Валерий Куприянов
"АРКТУР": ЦВЕТ КОСМОСА
 
Не все знают, что эта система создана в городе Ленинграде в рекордно короткие сроки специалистами ВНИИ телевидения. В феврале 1973 года в Министерство радиопромышленности был вызван директор ВНИИ телевидения Игорь Росселевич. С ним был и Владимир Иванов, в то время начальник научного отдела. Приглашенным была поставлена задача - создать репортажную космическую систему цветного телевидения. Дата полета к этому моменту уже была определена - 15 июля 1975 года. Приказом Минрадиопрома главным конструктором системы, получившей наименование "Арктур", назначили Владимира Иванова.
 
Уже в марте-апреле 1973 года появилось техническое задание на разработку, к июню 1973 года были разработаны технические предложения для создания ТВ-камеры. В первой половине 1974 года производством ВНИИТа были разработаны, сконструированы и изготовлены опытные образцы цветных репортажных камер АР-71ЦТ
*. К работе привлекли и смежников: ГОИ - разработка светофильтров, ВНИИЭМ - разработка микроэлектродвигателя с блоком управления.
 
В июне 1974 года большинство оборудования Центральной технической аппаратной - из нее должно было вестись вещание в систему Центрального телевидения - было уже изготовлено, но не было готово помещение на Шаболовке. Установка многочисленного оборудования, реконструкция большого помещения были выполнены быстро - за 1,5-2 месяца. К ноябрю 1974 года все технические средства были установлены и настроены, проведены тренировки персонала. Уже в декабре, во время полета "Союза-16" с космонавтами Анатолием Филипченко и Николаем Рукавишниковым, проверили работу всей системы, передав цветные ТВ-репортажи с борта космического корабля на Землю с хорошим качеством.
 
В это же время совместно с американскими специалистами велась разработка программ проверки и испытаний ТВ и звукового оборудования, находящегося в космических кораблях "Союз" и "Аполлон". Программы составлялись с большой тщательностью.
Испытания на макетах и летных образцах кораблей проводились в июне 1974 года и в феврале-мае 1975 года. Светотехнические испытания проводились на макете "Аполлона" в Космическом центре им. Джонсона в Хьюстоне, а испытания на электромагнитную совместимость - на летном образце корабля в космическом центре им. Кеннеди на мысе Канаверал. Аналогичные испытания проводились на макете "Союза" в Звездном и на летном образце - на Байконуре.
 
Учитывая чисто кислородную атмосферу "Аполлона", американцы потребовали полную пожарную безопасность ТВ-камеры. Для этого в одной из камер сделали специальное устройство для поджигания. При испытании пламя из нее не выходило. Вместо окраски камеры применили металлизацию. Кожух изготовили из алюминиевого сплава, что утяжелило ее примерно на килограмм, но сделало более устойчивой в невесомости при ведении репортажной съемки.
 
С 15 по 21 июля 1975 года продолжался совместный полет "Союза-19" и "Аполлона". С орбиты велись регулярные телевизионные репортажи в цвете - советскими техническими средствами на СССР и американскими на США.
 
В начале полета на "Союзе-19" имела место нештатная ситуация: в ходе проверки перед пуском, примерно за три часа до старта, обнаружилось: нет сигнала, идут только одни синхроимпульсы. По-видимому, произошло нарушение связи между камерами и передатчиком, хотя при проверке за пару дней до пуска все было в норме. Имелся резервный вариант - пуск на другой день. Но было принято решение: пускать в намеченный срок, а в полете попытаться все поправить.
 
В условиях острого дефицита времени специалисты ВНИИТа и военные написали специальную программу действий и передали ее в Москву. Сам Владимир Иванов срочно вылетел в Подлипки, где был такой же комплект аппаратуры, и самое главное, точно такой же космический корабль, начиненный тем же, что и полетный корабль. В ту же ночь в Москве космонавт Владимир Джанибеков по разработанным рекомендациям проделал все необходимые операции в макете корабля. Оказалось, что произошло нарушение в блоке коммутации. Он находился под обшивкой, которую пришлось вскрывать. Трудность состояла еще в том, что все разъемы были "законтрены" эпоксидной смолой. Тем не менее их смогли развинтить. Операции по устранению неисправности космонавт провел за 40 минут.
 
На экстренном совещании специалистов ночью было принято окончательное решение о передаче рекомендаций на борт. Иванов вместе с директором ВНИИТа направились в ЦУП. Там космонавт Георгий Шонин передал все указания Алексею Леонову. Тот решительно вскрыл обшивку и все сделал до начала первой передачи по программе полета. План репортажей в цветном варианте, начиная с 19 часов 35 минут 16 июля, полностью выполнялся. В день пуска и у американцев тоже была неприятность. У них отказал переходный узел из "Аполлона" в "Союз-19", но они тоже к моменту выполнения перехода все устранили. В целом полет проходил нормально.
 
Интересно, что в этом полете посадка впервые и в цвете передавалась с вертолетов поисковой службы. Там было две камеры АР-71ЦТ, такие же как на борту "Союза-19". И они передавали всю картину посадки от момента обнаружения парашюта в воздухе до приземления спускаемого аппарата в степи. Это было довольно эффектно. У американцев при приводнении возникли проблемы, вызвавшие отравление экипажа продуктами работы двигателей ориентации командного модуля. Но все обошлось благодаря мужеству и находчивости командира экипажа КК "Аполлон" Стаффорда.
 
После июля 1975 года система "Арктур" продолжала работать на протяжении более 15 лет, и все эти годы эксплуатацию ЦТА вел филиал лаборатории ВНИИТа.
 
 Валерий КУПРИЯНОВ. Прочитано в газете "Невское время", 22 июля 2005 г.
*
Сконструированы и изготовлены опытным производством ВНИИТ образцы цветных репортажных камер АР-71ЦТ (М.Н.Цаплин, В.П. Ерохин, Б.П. Щеголев, Ю.Н. Груздев, М.И. Мамырина, В.А. Соколов, Г.И. Власов, конструктор А.И. Некрасов, технолог П.П. Янюшкин, механики С.П. Лаврентьев, Ю.Н.Чеботарев).
 
Было решено – передачу цветных изображений вести по существующим каналам связи, что потребовало осуществлять последовательную передачу сигналов цветоделенных изображений - синих, красных, зеленых. При этом передается сигнал «как бы» черно-белого изображения, и заметных искажений цвета полноцветных изображений нет. Но появилась другая проблема – мелькание. Его устранили с помощью преобразователя последовательных сигналов в одновременные, который путем технических ухищрений формировал цветное изображение без мельканий. Это был механический дисковый трехканальный магнитофон с плавающими магнитными головками, который записывал, воспроизводил и стирал сигналы полей по определенной программе, в темпе приема. Он был создан В.И. Петровым - внесшим наибольший вклад, В.Л.Хавкиным, А.В. Нуждиной, конструктором В.Б.Фолькманом, в его состав  входила аппаратура компенсации временных искажений, разработанная А.И. Кулагиным.
 
Иванов Владимир Борисович, к.т.н., ученый секретарь ФГУП "НИИ Т", Главный конструктор первой отечественной космической системы цветного телевидения "Арктур", обеспечивавшей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года.
 
В руках - репортажная камера АР-71 ЦТ последовательной ТВ системы.
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург. Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
Фрагмент экспозиции музея ФГУП "НИИТ", посвященный первой отечественной космической системе цветного телевидения "Арктур", обеспечивающей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года.
 
Слева АР-201 - устройство обработки приходящих сигналов цветного телевидения - преобразователь последовательных сигналов в одновременные, над ним телевизионная черно-белая камера "Кречет" КР-75А с камерным блоком КР-713А2, бортовая (верхняя камера) и репортажная камера АР-71ЦТ последовательной ТВ системы (с красной заглушкой на объективе), входившие в систему "Арктур", справа под рукой манекена индикаторы КР-73, предназначенные для визуального наблюдения на экране кинескопа изображения в двух режимах: телевизионного видеоконтрольного устройства и измерения параметров нерастровым методом для яркостных отметок, показывающих на шкале обрамления данные работы различных систем, на стене размещены блоки аппаратуры "Арктур"
 
Справа вверху бортовая черно-белая камера "Кречет" КР-75А с камерным блоком КР-713А2, ниже репортажная черно-белая камера "Кречет" АР-71 (с маленькой красной заглушкой).
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург. Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
 
Преобразователь последовательных сигналов цветного телевидения в одновременные АР-201, устройство первой отечественной космической системы цветного телевидения "Арктур", обеспечивавшей репортажи с бортов советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 года. Общий вид с открытой крышкой.
 
Музей телевидения ФГУП "НИИ Телевидения", Санкт-Петербург.
Фото Куприянова В.Н., съемка 15.06.2005.
 
Космонавты Кубасов и Леонов в орбитальном модуле "Союза-19". Слева внизу - телекамера АР-71ЦТ.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Предшественники экипажа "Союз-19" - экипаж "Союза-16": командир Филипченко Анатолий Васильевич и
бортинженер  Рукавишников Николай Николаевич.
Тренировки по применению кино-фото-видеотехники.
 
Подлинная схема организации телевизионной трансляции по проекту ЭПАС
 
Схема подарена автору сайта ветераном НИИП-5 п/п-ком Кудряшовым В.А.
 
Схема организации телекоммуникаций из американского пресс-кита:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Телеизображение из БО КК "Союз-19"
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Тренировка - космонавты Гермашевский и Климук (целится в нас камерой АР-71)
На борту «Союза-19» находились четыре ТВ-камеры:
 
1.  Ручная черно-белая ТВ-камера АР-71 (ТК-1) (штатно располагалась в орбитальном модуле);
2.  Черно-белая ТВ-камера смонтированная в  спускаемом аппарате (ТК-2);
3.  Ручная цветная камера АР-71 ЦТ для репортажей из «Союза»  и «Аполлона» (ТК-3) (штатно располагалась в орбитальном модуле);
4.  Внешняя черно-белая ТВ-камера (ТК-4).
 
На видеоконтрольное устройстве «Союза» можно было выводить изображение со всех камер, кроме ТК-2 - изображение с неё можно было видеть только на Земле.
 
Для передачи на Землю было запланировано проведение 20 телерепортажей.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Репортажная портативная цветная камера АР-71ЦТ
со снятой
 рукояткой
(экспозиция музея ВНИИТ)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
АР-71ЦТ
с  рукояткой
 
 
 
 
 
 
АР-71ЦТ
со
снятым
кожухом.
 
Леонов (справа) и Кубасов в макете орбитального (бытового) отсека тренажера ТДК-7К (ЦПК).
Слева вверху - ч/б телекамера АР-71.
 
Леонов (справа) и Стаффорд в макете орбитального (бытового) отсека тренажера ТДК-7К (ЦПК).
Слева от Стаффорда - цв. телекамера АР-71ЦТ, справа - ч/б телекамера АР-71
 
 
 В.Б. Иванов
 
КОСМИЧЕСКАЯ РЕПОРТАЖНАЯ СИСТЕМА ЦВЕТНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ "АРКТУР"
 
В 1995 г. исполнилось 20 лет со времени ввода в эксплуатацию разработанной ВНИИТ первой отечественной космической системы цветного телевидения, обеспечивающей репортажи с борта советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон" во время их совместного полета в июле 1975 г.
 
В статье изложены основные проблемы, решенные специалистами ВНИИТ и некоторых смежных организаций при создании этой системы. На основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР в феврале1973 г. Коллегия Министерства радиопромылленности поставила перед ВНИИ Телевидения неотложную задачу: в короткие сроки создать систему космического цветного телевидения для обеспечения репортажей с бортов советского и американского космических кораблей "Союз" и "Аполлон". Тогда же Министром радиопромылленности В.Д. Калмыковым был назначен главным конструктором этой системы начальник отдела ВНИИТ В.Б. Иванов.
 
В марте-апреле 1973 г. было подготовлено очень четкое и конкретное техническое задание на разработку, получившую наименование "Арктур". Задание было утверждено руководством НПО "Энергия" и руководителем Главного управления Минрадиопрома.
 
ВНИИТу предстояло решить ряд сложных по тому времени проблем на пути этой разработки. Отметим главные из них.
Прежде всего нужно было определить общий принцип построения цветной ТВ системы, которая была бы способна нормально работать в условиях довольно низкой освещенности внутри космических кораблей "Союз" и "Аполлон" (в ряде мест менее 50 люкс) и которая позволяла бы передавать сигналы без цветовых искажений по существующим каналам связи, обладающим неблагоприятными частотно-фазовыми характеристиками и зачастую повышенным уровнем шумов. По экономическим соображениям для приема ТВ информации нужно было использовать обширную сеть существовавших приемных пунктов черно-белого телевидения, расположенных на территории бывшего СССР от Камчатки до Крыма и Москвы. Как известно, непрерывная связь космического корабля с каждым из приемных пунктов ограничивается зоной радиовидимости и во времени не превышает 5-6 минут, что недостаточно.
 
В таких условиях практически единственно возможным принципом построения системы оказался принцип последовательной передачи цветоделенных полей. Это давало возможность построить цветную камеру на одной трубке, исключить проблему оптического совмещения изображения, использовать наиболее чувствительную трубку из существовавших, камеру сделать относительно легкой и устойчивой к механическим перегрузкам. Для предотвращения расширения полосы частот должна сохраняться стандартная частота цветоделенных полей, равная 50 Гц. При этом частота полных цветных полей изображения становится втрое ниже, что приводит к недопустимому мельканию получаемого изображения. Так как в вещательную сеть необходимо подавать сигналы не только свободные от такого недостатка, но и соответствующие принятому в стране стандарту, то неизбежно возникла проблема преобразования поступающих с борта космических кораблей последовательных ТВ сигналов в одновременные в темпе приема. Сложность решения этой проблемы связана с отсутствием в то время необходимой для создания кадровой памяти элементной базы, что резко ограничило реальные средства решения задачи . В отсутствие геостационарного спутника-ретранслятора проблема увеличения продолжительности непрерывного сеанса телевизионной связи наиболее экономно преодолевалась эстафетным режимом работы существующих наземных приемных пунктов. Для этого пришлось организовать необходимое управление пунктами, а также создать центр управления и сбора получаемой информации.
 
Сложной инженерной задачей явилась разработка малогабаритной цветной камеры последовательной системы, где нужно было предусмотреть электромеханическую смену цветных светофильтров с частотой полей, применение наиболее чувствительной передающей трубки, дополнительные средства синхронизации, связанные с опознаванием цвета и обеспечить совместимость сигналов этой камеры с сигналами применяемых на космических кораблях и орбитальных станциях камер черно-белого телевидения. Кроме того, по условиям работы на борту американского корабля "Аполлон", внутренняя атмосфера которого состоит из чистого кислорода, требовалось принять меры повышенной противопожарной безопасности репортажной камеры. Не перечисляя многих других инженерных, технологических и организационных трудностей создания оборудования, его испытаний и ввода в эксплуатацию, стоит отметить одну общую немаловажную проблему - очень короткие сроки, отведенные на всю работу - 1,5 года.
 
Обратимся к цветной передающей камере, являющейся первым звеном телевизионной системы. Для определения инженерных путей построения цветной камеры, работающей в указанных выше специфических условиях космических кораблей к июню 1973 г. были разработаны технические предложения (разработчики М.Н. Цаплин, В.П. Ерохин, К.К. Деркач), которые после рассмотрения и утверждения гл. конструктором системы приняты в качестве основы для создания образцов камеры с последовательной передачей цветовых полей. Согласно структурной концептуальной схеме, главными компонентами камеры были выбраны:
 
- для преобразования свет/сигнал передающая трубка типа суперкремникон;
- для получения цветоделенных полей светофильтры специальной конфигурации трех основных цветов: красного, зеленого и синего, вмонтированные в диск, вращающийся в непосредственной близости перед планшайбой трубки;
- в качестве привода диска специальный микроэлектродвигатель с устройством управления скоростью и фазой;
- объектив стандартный ОКС-1-18 с фокусным расстоянием 18 мм.;
- электронные блоки, обеспечивающие стабильную работу передающей трубки, формирование выходного ТВ сигнала, автоматическую регулировку режимов при изменении световых условий и другие функции, необходимые для работы на борту космических кораблей.
 
Специфичными являлись средства формирования сигнала опознавания цвета, передаваемого в составе полного ТВ сигнала в виде 11-ти разрядного кода Баркера. Этот сигнал соответствовал передаче красного поля.
С учетом весьма сжатых сроков исполнения в соответствии с утвержденной схемой цветной камеры незамедлительно была начата разработка основных ее компонентов, были выданы технические задания не только исполнителям внутри института, но и внешним смежным организациям - ГОИ на разработку светофильтров, ВНИИЭМ на разработку микроэлектродвигателя с блоком управления. Нужно заметить, что исполнители и нашего института, и внешних организаций ответственно отнеслись к работе, вовремя представили результаты разработки компонентов камеры.
 
 В первой половине 1974 г. в целом были разработаны, сконструированы и изготовлены Опытным производством ВНИИТ образцы цветных репортажных камер, получивших наименование АР-71 ЦТ. В этой работе активное участие принимали сотрудники ВНИИТ М.Н. Цаплин, В.П. Ерохин, Б.П. Щеголев, Ю.Н. Груздев, М.И. Мамырина, В.А. Соколов, Г.И. Власов, конструктор А.И. Некрасов. Существенный вклад в создание камер внесли работники опытного производства технолог П.П. Янюшкин, механики С.П. Лаврентьев, Ю.Н. Чеботаров.
 
В комплекс бортовой телевизионной аппаратуры для "Союза" кроме камер цветного телевидения входил ряд черно-белых камер, аппаратура синхронизации, коммутирующие и усилительные устройства, радиопередатчик и другие компоненты, необходимые для работы на борту и обеспечения связи с наземными приемными пунктами. Такой комплекс нужно было определенным образом разместить в космическом корабле "Союз", сочленить с системой энергопитания корабля и средствами управления. Нужно было также провести многочисленные испытания аппаратуры, включая дополнительные, ранее никогда не проводившиеся. Например, потребовалось испытать репортажную цветную камеру АР-71 ЦТ на ее полную пожаробезопасность при работе в среде чистого кислорода.
 
Для этого внутри камеры, точнее ее эквивалента по внутреннему содержанию, устанавливалась поджигающая спираль и проверялось, обеспечивает ли корпус камеры надежную изоляцию "горящих" внутренностей от внешней среды. Для проверки цветовых параметров бортовой аппаратуры пришлось разработать и изготовить специальную контрольно-испытательную аппаратуру АР-300 (Ю .В. Чапльгин, О.П. Корнильев, В.Б. Фролов). В разработке и испытаниях бортового комплекса активное участие принимали сотрудники научных отделов ВНИИТ О.Д. Устименко, Г.А. Сущев, С.М. Любинский, А.Л. Клионер и ряд других специалистов. Бортовая аппаратура цветной ТВ системы во второй половине 1974 г. была установлена в космическом корабле "Союз-16" для испытаний в реальных условиях полета, включая связь с наземными приемными пунктами.
 
Одновременно с разработкой бортового комплекса в институте интенсивно проводилась разработка аппаратуры для доукомплектования существующих приемных пунктов и разработка нового большого сложного комплекса Центральной технической аппаратной (ЦТА) в Москве. В ЦТА осуществлялась обработка ТВ сигналов, поступающих с приемных пунктов, расположенных в Европейской части страны, Средней Азии, Сибири и на Дальнем востоке, а также управление всей системой приема информации с борта "Союза" и распределение ее потребителям: Центрам управления полетом в СССР и в США, Техническому телевизионному центру для передачи в вещательную сеть, предприятиям Министерства связи. Главным устройством обработки приходящих сигналов цветного телевидения являлся преобразователь последовательных сигналов в одновременные АР-201.
 
Это совершенно новое по тому времени устройство представляло собой трехканальный шестиголовочный аппарат магнитной записи на диски с помощью плавающих магнитных головок, работающих в режимах записи, воспроизведения и стирания, циклично повторяющимися в темпе приема информации. На трех каретках дисковода располагалось по две магнитные головки, каждая пара которых работала только в каналах красного, зеленого и синего цветов в режимах записи, воспроизведения и стирания по соответствующей временной диаграмме, предусматривающей двукратное воспроизведение каждого цветового поля [1]. Запись осуществлялась на трех магнитных дисках с ферролаковым покрытием, вращающихся со скоростью 3000 об/мин при зазоре между головкой и поверхностью диска около 1,5 мкм за счет образования воздушной подушки. Аппарат являлся оригинальной разработкой, в которой участвовали специалисты ВНИИТ В.И. Петров, внесший наибольший вклад, В.Л. Хавкин, А.В. Нуждина, конструктор В.Б. Фолькман.
 
Разработанные схемотехнические решения каналов записи и воспроизведения, средства коммутации режимов в темпе поступления ТВ информации, введенные предискажения при записи и корректоры при воспроизведении, принятые меры предотвращения взаимных помех между каналами - все это дало возможность получить немелькающие изображения одновременно в трех цветовых каналах с полосой частот 3,5 МГц в каждом при отношении сигнал/помеха не хуже 40 дБ. Входящая в состав АР-201 аппаратура компенсации временных искажений (разработчик А.И. Кулыгин) позволила обеспечить временную точность выходных сигналов с ошибкой не более 50 нс. Преобразованный таким образом сигнал стал совместимым с обычным стандартным ТВ сигналом и дал возможность произвести кодирование по стандарту СЕКАМ для последующей передачи в вещательную ТВ сеть. Некоторым недостатком полученного одновременного сигнала является заметность дискретности при быстрых движениях наблюдаемого объекта, что вызвано заполнением пропускаемых полей в одновременном сигнале повторно воспроизводимыми полями, не несущими новой информации.
 
В целом ЦТА представляла собой сложный комплекс телевизионного, связного и контрольного оборудования, а также средств оперативного управления. Телевизионная часть комплекса, получившая наименование АР-200, включала в себя входные устройства, систему синхронизации, средства компенсации искажений из-за эффекта Допплера, упомянутый выше преобразователь АР-201 со 100% резервом, систему встроенного контроля, коммутационные и распределительные устройства, видеомагнитофоны "Кадр-3" для записи ТВ информации, обращающейся в ЦТА, а также необходимый резерв для обеспечения высокой надежности работы. Ответственным исполнителем работ по АР-200 являлся ведущий инженер Н.Ф . Абрамков.
 
При разработке аппаратуры синхронизации в космической системе "Арктур" был принят ряд инженерно-технических решений, которые обеспечивали надежную и помехоустойчивую синхронизацию в ведомом режиме от сигналов, поступающих с борта "Союза", а также и в полуавтономном режиме. Кстати, последний оказался крайне необходимым на практике, когда возникла нештатная ситуация на борту из-за нарушения там работы блока коммутации КР- 72М. Для цветовой синхронизации введен, как уже упоминалось, специальный сигнал опознавания красного поля, сформированный в виде посылки 11-ти разрядного кода Баркера, надежно выделяемого из полного сигнала и не нарушающего обычную строчную и кадровую синхронизацию. Для обеспечения выполнения высоких международных требований пo временным параметрам полного ТВ сигнала, выходящего из ЦТА внешним потребителям, осуществлялась регенерация синхросигнала с замещением от высокостабильного синхрогенератора. Ведущим инженером по аппаратуре синхронизации в системе "Арктур" являлся Д.А. Сафьян, а в ЦТА О.А. Черевань.
 
В июне 1974 г. большинство оборудования ЦТА было уже изготовлено, но не было готово само помещение будущей аппаратной. К этому времени для ЦТА арендовали принадлежащее Минсвязи помещение в здании на территории МТЦ на Шаболовке общей площадью около 200 кв.м.
 
Помещение находилось по соседству с действующей каналообразующей аппаратурой Минсвязи, что немаловажно для оперативной связи с объектами, входящими в систему. Однако для установки многочисленного ТВ оборудования, средств управления и контроля необходима была реконструкция помещения: общий ремонт, выделение изолированного помещения с повышенной чистотой воздуха для размещения аппаратуры преобразования с прецизионными дисководами, прокладка кабелей, подводка энергопитания, устройство освещения и вентиляции. Все это нужно было выполнить очень быстро, за 1,5 - 2 месяца, начиная с проекта реконструкции и кончая установкой оборудования.
 
Одновременно с созданием ЦТА требовалось оснастить 8 приемных пунктов аппаратурой обработки и контроля последовательных по полям сигналов цветного телевидения АР-400 (ведущий инженер Г.Е. Кассич), а также допоставить или настроить и подготовить к работе антенно-приемные комплексы "Фобос" - КР-1200 (Н.Ю. Баймаков). В этих работах помимо сотрудников ВНИИТ принимали участие многие организации различных ведомств и, следует сказать, отнеслись к своим обязанностям серьезно и ответственно, благодаря чему удалось в кратчайшие сроки подготовить сеть пунктов для приема информации цветного телевидения с бортов космических кораблей и создать ЦТА - центр сбора, обработки и распределения этой информации. Были отработаны схемы и средства связи, обеспечивающие передачу ТВ информации в ЦТА с любого из приемных пунктов, находящихся на территории от Камчатки до Крыма, а также разработана методика управления всеми объектами приемной сети в условиях эстафетного режима работы.
 
В ходе решения многочисленных проблем технического и организационного характера важную роль играла оперативная рабочая группа ВНИИТ, возглавлявшаяся В.Ф. Крылковым, в которую входили В.Г. Кричевский, А.В. Полушин, Г.Е. Кассич, В.П. Хрусталев, М.Я. Гук, М.Л. Зарин.
 
К ноябрю 1974 г. технические средства ЦТА и приемных пунктов, а также все необходимые средства связи были установлены и настроены, проведены работы по их стыковке, назначены обслуживающие расчеты, проведены их тренировки.
 
В декабре 197 4 г. был осуществлен полет космического корабля "Союз-16" с космонавтами Н.Н. Руковишннковым и А.В. Филипченко, по существу явившийся генеральной репетицией действий наших технических средств и расчетов перед предстоящим совместным полетом "Союза" и "Аполлона". Здесь впервые была действовала космическая система цветного телевидения. Результаты ее работы показали, что технические решения, осуществленные при создании бортовой и наземной аппаратуры и общей структуры этой сложной системы, обеспечили выполнение главной поставленной задачи - передачу цветных телевизионных изображений с борта космического корабля на Землю с хорошим качеством. Последнее было подтверждено специальной межведомственной комиссией.
 
В это же время совместно с американскими специалистами велась разработка программ проверки и испытаний телевизионного и звукового оборудования, находящегося в космических кораблях "Союз" и "Аполлон", на электромагнитную совместимость, рациональность мест размещения ТВ камер и средств освещения в кораблях, на удобство и надежность подключения ТВ камер к кабельной сети кораблей, включая стыковочный модуль. Программы составлялись с большой тщательностью, с указанием допустимых отклонений каждого из проверяемых параметров, а также методов и средств измерений. Сами испытания и проверки были выполнены в июне 1974 г. и в феврале-мае 1975 г. на макетах и летных образцах "Аполлона" и "Союза" (В.Б. Иванов, Г.А. Сущев, Г.И. Власов).
 
Во время испытаний советского оборудования в "Аполлоне" проводилась, в частности, проверка наилучшего размещения ТВ камер и светильников для передачи конкретных сюжетов, например, таких, как ознакомление с оборудованием командного модуля "Аполлона", совместная работа членов экипажей обоих кораблей, показ переговоров с Центром управления полетом, вход космонавта из стыковочного модуля в корабль "Союз". Результаты проверки регистрировались с помощью видеомагнитофона, находящегося в помещении вне корабля. Светотехнические испытания проводились применительно к ТВ аппаратуре и к кинофотоаппаратуре. Для последней потребовалось включение дополнительных светильников. Светотехнические испытания проводились на макете корабля "Аполлон" в Космическом центре им. Джонсона в Хьюстоне, а испытания на электромагнитную совместимость на летном образце корабля в Космическом центре им. Кеннеди на мысе Канаверал.
 
Аналогичные испытания американской ТВ аппаратуры и средств связи были проведены на макете "Союза" в Центре подготовки космонавтов в Звездном и на летном образце на Байконуре. Результаты испытаний учитывались на последних этапах подготовки к полету советского и американского космических кораблей.
 
В период с 15 по 21 июля 1975 г. осуществился совместный полет советского и американского космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон", во время которого успешно провели все запланированные работы и эксперименты советские космонавты А. Леонов, В. Кубасов и американские астронавты Т. Стаффорд, Д. Слейтон, В.Бранд. [2]
 
С орбиты велись регулярные телевизионные репортажи в цвете советскими техническими средствами на СССР и американскими на США с передачей в вещательных ТВ сетях в национальных стандартах. В начале полета на "Союзе-19" имела место нештатная ситуация из-за выхода из строя блока коммутации, но она была на второй день преодолена путем обхода этого блока по команде из ЦУПа А. Леоновым, блестяще выполнившим эту операцию. План репортажей в цветном варианте, начиная с 19 часов 35 минут 16 июля полностью выполнялся. В "Аполлоне" обнаружились некоторые неисправности, связанные со стыковочным модулем, которые астронавты оперативно устранили также на второй день полета и программа переходв не была нарушена.
 
Все функции по обеспечению совместного полета космических кораблей "Союз-19" и "Аполлон", возложенные на первую отечественную космическую цветную ТВ систему, были полностью выполнены. Последним репортажем о завершении полета "Союза-19" стал эффектный показ посадки на Землю спускаемого модуля с нашими космонавтами. Этот репортаж выполнялся с помощью цветных ТВ камер АР-71ЦТ, установленных на борту 2 --х вертолетов, и нескольких видов средств связи, доносивших информацию до ЦТА. Подготовка и осуществление показа посадки выполнялись под руководством В.Г. Чикрызова.
 
После июля 1975 г. система "Арктур" продолжала работать на протяжении более 10 лет. Цветные камеры были впоследствии установлены на космических орбитальных станциях "Салют" и "Мир", а наземная приемная сеть, включая ЦТА действовала и после появления советского геостационарного спутника-ретранслятора "Альтаир", которого так не хватало во время полета "Союза-19".
 
В заключение нужно сказать, что данной разработке, в которой пришлось преодолеть многие технические и организационные проблемы , большое внимание уделялось аппаратом Комиссии СМ СССР, Межведомственной оперативной группой под председательством первого Зам. Министра общего машиностроения Г.А. Тюлина, а также руководством Минрадиопрома и впоследствии Минпромсвязи. Эти организации не только постоянно следили за ходом работы, но, главное, по мере надобности оказывали реальную помощь.
 
В данной статье, посвященной истории создания в короткие сроки системы "Арктур" из-за ограниченного объема не представилось возможности кроме упомянутых фамилий ведущих специалистов отметить многих других участников разработки, которые вложили немалый труд в эту работу. Все они заслуживают благодарности.
 
Заканчивая, хотелось бы надеяться, что у читателя сложилось некоторое представление о том научно -техническом потенциале ВНИИТ, благодаря которому 20 лет тому назад удалось создать в очень короткие сроки и ввести в эксплуатацию сложную космическую ТВ систему, не уступающую американской по качеству получаемого ТВ изображения как цветного, так и черно-белого.
 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
 
1. В.Б. Иванов, В.И. Петров, В.Л. Хавкин "Преобразователь последовательных сигналов цветного ТВ в одновременные с дисковой магнитной памятью"., Техника кино и телевидения, 1976 г. №9. С.47-53
 
2. "Союз и Аполлон". Рассказывают советские ученые, инженеры и космонавты - участники совместных работ с американскими специалистами. Под редакцией К.Д. Бушуева., Москва. Политиздат, 1976 г.
 
Отказ блока ТВ коммутации на «Союзе-19»
 
В.А. Ефимов
 
О  ЧП  на КК «Союз-19» при выполнении программы ЭПАС         
 
Предварительные переговоры американских и советских специалистов, а также обмен предложениями, связанными с совместными полётами и стыковкой пилотируемых космических кораблей и станций, начались в 1970 году. Окончательное решение о начале работ по этой программе, получившей название ЭПАС (Экспериментальный проект «Аполлон» - «Союз»), было оформлено «Итоговым документом встречи представителей АН СССР и NASA США» от 6 апреля 1972 года и «Соглашением между СССР и США о сотрудничестве в исследованиях и использовании космического пространства в мирных целях» от 24 мая 1972 года.
 
Выполнение такого совместного полёта, предусмотренного пунктом 3 Соглашения, было намечено на июль 1975 года. В нашей стране для проведения такой знаменательной международной акции был выполнен довольно большой объём работ. В частности, приурочено окончание разработки и изготовления Всесоюзным научно-исследовательским институтом телевидения (ВНИИТ - сейчас ОАО «НИИ Телевидения», г. Санкт-Петербург) комплекса телевизионной аппаратуры «Арктур», который должен был обеспечить передачу с борта космического корабля (КК), приём на Земле и необходимые преобразования сигнала цветного изображения для трансляции его в сети телевещания.
 
В ходе подготовки к этому событию под руководством и при активном участии ВНИИТа были переоборудованы 8 наземных (научных) измерительных пунктов (НИП), «космическая» Центральная аппаратная на Шаболовке в Москве, а также подготовлены радиолинии для передачи ТВ-сигнала с переоборудованных НИПов в «космическую» Центральную аппаратную.
 
Следует отметить, что телевизионный комплекс «Арктур» должен был впервые в отечественном космическом телевидении обеспечить передачу с борта космического корабля цветной «картинки» с подвижными объектами и в реальном времени. На том уровне развития космического телевидения это можно было сделать путем применения элементов последовательной системы передачи цветовой информации. Такое нововведение повлекло за собой существенное усложнение всего ТВ-комплекса (особенно приёмной его части) и некоторое увеличение веса (массы) комплекта бортовой аппаратуры. Увеличению массы бортового ТВ-комплекса «Арктур» способствовала также произведённая по требованию американской стороны, из соображения пожарной безопасности, замена в корпусах части блоков магниевых сплавов на алюминиевые.
 
Для более полного понимания в дальнейшем повествовании серьезности ситуации, сложившейся в связи с неисправностью в телевизионном комплексе КК «Союз-19», привожу краткие сведения о параметрах систем телевещания США и СССР, соответственно определивших параметры бортовых телевизионных комплексов «Аполлона» и «Союза»:
 - американский стандарт - частота полей 60 Гц, при 525 строках в кадре. Цветовая информация в телевещании передается по системе NTSC;
 - отечественный стандарт - частота полей 50 Гц, при 625 строках в кадре. Передача цветовой информации в телевещании осуществляется по системе CEKAM-IIIБ.
Это обстоятельство накладывало существенные трудности в обмене информацией, как с технической точки зрения, так и в организационном плане. То есть мы не могли пользоваться ТВ-информацией с «Аполлона», а американцы - с нашего «Союза».
 
В целях опробования всего комплекса средств обеспечения полёта и отработки программы ЭПАС в нашей стране были произведены два пуска беспилотных кораблей: «Космос-638» (в апреле 1974 г.) и «Космос- 672» (в августе 1974 г.). За полгода до оговорённой Соглашением от 24 мая 1972 года даты совместного полёта в СССР была организована «генеральная репетиция» в виде пуска с Байконура в декабре 1974 года космического корабля «Союз-16» с экипажем в составе Анатолия Васильевича Филипченко и Николая Николаевича Руковишникова. Результаты «репетиции», в том числе, и проверки ТВ-комплекса «Арктур» - положительные.
 
В.С. Сыромятников в книге «100 рассказов о стыковке…», ч. 1, с. 518 - 520 [1] достаточно подробно рассказывает читателям о неприятном событии, произошедшем перед стартом космического корабля «Союз-19» и имевшим продолжение в ходе его полёта. Однако, по свидетельству непосредственных участников этого события, требуются уточнения.
 
Итак, 15 июля 1975 года за полтора часа до старта, когда космонавты Алексей Архипович Леонов и Валерий Николаевич Кубасов уже занимали свои места в спускаемом аппарате (СА) космического корабля, в соответствии с графиком была произведена проверка работы бортового телевизионного комплекса «Арктур». При этом включении обнаружилось, что сигнал с передающей телекамеры (КР-75), которая установлена в СА и «смотрит» на космонавтов, не проходит на контрольно-испытательную аппаратуру стартового комплекса. Но это была только половина (а, вернее, меньшая часть) неприятности. Последующая проверка показала, что основная беда заключается в невозможности передачи на Землю «картинки» ни с одной из четырёх телекамер, установленных на космическом корабле «Союз-19».
 
Проведению телерепортажей с «Союза-19» придавалось колоссальное значение (особенно - политическое), для чего была составлена специальная программа. В связи с чем, в целях резервирования, в состав бортовой ТВ-аппаратуры «Арктур» входили две репортажные телекамеры: «цветная» - АР-71ЦТ и «чёрно-белая» - КР-71.
 
Экстренный анализ создавшейся ситуации позволил сделать вывод, что бортовой ТВ-комплекс, в принципе, работает нормально, обеспечивая экипаж необходимой информацией. То есть: по индикатору (видеоконтрольному устройству) на приборной доске в спускаемом аппарате можно получить данные о параметрах работы бортовых систем и устройств, а с помощью наружной телекамеры (КР-911) совместно с оптическим визиром контролировать процесс стыковки. Поскольку подтвердилась также исправная работа бортового передатчика (КР-93), то предварительно был определён и возможный виновник происшествия - блок канала КР-72М, в котором находился линейный усилитель и осуществлялась часть оперативных переключений видеосигналов бортового ТВ-комплекса.
 
В линейном усилителе блока канала КР-72М бортового ТВ-комплекса «Арктур» в поступавший от телекамер видеосигнал замешивались строчные и кадровые синхронизирующие импульсы, а также информация, необходимая для обеспечения синфазности вращения диска со светофильтрами в передающей «цветной» телекамере на «борту» (АР-71Ц) и соответствующих записей на видеомагнитофоне и в фоторегистрирующем устройстве наземного приёмного комплекса. Кроме того, в линейном усилителе осуществлялась привязка к «уровню чёрного» полного телевизионного сигнала, подаваемого на вход передатчика, что необходимо для нормальной работы радиолинии.
 
После ознакомления с этими выводами специалистов и приняв во внимание значимость совместного полёта для престижа страны, Государственная комиссия принимает решение о запуске космического корабля «Союз-19», тем более, что для контроля при стыковке можно пользоваться дублирующим устройством - оптическим визиром. Здесь можно добавить, что для полного дублирования была полностью подготовлена другая ракета-носитель с кораблём «Союз», но запуск её был технически возможен только на следующие сутки (это единственный случай такого рода дублирования - по крайней мере в истории отечественной космонавтики). Таким образом, запуск космического корабля «Союз-19» был произведён в строго назначенное время - 15 июля 1975 года в 15 часов 20 минут по московскому времени.
 
В период подготовки к запуску - на Байконуре, а во время полёта - в Центре управления полётом (ЦУП) и ряде наземных (научных) измерительных пунктов, дежурили специалисты ВНИИ Телевидения. Так, на Байконуре, в частности, находились Геннадий Сергеевич Константинов, Михаил Николаевич Трофимов, Татьяна Марковна Козырева, а также представитель заказчика Рейнгольдт Викторович Гончаренко.
 
Между Байконуром и ЦУПом осуществлялась непрерывная оперативная связь. Благодаря этому находившиеся в ЦУПе директор ВНИИТа Игорь Александрович Росселевич, главный конструктор ТВ-комплекса «Арктур» Владимир Борисович Иванов, прибывший с Байконура после запуска «Союза-19», а также его заместитель по бортовому комплексу Михаил Николаевич Цаплин, ведущие специалисты Олег Данилович Устименко, Геннадий Сергеевич Сущев, Борис Павлович Щёголев, начальник отдела радиоканала Никита Юрьевич Баймаков были прекрасно осведомлены обо всём, что происходило на стартовой позиции.
 
Разработчики бортового ТВ-комплекса всё время с момента обнаружения неисправности тщательно изучали возможные причины и варианты её устранения. Ведущий инженер бортового комплекса О.Д. Устименко и представитель заказчика Р.В. Гончаренко - первый в ЦУПе, второй на Байконуре - одновременно пришли к выводу о возможном месте появления неисправности - блоке канала КР-72М. Вслед за этим рождается предложение направить видеосигнал напрямую от репортажной телекамеры на передатчик - минуя блок КР-72М. Предложения ведущего инженера и военпреда были одобрены, и по окончании работ с «Союзом-19» Р.В. Гончаренко был своим командованием награжден часами.
 
Но это хорошо рассуждать теоретически и на Земле. А на деле? Космонавтам необходимо было добраться до этого блока, найти по маркировке высокочастотные кабели, идущие от репортажной телекамеры и к передатчику, отключить их от КР-72М и соединить между собой. Но злополучный блок - виновник размещался в бытовом (орбитальном) отсеке под «буфетом», закрытый алюминиевым листом. Экипажу космического корабля предстояло взломать эту зашивку подручными средствами и произвести упомянутые операции. Под подручными средствами можно подразумевать только бортовой аварийный комплект - охотничий нож, пистолет и ракетницу. При этом надо иметь ввиду, что все электрические разъёмы на космических кораблях (не оперативные) в целях предупреждения самопроизвольного развинчивания от воздействия ударов и вибрации контрятся эпоксидной смолой.
 
Приглашённый в ЦУП космонавт Владимир Александрович Джанибеков, о котором сотрудники ВНИИ Телевидения отзываются особенно тепло, на одном из имевшихся на заводе ОКБ-1 аналогичных космических кораблей «Союз» в присутствии «заинтересованных лиц» проделал всё то, что должны были осуществить Алексей Архипович Леонов и Валерий Николаевич Кубасов в космосе на «Союзе-19». В ряде сеансов связи с «Союзом-19» экипажу давались рекомендации по выходу из этой неприятной ситуации, и проводилась психологическая поддержка.
 
Глубокой ночью с 15 на 16 июля на борт «Союза-19» было передано окончательное решение Госкомиссии о необходимости выполнения задания по обеспечению передачи ТВ-информации на НИПы. Надо отдать должное усилиям экипажа, который смог всё это сделать в условиях невесомости. Зашивка была взломана, разъёмы, мешавшие доступу к разъёмам высокочастотных кабелей, отключены, нужные кабели найдены и тоже отключены от блока КР-72М. (Вопреки сказанному А.А. Леоновым и В.Н. Кубасовым [2] о том, что ими был демонтирован блок - виновник ЧП, последний оставался на своем месте в бытовом отсеке космического корабля и не вскрывался). Внутренние контакты высокочастотных разъёмов были соединены кусочком контровочной проволоки (хорошо, что кабельные части этих разъёмов, к счастью, были «мамы»), корпуса разъёмов также скручены вместе проволокой и обмотаны медицинским лейкопластырем. Осталось только подключить обратно к блоку КР-72М ранее мешавшие силовые разъемы, и..…
 
Телевизионный сигнал от репортажной телекамеры напрямую пошёл к передатчику и, соответственно, в эфир 16 июля 1975 года в 19 часов 35 минут, но… без синхроимпульсов! Появление на экранах видеоконтрольных устройств долгожданной «картинки» с борта «Союза-19» вызвало вздох облегчения у всех находившихся в Центре управления. Но поскольку ТВ-сигнал с борта «Союза» шёл без синхроимпульсов и без «привязки уровня чёрного» («привязка уровня чёрного» осуществлялась, в нашем случае, в линейном видеоусилителе перед подачей видеосигнала в передатчик. Обычно «уровень черного» соответствует нулевому значению в позитивном видеосигнале положительной полярности и определяет, при частотной модуляции, несущую частоту передатчика), то операторы, работавшие во время приёма «картинки» у приёмной ТВ-аппаратуры на НИПах, были «в мыле», непрерывно подстраивая приёмник и фазируя принимаемое с борта «Союза-19» изображение по строкам и по кадру, стараясь удержать «картинку» на экранах ВКУ. Естественно, качество «картинки», передаваемой в сеть телевещания, было не «на высоте».
 
После того, как «картинка» с «борта» появилась, и все немного успокоились, директор ВНИИ Телевидения И.А. Росселевич и главный конструктор В.Б. Иванов обратились к руководителям полёта с просьбой о демонтаже экипажем «Союза-19» блока-виновника ЧП и возвращении его на Землю для проведения экспертизы. Но руководители полёта не согласились на это, мотивируя тем, что у экипажа много и других задач, да и снимать намертво закреплённый блок в условиях космического полёта не так просто. Тем более, при отсутствии на космическом корабле соответствующего инструмента. Истинная причина выхода из строя блока канала КР-72М так и осталась неизвестной, так как бытовой отсек при спуске на Землю отделяется от спускаемого аппарата космического корабля «Союз» на и сгорает в плотных слоях атмосферы.
 
Конечно, ко времени окончания полёта «Союза-19» настроение у всей «команды» ВНИИТовцев, находившихся в ЦУПе (И.А. Росселевич, В.Б. Иванов, Н.Ю. Баймаков, М.Н. Цаплин, О.Д. Устименко, Б.П. Щёголев) оставалось неважное, ведь это был первый и
единственный случай отказа ТВ-аппаратуры, разработанной ВНИИТом, начиная со дня рождения Космического телевидения. И, тьфу, тьфу, дай Бог не сглазить, - он остается единственным по состоянию и на сегодняшний день.
 
Неприятность, доставленная выходом из строя блока КР-72М, была воспринята с двойной обидой ещё и потому, что все электрорадиоэлэменты применённые в комплексе аппаратуры «Арктур», а тем более в комплекте «борта», были из числа специально изготовленных для таких изделий, как ракетно-космическая техника. Смягчающим фактором, компенсировавшим в какой-то степени неприятное впечатление от ЧП был сюрприз, о котором не было известно заранее нашим «американским друзьям». А именно: впервые осуществлена трансляция «напрямую», в цветном изображении парашютного спуска и посадки на Землю спускаемого аппарата космического корабля.
 
Для выполнения этого эффектного репортажа на двух вертолётах поисковой службы были развернуты комплекты ТВ-аппаратуры с «цветными» телекамерами АР-71ЦТ, при помощи которых и производилась съёмка. Телевизионный сигнал с передатчиков этих комплектов по специально организованной местной радиолинии передавался сначала до магистральной радиолинии, а затем в «космическую» Центральную аппаратную на Шаболовке в Москве. В этой аппаратной осуществлялось преобразование принятого сигнала в полный ТВ-сигнал системы СЕКАМ-IIIБ соответствующий ГОСТу, который и поступал в сети телевещания.
 
 ЛИТЕРАТУРА.
 
1. Сыромятников В.С. 100 рассказов о стыковке и о других приключениях в космосе и на Земле. Ч. 1. 20 лет назад. - М.: Логос, 2003.- 568 с., ил.
2. «Союз» и «Аполлон». Сборник статей. / Под ред. К.Д. Бушуева. - М: Изд-во полит. лит, 1976. -272 с., ил.
3.Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди. Сост. И.Б Афанасьев, Ю.М. Батурин, А. Г. Белозерский и др . \ Под ред .Батурина . М.: Изд- во «РТ Софт», 2005.752с .ил.
4. Покровский Б.А. «Заря» - позывной Земли. Записки научного сотрудника Командно-измерительного комплекса Советского Союза. - М.: Московский рабочий,1987.-- 304с.ил.
 
Сотрудники ВНИИТа в ЦУПе, июль 1975 года. Слева направо: Генералов, Комаров (ПЗ), (специалист ВНИИТа), спец. ЦУПа ?,
Крылков В.Ф. (ведущ. по приёмн. аппарат), Кричевский В., Иванов В.Б. (ГК ТВ-комплекса «Арктур),
Росселевич И.А. (директор ВНИИТа).
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Блок канала КР- 72М
 
 
Из книги «"Союз“ и „Аполлон“» (1976 года издания):
 
"С космодрома Байконур началась прямая телевизионная передача. Наши космонавты Алексей Архипович Леонов и Валерий Николаевич Кубасов занимают свои места в корабле, чтобы отправиться в первый в истории человечества интернациональный полет. 15 часов 20 минут 00 секунд московского времени – звучит команда: «Пуск!» «Союз» рванулся на орбиту. Через 7 часов 30 минут стартовал «Аполлон». Весь полет проходил в соответствии с намеченной программой. Отказов, которые привели бы к существенным осложнениям, не произошло. И тем не менее все время полета – это часы самой напряженной работы обоих Центров управления. Специалисты двух стран показали, что многочисленные предполетные тренировки не прошли даром. Когда на борту кораблей возникли неисправности, наш и американский Центры быстро выдали экипажам рекомендации для их устранения.
 
Первая неприятность возникла на нашем корабле. Начиная с участка выведения , на Землю   не передавалось  изображение с бортовых телекамер. Бортовой телевизионный передатчик работал – это было видно по принимаемому Землей сигналу, а изображение не появлялось. Сразу же включились в работу специалисты по телевидению. Оказалось, что на «Союзе» вышел из строя коммутационный блок, управляющий переключением телекамер. Решение нашли быстро: предложили отключить отказавший блок, а телекамеры подсоединить напрямую к передатчику.
 
Методика ремонта была разработана для всех телевизионных камер «Союза» (двух черно-белых и двух цветных) и тщательно отрепетирована на наземном аналоге «Союза» космонавтами О.Г. Макаровым и В.А. Джанибековым. На борт пошла Радиограмма, и космонавты еще до Ухода на отдых 15 июля приступили к ремонту. Завершили они эту работу на следующий день, и вечером 16 июля с борта «Союза» была проведена первая цветная телепередача.
 
***
... У всех было приподнятое настроение. Но вот досада! С борта корабля нет телевизионного репортажа. Центр управления запросил «Союз», и В. Кубасов подтвердил, что в телевизионной системе обнаружена неисправность. Специалисты по телевидению сразу же принялись искать причину неполадки и способ ее устранения. ... Телевизионщики ломают голову над анализом неисправности.   Вскоре  им стало ясно: вышел из строя коммутационный блок, через который видеосигнал от четырех передающих телекамер поступает в радиопередатчики телевизионной системы. ...
 
На «Союзе» восьмичасовой рабочий день уже закончился, космонавтам предстоял отдых. Но перед этим Алексей Леонов и Валерий Кубасов по рекомендациям из Центра управления добрались к блоку коммутации и сняли его с места крепления. ...  Экипажу «Союза» передано указание из Центра управления: часть ремонтных работ провести на 14-м витке, а остальное отложить до 19-го витка; самое главное – подготовить и провести второй маневр формирования монтажной орбиты. За три часа – с 10 часов 30 минут и до 13 часов 30 минут московского времени – Леонов и Кубасов выполнили все запланированные операции. На 17-м витке, в 15 часов 44 минуты, «Союз» совершил второй маневр. ...
 
В 19 часов 35 минут в советском Центре управления на телевизионных экранах появилось цветное изображение наших космонавтов. Молодцы ребята! Сумели устранить неисправность."
 
Из
книги «РКК Энергия 1946-1996» (1996 года издания):
 
"5 июля 1975 года в 15 ч 20 мин (здесь и дальше время московское) стартовал корабль "Союз М", получивший название "Союз-19", с космонавтами А.А. Леоновым и В.Н. Кубасовым на борту. Проверка корабля после выведения на орбиту показала, что бортовые системы работают нормально, кроме телевидения. По результатам проверки было дано разрешение на запуск "Аполлона". Управление полетом "Союза-19" вел руководитель полета А.С. Елисеев, сменными руководителями были В.Д. Благов, В.Г. Кравец и С.П. Цыбин. На время полета стороны обменялись консультативными группами, руководителем советской группы в Хьюстоне был О.И. Бабков.
 
15 июля 1975 года в 22 ч 30 мин стартовал "Аполлон" с экипажем в составе: Томас Стаффорд, Вэнс Бранд, Дональд Слейтон.
 
Телевидение на корабле "Союз-19" вышло из строя перед стартом. К.Д. Бушуев высказывался за перенос пуска. После краткого анализа ситуации и обмена мнениями техническое руководство с участием министра С.А. Афанасьева решило провести пуск в назначенное время. После старта выяснили, что отказ произошел в коммутационном блоке и возможен его ремонт путем установки перемычек. Операция отрабатывалась на комплексном электрическом стенде и "по шагам" повторялась экипажем на борту. В результате этих действий 16 июля 1975 года в 19 ч 35 мин ЦУП получил с борта цветное изображение."
 
Спустя 30 лет после полета,  А.А. Леонов в юбилейном
интервью газете "Известия" (2005 год) скажет об этом случае так:
"Когда корабль уже был на стартовом столе, отказала вся телевизионная система. Если бы мы отложили старт, американцы могли вообще отказаться от проекта, поскольку в США противников сотрудничества с русскими было много. Главный конструктор Глушко побежал звонить в Москву, чтобы старт перенести. Министр Афанасьев и замглавкома ВВС Шаталов, когда он вернулся, сказали: мы уже дали команду на старт. На орбите мы с Валерием Кубасовым получили рекомендации по ремонту. Из инструментов были только ножницы, отвертка и охотничий нож, который я накануне купил за 5 рублей 50 копеек. Работали всю ночь - без этого случайного ножика ничего бы не получилось"
 
Из
книги «Жизнь - капля в море» (космонавта Елисеева Алексея Станиславовича):
 
"На большом экране главного зала во весь рост красуется ракета. Транслируются доклады о ее подготовке. Потом камеры переключаются, и мы видим приближающийся к ракете автобус с экипажем. Космонавты выходят, останавливаются для короткого доклада председателю Государственной комиссии, направляются к лифту. Кабина медленно увозит их вверх. Все как обычно. И, как обычно, волнительно, будто видишь эту картину впервые. Слышим, как космонавты из корабля устанавливают связь. В Центре управления прекращаются разговоры. Напряжение нарастает. Все следят за часами. Идет предстартовый отсчет времени. Вместе с ним проводятся заключительные операции. Завершаются работы на фермах обслуживания, и вскоре их уводят от ракеты. Точно в назначенное время слышим доклад: «Зажигание!» Из-под ракеты, как при взрыве, вырывается пламя. Потом звучит: «Подъем!» И ракета уходит вверх. Полет начинается.
 
Слушаем репортаж о выведении. Заранее знаем, что будут говорить... Конечно, если все будет нормально... Только бы было все нормально... Из динамиков доносится: «Двигатели первой ступени вышли на режим, полет нормальный». Потом каждые десять секунд подтверждение, что ракета работает нормально. По данным телеметрической информации на корабле тоже все в порядке. И вдруг чей-то голос: «А почему нет картинки?» Смотрю на телевизионный экран и вижу, что на нем нет изображения. Может быть, забыли включить камеру перед стартом? Нет, такого быть не могло, наземные стартовые службы работают строго по инструкции. На всякий случай просим ближайшую станцию слежения подтвердить включение радиокомандой. Команда выдается, но изображение не появляется. Это плохо. Полет в большой степени преследует политические цели, и информацию о нем ждут во многих странах мира. Если телевизионная система не заработает, то впечатление о полете будет испорчено. Ну, вот и первая неприятность. Надо срочно разбираться...
 
Как только закончился первый сеанс связи с кораблем, ко мне подошел Игорь Александрович Росселевич - руководитель организации, создавшей телевизионную систему, и сказал, что нужен ремонт. Его специалисты уже посмотрели телеметрические записи и поняли, что вышел из строя коммутационный блок. Теперь, чтобы соединить камеру с передатчиком, надо было в этом блоке установить перемычку. Игорь Александрович был ужасно расстроен. Столько труда и сил потрачено на создание новой системы, способной впервые передавать цветное изображение, - и такая неудача!
 
У нас на заводе был второй такой же корабль, и мы попросили заводчан посмотреть, вместе со специалистами из организации Игоря Александровича, возможно ли сделать то, что предлагается. А сами приступили к выполнению запланированной программы полета. Как только работы первого дня на борту завершились, мы рекомендовали космонавтам поскорее лечь спать, предупредив, что завтра с утра придется встать пораньше, чтобы заняться ремонтом.
 
Тем временем на заводе искали способ ремонта. Установка перемычки оказалась делом несложным. Сложным был доступ к коммутационному блоку, который находился в приборной зоне и отделялся от жилого помещения металлической перегородкой. В условиях полета перегородку снять не представлялось возможным, единственный путь - разрезать. Специального инструмента для резки металла на борту не было. Оставалось воспользоваться либо консервным ножом, либо ножом из контейнера с лагерным снаряжением. Обычно этот контейнер в полете не открывают - он предназначен для организации лагерной жизни при аварийной посадке. Потратив какое-то время на обсуждение разных вариантов подхода к блоку, заводчане в конце концов сумели выполнить ремонт, пользуясь только «подручными средствами» космонавтов. Присутствующие рядом специалисты по бортовой документации описали все действия и составили радиограмму с инструкцией для экипажа. По телефону мне сообщили, что выход найден. Я поехал ночью в цех, чтобы увидеть все своими глазами. Сначала заглянул в орбитальный отсек. Разорванная углом и затем скрепленная проволокой мягкая обшивка перегородки имела очень неприглядный вид. Заводчане заметили мою недовольную гримасу, и кто-то не то в шутку, не то всерьез посоветовал: «А вы попросите космонавтов загораживать собой это место во время репортажей». Потом они рассказали детально о всех операциях, которые предстояло выполнить космонавтам, и дали прочитать подготовленную радиограмму. Мне она показалась не очень ясной. Вместе с авторами мы постарались сделать ее более строгой и однозначной. Но будет ли она понятна тем, кто летает, - вот вопрос.
 
Мы договорились провести «чистый» эксперимент. Заводчане установили новый прибор и новую перегородку. В цех пригласили космонавта Джанибекова. Дали ему радиограмму и попросили сделать то, что в ней написано. Он все выполнил безошибочно, значит, и экипаж должен справиться.
 
Приближалось утро. Прошли почти сутки с момента, когда я пришел на работу. Голова тяжелая, а впереди еще день. Возвращаюсь в Центр управления и думаю: «А что если причина не в этом и космонавты потратят несколько часов, испортят интерьер, а изображение не появится? Что тогда?»
 
Космонавтов разбудили рано, задолго до начала работ по программе. Рассказали о том, где, по мнению специалистов, произошел отказ и как предполагается его устранить. Джанибеков, которого попросили быть на связи, передал радиограмму и приготовился подсказывать ребятам на случай, если возникнут вопросы. Но Алексей с Валерием прекрасно справились сами. Мы включили камеру и впервые увидели их на экранах. Ура! Получилось!
...
Я всегда с улыбкой вспоминаю, как организовывался телевизионный репортаж о посадке «Союза». Во время совместного полета впервые решили провести такой репортаж. Телевизионные камеры и аппаратуру ретрансляции подготовили без особых затруднений. В связи с тем что точное место посадки заранее известно не было, оператор с камерой должен был находиться в поисковом вертолете. Возник вопрос: кто возьмет на себя ответственность за то, чтобы у телезрителей имелась возможность увидеть приземление корабля? Военные гарантировали, что вертолет будет приведен в район посадки и при отсутствии низкой облачности оператор сможет снять снижающийся на парашюте спускаемый аппарат. Представители телевидения, в свою очередь, гарантировали, что если их оператор увидит спуск, то он передаст эту картину в эфир. Но ни те, ни другие не хотели отвечать за все вместе. А председатель Государственной комиссии всегда добивался, чтобы кто-то один отвечал за задачу в целом. И его можно было понять. Иначе если в распределении функций будет что-то упущено, то ответственность за всю задачу ляжет на него самого. Естественно, при поиске ответственного возникли горячие споры. Настолько горячие, что во время одного из совещаний у представителя телевидения случился сердечный приступ. Пришлось сделать перерыв и вызвать врача.
 
Совещаний было много, но конфликтующие стороны к компромиссному решению так и не пришли. Тогда, чтобы разрядить ситуацию, я предложил на роль ответственного за репортаж нашего инженера. Он не имел никакого отношения ни к военной службе поиска, ни к телевидению. Все это понимали и, тем не менее, согласились. Мы договорились, что будет создана совместная группа, которую наш инженер возглавит..."
 
Камера АР-71ЦТ в музее связи им. Попова в Санкт-Петербурге.