ПЁТР  ФЁДОРОВИЧ  БРАЦЛАВЕЦ  И  РАБОТЫ  ВНИИТ 
В ОБЛАСТИ СОЗДАНИЯ  АППАРАТУРЫ  ДЛЯ  СПУТНИКОВ  СПРН
 
А.К. ЦЫЦУЛИН
 
СОЗДАТЕЛЬ КОСМИЧЕСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ ПЁТР ФЁДОРОВИЧ БРАЦЛАВЕЦ
...
 
Стоит отметить любопытный момент: не говоря о триумфе Брацлавца при рождении космического телевидения при передаче изображения обратной стороны Луны, даже успех аппаратуры «Селигер», передавшей первые телевизионные изображения собачек, для Брацлавца не сильно сказался на том, что понимают как карьерный рост. Только в 1961 г., после его уже третьего мирового рекорда в космическом телевидении - телевизионной передачи первого в мире космонавта в полёте - Брацлавец утверждён начальником лаборатории №2. Правда, начальником отдела 14 он стал спустя менее двух лет, но прямо можно сказать, что не каждый претендент на должность начальника лаборатории и тогда, и сейчас, может предъявить столь крупные результаты в качестве аргументов для занятия такой должности.
 
Создав это направление космического телевидения, Пётр Фёдорович выступил инициатором установки телевизионной аппаратуры на космический аппарат «Молния», с помощью которой люди впервые увидели полный диск Земли. Именно тогда началось глобальное наблюдение Земли в интересах метеорологии и обороны. Несомненная заслуга П.Ф. Брацлавца состоит в экспериментальном доказательстве возможности обнаружения ракет с высоких орбит. Создание системы для обнаружения ракет с высоких орбит стало столь крупной проблемой, что он не жалея передал разработку телевизионных систем для пилотируемых космических аппаратов своим продолжателям.
 
Брацлавец оставил своему преемнику в области создания телевизионных систем для пилотируемой космонавтики Константину Константиновичу Деркачу две лаборатории (в том числе и бывшую «свою» лабораторию №2; третьей лабораторией «нового» 14 отдела стала лаборатория самого К. К. Деркача) и даже своего многоопытного заместителя Вячеслава Владимировича Никитина.
 
Всю оставшуюся жизнь, будучи талантливым инженером и организатором Брацлавец распутывал клубок задач инфракрасного космического телевидения. Инфракрасного - это потому, что идея укрепления обороноспособности Родины путём самого оперативного обнаружения стартов ракет - из космоса, с высоких орбит - по замыслу Брацлавца решалась именно в инфракрасном диапазоне спектра. Это обусловлено тем, что он догадался: максимальный контраст сигнала от факела ракеты должен быть в среднем инфракрасном диапазоне, впоследствии названным «факельным».
 
...
 
За разработку высокоорбитальных телевизионных систем для обнаружения стартов ракет, являющихся, с технической точки зрения, космическим телевидением, а по решаемым задачам - пассивной оптической локацией, П.Ф. Брацлавец удостоен
Государственной премии и награждён орденами. Неординарность личности Брацлавца проявлялась и в том, что и награды и взыскания сыпались на него значительно чаще, чем на многих других.
 
По результатам работы в 9-й пятилетке за создание нового направления в космическом телевидении, т. е. высокоорбитальных телевизионных систем обнаружения ракет, Брацлавц награждён Орденом Ленина.
 
В создании этого направления космического телевидения принимал участие большой коллектив, в котором заметную роль играли Л.А. Атаджанов с сотрудниками его лаборатории Г.А. Родиным, В.Ф. Коптевым, В.И. Суслиным, В.А. Гончаровым, И.Г. Родионовой, В.А. Назаровым (впоследствии - заместителем сначала у Брацлавца, затем у В.С. Нощенко), конструктора (на первом этапе в отд. 14 - группы В.В. Молодцова, на втором, в отд. 31 - группы Ю.А. Афанасьева); заместитель Брацлавца, затем его преемник на посту начальника отдела В.П. Зайцев; В.Н. Макаров. Высокоорбитальная система обнаружения строилась с использованием задела всего института в области видиконных малокадровых телекамер (Л.И. Хромов, В.И. Кончин, В.И. Ресин, О.И. Фантиков).
 
Конечно, в создании такой крупной системы участвовали смежные организации: головная организация ЦНИИ «Комета», НПО им. Лавочкина, профильные институты Министерства обороны, ГОИ им. С.И. Вавилова, Красногорский механический завод, ВНИИЭЛП, ЛОМО, Харьковский ФТИНТ, Представительства Заказчика, космодром Байконур и многие другие.
 
Эти перечни существенно расширились бы, если рассказывать ещё и о следующем поколении высокоорбитальной аппаратуры глобального обзора на охлаждаемых инфракрасных видиконах (получившей во ВНИИТе название «Иртыш»), затеянной ещё тогда, когда Брацлавец был Главным конструктором и начальником отдела, но разработка которой тянется три десятка лет...
 
Эти крупные достижения нашей страны, ВНИИТа и Брацлавца относительно на виду, и не случайно Академик А.И. Савин на заседании в Российской Академии наук в 2008 г. подчёркивал выдающуюся роль П.Ф. Брацлавца в создании космического эшелона системы предупреждения о ракетном нападении. Анатолий Иванович глубоко уважал Брацлавца, что видно, в частности, из такого примера. Генерального директора в его кабинете уже немало времени ждут начальники подразделений «Кометы». Савин заходит в приёмную, видит их и ожидающего его Брацлавца (к тому времени уже оставившего пост начальника отдела), и приглашает его в свободный кабинет своего заместителя, где долго обсуждает перспективы работы по матричной твердотельной системе обнаружения, не торопясь к ждущим подчинённым.
 
В связи с упомянутой темой беседы Савина и Брацлавца необходимо отметить ещё один результат Брацлавца, находящийся в тени других его громких достижений. Этот результат связан с новым этапом развития телевидения - переходом от электронно-лучевых фотоприёмников к твердотельным. В 1971-1976 гг. под руководством Брацлавца в ходе НИР «Феникс» впервые созданы камеры на ПЗС-структурах и макет камеры на ТФЭП (термофотоэлектрический преобразователь) с глубоким охлаждением.
 
В последующие годы это направление вылилось в космические телевизионные системы «Альтаир» и «Баклан», разработанные под руководством Брацлавца, и затем изготовленные и поставленные в ЦНИИ «Комета». Эти уникальные системы, первенцы отечественной твердотельной оборонной телевизионной техники, к сожалению, не были запущены на орбиту.
 
Поводом для этого послужило относительно небольшое число элементов этих матриц, которое не могло обеспечить потребностей глобального контроля Земли. Первая из них - «Альтаир» - аппаратура среднего инфракрасного диапазона с криогенным охлаждением, вторая - «Баклан» - видимого и ближнего инфракрасного диапазонов. Объединяет их многое. Это и сам Брацлавец, который, в частности, принял решение создания общей для этих аппаратур наземной и контрольно-измерительной аппаратуры, несмотря на то, что матрицы в этих системах имели разные форматы. Это и коллективы двух родственных по происхождению и научной школе лабораторий Л.И. Хромова и О.И. Фантикова (Фантиков, бывший аспирант Хромова, на должности начальника лаборатории сменил С.П. Пивоварова, от которой «отпочковалась» лаборатория Хромова). Но главное в этих работах то, что это были первые космические твердотельные системы.
 
Наступающую твердотельную революцию Брацлавец прочувствовал раньше многих, и его можно назвать инициатором твердотельной революции в космическом телевидении. Это ещё одно направлени е, созданное П.Ф. Брацлавцем.
 
Кстати, иногда можно услышать мнение, будто бы Брацлавец недооценивал роль нового направления в телевидении - появления приборов с зарядовой связью (ПЗС). Смею утверждать, что это не так. Дело в том, что в своём соревновании с конкурентами и Природой Брацлавец сделал ставку на телевизионные системы с кадровым накоплением, тогда как в ГОИ им. С.И. Вавилова (а некоторое время и в «Геофизике») развивали строчный вариант системы обнаружения. «На стороне» строчного варианта был и авторитет американской системы IMEWS со строчной системой, и стремление достичь высокой точности измерения координат обнаруживаемых объектов. Однако Брацлавец был соавтором известного «золотого» правила малокадрового космического телевидения: если нужна высокая разрешающая способность на местности, то следует применять механическую сканирующую систему, но если требуется высокая чувствительность и слитность передачи движения - то нужна кадровая система. И он отстаивал идею необходимости кадрового варианта в системах реального времени, предвосхищая осознание создателями системы IMEWS её ущербность именно из-за низкой кадровой частоты. Прошло тридцать лет, и американцы приняли стратегическое решение перехода к кадровому варианту в своих системах Brilliant Eyes и SBIRS.
 
Отечественные системы обнаружения лишь в последнее время начали ориентироваться на давнишние идеи Брацлавца - твердотельные матричные системы (с кадровым, а не со строчным накоплением). Поэтому можно утверждать, что для Брацлавца ПЗС входили в класс любимых систем с кадровым накоплением, хотя в это время и не охватывали требуемый «факельный» диапазон длин волн (около 3 мкм).
 
Так же, как и при создании направления высокоорбитальных систем обнаружения, которые создавались на основе инфракрасных видиконов, «твердотельная ветвь» высокоорбитальных систем обнаружения создавалась большими коллективами. После оставления Брацлавцем должности начальника отдела и постов главного конструктора, главным конструктором первой аппаратуры на матричных ПЗС стал В.П. Зайцев, его заместителем Н.В. Лебедев.
 
Над твердотельными инфракрасными системами под руководством О.И. Фантикова трудились Г.Д. Рыжинский, Ю.В. Чугунов, М.Ф. Лапетин и др. В ПЗС-ной твердотельной тематике были особенно заметны сотрудники лаборатории Л.И. Хромова Н.В. Лебедев, А.Н. Куликов, С.А. Иванов, Д.А. Довжиков. Аппаратура в целом была заботой Г.С. Бордукова, М.Д. Исаева, А.Г. Тарановича. Из смежников по инфракрасной твердотельной тематике выделялся переведённый в ЦНИИ «Электрон» в составе группы Кочергина Владислав Георгиевич Иванов, по ПЗС-ной тематике - сотрудники ЦНИИ «Пульсар» Ф.П. Пресс, А. Вето, М.М. Крымко, по охлаждаемым ПЗС - Б.Н. Формозов (ЦНИИ «Электрон»).
 
Новизна твердотельной тематики в телевизионных системах обнаружения привела к появлению во ВНИИТе первых отечественных цифровых систем межкадровой обработки видеосигнала для селекции движущихся целей в наземной аппаратуре (Цыцулин А.К., Голушко М.Н., Мартынихин А.В.) и первых в мире телекамер с переменной по полю чёткостью для систем наведения (Цыцулин А.К., Куликов А.Н. Иванов С.А., Довжиков Д.А.)
 
...
 
В памяти коллег Брацлавец остался ярким, удачливым лидером. Он, несомненно, является самым выдающимся учёным-организатором всего советского периода развития телевизионной техники. О нём ходили легенды, молва передавала интереснейшие эпизоды его общения с Королёвым, Гагариным, министрами, академикам и генералами. Даже в обыденной жизни проявлялась его незаурядность. Помню, в конце 1970-х годов он, подписывая командировку мне, простому инженеру, просто сказал: «Ты в Москву ведь, так зайди там к заместителю председателя ВПК, я у него в кабинете электробритву забыл». Тут два момента – он просто не подумал, что простому смертному к таким кабинетам на пушечный выстрел не подойти, и, вдобавок, трудно представить какого-то начальника отдела, решившего побриться в присутствии высокого начальника.
 
Период деятельности Брацлавца, посвящённый высокоорбитальной беспилотной космонавтике, не так украшен мировыми
рекордами, как первый этап - десятилетие 1956–1966 гг, который определялся идеями, инициативой и волей С.П. Королёва –
истинного Отца космического телевидения, достойным соратником которого был Брацлавец. С именем Петра Фёдоровича
неразрывно связаны несколько направлений в космическом телевидении. В память о его мировых рекордах Федерация космонавтики России по инициативе НИИ Телевидения в 2006 г. учредила медаль «Создатель космического телевидения Пётр Фёдорович Брацлавец». Эту идею поддержали академики РАН А.И. Савин и К.Я. Кондратьев, член-корр. РАН Ю.Б. Зубарев и начальник управления радиоэлектроники и систем управления Роспрома д. т. н. Ю.И. Борисов.
 
П.Ф. Брацлавец - начальник отдела,
70-е года.
 
Медаль «Создатель космического телевидения
Пётр Фёдорович Брацлавец».
 
П.Ф. Брацлавец в музее ВНИИТа,
90-е года.
В.И. Суслин и В.А. Гончаров
у аппаратуры «Апогей» в музее ВНИИТа
 
Заместитель главного конструктора ряда основных космических тем Всероссийского научно-исследовательского института телевидения (ВНИИТ). Доктор технических наук, профессор. Заслуженный создатель космической техники. Ветеран космонавтики России.
 
Работал в НПО "Сфера" на различных инженерных должностях (1958-71 гг). Разработчик оптических систем космической метеорологической аппаратуры и аппаратуры мониторинга земной поверхности нескольких поколений для высокоорбитальных и низкоорбитальных КА ("Апогей", "Беркут" и др.).
 
Работал во ВНИИТ: заместитель главного конструктора ряда основных космических тем института - "Метеорит-Планета",  "Иртыш", "Баклан-Б".
 
Директор ЦНИИ «Комета»
академик А.И. Савин
 
Смирнов Всеволод Дмитриевич, выпускник ЛИТМО (радиотехнический факультет) 1958 года. 
Специалист по оптоэлектронике и лазерной технике.
ЦЫЦУЛИН Александр Константинович (1947 г. р.)
 
Работал в отделах П.Ф. Брацлавца с 1968 г. и в последствии вместе с ним в НПК-5 ВНИИТ. Доктор технических наук (1991). С 2005 г. заместитель директора НИИ Телевидения по научной работе
 
 
Основные работы ВНИИТ по темам космического эшелона СПРН
 
Программа
Орбита
Аппаратура
Фото-
приёмник
Спектральный диапазон
Охлаж-
дение
Главный конструктор
Годы поставки
Эксплуатация на орбите
 
 
 
УСК-И
 
Низко-
орбитальные
Беркут (множество модификаций)
 
 
видикон
Видимый (ВД), ближний ИК,
УФ
 
 
 
 
 
-
 
 
Брацлавец П.Ф.
 
1963-1979
 
1964 - 1980
Аист
ВД, ближний ИК, УФ
1976-1977
-
 
 
 
 
Высоко-
орбитальные
(ВЭО)
Баклан
 
ПЗС
ВД,
ближний ИК
Брацлавец П.Ф., Зайцев В.П.
1982-1984
-
 
 
 
 
УСК
Апогей     МБТА
 
 
видикон
 
 
ближний ИК
.
Брацлавец П.Ф.
1969-1973
1972-1973
МБТ 5Ц18
1975-1980
1977-1982
МБТ 18Ц6
Зайцев В.П.
1980-1986
1982-1987
Альтаир
ТТФЭП
 
 
средний ИК
крио-
генное
Брацлавец П.Ф.,
Фантиков О.И.
1982-1984
-
Альтаир-О
видикон
 
-
1976-1977
-
УСК-МО
Иртыш 
видикон
Грудзинский М.А.
1990-2001
?
 
Космическая разведка предполагает не только наблюдение поверхности Земли с высоким разрешением, но и обнаружение стартов ракет. Эти системы были практически одновременно созданы в США и в СССР. Инициатором создания высокоорбитальных систем обнаружения в нашей стране был П.Ф. Брацлавец, ставший их первым главным конструктором. Отечественные исследовательские низкоорбитальные образцы - различные модификации аппаратуры «Беркут» - запускались в 1960-х гг. и 1970-х гг., штатные высокоорбитальные образцы аппаратуры «Апогей» (в интересах создания КА СПРН разрабатывались и эксплуатировались два варианта аппаратуры «Апогей»: со сканирующим фотоприёмником разработки ГОИ им. С.И. Вавилова и НПО «Геофизика», а также с фотоприёмником с кадровым накоплением разработки ВНИИТ) с неохлаждаемыми ИК видиконами разработки ВНИИ ЭЛП (ЦНИИ «Электрон») - в 1970-х гг. и 1980-х гг. (главным конструктором после П.Ф. Брацлавца в 1980-1987 гг. был В. П. Зайцев).
 
Эти системы устанавливались на высокоорбитальных космических аппаратах с трёхосной стабилизацией (в США после сорока лет использования одноосной стабилизации, т.е. вращением космического аппарата вокруг собственной оси, только сейчас (2000-е года) переходят к трехосной стабилизации). Для повышения фоноустойчивости была разработана аппаратура обнаружения «Иртыш» (главный конструктор М.А. Грудзинский) на криогенно охлаждаемых ИК видиконах разработки ВНИИ ЭЛП (ЦНИИ «Электрон»).
 
Также в интересах СПРН во ВНИИТ велась разработка экспериментальных образцов космических ТВ-систем глубокого охлаждения, работающих в различных спектральных диапазонах на различных видах фотоприёмников - электроннолучевых трубках (ЭЛТ), приборах с зарядовой связью (ПЗС) и твёрдотельных электронных преобразователях (ТТФЭП).
 
Аппаратура «Апогей» - четырёхканальная аппаратура обнаружения на неохлаждаемых ИК-видиконах.
Каждый канал оборудован раскрывающейся в космосе на полную длину блендой,
обеспечивающей высокую фоноустойчивость при малых углах "Солнце- КА-район наблюдения".
(экспозиция музея НИИ телевидения)
 
Блок телевизионной трубки аппаратуры «Апогей»
(экспозиция музеякосмонавтики и ракетной техники им. В.П.Глушко)
 
Некоторые характеристики аппаратуры "Баклан"
 
спектральный диапазон, мкм                                               1,8-3,5
угол поля зрения, град                                                            2
разрешение по спектру мкм,                                                 0,02-0,08
диаметр входного зрачка мм,                                               480
эквивалентное фокусное  расстояние, мм                         770
скорость сканирования следящего зеркала (СЗ)
в пространстве предметов, град/с                                      2
точность установки СЗ, угл.с                                                4
 
                                 Характеристики режима БО
 
угловое поле зрения угл.мин,                                                 14х14
мгновенное поле зрения угл.с,                                              36х36
пороговая облученность на входном зрачке, Вт/кв.см    6,8E-15
 - то же с накоплением сигнала                                             1,7E-15
 
                                     Характеристики режима МО
 
угловое поле зрения угл.с,                                                     210х166
мгновенное поле зрения угл.с,                                              36х18
пороговая облученность на входном зрачке, Вт/кв.см    5,1E-15
 - то же с накоплением сигнала, Вт/кв.см                            1,85E-15
 
                          Характеристики режима “Измерение”
 
общее поле зрения 8 приемников, угл.с                              80х80
поле зрения единичного приемника, угл.с                           36х18
время получения интерферограммы, с                              0,4
спектральная плотность пороговой облученности
на входном зрачке прибора Вт/кв.см,                                 1,6E-14
 - то же, при учете накопления                                               8,1E-15
Справа - телескоп МФС-Б, слева белый цилиндр - первая отечественная космическая телевизионная твердотельная система «Баклан», разработанная ВНИИТ и предназначенная для наведения телескопа на факел ракеты для исследования
её спектра излучения.
 
Аппаратура «Иртыш» - двухканальная аппаратура обнаружения
пусков ракет на охлаждаемых инфракрасных видиконах
(экспозиция музея НИИ телевидения)
 
П.Ф. Брацлавец (50-е года) - создадель космического телевидения.
 
Пётр Фёдорович Брацлавец по воле судьбы родился в канун дня, который позже стал Днем космонавтики. Он прожил яркую жизнь, полную приключений, риска и отваги. О нем при жизни складывали легенды. Он, посмеиваясь, сочинял их сам про себя, подбрасывал публике новые сведения. Был артиcтичен и неподражаем.
 
Но это была только одна сторона его жизни. Другая – глубокая любовь и преданность космосу, ответственность за принятые решения, великий талант организатора – оставалась известна только избранным. В 1957 году ответственность за создание космической телевизионной аппаратуры он взял на себя, убедив начальника лаборатории И.Л. Валика не отказываться от рискованной темы. А далее, когда в космос открылось телевизионное окно и мир констатировал рождение космического телевидения, он семимильными шагами устремился в космическое будущее ВНИИТа.
 
Глава "Космические системы обнаружения ракет" из книги А.К. Цыцулина "Телевидение и космос"
 
Космические системы обнаружения баллистических ракет (БР) являются важнейшим информационным элементом ПРО. Глобальность наблюдения Земли из космоса этой системой, так же, как глобальность Интернет и телевидения, отражает современный характер революционной информатизации общества. Отличий в системах обнаружения ракет от других космических систем много, но главное - в закрытости получаемой с борта КА информации от массового пользователя: в частности, в отличие от космических комплексов службы погоды, информация от систем обнаружения в Интернет не поступает, хотя сведения о самих космических системах обнаружения там уже представлены.
 
 
Основой предлагаемого далее материала являются литературные источники, опубликованные в российской и зарубежной печати и он носит характер аналитического обзора литературы, знакомящей с системами обнаружения ракет. Приводимые сведения вносят существенные уточнения в концепцию построения космических систем обнаружения <…>. Некоторые из приведённых далее материалов относятся к советской системе обнаружения, разработанной в качестве экспериментальной на ранней стадии создания космической системы обнаружения и сейчас являющейся музейным экспонатом НИИ телевидения. Развитие этих систем в России на современном этапе может быть рассмотрено в закрытом обзоре. Данное пособие, являющееся введением в проблему, не содержит расчётных формул, очерчивая лишь методологию решения основных задач обнаружения ракет из космоса. Многие параметры системы могут быть рассчитаны по методикам, изложенным в литературе.
 
Системы обнаружения БР ранжируются по максимальной дальности, понимаемой как максимальное расстояние между стартующей БР и станцией наблюдения (приемным или командным пунктом). Максимальной дальности обнаружения соответствует минимальная задержка принятия решения о пуске БР.
 
Максимальной дальностью обнаружения обладают космические системы, которые были созданы именно как средство предупреждения, обеспечивающее меньшую задержку, чем все наземные средства радиолокации (включая самолетные и корабельные).
 
Системы обнаружения можно разделить на следующие группы:
- высокоорбитальные. Обеспечивают глобальное наблюдение и подразделяются на геостационарные системы с высотой орбиты 40 тыс. км для наблюдения всей поверхности Земли, за исключением полярных областей (рис. 1), и на высокоэллиптические системы с апогеем около 46 тыс. км (рабочий участок орбиты от 36 до 46 тыс. км, рис. 2) для наблюдения среднеширотных и приполярных районов;
 
 
 
 
   Рис. 1.
 
Орбитальная группировка КА DSP (Defense  Support
Program) на геостационарной орбите, позволяющая контролировать основные ракетоопасные (с точки зрения США) районы (за исключением приполярных областей)
 
 
 
 
 
 
Рис . 2.   
 
 Наблюдение высокоширотных
 районов Земли с
 высокоэллиптической орбиты.
План в плоскости орбиты
выполнен в приблизительном  масштабе: в 1 см - 5000 км.
Высота орбиты в апогее - 46 тыс. км,
в перигее - 1,5 тыс. км,
наклонение орбиты - 60°;
отношение осей орбиты - 2:3;
высота на граниuах рабочего
участка орбиты - 36 тыс. км.
Период обращения - 12 ч;
рабочий участок - 6 ч
(на рис. с 9-го по 3-й);
количество КА в группировке - 4.
 Направление движения КА
и Земли совпадают,
поэтому контролируемый район находится в поле зрения
аппаратуры в течение всего
рабочего участка орбиты.
 
- низкоорбитальные. Обладают меньшими полями зрения по подстилающей поверхности, большей точностью оценки координат БР, но при разумных количествах КА не обеспечивают постоянного контроля всей поверхности Земли и полезны при использовании совместно с высокоорбитальными системами обнаружения, от которых получают предварительное целеуказание, а также при контроле ограниченных районов Земли - театров военных действий;
 
- наземные и самолетные радиолокационные системы наблюдения. Имеют еще большие задержки в обнаружении и точности оценки координат целей, могут работать самостоятельно или по предварительным целеуказаниям от космических систем обнаружения; радиолокационные системы активных средств ПРО являются конечными пользователями систем обнаружения всех предыдущих групп.
 
Сложность обнаружения БР в приполярных областях связана с большими перспективными искажениями, резко снижающими точность измерения параметров орбиты БР, и с поглощением атмосферы, сокращающей доступный наблюдению участок траектории БР, что снижает вероятность обнаружения и точность прогнозирования района падения головных частей ракет. Поэтому полный угол зрения составляет 16° (хотя Земля видна под углом почти 18°) и Земля контролируется почти всюду, кроме приполярных широт выше 80°. Изображение Земли на рис. 1 дано по данным ИК-канала КА «Электро» с точки стояния, близкой к точке «индийского» КА DSP с аппаратурой IMEWS (в центре поля зрения аппаратуры - п-ов Индостан).
 
Далее рассматриваются преимущественно высокоорбитальные системы раннего обнаружения, поскольку большинство принципов построения информационного тракта сохраняется и для других групп систем обнаружения.
 
Специфические особенности построения аппаратуры обнаружения, устанавливаемой на пролётном низкоорбитальном КА, могут состоять в потребности дополнительного сканирования. Оно может осуществляться по детерминированному закону для максимизации времени контроля заданного района каждым КА орбитальной группировки.
 
В частности, возможно сканирование в плоскости полета КА так, что при подлете к контролируемому району визирная ось бортовой аппаратуры обнаружения (БАО) направлена вперед на линию горизонта, а при окончании сеанса наблюдения на данном витке - назад на линию горизонта (рис. 3).
 
 
 
   Рис. 3.
 
 Наблюдение с
 низкоорби-
 тального КА в
 направлении
 на горизонт.
 
Синтез структуры и параметров системы раннего обнаружения БР, как и любой видеоинформационной системы, базируется на трех важнейших компонентах:
- априорной информации о фоноцелевой обстановке;
- ограничениях на реализацию;
- критериях качества функционирования.
 
Априорная информации о фоноцелевой обстановке.
 
Фоновая обстановка для обнаружения БР - сложная, изменяющаяся во времени поверхность Земли и её атмосфера, создающие наиболее интенсивный фон на дневной стороне. Этот фон, хотя и сильно влияет на ложные тревоги при обнаружении БР, статистически достаточно хорошо изучен как по пространственно-временным и спектральным характеристикам интенсивности излучения, так и по характеристикам пропускания оптических сигналов. Задача выделения сигналов БР на сложном фоне усложняется из-за его подвижности в плоскости изображения, вызванной нестабильностью визирной оси БАО, и наличия дополнительных изменяющихся во времени помех темнового сигнала фотоприёмника.
 
Динамические (рис. 4) и спектральные (рис. 5) характеристики излучения факелов БР известны для всех классов ракет потенциальных противников.
 
 
 
 
   Рис. 4.
 
Зависимость видимой яркости факела
и скорости перемещения изображения
факела по мишени фотоприёмника
от времеии и от высоты полёта БР.
 
Видимая яркость отличается от
истинной из-за поглощения
атмосферой излучения на начальном
участке траектории БР в узком
диапазоне длин волн 2,7 ... 2,9
и 4,2 ... 4,4 мкм.
 
Резкое падение яркости соответствует переходу от 1-й ко 2-й ступени;
график соответствует
перпендикулярности визирной оси аппаратуры к плоскости полёта БР.
 
При иных ракурсах видимая скорость
уменьшается; селекция по скорости
эффективна только для 2-й и 3-й ступеней.
 
 
Рис. 5.    
 
Пример спектральной интенсивности
 излучения факелов БР типа Saturn.
 
Вся спектральная плотность лежит
под характеристикой излучения
абсолютно чёрного тела при
температуре горения топлива
порядка 1800 ... 1500 К
(температура убывает по мере
удаления от сопла).
 
Пики излучения в основном связаны с молекулярными резонансами продуктов
сгорания топлива - воды (2,7 ... 2,9 мкм)
и углекислого газа (4,2 ... 4,4 мкм).
 
Главными свойствами сигнала факела БР при наблюдении с высоких орбит являются:
 
- восприятие факела как точечного объекта, что приводит к аддитивности сигналов цели и фона;
- концентрация энергии сигнала в инфракрасной области спектра;
- малая подвижность первых ступеней БР относительно фона и большая подвижность третьих ступеней.
 
Новые типы ракет обладают пониженной светимостью факелов и в ряде случаев - возможностью маневра в конце активного участка полета (благодаря отклонению оси двигателя от оси ракеты.
 
Главными ограничениями при создании систем обнаружения являются:
 
- физическое - отношение сигнала цели к шуму фона в фотонном потоке на входном зрачке объектива;
- техническое - масса и энергопотребление БАО;
- тактическое - система должна функционировать в реальном времени и допускать проверку результатов наблюдения в заданном поле обзора операторами-наблюдателями на Земле.
 
Среди критериев качества систем раннего обнаружения БР из космоса специалисты США выделяют:
 
-  количественный состав орбитальной группировки системы (связанный с высотой орбиты и полем зрения БАО), обеспечивающий глобальность обзора Земли;
- достоверность обнаружения, определяемую минимумом ложных тревог при обнаружении всех ступеней БР на активном участке полета и зависящую от чувствительности БАО;
- точность оценки координат точек старта и прицеливания.
 
Основной концепцией построения системы, в максимальной степени удовлетворяющей этим критериям, является использование высоких (геостационарных и высокоэллиптических) орбит и оптических систем с большой апертурой (площадью входного зрачка). Это отражает само название программы - "HALO" (высокая орбита, большая оптика) - одной из важнейших в цикле программ по ПРО США.
 
Концепция высокоорбитального обнаружения ракет получила развитие в направлении использования малогабаритных низкоорбитальных КА, работающих по целеуказаниям высокоорбитальных КА. В настоящее время просматриваются возможности построения подобных систем как в США, так и в других странах, обладающих необходимым космическим потенциалом.
 
Второй ключевой идеей является использование ИК-диапазона, точнее, тех его участков, в которых максимален контраст факела БР с учётом поглощения излучения факела БР и фона Земли атмосферой (рис. 6.).
 
 
 
  Рис. 6.
 
Типичная спектральная интенсивность
излучения в космос абсолютно чёрного
тела, находящегося на уровне Земли с
температурой 1500 К (1) и фонов:
облаков (2) и растительности (3).
 
Поглощение атмосферой (пары
воды) излучения Земли в космос
на длинах волн 2,7 ... 2,9 мкм меньше,
чем на длинах волн 4,2 ... 4,4 мкм
(поглощение С02).
 
Однако интенсивность излучения
(мешающий фон, на котором
обнаруживаются БР) в полосе
поглощения СО2 выше в силу
большего собственного излучения
 верхних слоёв атмосферы.
 
Самый глубокий минимум излучения
на длинах волн 2,7 … 2,9 мкм связан
с тем, что на более коротких длинах
волн преобладает отражённое от
Солнца излучение, а на более длинных
- собственное излучение Земли
и её атмосферы.
 
Концептуальная модель информационного тракта системы обнаружения включает в себя следующие основные элементы.
 
1. Жесткость требований по достоверности обнаружения БР заставляет создавать систему с многократной проверкой принятых решений. В системах реального времени такая проверка обеспечивается многоракурсным наблюдением - использованием информации о БР от нескольких КА.
 
2. Учёт тактических требований реального времени и перепроверки ситуации на Земле ведет к необходимости передачи большого количества информации (широкий угол обзора, высокая точность пространственных и временных координат) через канал связи с ограниченной пропускной способностью.
 
В результате информационный тракт подразделяется на бортовую и наземную части, причем граница раздела может быть проведена в зависимости от конкретного влияния ограничений по массе и по энергопотреблению БАО. В настоящее время эксплуатируются космические системы без бортовых процессоров принятия решения о факте пуска БР, использующих межкадровую обработку. Но уже в ближайшей перспективе, как, например в КА системы SBIRS, подобные средства будут применяться и на американских, и на российских КА. В бортовой и в наземной подсистемах информационного тракта осуществляется двухэтапная обработка информации для повышения достоверности принятия решений с использованием в каждой подсистеме подавления фона и накопления сигналов целей.
 
В информационный тракт БАО входят:
 
а) оптическая система, призванная обеспечить
- сбор фотонного потока от сигналов целей с помощью объектива максимального диаметра, который ограничен размером фотоприемника, требуемым углом зрения и реализуемой светосилой;
- селекцию излучения цели по длине волны;
- защиту системы от воздействия излучения Солнца во время работы с помощью бленд и во время перенацеливания аппаратуры с помощью светозащитных крышек для исключения возможности прямого попадания излучения Солнца на входной зрачок объектива;
- калибровку чувствительности аппаратуры обнаружения для обеспечения точного измерения яркостных характеристик излучения факелов БР, необходимых для определения класса БР и прогнозирования возможных характеристик места падения и типов головных частей (ГЧ). Калибровка чувствительности ИК-аппаратуры может проводиться двумя методами: либо при
закрытых светозащитных крышках с термостабилизацией внутренней стороны крышки на достаточно высоком уровне (порядка 400 К); либо при открытых светозащитных крышках с перенацеливанием визирной оси аппаратуры на звёзды с известными яркостью и спектральным классом;
 
б) фотоприемник, в функции которого входит:
- осуществление первичного накопления энергии светового сигнала цели;
- пространственно-временная дискретизация входного оптического потока;
- преобразование оптического сигнала в электрический сигнал;
- преобразование многомерного сигнала (функции пространственных координат, времени и длины волны) в одномерный сигнал - функцию времени, т. е. развёртка изображения.
 
По способу реализации развертки изображения фотоприемники разделяются на линейные с механическим сканированием, площадные (видиконы и матрицы) и занимающие промежуточное положение приборы с временной задержкой и накоплением, представляющие собой матрицу с малым числом строк, использующую механическое сканирование.
 
Механическое сканирование осуществляется различными методами. Главные разновидности - качание или вращение зеркал и вращение космического аппарата, совмещающего функции развёртки и стабилизации КА.
 
Максимизация чувствительности фотоприемника осуществляется технологически (выбор материалов с максимальной квантовой эффективностью в требуемом спектральном диапазоне), параметрически (выбор времени кадра и угла зрения элемента разложения) и системотехнически - использование охлаждения фотоприемника и оптической системы для уменьшения аппаратурного фона и темнового тока фотоприемника. Для обнаружения БР в ИК-диапазоне степень охлаждения может быть ориентировочно определена по эмпирическому правилу: температура фотоприёмника для достижения квантово-предельной чувствительности должна быть на порядок ниже, чем цветовая температура цели);
 
в) видеотракт, в функции которого входит:
- усиление сигналов;
- первичное подавление фона (сжатие динамического диапазона видеосигнала) методами внутрикадровой обработки. Реализуется как оцениватель - вычитатель фона. Квазиоптимальная оценка фона для каждого пикселя формируется как линейная комбинация сигналов от его ближайшей окрестности, в простейшем случае - как полусумма сигналов элементов разложения, ближайших к анализируемому на этой же строке (такой фильтр известен в радиолокации как череспериодный компенсатор второго порядка);
- согласованная фильтрация сигнала цели по форме импульсной характеристики (функции рассеяния точки) объектива;
- аналого-цифровое преобразование и кодирование для согласования с радиоканалом;
 
г) радиоканал (включающий кодер, модулятор, усилитель мощности и передающую антенну), передающий видеоинформацию и сигналы оперативного контроля состояния БАО. Для повышения направленного действия антенн (экономии мощности передатчика) используют СВЧ-каналы с несущей частотой 10 ... 40 ГГц, что на два порядка превышает частоты, на которых работали первые космические каналы связи.
 
Кодирование информации в радиоканале часто осуществляется для обеспечения криптостойкости заданного класса сложности (определяющего ожидаемое время дешифрирования при несанкционированном доступе).
 
Обязательными компонентами наземного информационного тракта являются:
 
- приемная часть радиоканала, оснащенная антенной с предельно узкой диаграммой направленности и поэтому с большой площадью для приема слабых сигналов с борта КА (слабых из-за ограничения потребляемой мощности), демодулятором и декодером;
 
- вторичный подавитель фона, осуществляющий межкадровую обработку информации для выделения движущихся целей на подвижном фоне поверхности (дневной) Земли. Подвижность внешнего фона Земли обусловлена движением космического аппарата по орбите и его стабилизационными колебаниями. Кроме такого конгруэнтного движения внешний фон сравнительно медленно изменяется во времени вследствие движения терминатора и облаков относительно подстилающей поверхности.
 
Максимум помехоустойчивости обеспечивается при построении подавителя фона по структуре оценивателя-вычитателя. Оптимальная оценка фона должна опираться на всю информацию об изображении фона и его смещении за весь сеанс наблюдения. Квазиоптимальная оценка фона строится по сравнительно небольшой группе кадров, для которых вычисляются автокорреляционные и взаимокорреляционные матрицы. Функционировать спецвычислитель должен во взаимодействии с системой ориентации и стабилизации КА.
 
Информация о фактическом положении визирной оси БАО и об изменениях этого положения от одного телевизионного кадра к другому может быть извлечена из ИК-построителя местной вертикали быстрее и потенциально точнее, чем из БАО. Полезность дополнительной информации обусловлена тем, что ошибки измерения положения горизонта БАО со сравнительно узкими спектральными зонами чувствительности из-за локальных изменений температуры и высоты облачного покрова существенно больше, чем в широких диапазонах работы датчика ИК-вертикали (диапазонах поглощения атмосферы): 12 ... 18 или 29 … 39 мкм. Даже упрощенный вариант очень широкого спектрального диапазона 5 ... 40 мкм в датчике ИК-вертикали должен обеспечить точность ориентации БАО в несколько раз лучше, чем по сигналам оценки положения горизонта с помощью самой БАО, спектральный диапазон которой традиционно расположен в зонах непрозрачности атмосферы (2,7 ... 2,9 и 4,2 ... 4,4 мкм);
 
- устройство принятия первичного решения, включающее селектор связных областей и адаптивное к амплитуде сигнала пороговое устройство, переводящее информацию и з амплитуд сигналов каждого элемента разложения к координатам центров тяжести выделенных связных областей;
 
- вторичный (траекторный) накопитель сигнала цели, учитывающий специфику развития сигнала во времени. К ней относятся нестационарность обнаруживаемого процесса (используется применением известных решений задачи о разладке) и характер траектории цели, обычно описываемой полиномами (связывающими пространственные координаты цели с временем), в приборной плоскости - с помощью полиномов степени не выше третьей (используется применением калмановской фильтрации). В задачу траекторного накопителя входит обеспечение наискорейшего обнаружения старта БР;
 
- устройство принятия вторичного решения, обеспечивающее задаваемые требования по уровню ложных тревог в системе при максимизации вероятности правильного обнаружения и классификации типа БР;
 
- экстраполятор траектории цели по данным многоракурсного наблюдения, предназначенный для оценки параметров БР: типа ракеты, азимута стрельбы и координат точек старта и падения головной части (ГЧ). Для экстраполяции траектории используется сглаженная траектория БР на активном участке. Центральный момент вычислений района падения - достижение приемлемой точности оценок, на которую в первую очередь влияет точность оценки пространственно-временных координат БР в момент окончания работы двигателя.
 
Для повышения точности повышают разрешающую способность телевизионной системы обнаружения (число элементов разложения), кадровую частоту и точность определения положения визирной оси аппаратуры в инерциальном пространстве (например, методом, показанным на рис. 7).
 
 
  Рис. 7.
 
Иллюстрация
метода
материализации
визирной оси
аппаратуры
обнаружения
перекрестием в
центре мишени
видикона для
привязки углов
поля зрения
аппаратуры к
строительным
осям КА
 
Требуемая высокая точность экстраполяции координат измеренной траектории БР приводит к различным методам обработки сигналов изображений на разных участках траектории. На стадии обнаружения БР максимизируют обнаружительную способность (отношение сигнал /шум), на конечном участке траектории минимизируют ошибку измерения пространственно-временных координат. Сглаживание траектории осуществляется исходя из полученных данных и априорной информации о том, что траектория БР в инерциальном пространстве описывается полиномом пятой степени и что траектория полёта БР лежит в плоскости, проходящей через центр Земли;
 
- устройство (обычно - с участием оператора) принятия третичного решения об оповещении конечных пользователей о старте БР, представляющих для них угрозу;
 
- кодирующее устройство для ввода информации о параметрах обнаруженных целей в компьютерную сеть оповещения конечных пользователей.
 
Реализованный с учётом указанных положений информационный тракт позволяет эффективно отделить полезную информацию о пусках БР от фоновой информации и шумовой информации, что обеспечивает достижение поставленной перед системой цели.
 
Ретроспектива
 
Потребность в обнаружении стартов ракет была осознана одновременно в СССР и США, и в обеих странах в 1960-х гг. начались эксперименты по обнаружению ракет с низкоорбитальных ИСЗ. Первые же попытки обнаружить из космоса пуски ракет показали, что на ночной поверхности Земли с низких орбит эта задача легко решается (рис. 8).
 
   
  Рис. 8.
 
Изображение траектории
факела ракеты, полученное
при наблюдении видиконной
телекамерой в ближнем
инфракрасном диапазоне
на фоне ночной поверхности
Земли (малоразмерные
объекты - дефекты мишени,
видимые при большом усилении
видеотракта, включающего
фильтр подавления
неравномерного фона).
 
Длинный трек образован в силу
инерционности мишени видикона.
 
Излом изображения траектории
обусловлен включением
оператором (космонпвтом)
управления ориентацией КА
(визирной оси телекамеры.
 
Однако для целей противоракетной обороны необходим глобальный контроль Земли, который при использовании низкоорбитальных КА может быть обеспечен лишь при очень большом числе КА. Это делало низкоорбитальное обнаружение неперспективным, и проблема предупреждения о стартах ракет нуждалась в ином решении.
 
Идея высокоорбитального обнаружения ракет возникла в одно и то же время и в СССР, и в США. В СССР она была выдвинута П.Ф. Брацлавцем; толчком к этой идее послужил опыт использования телевизионной аппаратуры наблюдения Земли с высокоэллиптической орбиты.
 
Первое экспериментальное доказательство возможности обнаружения стартов ракет с высокой орбиты для ПРО было получено с помощью телевизионной аппаратуры (имевшей название МБТА или аппаратура «Апогей»), разработанной во ВНИИ телевидения под руководством П.Ф. Брацлавца. Бортовая аппаратура содержала телевизионные камеры, использовавшие инфракрасные неохлаждаемые видиконы и зеркально-линзовые объективы с диаметром входного зрачка до 0,3 м. Передача видеоинформации осуществлялась с помощью радиоканала «Кречет» разработки ВНИИ телевидения, в котором использовался хорошо освоенный к тому времени диапазон частот несколько более 100 МГц (почти тот же диапазон, что и в аппаратуре, передавшей панораму Луны).
 
Дальнейшее развитие высокоорбитального обнаружения ракет в СССР осуществлялось по двум направлениям: с помощью аппаратуры с кадровым накоплением, создаваемой во ВНИИ телевидения, и с помощью аппаратуры со строчным накоплением, создаваемой в ГОИ им. СИ. Вавилова.
 
Требования одновременного достижения высокой чувствительности и высокой разрешающей способности и в пространстве, и во времени, привели к тому, что эти два типа систем не исключают, а дополняют друг друга. С одной стороны, «спор» между ними не закончен, с другой стороны, американские системы обнаружения используют оба вида телевизионных систем (кадровые и строчные) даже на одном КА типа "Brilliaпt Eyes".
 
Несколько последовательно сменявших друг друга моделей видиконной аппаратуры на неохлаждаемых инфракрасных видиконах (аппаратура «Апогей») на протяжении двадцати лет (1970-1980-е гг.) использовались на высокоэллиптической орбите с апогеем примерно 46 тыс. км (см. рис. 2.).
 
Для достижения высокой чувствительности, требуемой для наблюдения таких малоразмерных объектов, как факелы ракет, с больших расстояний, в этой аппаратуре применена сложная оптическая система с диаметром входного зрачка объектива, существенно большим, чем в первой высокоорбитальной аппаратуре, и с надёжным светозащитным устройством, разворачиваемым после вывода аппаратуры на орбиту. В ходе наблюдений при помощи этой аппаратуры были обнаружены пуски всех типов ракет США, включая "Першинr".
 
Первые запуски высокоорбитальных телевизионных систем обнаружения в СССР совпадают по времени с вводом в эксплуатацию системы аналогичного назначения в США (IMEWS), функционирующей на геостационарной орбите.
 
В конце 1980-х гг. в ВНИИ телевидения для высокоорбитального обнаружения ракет была разработана телевизионная аппаратура следующего поколения. Для предельной чувствительности в ней были применены охлаждаемые до криогенных температур видиконы (аппаратура «Иртыш»).
 
Благодаря совершенствованию оптической системы и увеличению в 20 раз светочувствительной площади видиконов в новой аппаратуре достигнута необходимая чувствительность для обнаружения ракет во всех требуемых фоновых условиях наблюдения при контроле больших территорий Земли с одного КА.
 
Практическое решение проблемы раннего обнаружения в США начато с программ МIDAS, BIМEWS и IМEWS, предполагавших обнаружение МБР на активном участке полета. Переход от системы МIDAS (первый КА запущен в 1960 г., высота полета 500 км) к системе BIМEWS (первый КА запущен в 1968 г., высота полета 31 ... 41 тыс. км) и затем к системе IMEWS (первый КА запущен в 1970 г., высота орбиты 36 тыс. км) осуществлялся в ходе оптимизации системы раннего обнаружения по указанному критерию минимального состава орбитальной группировки. Система IМEWS (Jntegrated Missele Early Warning System - комплексный многоцелевой спутник раннего предупреждения, другое название - DSP - Defense Support Program) в ходе своего развития пережила три поколения спутников. Такая поэтапная модернизация отражает принцип эволюционного развития и позволяет увеличить время эксплуатации КА на орбите и удешевить систему в целом.
 
Спутники 1-го поколения были оснащены телескопом диаметром 0,9 м, в фокальной плоскости которого устанавливался линейный фотоприемник из 2000 элементов на PbS с максимумом чувствительности на 3 мкм. Линейное разрешение 3 км, масса ИСЗ около 1 т. Спутники 2-го поколения начали эксплуатироваться с 1984 г. В них осуществлен переход к линейным фотоприемникам с 6000 элементов (линейное разрешение 1 км) и к двум диапазонам спектральной чувствительности - около 2,7 и около 4,3 мкм. Масса ИСЗ приблизительно 1,7 т. На орбиту были выведены 13 спутников 1-го и 2-го поколений и 5 спутников 3-го поколения (рис. 9). Основным достоинством системы было то, что она позволяла на более ранней стадии, чем радиолокационные средства, обнаруживать пуски советских и китайских БР.
 
 
      
 
 
       Рис. 9.
 
Внешний вид КА DSP-1 (Improved).
 
Важная особенность - отклонение визирной оси аппаратуры обнаружения (в том числе оси бленды) от оси симметрии КА, обеспечивающее обзор Земли сканированием линейным фотоприёмником при вращении КА вокруг оси симметрии.
 
Типичная конструкция КА, стабилизированного вращением, характеризуется расположением большой части солнечных батарей по поверхности цилиндрического корпуса КА.
 
Основной же проблемой указанной системы было достижение характеристик, обеспечивающих обнаружение оперативно-тактических ракет (ОТР), характеризующихся низкой светимостью факела и малым временем наблюдения.
 
Недостаток времени (малое количество "засечек" цели) компенсировалось увеличением числа КА на орбите, контролирующих ракетоопасный район. В 1984 г. был запущен IMEWS номер 12, в 1987 г. - №13, с 1989 г. по 1997 г. - №№ 14 - 18. В результате была организована орбитальная группировка из трёх КА, разнесённых на 110 ... 130° по долготе и обеспечивающих глобальный обзор Земли за исключением приполярных районов. С 1988 г. эксплуатируется четвёртый «европейский» КА (8 ... 10° восточной долготы), с 1991 г. - пятый "дальневосточный" КА. Орбитальная группировка в составе 5 КА обеспечивает трёх-четырёхкратный контроль основных ракетоопасных, с точки зрения США, районов.
 
Бортовая аппаратура последующих моделей (запуски 1989 - 1993 гг., аппараты IMEWS-14 - IМEWS-18) позволяла обнаруживать МБР и ОТР, а также тактические, зенитные, противокорабельные и другие ракеты и даже реактивные самолеты на форсажном режиме.
 
Система IМEWS обладает следующими основными недостатками:
 
- низкой оперативностью обзора (10 с), вследствие чего можно считать одноосную стабилизацию исчерпавшей себя, особенно в свете потребности обнаружения кратковременно наблюдаемых ОТР, для которых в реальных боевых действиях в ходе Иракского конфликта практически наблюдалось по 2- 3 засечки, что не позволяло корректно определить азимут стрельбы и сделать прогноз района падения головной части;
- наличием централизованной обработки информации (отсутствием принятия решения на борту КА);
- существованием периодов "ослепления" БАО отраженным солнечным излучением;
- недостаточной чувствительностью в области терминатора и невозможностью контроля приполярных областей (выше 80°).
 
Наличие этих недостатков привело Министерство обороны (МО) США не только к закупке усовершенствованных систем JМEWS, но и к созданию системы нового поколения - SBIRS (Space-Based JnfraRed System). Кроме контроля космических запусков система предназначена для определения траектории их полёта, идентификации боевых частей и ложных целей, выдачи целеуказания для перехвата, а также ведения разведки над территорией военных действий в инфракрасном диапазоне. Работы по её созданию были начаты еще в середине 90-х годов и должны были завершиться в 2010 году, однако к 2013 г. на орбиту выведены только два спутника верхнего эшелона на эллиптических орбитах (НЕО) и два геостационарных спутника (GEO).
 
Перед Минобороны РФ, располагающим тремя высокоорбитальными КА (высокоэллиптическая орбита - запуск и 2008 и 2010 гг. и геостационарная орбита - запуск 2012 г.), стоят аналогичные задачи - создание орбитальной группировки, обеспечивающей глобальный контроль запусков всех типов ракет. Для этого создаётся Единая космическая система (ЕКС), в состав которой войдут космические аппараты нового поколения (
ред.: первый запуск выполнен  в 2015 г.) и модернизированные командные пункты.
 
Перспективы развития систем обнаружения БР связаны с созданием матричных инфракрасных фотоприёмников с большими площадями и количеством элементов, что достигается с помощью сборок большого количества матриц в единое поле. Эта технология применяется также в системах наземной и внеатмосферной астрономии.