно из такого факта. После того, как в 1985 г. бортовая аппаратура «Баклан-Б» была поставлена в ЦНИИ «Комета», а наземная аппаратура «Баклан-Н» в 1986 г. была развернута на наземном приемном пункте, выявилась потребность доработки комплекса МФС-Б, в связи с чем было выпущено дополнение к ТЗ на него, подписанное М.И. Ненашевым в декабре 1986 г. Дополнительные требования не относились к аппаратуре «Баклан», и в связи с задержкой на реализацию требуемых доработок МФС-Б по прошествии нескольких лет после поставки комплектов аппаратуры «Баклан», когда гарантийный срок хранения уже истекал, ВНИИТ получил от заказывающего управления МО запрос лишь о продлении гарантий. Ответ содержал указание на необходимость замены электролитических конденсаторов - единственной детали, которая имела относительно небольшой срок хранения - порядка пяти лет. На вопрос о надежности и долговечности самих матриц ПЗС их ведущий разработчик в НИИ «Пульсар» Ф.П. Пресс на защите докторской диссертации ответил со скромным достоинством:
«Они вечны» (сегодня твердотельная революция выдвинула на передовые позиции фотоприемники, сделанные по КМОП технологии, первая такая радиационно-стойкая мегапиксельная матрица с множеством столбцовых АЦП НИИ телевидения с кооперацией уже выпущена, ведутся разработки матриц большего формата. К сожалению, остальная ЭКБ пока отечественной промышленностью выпускается далеко не в полной номенклатуре.)
 
Сегодня, во время большой популярности лозунгов импортозамещения и импортонезависимости, важно подчеркнуть: вся техника была отечественной, ни одной импортной детали не было ни в бортовой, ни в наземной аппаратуре. Если бы эту аппаратуру нужно было бы сделать сейчас, то все концепции системы, все «железо» за исключением элементной компонентной базы (ЭКБ) и через треть века не нужно было бы дорабатывать.
 
Новизна тематики «Баклана» обусловила, в частности, то, что по матричным ФПЗС в «Пульсаре» были защищены кандидатские диссертации М.М. Крымко (1982) и А.С. Скрылевым (1985) и докторская диссертация Ф.П. Прессом (1989); во ВНИИТе сотрудниками 31 отдела были защищены кандидатские диссертации: Н.О. Бринкен (1978), Н.В. Лебедев (1979), А.К. Цьцулин (1981), В.П. Зайцев (1983), С.А. Иванов (1984), М.Н. Голушко (1984), А.Н. Куликов (1986), А.В. Мартынихин (1987), Д.А. Довжиков (1991).
 
Новые технические и технологические результаты, полученные в ходе работы по теме «Баклан», нашли отражение в книгах, написанных по результатам работ «Пульсара» [19] и ВНИИТ [20]. То, что в подзаголовке книги [20] фигурируют ПЗС и микропроцессоры, отражает важный аспект становления видеоинформатики, которая вступила в пору зрелости только после объединения твердотельных фотоприемников и аппаратно-программной обработки видеосигналов в реальном времени.
 
Заключение
 
Крупные достижения нашей страны в части космического эшелона СПРН на виду, и академик А.И. Савин на заседании в Российской Академии наук в 2008 г. подчеркивал выдающуюся роль П.Ф. Брацлавца в создании этой системы.
 
Конечно, систему делала огромная кооперация, но член-корр. РАН Ю.Б. Зубарев (был заместителем министра связи СССР, и был связан с А.И. Савиным и П.Ф. Брацлавцем не только профессионально, но и дружил с ними) вполне осознанно назвал эту отрасль техники «направлением Брацлавца-Савина».
 
Аппаратура «Баклан» - космический первенец и олицетворение важнейшего этапа развития телевидения - твердотельной революции, переходом от электронно-лучевых фотоприемников к твердотельным. В цитированном отчете Брацлавца за 1971-1976 гг. этому революционному событию посвящены скромные слова: «В ходе НИР «Феникс впервые созданы камеры на ПЗС структурах и макет камеры на ТФЭП с глубоким охлаждением».
 
«Уход в сторону», упомянутый в диалоге из «Теории невероятности» в начале этой статьи, в приложении к СПРН должен быть и, можно надеяться, будет скорректирован и в части создания измерительной космической системы, и в части завершения твердотельной революции, которая включит применение широкоформатных инфракрасных матриц.
 
Решать эти две проблемы нужно помня мнение главного конструктора системы УС-К А.Г. Чеснокова [13]:
«Спасти себя мы можем только сами. Будем надеяться, что у руководства страны и Вооруженных сил хватит политической воли, житейской мудрости, исторического опыта и настойчивости, а у конструкторов и ученых - таланта и изобретательности, чтобы и в будущем наша космонавтика служила надежной безопасности страны».
 
 
Библиографический список
 
1. Сафронов Ю.П., Андрианов Ю.Г. Инфракрасная техника и космос. М.: Советское радио, 1978. 248 с.
2. Власко-Власов К.А. От «Кометы» до «ОКО». М.: Ольга, 2002. 240 с.
3. ФГУП ЦНИИ «Комета». М.: «Оружие и технологии», 2003. 192 с.
4. Фатеев В.Ф., Суханов С.А. Динамика развития радиоэлектроники и ее влияние на эффективность и возможности систем РКО / Динамика радиоэлектроники-3 // Под ред. Ю.И. Борисова. М.: Техносфера, 2009. с. 9-21.
5. Меньшаков Ю.А. Техническая разведка из космоса. М.: Academia, 2013. 656 с.
6. Савин А.И. Принципы построения космических систем глобального наблюдения // «Исследование Земли из космоса». 1993. № 1, с. 40-47.
7. Каменев А.А. Основные направления развития оптико-электронной аппаратуры космических аппаратов наблюдения за объектами ракетно-космической техники // «Космические информационно-управляющие системы». 2009, вып. 3, с. 54-59.
8. Козин Ф.А., Лагуткин В.Н., Лукьянов А.П. и др. Моделирование спектро-энергетических характеристик светимости газодинамических факелов с использованием банков данных молекулярной спектроскопии // «Космические информационно-управляющие системы». Сборник научных трудов ФГУП ЦНИИ «Комета». М.: 2009, вып. 3, с. 60-67.
9. История космического телевидения в воспоминаниях ветеранов СПб НИИ телевидения, 2009. 139 с.
10. Цыцулин А.К. Телевидение и космос. СПб.: СПб ГЭТУ «ЛЭТИ», 2014. 238 с.
11. http://www.vko.ni/koncepcii/pervyy-eshelon-sprn.
12. http://bastion-karpenko.ru/SPRN/.
13. http: //kik-sssг.ru/Oko_Chesnokov.htm.
14. Боярчук А.А., Шустов Б.М. Возможности ультрафиолетовой обсерватории «Спектр-УФ» и принципы организации наблюдений // Ультрафиолетовая вселенная Труды конференции «Научные перспективы ультрафиолетовой обсерватории «Спектр-УФ» 16-17 ноября 2000 г. М.: ГЕОС, 2001, с. 7-30.
15. Горбунов Г.Г., Лазарев А.И., Малютин В.Н., Джаракян А.Л. Комплекс обзорно-спектральной аппаратуры МФС-Б // «Оптический журнал», 2000, №5, с. 62-68.
16. Калашников М. Сломанный меч империи. М.: Крымский мост-9Д, Палея, Форум, 1999. 544 с.
17. Иванов В.Г. Твердотельная революция в телевидении. К истории начального этапа // «Вопросы радиоэлектроники», серия «Техника телевидения». 2007. вып. 1. с. 130-139.
18. Степанов Р.М. Телевизионная фотоэлектроника / Динамика радиоэлектроники-2 // Под общ. ред. Ю.И. Борисова. М.: Техносфера, 2008. с. 272- 288.
19. Пресс Ф.П. Формирователи видеосигнала на приборах с зарядовой связью М.: Радио связь, 1981, 136 с. (второе издание-1991 г.).
20. Хромов Л.И., Лебедев Н.В. Цыцулин А.К., Куликов А.Н. Твердотельное телевидение: Телевизионные системы с переменными параметрами на ПЗС и микропроцессорах. М.: Радио и связь, 1986. 184 с.