Бортовая
телевизионная
аппаратура МБТ-А
"Апогей"
разработки ВНИИТ
для спутников
из состава СПРН
 
А.К. ЦЫЦУЛИН
 
СОЗДАТЕЛЬ КОСМИЧЕСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ ПЁТР ФЁДОРОВИЧ БРАЦЛАВЕЦ
...
 
Стоит отметить любопытный момент: не говоря о триумфе Брацлавца при рождении космического телевидения при передаче изображения обратной стороны Луны, даже успех аппаратуры «Селигер», передавшей первые телевизионные изображения собачек, для Брацлавца не сильно сказался на том, что понимают как карьерный рост. Только в 1961 г., после его уже третьего мирового рекорда в космическом телевидении - телевизионной передачи первого в мире космонавта в полёте - Брацлавец утверждён начальником лаборатории №2. Правда, начальником отдела 14 он стал спустя менее двух лет, но прямо можно сказать, что не каждый претендент на должность начальника лаборатории и тогда, и сейчас, может предъявить столь крупные результаты в качестве аргументов для занятия такой должности.
 
Создав это направление космического телевидения, Пётр Фёдорович выступил инициатором установки телевизионной аппаратуры на космический аппарат «Молния», с помощью которой люди впервые увидели полный диск Земли. Именно тогда началось глобальное наблюдение Земли в интересах метеорологии и обороны. Несомненная заслуга П.Ф. Брацлавца состоит в экспериментальном доказательстве возможности обнаружения ракет с высоких орбит. Создание системы для обнаружения ракет с высоких орбит стало столь крупной проблемой, что он не жалея передал разработку телевизионных систем для пилотируемых космических аппаратов своим продолжателям.
 
Брацлавец оставил своему преемнику в области создания телевизионных систем для пилотируемой космонавтики Константину Константиновичу Деркачу две лаборатории (в том числе и бывшую «свою» лабораторию №2; третьей лабораторией «нового» 14 отдела стала лаборатория самого К. К. Деркача) и даже своего многоопытного заместителя Вячеслава Владимировича Никитина.
 
Всю оставшуюся жизнь, будучи талантливым инженером и организатором Брацлавец распутывал клубок задач инфракрасного космического телевидения. Инфракрасного - это потому, что идея укрепления обороноспособности Родины путём самого оперативного обнаружения стартов ракет - из космоса, с высоких орбит - по замыслу Брацлавца решалась именно в инфракрасном диапазоне спектра. Это обусловлено тем, что он догадался: максимальный контраст сигнала от факела ракеты должен быть в среднем инфракрасном диапазоне, впоследствии названным «факельным».
 
...
 
За разработку высокоорбитальных телевизионных систем для обнаружения стартов ракет, являющихся, с технической точки зрения, космическим телевидением, а по решаемым задачам - пассивной оптической локацией, П.Ф. Брацлавец удостоен
Государственной премии и награждён орденами. Неординарность личности Брацлавца проявлялась и в том, что и награды и взыскания сыпались на него значительно чаще, чем на многих других.
 
По результатам работы в 9-й пятилетке за создание нового направления в космическом телевидении, т. е. высокоорбитальных телевизионных систем обнаружения ракет, Брацлавц награждён Орденом Ленина.
 
В создании этого направления космического телевидения принимал участие большой коллектив, в котором заметную роль играли Л.А. Атаджанов с сотрудниками его лаборатории Г.А. Родиным, В.Ф. Коптевым, В.И. Суслиным, В.А. Гончаровым, И.Г. Родионовой, В.А. Назаровым (впоследствии - заместителем сначала у Брацлавца, затем у В.С. Нощенко), конструктора (на первом этапе в отд. 14 - группы В.В. Молодцова, на втором, в отд. 31 - группы Ю.А. Афанасьева); заместитель Брацлавца, затем его преемник на посту начальника отдела В.П. Зайцев; В.Н. Макаров. Высокоорбитальная система обнаружения строилась с использованием задела всего института в области видиконных малокадровых телекамер (Л.И. Хромов, В.И. Кончин, В.И. Ресин, О.И. Фантиков).
 
Конечно, в создании такой крупной системы участвовали смежные организации: головная организация ЦНИИ «Комета», НПО им. Лавочкина, профильные институты Министерства обороны, ГОИ им. С.И. Вавилова, Красногорский механический завод, ВНИИЭЛП, ЛОМО, Харьковский ФТИНТ, Представительства Заказчика, космодром Байконур и многие другие.
 
Эти перечни существенно расширились бы, если рассказывать ещё и о следующем поколении высокоорбитальной аппаратуры глобального обзора на охлаждаемых инфракрасных видиконах (получившей во ВНИИТе название «Иртыш»), затеянной ещё тогда, когда Брацлавец был Главным конструктором и начальником отдела, но разработка которой тянется три десятка лет...
 
Эти крупные достижения нашей страны, ВНИИТа и Брацлавца относительно на виду, и не случайно Академик А.И. Савин на заседании в Российской Академии наук в 2008 г. подчёркивал выдающуюся роль П.Ф. Брацлавца в создании космического эшелона системы предупреждения о ракетном нападении. Анатолий Иванович глубоко уважал Брацлавца, что видно, в частности, из такого примера. Генерального директора в его кабинете уже немало времени ждут начальники подразделений «Кометы». Савин заходит в приёмную, видит их и ожидающего его Брацлавца (к тому времени уже оставившего пост начальника отдела), и приглашает его в свободный кабинет своего заместителя, где долго обсуждает перспективы работы по матричной твердотельной системе обнаружения, не торопясь к ждущим подчинённым.
 
В связи с упомянутой темой беседы Савина и Брацлавца необходимо отметить ещё один результат Брацлавца, находящийся в тени других его громких достижений. Этот результат связан с новым этапом развития телевидения - переходом от электронно-лучевых фотоприёмников к твердотельным. В 1971-1976 гг. под руководством Брацлавца в ходе НИР «Феникс» впервые созданы камеры на ПЗС-структурах и макет камеры на ТФЭП (термофотоэлектрический преобразователь) с глубоким охлаждением.
 
В последующие годы это направление вылилось в космические телевизионные системы «Альтаир» и «Баклан», разработанные под руководством Брацлавца, и затем изготовленные и поставленные в ЦНИИ «Комета». Эти уникальные системы, первенцы отечественной твердотельной оборонной телевизионной техники, к сожалению, не были запущены на орбиту.
 
Поводом для этого послужило относительно небольшое число элементов этих матриц, которое не могло обеспечить потребностей глобального контроля Земли. Первая из них - «Альтаир» - аппаратура среднего инфракрасного диапазона с криогенным охлаждением, вторая - «Баклан» - видимого и ближнего инфракрасного диапазонов. Объединяет их многое. Это и сам Брацлавец, который, в частности, принял решение создания общей для этих аппаратур наземной и контрольно-измерительной аппаратуры, несмотря на то, что матрицы в этих системах имели разные форматы. Это и коллективы двух родственных по происхождению и научной школе лабораторий Л.И. Хромова и О.И. Фантикова (Фантиков, бывший аспирант Хромова, на должности начальника лаборатории сменил С.П. Пивоварова, от которой «отпочковалась» лаборатория Хромова). Но главное в этих работах то, что это были первые космические твердотельные системы.
 
Наступающую твердотельную революцию Брацлавец прочувствовал раньше многих, и его можно назвать инициатором твердотельной революции в космическом телевидении. Это ещё одно направлени е, созданное П.Ф. Брацлавцем.
 
Кстати, иногда можно услышать мнение, будто бы Брацлавец недооценивал роль нового направления в телевидении - появления приборов с зарядовой связью (ПЗС). Смею утверждать, что это не так. Дело в том, что в своём соревновании с конкурентами и Природой Брацлавец сделал ставку на телевизионные системы с кадровым накоплением, тогда как в ГОИ им. С.И. Вавилова (а некоторое время и в «Геофизике») развивали строчный вариант системы обнаружения. «На стороне» строчного варианта был и авторитет американской системы IMEWS со строчной системой, и стремление достичь высокой точности измерения координат обнаруживаемых объектов. Однако Брацлавец был соавтором известного «золотого» правила малокадрового космического телевидения: если нужна высокая разрешающая способность на местности, то следует применять механическую сканирующую систему, но если требуется высокая чувствительность и слитность передачи движения - то нужна кадровая система. И он отстаивал идею необходимости кадрового варианта в системах реального времени, предвосхищая осознание создателями системы IMEWS её ущербность именно из-за низкой кадровой частоты. Прошло тридцать лет, и американцы приняли стратегическое решение перехода к кадровому варианту в своих системах Brilliant Eyes и SBIRS.
 
Отечественные системы обнаружения лишь в последнее время начали ориентироваться на давнишние идеи Брацлавца - твердотельные матричные системы (с кадровым, а не со строчным накоплением). Поэтому можно утверждать, что для Брацлавца ПЗС входили в класс любимых систем с кадровым накоплением, хотя в это время и не охватывали требуемый «факельный» диапазон длин волн (около 3 мкм).
 
Так же, как и при создании направления высокоорбитальных систем обнаружения, которые создавались на основе инфракрасных видиконов, «твердотельная ветвь» высокоорбитальных систем обнаружения создавалась большими коллективами. После оставления Брацлавцем должности начальника отдела и постов главного конструктора, главным конструктором первой аппаратуры на матричных ПЗС стал В.П. Зайцев, его заместителем Н.В. Лебедев.
 
Над твердотельными инфракрасными системами под руководством О.И. Фантикова трудились Г.Д. Рыжинский, Ю.В. Чугунов, М.Ф. Лапетин и др. В ПЗС-ной твердотельной тематике были особенно заметны сотрудники лаборатории Л.И. Хромова Н.В. Лебедев, А.Н. Куликов, С.А. Иванов, Д.А. Довжиков. Аппаратура в целом была заботой Г.С. Бордукова, М.Д. Исаева, А.Г. Тарановича. Из смежников по инфракрасной твердотельной тематике выделялся переведённый в ЦНИИ «Электрон» в составе группы Кочергина Владислав Георгиевич Иванов, по ПЗС-ной тематике - сотрудники ЦНИИ «Пульсар» Ф.П. Пресс, А. Вето, М.М. Крымко, по охлаждаемым ПЗС - Б.Н. Формозов (ЦНИИ «Электрон»).
 
Новизна твердотельной тематики в телевизионных системах обнаружения привела к появлению во ВНИИТе первых отечественных цифровых систем межкадровой обработки видеосигнала для селекции движущихся целей в наземной аппаратуре (Цыцулин А.К., Голушко М.Н., Мартынихин А.В.) и первых в мире телекамер с переменной по полю чёткостью для систем наведения (Цыцулин А.К., Куликов А.Н. Иванов С.А., Довжиков Д.А.)
 
...
 
В памяти коллег Брацлавец остался ярким, удачливым лидером. Он, несомненно, является самым выдающимся учёным-организатором всего советского периода развития телевизионной техники. О нём ходили легенды, молва передавала интереснейшие эпизоды его общения с Королёвым, Гагариным, министрами, академикам и генералами. Даже в обыденной жизни проявлялась его незаурядность. Помню, в конце 1970-х годов он, подписывая командировку мне, простому инженеру, просто сказал: «Ты в Москву ведь, так зайди там к заместителю председателя ВПК, я у него в кабинете электробритву забыл». Тут два момента – он просто не подумал, что простому смертному к таким кабинетам на пушечный выстрел не подойти, и, вдобавок, трудно представить какого-то начальника отдела, решившего побриться в присутствии высокого начальника.
 
Период деятельности Брацлавца, посвящённый высокоорбитальной беспилотной космонавтике, не так украшен мировыми
рекордами, как первый этап - десятилетие 1956–1966 гг, который определялся идеями, инициативой и волей С.П. Королёва –
истинного Отца космического телевидения, достойным соратником которого был Брацлавец. С именем Петра Фёдоровича
неразрывно связаны несколько направлений в космическом телевидении. В память о его мировых рекордах Федерация космонавтики России по инициативе НИИ Телевидения в 2006 г. учредила медаль «Создатель космического телевидения Пётр Фёдорович Брацлавец». Эту идею поддержали академики РАН А.И. Савин и К.Я. Кондратьев, член-корр. РАН Ю.Б. Зубарев и начальник управления радиоэлектроники и систем управления Роспрома д. т. н. Ю.И. Борисов.
 
П.Ф. Брацлавец - начальник отдела,
70-е года.
 
Медаль «Создатель космического телевидения
Пётр Фёдорович Брацлавец».
 
П.Ф. Брацлавец в музее ВНИИТа,
90-е года.
В.И. Суслин и В.А. Гончаров
у аппаратуры «Апогей» в музее ВНИИТа
 
Директор ЦНИИ «Комета»
академик А.И. Савин
 
ЦЫЦУЛИН Александр Константинович
(1947 г. р.)
 
Работал в отделах П.Ф. Брацлавца с 1968 г. и в последствии вместе с ним в НПК-5 ВНИИТ.
 
Доктор технических наук (1991). С 2005 г. заместитель директора НИИ Телевидения по научной работе.