Валерий Куприянов
"АРКТУР": ЦВЕТ КОСМОСА
 
Не все знают, что эта система создана в городе Ленинграде в рекордно короткие сроки специалистами ВНИИ телевидения. В феврале 1973 года в Министерство радиопромышленности был вызван директор ВНИИ телевидения Игорь Росселевич. С ним был и Владимир Иванов, в то время начальник научного отдела. Приглашенным была поставлена задача - создать репортажную космическую систему цветного телевидения. Дата полета к этому моменту уже была определена - 15 июля 1975 года. Приказом Минрадиопрома главным конструктором системы, получившей наименование "Арктур", назначили Владимира Иванова.
 
Уже в марте-апреле 1973 года появилось техническое задание на разработку, к июню 1973 года были разработаны технические предложения для создания ТВ-камеры. В первой половине 1974 года производством ВНИИТа были разработаны, сконструированы и изготовлены опытные образцы цветных репортажных камер АР-71ЦТ
*. К работе привлекли и смежников: ГОИ - разработка светофильтров, ВНИИЭМ - разработка микроэлектродвигателя с блоком управления.
 
В июне 1974 года большинство оборудования Центральной технической аппаратной - из нее должно было вестись вещание в систему Центрального телевидения - было уже изготовлено, но не было готово помещение на Шаболовке. Установка многочисленного оборудования, реконструкция большого помещения были выполнены быстро - за 1,5-2 месяца. К ноябрю 1974 года все технические средства были установлены и настроены, проведены тренировки персонала. Уже в декабре, во время полета "Союза-16" с космонавтами Анатолием Филипченко и Николаем Рукавишниковым, проверили работу всей системы, передав цветные ТВ-репортажи с борта космического корабля на Землю с хорошим качеством.
 
В это же время совместно с американскими специалистами велась разработка программ проверки и испытаний ТВ и звукового оборудования, находящегося в космических кораблях "Союз" и "Аполлон". Программы составлялись с большой тщательностью.
Испытания на макетах и летных образцах кораблей проводились в июне 1974 года и в феврале-мае 1975 года. Светотехнические испытания проводились на макете "Аполлона" в Космическом центре им. Джонсона в Хьюстоне, а испытания на электромагнитную совместимость - на летном образце корабля в космическом центре им. Кеннеди на мысе Канаверал. Аналогичные испытания проводились на макете "Союза" в Звездном и на летном образце - на Байконуре.
 
Учитывая чисто кислородную атмосферу "Аполлона", американцы потребовали полную пожарную безопасность ТВ-камеры. Для этого в одной из камер сделали специальное устройство для поджигания. При испытании пламя из нее не выходило. Вместо окраски камеры применили металлизацию. Кожух изготовили из алюминиевого сплава, что утяжелило ее примерно на килограмм, но сделало более устойчивой в невесомости при ведении репортажной съемки.
 
С 15 по 21 июля 1975 года продолжался совместный полет "Союза-19" и "Аполлона". С орбиты велись регулярные телевизионные репортажи в цвете - советскими техническими средствами на СССР и американскими на США.
 
В начале полета на "Союзе-19" имела место нештатная ситуация: в ходе проверки перед пуском, примерно за три часа до старта, обнаружилось: нет сигнала, идут только одни синхроимпульсы. По-видимому, произошло нарушение связи между камерами и передатчиком, хотя при проверке за пару дней до пуска все было в норме. Имелся резервный вариант - пуск на другой день. Но было принято решение: пускать в намеченный срок, а в полете попытаться все поправить.
 
В условиях острого дефицита времени специалисты ВНИИТа и военные написали специальную программу действий и передали ее в Москву. Сам Владимир Иванов срочно вылетел в Подлипки, где был такой же комплект аппаратуры, и самое главное, точно такой же космический корабль, начиненный тем же, что и полетный корабль. В ту же ночь в Москве космонавт Владимир Джанибеков по разработанным рекомендациям проделал все необходимые операции в макете корабля. Оказалось, что произошло нарушение в блоке коммутации. Он находился под обшивкой, которую пришлось вскрывать. Трудность состояла еще в том, что все разъемы были "законтрены" эпоксидной смолой. Тем не менее их смогли развинтить. Операции по устранению неисправности космонавт провел за 40 минут.
 
На экстренном совещании специалистов ночью было принято окончательное решение о передаче рекомендаций на борт. Иванов вместе с директором ВНИИТа направились в ЦУП. Там космонавт Георгий Шонин передал все указания Алексею Леонову. Тот решительно вскрыл обшивку и все сделал до начала первой передачи по программе полета. План репортажей в цветном варианте, начиная с 19 часов 35 минут 16 июля, полностью выполнялся. В день пуска и у американцев тоже была неприятность. У них отказал переходный узел из "Аполлона" в "Союз-19", но они тоже к моменту выполнения перехода все устранили. В целом полет проходил нормально.
 
Интересно, что в этом полете посадка впервые и в цвете передавалась с вертолетов поисковой службы. Там было две камеры АР-71ЦТ, такие же как на борту "Союза-19". И они передавали всю картину посадки от момента обнаружения парашюта в воздухе до приземления спускаемого аппарата в степи. Это было довольно эффектно. У американцев при приводнении возникли проблемы, вызвавшие отравление экипажа продуктами работы двигателей ориентации командного модуля. Но все обошлось благодаря мужеству и находчивости командира экипажа КК "Аполлон" Стаффорда.
 
После июля 1975 года система "Арктур" продолжала работать на протяжении более 15 лет, и все эти годы эксплуатацию ЦТА вел филиал лаборатории ВНИИТа.
 
 Валерий КУПРИЯНОВ. Прочитано в газете "Невское время", 22 июля 2005 г.
*
Сконструированы и изготовлены опытным производством ВНИИТ образцы цветных репортажных камер АР-71ЦТ (М.Н.Цаплин, В.П.Ерохин, Б.П.Щеголев, Ю.Н.Груздев, М.И.Мамырина, В.А.Соколов, Г.И.Власов, конструктор А.И.Некрасов, технолог П.П.Янюшкин, механики С.П.Лаврентьев, Ю.Н.Чеботарев).
 
Было решено – передачу цветных изображений вести по существующим каналам связи, что потребовало осуществлять последовательную передачу сигналов цветоделенных изображений - синих, красных, зеленых. При этом передается сигнал «как бы» черно-белого изображения, и заметных искажений цвета полноцветных изображений нет. Но появилась другая проблема – мелькание. Его устранили с помощью преобразователя последовательных сигналов в одновременные, который путем технических ухищрений формировал цветное изображение без мельканий. Это был механический дисковый трехканальный магнитофон с плавающими магнитными головками, который записывал, воспроизводил и стирал сигналы полей по определенной программе, в темпе приема. Он был создан В.И. Петровым - внесшим наибольший вклад, В.Л.Хавкиным, А.В. Нуждиной, конструктором В.Б.Фолькманом, в его состав  входила аппаратура компенсации временных искажений, разработанная А.И. Кулагиным.
 
Иванов Владимир Борисович, к.т.н., ученый секретарь ФГУП "НИИ Т", Главный конструктор первой отечественной космической системы цветного телевидения "Арктур", обеспечивавшей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года.
 
В руках - репортажная камера АР-71 ЦТ последовательной ТВ системы.
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург. Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
Фрагмент экспозиции музея ФГУП "НИИТ", посвященный первой отечественной космической системе цветного телевидения "Арктур", обеспечивающей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года.
 
Слева АР-201 - устройство обработки приходящих сигналов цветного телевидения - преобразователь последовательных сигналов в одновременные, над ним телевизионная черно-белая камера "Кречет" КР-75А с камерным блоком КР-713А2, бортовая (верхняя камера) и репортажная камера АР-71 ЦТ последовательной ТВ системы (с красной заглушкой на объективе), входившие в систему "Арктур", справа под рукой манекена индикаторы КР-73, предназначенные для визуального наблюдения на экране кинескопа изображения в двух режимах: телевизионного видеоконтрольного устройства и измерения параметров нерастровым методом для яркостных отметок, показывающих на шкале обрамления данные работы различных систем, на стене размещены блоки аппаратуры "Арктур"
 
Справа вверху бортовая черно-белая камера "Кречет" КР-75А с камерным блоком КР-713А2, ниже репортажная черно-белая камера "Кречет" АР-71 (с маленькой красной заглушкой).
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург. Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
Преобразователь последовательных сигналов цветного телевидения в одновременные АР-201, устройство первой отечественной космической системы цветного телевидения "Арктур", обеспечивавшей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года. Общий вид с открытой крышкой.
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург.
Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Космонавты
Кубасов
 и Леонов
 в орбитальном
 модуле
 "Союза-19".
 Слева внизу
 - телекамера
 АР-71 ЦТ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Предшественники экипажа "Союз-19" - экипаж "Союза-16": командир Филипченко Анатолий Васильевич и
бортинженер  Рукавишников Николай Николаевич.
Тренировки по применению фото-видеотехники.
 
Подлинная схема организации телевизионной трансляции по проекту ЭПАС
 
Схема подарена автору сайта ветераном НИИП-5 п/п-ком Кудряшовым В.А.
 
Схема организации телекоммуникаций из американского пресс-кита:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Тренировка - космонавты Гермашевский и Климук (целится в нас камерой АР-71ЦТ)
На борту «Союза-19» находились четыре ТВ-камеры:
 
1.  Портативная цветная камера АР-71 ЦТ, смонтированная в орбитальном модуле (ТК-1);
2.  Черно-белая ТВ-камера смонтированная в  спускаемом аппарате (ТК-2);
3.  Ручная портативная цветная камера АР-71 ЦТ для репортажей из «Союза»  и «Аполлона» (ТК-3);
4.  Внешняя черно-белая ТВ-камера (ТК-4).
 
На видеоконтрольное устройстве «Союза» можно было выводить изображение со всех камер, кроме ТК-2 - изображение с неё можно было видеть только на Земле.
 
Для передачи на Землю было запланировано проведение 20 телерепортажей.
 
 
Отказ блока ТВ коммутации на «Союзе-19»
 
 
"С космодрома Байконур началась прямая телевизионная передача. Наши космонавты Алексей Архипович Леонов и Валерий Николаевич Кубасов занимают свои места в корабле, чтобы отправиться в первый в истории человечества интернациональный полет. 15 часов 20 минут 00 секунд московского времени – звучит команда: «Пуск!» «Союз» рванулся на орбиту. Через 7 часов 30 минут стартовал «Аполлон». Весь полет проходил в соответствии с намеченной программой. Отказов, которые привели бы к существенным осложнениям, не произошло. И тем не менее все время полета – это часы самой напряженной работы обоих Центров управления. Специалисты двух стран показали, что многочисленные предполетные тренировки не прошли даром. Когда на борту кораблей возникли неисправности, наш и американский Центры быстро выдали экипажам рекомендации для их устранения.
 
Первая неприятность возникла на нашем корабле. Начиная с участка выведения , на Землю   не передавалось  изображение с бортовых телекамер. Бортовой телевизионный передатчик работал – это было видно по принимаемому Землей сигналу, а изображение не появлялось. Сразу же включились в работу специалисты по телевидению. Оказалось, что на «Союзе» вышел из строя коммутационный блок, управляющий переключением телекамер. Решение нашли быстро: предложили отключить отказавший блок, а телекамеры подсоединить напрямую к передатчику.
 
Методика ремонта была разработана для всех телевизионных камер «Союза» (двух черно-белых и двух цветных) и тщательно отрепетирована на наземном аналоге «Союза» космонавтами О. Г. Макаровым и В. А. Джанибековым. На борт пошла Радиограмма, и космонавты еще до Ухода на отдых 15 июля приступили к ремонту. Завершили они эту работу на следующий день, и вечером 16 июля с борта «Союза» была проведена первая цветная телепередача.
 
***
... У всех было приподнятое настроение. Но вот досада! С борта корабля нет телевизионного репортажа. Центр управления запросил «Союз», и В. Кубасов подтвердил, что в телевизионной системе обнаружена неисправность. Специалисты по телевидению сразу же принялись искать причину неполадки и способ ее устранения. ... Телевизионщики ломают голову над анализом неисправности.   Вскоре  им стало ясно: вышел из строя коммутационный блок, через который видеосигнал от четырех передающих телекамер поступает в радиопередатчики телевизионной системы. ...
 
На «Союзе» восьмичасовой рабочий день уже закончился, космонавтам предстоял отдых. Но перед этим Алексей Леонов и Валерий Кубасов по рекомендациям из Центра управления добрались к блоку коммутации и сняли его с места крепления. ...  Экипажу «Союза» передано указание из Центра управления: часть ремонтных работ провести на 14-м витке, а остальное отложить до 19-го витка; самое главное – подготовить и провести второй маневр формирования монтажной орбиты. За три часа – с 10 часов 30 минут и до 13 часов 30 минут московского времени – Леонов и Кубасов выполнили все запланированные операции. На 17-м витке, в 15 часов 44 минуты, «Союз» совершил второй маневр. ...
 
В 19 часов 35 минут в советском Центре управления на телевизионных экранах появилось цветное изображение наших космонавтов. Молодцы ребята! Сумели устранить неисправность."
 
Из книги «РКК Энергия 1946-1996» (1996 года издания):
 
"5 июля 1975 года в 15 ч 20 мин (здесь и дальше время московское) стартовал корабль "Союз М", получивший название "Союз-19", с космонавтами А.А. Леоновым и В.Н. Кубасовым на борту. Проверка корабля после выведения на орбиту показала, что бортовые системы работают нормально, кроме телевидения. По результатам проверки было дано разрешение на запуск "Аполлона". Управление полетом "Союза-19" вел руководитель полета А.С. Елисеев, сменными руководителями были В.Д. Благов, В.Г. Кравец и С.П. Цыбин. На время полета стороны обменялись консультативными группами, руководителем советской группы в Хьюстоне был О.И. Бабков.
 
15 июля 1975 года в 22 ч 30 мин стартовал "Аполлон" с экипажем в составе: Томас Стаффорд, Вэнс Бранд, Дональд Слейтон.
 
Телевидение на корабле "Союз-19" вышло из строя перед стартом. К.Д. Бушуев высказывался за перенос пуска. После краткого анализа ситуации и обмена мнениями техническое руководство с участием министра С.А. Афанасьева решило провести пуск в назначенное время. После старта выяснили, что отказ произошел в коммутационном блоке и возможен его ремонт путем установки перемычек. Операция отрабатывалась на комплексном электрическом стенде и "по шагам" повторялась экипажем на борту. В результате этих действий 16 июля 1975 года в 19 ч 35 мин ЦУП получил с борта цветное изображение."
 
Спустя 30 лет после полета,  А.А. Леонов в юбилейном интервью газете "Известия" (2005 год) скажет об этом случае так:
"Когда корабль уже был на стартовом столе, отказала вся телевизионная система. Если бы мы отложили старт, американцы могли вообще отказаться от проекта, поскольку в США противников сотрудничества с русскими было много. Главный конструктор Глушко побежал звонить в Москву, чтобы старт перенести. Министр Афанасьев и замглавкома ВВС Шаталов, когда он вернулся, сказали: мы уже дали команду на старт. На орбите мы с Валерием Кубасовым получили рекомендации по ремонту. Из инструментов были только ножницы, отвертка и охотничий нож, который я накануне купил за 5 рублей 50 копеек. Работали всю ночь - без этого случайного ножика ничего бы не получилось"
 
Из книги «Жизнь - капля в море» (космонавта Елисеева Алексея Станиславовича):
 
"На большом экране главного зала во весь рост красуется ракета. Транслируются доклады о ее подготовке. Потом камеры переключаются, и мы видим приближающийся к ракете автобус с экипажем. Космонавты выходят, останавливаются для короткого доклада председателю Государственной комиссии, направляются к лифту. Кабина медленно увозит их вверх. Все как обычно. И, как обычно, волнительно, будто видишь эту картину впервые. Слышим, как космонавты из корабля устанавливают связь. В Центре управления прекращаются разговоры. Напряжение нарастает. Все следят за часами. Идет предстартовый отсчет времени. Вместе с ним проводятся заключительные операции. Завершаются работы на фермах обслуживания, и вскоре их уводят от ракеты. Точно в назначенное время слышим доклад: «Зажигание!» Из-под ракеты, как при взрыве, вырывается пламя. Потом звучит: «Подъем!» И ракета уходит вверх. Полет начинается.
 
Слушаем репортаж о выведении. Заранее знаем, что будут говорить... Конечно, если все будет нормально... Только бы было все нормально... Из динамиков доносится: «Двигатели первой ступени вышли на режим, полет нормальный». Потом каждые десять секунд подтверждение, что ракета работает нормально. По данным телеметрической информации на корабле тоже все в порядке. И вдруг чей-то голос: «А почему нет картинки?» Смотрю на телевизионный экран и вижу, что на нем нет изображения. Может быть, забыли включить камеру перед стартом? Нет, такого быть не могло, наземные стартовые службы работают строго по инструкции. На всякий случай просим ближайшую станцию слежения подтвердить включение радиокомандой. Команда выдается, но изображение не появляется. Это плохо. Полет в большой степени преследует политические цели, и информацию о нем ждут во многих странах мира. Если телевизионная система не заработает, то впечатление о полете будет испорчено. Ну, вот и первая неприятность. Надо срочно разбираться...
 
Как только закончился первый сеанс связи с кораблем, ко мне подошел Игорь Александрович Росселевич - руководитель организации, создавшей телевизионную систему, и сказал, что нужен ремонт. Его специалисты уже посмотрели телеметрические записи и поняли, что вышел из строя коммутационный блок. Теперь, чтобы соединить камеру с передатчиком, надо было в этом блоке установить перемычку. Игорь Александрович был ужасно расстроен. Столько труда и сил потрачено на создание новой системы, способной впервые передавать цветное изображение, - и такая неудача!
 
У нас на заводе был второй такой же корабль, и мы попросили заводчан посмотреть, вместе со специалистами из организации Игоря Александровича, возможно ли сделать то, что предлагается. А сами приступили к выполнению запланированной программы полета. Как только работы первого дня на борту завершились, мы рекомендовали космонавтам поскорее лечь спать, предупредив, что завтра с утра придется встать пораньше, чтобы заняться ремонтом.
 
Тем временем на заводе искали способ ремонта. Установка перемычки оказалась делом несложным. Сложным был доступ к коммутационному блоку, который находился в приборной зоне и отделялся от жилого помещения металлической перегородкой. В условиях полета перегородку снять не представлялось возможным, единственный путь - разрезать. Специального инструмента для резки металла на борту не было. Оставалось воспользоваться либо консервным ножом, либо ножом из контейнера с лагерным снаряжением. Обычно этот контейнер в полете не открывают - он предназначен для организации лагерной жизни при аварийной посадке. Потратив какое-то время на обсуждение разных вариантов подхода к блоку, заводчане в конце концов сумели выполнить ремонт, пользуясь только «подручными средствами» космонавтов. Присутствующие рядом специалисты по бортовой документации описали все действия и составили радиограмму с инструкцией для экипажа. По телефону мне сообщили, что выход найден. Я поехал ночью в цех, чтобы увидеть все своими глазами. Сначала заглянул в орбитальный отсек. Разорванная углом и затем скрепленная проволокой мягкая обшивка перегородки имела очень неприглядный вид. Заводчане заметили мою недовольную гримасу, и кто-то не то в шутку, не то всерьез посоветовал: «А вы попросите космонавтов загораживать собой это место во время репортажей». Потом они рассказали детально о всех операциях, которые предстояло выполнить космонавтам, и дали прочитать подготовленную радиограмму. Мне она показалась не очень ясной. Вместе с авторами мы постарались сделать ее более строгой и однозначной. Но будет ли она понятна тем, кто летает, - вот вопрос.
 
Мы договорились провести «чистый» эксперимент. Заводчане установили новый прибор и новую перегородку. В цех пригласили космонавта Джанибекова. Дали ему радиограмму и попросили сделать то, что в ней написано. Он все выполнил безошибочно, значит, и экипаж должен справиться.
 
Приближалось утро. Прошли почти сутки с момента, когда я пришел на работу. Голова тяжелая, а впереди еще день. Возвращаюсь в Центр управления и думаю: «А что если причина не в этом и космонавты потратят несколько часов, испортят интерьер, а изображение не появится? Что тогда?»
 
Космонавтов разбудили рано, задолго до начала работ по программе. Рассказали о том, где, по мнению специалистов, произошел отказ и как предполагается его устранить. Джанибеков, которого попросили быть на связи, передал радиограмму и приготовился подсказывать ребятам на случай, если возникнут вопросы. Но Алексей с Валерием прекрасно справились сами. Мы включили камеру и впервые увидели их на экранах. Ура! Получилось!
...
Я всегда с улыбкой вспоминаю, как организовывался телевизионный репортаж о посадке «Союза». Во время совместного полета впервые решили провести такой репортаж. Телевизионные камеры и аппаратуру ретрансляции подготовили без особых затруднений. В связи с тем что точное место посадки заранее известно не было, оператор с камерой должен был находиться в поисковом вертолете. Возник вопрос: кто возьмет на себя ответственность за то, чтобы у телезрителей имелась возможность увидеть приземление корабля? Военные гарантировали, что вертолет будет приведен в район посадки и при отсутствии низкой облачности оператор сможет снять снижающийся на парашюте спускаемый аппарат. Представители телевидения, в свою очередь, гарантировали, что если их оператор увидит спуск, то он передаст эту картину в эфир. Но ни те, ни другие не хотели отвечать за все вместе. А председатель Государственной комиссии всегда добивался, чтобы кто-то один отвечал за задачу в целом. И его можно было понять. Иначе если в распределении функций будет что-то упущено, то ответственность за всю задачу ляжет на него самого. Естественно, при поиске ответственного возникли горячие споры. Настолько горячие, что во время одного из совещаний у представителя телевидения случился сердечный приступ. Пришлось сделать перерыв и вызвать врача.
 
Совещаний было много, но конфликтующие стороны к компромиссному решению так и не пришли. Тогда, чтобы разрядить ситуацию, я предложил на роль ответственного за репортаж нашего инженера. Он не имел никакого отношения ни к военной службе поиска, ни к телевидению. Все это понимали и, тем не менее, согласились. Мы договорились, что будет создана совместная группа, которую наш инженер возглавит..."