Доктор физико-математических наук Ю.Ф. Юровский
 
ИЗ ИСТОРИИ РАДИОАСТРОНОМИИ в КрАО
 
После выяснения в конце 18 века электромагнитной природы излучения нагретых тел стало ясно, что звезды должны излучать радиоволны. Первой попыткой их обнаружения является эксперимент Эдиссона, который создал гигантскую катушку индуктивности, обмотав проводом гору магнитной руды, и подключил к ней телефонную трубку. Однако чувствительность этого "радиотелескопа" оказалось недостаточной для обнаружения космических сигналов. По мере развития электронной техники создавались все более чувствительные радиоприемники. Наконец, в 1936 году на уникальной аппаратуре К. Янский обнаружил радиоизлучение центра Галактики и это событие считается зарождением радиоастрономии. Дальнейшее совершенствование приемной техники привело к тому, что в 1942 году английские радиолокаторы противовоздушной обороны оказались блокированы сигналом, исходившим от Солнца. В отличие от постоянного шума центра Галактики радиоизлучение Солнца оказалось очень переменчивым, что привлекло внимание солнечных астрономов. Стало понятно, что радиоволны являются дополнительным каналом информации о процессах, происходящих на Солнце.
 
Отдел физики Солнца в Крымской обсерватории возглавлял ее директор профессор А.Б.Северный. Он дальновидно оценил возможности радиофизических методов исследования и организовал в обсерватории в 1952 году отдел ионосферы и радиоастрономии. Заведующим отделом был назначен энергичный выпускник Московского госуниверситета (в последующем д.ф-м.н., профессор, лауреат Государственной премии) Николай Александрович Савич. К этому времени было известно, что состояние солнечной активности существенно влияет на практическую деятельность человечества. Например, начали осуществляться регулярные межконтинентальные авиарейсы и для их обеспечения использовались радиокомпасы. Однако после солнечных вспышек эта система радионавигации отказывала из-за прекращения прохождения радиоволн. Требовалось изучить первоисточник этих возмущений, т.е. Солнце и процессы на нем, приводящие к возникновению вспышек, а также параметры "агента", воздействующие на земную ионосферу. Поэтому в состав отдела входили несколько групп. Н.А. Савич возглавлял ионосферную группу, в которую входили создатель станции вертикального зондирования ионосферы инженер А.Н.Абраменко, научные работники И.Н.Одинцова (в последующем к.ф-м.н.), наблюдатели и техники Ю. Виноградов, В.И. Пылев, В. Нечаев, Феньковский и др. Изучение нижней ионосферы по распространению грозовых разрядев ("атмосфериков") проводили Н.Н. Ерюшев (в последующем к.ф-м.н.), инженер А.И. Смирнов, техник А.Чижов. Воздействие корпускулярных потоков солнечного происхождения на магнитное поле Земли исследовали по данным магнитной станции А.С. Дворяшин (в последующем к.ф-м.н.), Л.С. Левицкий (в последующем к.ф-м.н.), А. Панкратов (в последующем к.ф-м.н.), техник В. Гапеев. Изучением поглощения космических шумов в полярной шапке занимался Ю.И. Нешпор (в последующем к.ф-м.н.) на созданной совместно с А.Н. Абраменко специальной установке.
 
 
 
 
 
 
Первые радиоастрономы КрАО: Н.А.Савич, И.Г.Моисеев, Ю.Ф.Юровский (1957 г.).
 
Радиоастрономическую группу возглавлял выпускник Московского энергетического института Иван Григорьевич Моисеев (в последующем к.ф-м.н.), всю войну прослуживший радистом в партизанском отряде. Поскольку радиолокаторы уверенно замечали излучение Солнца, то естественно было приспособить эти устройства для начала радиоастрономических исследований. В армии с вооружения снимались устаревшие радиолокаторы и имелась возможность получить их для переоборудования в радиотелескопы. Разумеется, устройство этой техники лучше всего знали специалисты, обслуживавшие радиолокаторы в войсках. Поэтому И.Г.Моисеев пригласил в 1956 году на работу в отдел демобилизованных П.Н. Стежку и В.А. Ефанова (в последующем к.ф-м.н.). С их участием в 1955 году был изготовлен первый в КрАО радиотелескоп метрового диапазона волн, на котором были начаты регулярные наблюдения Солнца.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Радиотелескоп метрового диапазона в Научном, 1958 г.
 
Параллельный самописец был установлен в помещении оптического солнечного телескопа (БСТ) и наблюдатель мог сопоставлять в реальном времени изменения в видимом спектре с характером радиоизлучения короны. Стационарный павильон для размещения аппаратуры только строился, поэтому вся аппаратура радиотелескопов располагалась в двух автоприцепах, снятых с колес. Для посещения административного корпуса (ныне гостиница) приходилось пользоваться галошами, так как "будки" располагались в балке ниже котельной и асфальтовой дорожки к ним не было. Однажды кто-то перепутал галоши и директору вечером достались две левые, после чего он написал на своих инициалы "А.С."
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Служебные "помещения" радиоастрономии в 1957 г.
 
Для изучения нижних слоев солнечной атмосферы в 1956 г. в отделе начал изготовляться второй радиотелескоп на волну 10 см, пробные наблюдения на котором стали проводиться уже в 1957 г.
 
Радиоастрономические методы наблюдений давали новые, ранее неизвестные, сведения о верхних слоях солнечной атмосферы, ограниченно доступные для наблюдений в оптическом диапазоне. Следующим радиоастрономическим инструментом КрАО в 1957 году стал радиоспектрограф, работавший в диапазоне от 2 до 3 м, приемную часть для которого разработал и изготовил А.Н.Абраменко. Радиоспектрограф позволял определять скорость возмущения, распространяющегося в солнечной короне и вызывающего возникновение дрейфующих по частоте радиовсплесков. Механические конст рукции всех антенн проектировал инженер отдела приборостроения Абражевский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Радиоспектрограф в Научном, 1958 г.
 
Успехи радиоастрономии в те годы были впечатляющими, но было совершенно очевидно, что для дальнейшего развития радиоастрономии необходимо строить специализированные радиоастрономические инструменты, обладающие лучшим угловым разрешением и чувствительностью. Было принято решение построить радиоинтерферометр из 64 элементов по типу австралийского "креста" Христиансена. Для этой цели были приобретено 68 лафетов от снятых с вооружения зенитных пушек. Эти пушки были оборудованы электро-гидравлической системой наведения и целая батарея орудий синхронно наводилась на цель от единого пульта управления арт-зенитным огнем (ПУАЗО). Предполагалось, что выбрав в качестве цели Солнце, мы легко решим задачу его сопровождения по небосводу одновременно всеми 64-мя антеннами радиоинтерферометра.
 
Для разработки проекта требовалось увеличить штат радиоастрономической группы и в Академию наук СССР был подан запрос на привлечение специалиста по радиоприемной технике. Я в то время уже в течение года работал на кафедре радиоприемных устройств Московского энергетического института (МЭИ) и готовился к поступлению в аспирантуру. По просьбе Академии наук кафедра должна была выделить для КрАО одного специалиста. Поскольку я еще не отработал полагавшиеся в те времена три года после окончания института, то был "перераспределен" и переведен в 1957 г в КрАО на должность инженера в радиоастрономическую группу. Оказалось, что с И.Г.Моисеевым мы учились некоторое время вместе на одном факультете, но он был студентом на 4 курса старше меня. Институт готовил радиоинженеров широкого профиля, способных работать в любой отрасли радиоэлектроники. По-видимому, это повлияло на выбор В.А.Ефанова и он в 1959 году поступил на заочное отделение того же радиофакультета МЭИ и успешно закончил его в 1964 году.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Научные сотрудники отдела (слева направо) Н.Н.Ерюшев,
И.Г.Моисеев,
инженер
А.Цугулиев (1959 г.).
 
На первых порах мне поручили ввести в ежедневную эксплуатацию радиотелескоп 10-см диапазона и с 1958 г. он вошел в число действующих. К этому времени закончилось строительство радиопавильона и аппаратура всех радиотелескопов была перемонтирована из автоприцепов в стационарное помещение.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Павильон радиоастрономии в 1959 г.
 
В КрАО появилась наблюдательная станция, вошедшая благодаря регулярности получаемых данных в мировую сеть Радиослужбы Солнца и получившая международный код CRIM. Постоянными наблюдателями были Л.И.Юровская и О.И.Блинов, техническое обеспечение капризной радиоламповой аппаратуры обеспечивали техники П.Н.Стежка и В.А.Ефанов.
 Новое направление астрофизики вызывало интерес у широкой публики, и. средства массовой информации проявляли к ней повышенное внимание. По радиоизлучению линии водорода на волне 21 см уже было выяснено строение Галактики и расположение солнечной системы в ней, обнаружена тесная связь радиовсплесков с текущим состоянием земной магнитосферы. Поэтому к нам довольно часто приезжали фотокорреспонденты и киножурналисты для популяризации радиоастрономических исследований.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Корреспонденты фиксируют работу наблюдателей П.Н.Стежки и В.А.Ефанова
 
Продолжалось проектирование радиоинтерферометра. В отличие от "креста" Христиансена была разработана и рассчитана схема многолучевого приема, обеспечивавшая получение радиоизображения Солнца за один скан. Переделку пушечных лафетов в поворотные устройства для антенн осуществлял инженер отдела Ю.Г.Монин при участии механической мастерской обсерватории (инженер В.В..Бенюх). Был изготовлен экспериментальный макет, на который установили антенну и радиометр 10-см радиотелескопа, и приступили к его испытаниям
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Опытный образец элемента интерферометра на базе орудийного лафета
 
Выяснилось, что артиллерийские гидроприводы имеют весьма ограниченный ресурс работы и за месяц ежедневной экплоатации полностью изнашиваются. Такой короткий срок работы не годился для радиоастрономического инструмента, поэтому требовалось заменить систему привода. К тому же маленькая механическая мастерская обсерватории не могла в обозримый срок изготовить 64 экземпляра трехметровых параболических зеркал. Нужно было получить дополнительное финансирование для размещения заказов в сторонних организациях и дирекция обратилась за помощью в Академию наук СССР. Однако в Академии "свободных" денег не оказалось и взамен было предложено вместо интерферометра построить уже заказанный в промышленности большой по тем временам радиотелескоп с диаметром зеркала 22 метра (РТ-22). Такой радиотелескоп уже был построен для ФИАНа в Пущино, а второй экземпляр был заказан горьковским НИРФИ. К этому времени началась эра освоения космоса и НИРФИ активно включился в работу по этой тематике. Но РТ-22 был ориентирован на радиоастрономические наблюдения небесных тел, имел альт-азимутальную монтировку и не мог сопровождать быстро движущиеся спутники. Поэтому взамен РТ-22 НИРФИ решило строить два инструмента с диаметром зеркал 15 метров на карданном поворотном устройстве. Таким образом, нам "достался" радиотелескоп РТ-22, финансирование строительства которого уже было предусмотрено постановлением Правительства СССР, а дальнейшие работы по созданию радиоинтерферометра были прекращены.
 
Проводившиеся в КрАО интенсивные радиофизические методы исследования проявлений солнечной активности в ионосфере и магнитосфере Земли показали их большую информативность и существенную значимость для прикладных целей. Однако к 1961 год стало ясно, что наблюдения ионосферных и магнитных возмущений нужно проводить не в одной точке, а на целой сети станций, распределенных по земному шару. Крымская обсерватория своими силами не могла создать такую сеть, к тому же подобными исследованиями занимались специализированные учреждения: Институт земного магнетизма и распространения радиоволн (ИЗМИРАН) и Институт физики Земли (ИФЗ) АН СССР. В связи с этим было принято решение прекратить в КрАО исследования по этой тематике, ликвидировать магнитнную и ионосферную станции, отменить изучение атмосфериков и поглощения космических шумов в полярной шапке. Часть научных сотрудников отдела перешла в другие Институты для продолжения работы по знакомой им тематике (Н.А.Савич, И.Одинцова), некоторые решили переквалифицироваться в радиоастрономов (Н.Н.Ерюшев, А.С.Дворяшин) или заняться иной областью астрофизики (Ю.И.Нешпор). Отдел ионосферы и радиоастрономии с 1961 г стал отделом радиоастрономии и в 1962 году с уходом Н.А.Савича его заведующим был назначен И.Г.Моисеев. Для работы на будущем Большом радиотелескопе были приняты молодые специалисты А.Ф.Бачурин и Л.И.Цветков (ныне д.ф-м.н., заведующий лабораторией радиоастрономии).
 
Для строительства РТ-22 нужно было в первую очередь выбрать место его установки. Крымская обсерватория в п.Научном расположена на плоскогорье на высоте около 600 м над уровнем моря, откуда открывается вид на города Симферополь и Севастополь с развитой промышленностью, работа которой неизбежно связана с возникновением радиопомех. Поэтому было решено построить радиотелескоп на Южном берегу Крыма, экранированном грядой гор от источников промышленных помех. На горе Кошка близ Симеиза располагалась еще принадлежавшая КрАО прежняя обсерватория, которую можно было использовать как базу на первых порах строительства.
 
Однако транспортировать многотонные детали РТ-22 на гору Кошка не позволяло состояние горных дорог того времени. У подножия г.Кошка находился пустынный тогда берег Голубого залива, единственной достопримечательностью которого было заброшенное кладбище утопленников, некогда выброшенных морем. На другом берегу залива располагались Черноморское отделение Морского гидрофизического института (ЧОМГИ), радиоастрономическая станция Физического института им.Лебедева (ФИАН) и поселок научных работников этих учреждений Кацивели из 5 домов. Предложение дополнить этот научный центр отделом радиоастрономии КрАО не встретило возражений и на берегу Голубого залива был выделен земельный участок размером приблизительно 150х50 метров для сооружения РТ-22 и служебных помещений.
 
Расположение на самом берегу моря объяснялось еще и тем, что в качестве поворотного устройства для РТ-22 как и в ФИАНе планировалось использовать орудийную башню главного калибра со списанного с вооружения линейного корабля. Башня представляла собой гигантский "шарикоподшипник" диаметром 10 метров. Естественно, разрезать его на мелкие легко транспортируемые дольки не имело смысла, так как на месте сборки было бы невозможно соединить их с достаточной точностью. Линкор "резали" (демонтировали) в г.Новороссийске. Следовательно, можно было погрузить башню на баржу и доставить ее морским путем в Голубой залив и плавучим краном опустить на дно вблизи берега. Для ее последующего перемещения к месту установки РТ-22 на берегу был сделан пологий склон (слип), в начале которого забетонировали громадный "якорь". Далее предполагалось зачалить башню тросами и мощной лебедкой вытащить ее на берег. Башню действительно погрузили на баржу и она прибыла в Ялту, где несколько задержалась из-за штормового предупреждения. Затем проследовала… мимо Голубого залива в Евпаторию, где сооружался Центр дальней космической связи. Для поворотных устройств антенн этого Центра использовался проект, разработанный для радиотелескопа РТ-22, и наша башня "уплыла" туда.
 
На память об этом эпизоде строительства нам остался бетонный "якорь", который можно видеть и сейчас в углу территории. А нам пришлось разрабатывать новое специальное поворотное устройство для РТ-22 (Ю.Г.Монин и проектировщик РТ-22 для ФИАНа П.Д.Калачев) и заказывать его изготовление на Ленинградском металлическом заводе (ЛМЗ). Это на год задержало строительство, зато мы получили более совершенный поворотный стол с центральной осью, специально приспособленный для радиоастрономического инструмента, а не для стрельбы из пушек.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Монтаж закладных элементов РТ-22 и строительство служебных помещений в 1961 г.
 
Начиная с 1960 года с ЛМЗ стали прибывать детали радиотелескопа. Их монтаж выполняла заводская бригада, со строны КрАО (заказчика) контроль осуществлял Ю.Г.Монин. Строительством фундамента радиотелескопа, производственных и жилых помещений руководил зам.директора КрАО по строительству А.Г.Перегуда. Монтажники и представители КрАО первое время жили в палатках и в недостроенных производственных помещениях. Хозяйственное обеспечение стройплощадки возглавлял пом.директора КрАО по общим вопросам Ф.Е.Зубко. Со стороны дирекции КрАО сооружение радиотелескопа курировали зам. директора по научной части П.П.Добронравин и Н.В.Стешенко.
 
В 1963 г. закончилось строительство служебных помещений РТ-22 и жилого дома. Отдел радиоастрономии был перебазирован из Научного в Кацивели. В апреле на Южный берег к новому месту работы переселились И.Г. Моисеев, Ю.Ф. Юровский, Ю.Г. Монин, В.А. Ефанов, Н.Н. Ерюшев, А. Цугулиев, А.С. Дворяшин, П.Н. Стежка, Л.С.Левицкий. Штат отдела пополнился стажерами-исследователями Г. и Л. Елисеевыми, молодыми специалистами Н.Н. Николаевым и Грининым.
 
 
 
 
 
 
Строительство радиотелескопа (1962 г.).
 
Сооружение телескопа продолжалось. Был учтен опыт эксплуатации подобного инструмента в ФИАНе, что привело к существенной модернизации системы наведения телескопа. К этому времени начали широко применяться транзисторы и стало доступным создание компактной (по сравнению с БЭСМ того времени) вычислительной машины. Поэтому было решено отказаться от аналогового преобразования параллактических координат в альт-азимутальные, заменить сельсинные датчики углов поворота на более точные цифровые и разработать специализированную вычислительную машину для управления наведением телескопа на небесные объекты. Т.е. наш радиотелескоп не просто повторял фиановский РТ-22, а был существенным шагом вперед в области радиоастрономического приборостроения. Электрический привод радиотелескопа и электронную вычислительную машину (ЭВМ) изготовляло московское предприятие п/я 993. Техническое задание на изготовление привода разрабатывал Ю.Ф. Юровский, а в приемных испытаниях участвовал новый сотрудник отдела инженер В.Н. Иванов, который после завершения строительства возглавил группу управления радиотелескопом.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В.А.Ефанов настраивает радиометр на волну 8 мм (1966 г.).
 
Параллельно со строительством проходила разработка и изготовление приемной техники (радиометров) для радиотелескопа. Миллиметровым диапазоном занимался В.А. Ефанов, трехволновый поляриметр в диапазоне 3 см изготовлял Л.И. Цветков, дециметровый приемник на волну 10 см для РТ-22 конструировал Ю.Ф. Юровский. Несмотря на большую загруженность по созданию РТ-22, в отделе не прекращались ранее начатые систематические наблюдения солнечной активности в радиодиапазоне. Из Научного в Кацивели был перевезен упоминавшийся выше радиотелескоп на волну 10 см и получаемые на нем данные продолжали регулярно публиковаться в бюллетене Солнечные данные, в международном издании Quartrelly Bulletin и поступали в Мировой центр сбора данных МЦД-2.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Первый действующий радиотелескоп Службы Солнца на волну 10 см в Кацивели
 
В начале шестидесятых годов прошлого века активизировалось исследование космоса с помощью обитаемых спутников. Было известно, что ионизирующее излучение солнечных вспышек может влиять на здоровье космонавтов, но меры профилактики и защиты еще не были полностью разработаны и опробованы. Поэтому требовалось выбирать такое время для полетов, когда вероятность возникновения вспышки минимальна. Головной организацией по прогнозу солнечных вспышек была назначена Крымская обсерватория, куда стекались наблюдения всех обсерваторий СССР. Важной частью наблюдательных данных о состоянии солнечной активности были радионаблюдения, не зависившие от погоды и оперативно получаемые в отделе радиоастрономии КрАО. Кроме того, на территории РТ-22 был установлен атмосферно-фотосферный рефрактор (АФР) с фильтром Н , позволявший вести патруль солнечных вспышек и получать на стекляных пластинках фотографии пятен. Наблюдателями на АФР были П.В.Матвеев и Е.М.Ерюшева. Таким образом, в Кацивели в 1965 г.появилась и продолжала функционировать в течение многих лет станция Службы Солнца.
 
 
 
 
 
 
 
 
П.В.Матвеев и Е.М.Ерюшева ведут патруль солнечных вспышек на АФР.
 
Для обеспечения научной работы сотрудников отдела на территории РТ-22 был открыт филиал обсерваторской научной библиотеки, которым на протяжении полувека бессменно заведовала В.С. Ставицкая.
 
В 1966 году завершился монтаж радиотелескопа и он вступил в число действующих. Его параметры существенно превосходили параметры прототипа, установленного ранее в ФИАНе в Пущино. Была увеличена жесткость несущей конструкции телескопа, улучшена точность отражающей поверхности параболоида путем тщательной регулировки 32 000 болтов, крепящих 500 отражающих панелей. Особым преимуществом РТ-22 КрАО явилось применение специализированной электронно-вычислительной машины (ЭВМ) в системе наведения радиотелескопа. Наличие центральной азимутальной оси поворотного устройства позволило применить цифровые датчики угла поворота повышенной точности, что позволяет наводить телескоп с погрешностью 15". Наличие ЭВМ в системе управления обеспечивало универсальность радиотелескопа для выполнения различных задач астрофизических измерений (сканировние, сопровождение, картогрфирование и т.д.).
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Радиотелескоп РТ-22, 1966 год.
 
Эти преимущества ра- диотелескопа РТ-22 КрАО по достоинству были оценены радиоастрономической общественностью бывшего СССР. В те годы многие Учреждения, занимавшиеся радиоастрономией, еще не имели своих достаточно больших радиотелескопов подобного качества. В результате наблюдательное время на РТ-22 КрАО по согласованию с Советом по Радиоастрономии АН СССР расписывалось на год вперед между заинтересованными Институтами. Кратко тематику исследований тех лет можно разделить на: а) изучение радиоизлучения Солнца в широком диапазоне волн вплоть до миллиметровых, б) наблюдения переменности галактических и внегалактических источников радиоизлучения, в) измерение сверхтонкой структуры компактных источников космического радиоизлучения методом радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами.
 
Большая собирающая поверхность зеркала, ее высокая точность и маленькие погрешности наведения являются необходимыми, но не достаточными условиями для успешной работы радиотелескопа. Требуется также его оснащение высокочувствительными малошумящими радиоприемными устройствами. Такие устройства (радиометры) разрабатывались в специализированных НИИ ("почтовых ящиках"). Их изготовители были заинтересованы в испытании предельной чувствительности этих устройств. Радиоастрономические наблюдения в большинстве случаев связаны как раз с регистрацией минимально обнаружимых сигналов. Это обстоятельство послужило основой для кооперации и оснащения РТ-22 самой современной приемной апаратурой. Таким образом, например, для РТ-22 были приобретены радиометры на волны 8 и 13.5 мм с молекулярными усилителями (МАЗЕРами). Для их охлаждения требовался жидкий гелий, и рядом с радиотелескопом пришлось построить цех для сжижения азота и гелия. В результате радиотелескоп РТ-22 КрАО в 70-е годы занимал третье место в мире по своему качеству и возможностям.
 
Разумеется, появление такого совершенного радиотелескопа было замечено и за границей. В 1969 году от американцев поступило предложение о включении РТ-22 в международную сеть радиоинтерферометров со сверхдлинными базами для исследования размеров и сверхтонкой структуры источников космического радиоизлучения. Особенностью таких измерений является обязательная идентичность аппаратуры в пунктах наблюдений. Поэтому американцы прибыли в Крым со своей аппаратурой. Эксперимент прошел успешно, на базе Крым-Хайстек (США) было получено рекордное угловое разрешение 0.0004". Однако наряду с астрофизическими результатами интерферометр дает возможность с точностью до сантиметров определять и абсолютное географическое положение радиотелескопа. Так как в 30 км от места установки радиотелескопа находилась военно-морская база СССР (Севастополь), то органы Госбезопасности запретили дальнейшее сотрудничество с американцами. Вместо этого был образован внутрисоюзный интерферометр Крым-Пущино, на котором изучение структуры компактных источников было продолжено.
 
Семидесятые - восьмидесятые годы были весьма продуктивными в научной работе отдела радиоастрономии. Опытные радиоастрономы старшего поколения успешно передавали знания молодым научным сотрудникам. Ежегодно публиковалось около 20 научных статей. Однако неумолимый ход времени привел к тому, что к 1988-му году И.Г.Моисеев из-за возраста по правилам АН СССР уже не мог занимать административной должности. По конкурсу зав. отделом был избран сотрудник СибИЗМИРа д.ф-м.н. Александр Владимирович Степанов, детские годы которого прошли в Крымской обсерватории в п.Научном, где до 1965 года работал его отец чл.корр. АН СССР В.Е.Степанов. Будучи специалистом в области космической плазмы, А.В.Степанов активно развивал изучение физики Солнца и звездных атмосфер радиоастрономическими методами. Он привлек к работе молодых специалистов Ю.Т.Цапа и А.Е. Вольвача, которые затем защитили кандидатские диссертации и успешно продолжают научную деятельность.
 
Непрерывный прогресс радиоэлектроники привел к появлению радиоприемных устройств нового типа. Охлаждение усилителей стало возможным с помощью криостатов вместо жидкого азота. Эти приборы разрабатывались в НИИ для других целей, но оказались весьма полезны и в радиоастрономии. Изменилась и система регистрации наблюдаемых данных. На смену самописцам с бумажной лентой пришли цифровые способы записи данных, пригодные для их дальнейшей обработки на ЭВМ. Естественно, отдел радиоастрономии КрАО стремился не отставать от технического прогресса. Начав с первых отечественных ЭВМ типа "Электроники-100", отдел приобретал затем поочередно более новые цифровые устройства: ЭВМ "Наири-К", М-600, измерительно-вычислительный комплекс ИВК-2 и, наконец, современные мини-компьютеры.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ныне действующий радиотелескоп на волну 10 см в радиопрозрачном куполе.
 
Совершенствовались и радиотелескопы Службы Солнца, обеспечивающие ежедневный мониторинг "космической погоды" в окрестностях Земли. Радиотелескоп на волну 10 см помещен в радиопрозрачный купол диаметром 6 м для его защиты от метеовоздействий, что существенно улучшило стабильность точности данных. Для обнаружения корпускулярных потоков, направляющихся к Земле после солнечных вспышек, рядом с РТ-22 установлен постоянно действующий радиотелескоп метрового диапазона волн).
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Радиотелескоп Службы Солнца метрового диапазона волн.
 
С переходом КрАО под юрисдикцию Украины стало возможным возобновление международного сотрудничества в области длиннобазовой радиоинтерферометрии. В 1994 году Национальное аэрокосмическое агентство США (НАСА) предоставило и помогло запустить в действие радиоинтерферометрический комплекс МАРК-4. Радиотелескоп РТ-22 был включен в состав международной сети станций. Расширилась и тематика исследований. Наряду с астрофизическими задачами появилась тема "Геодинамика", суть которой заключается в изучении формы Земли и тектонического движения материков путем точного измерения координат радиотелескопа по радиоизлучению космических источников.
 
В 1996 году А.В.Степанов был избран по конкурсу директором Пулковской обсерватории. Отдел радиоастрономии КрАО к тому времени был переименован в Лабораторию радиоастрономии и ее руководителем стал к.ф-м.н. Николай Семенович Нестеров, начинавший работу в отделе в 1973 году в должности стажера-исследователя. Его пребывание на руководящей должности совпало с трудными временами перестройки. Сократилось финансирование научных исследований, молодежь стала искать более оплачиваемую работу и штат лаборатории существенно уменьшился. Тем не менее научная работа продолжалась. Под руководством Н.С.Нестерова проводились комплексные исследования областей звездообращования на волнах 0.3, 1.35, 6 и 18 см и спектральные исследования молекулярного космического излучения межзвездной среды в Галактике. За цикл работ "исследование спектров и переменности космического радиоизлучения в мм-диапазоне на РТ-22" ему была присуждена премия НАН Украины им.М.Барабашова за 2001 год. Два сотрудника лаборатории Л.И.Цветков и Ю.Ф.Юровский защитили докторские диссертации, А.Е.Вольвач и Ю.Т.Цап - кандидатские.
 
Радиотелескоп РТ-22 продолжает оставаться весьма заметным инструментом в мировой радиоастрономии и поэтому в 2000 году он был признан национальным достоянием Украины. В состав Лаборатории входит станция лазерной локации искусственных спутников, расположенная в старой обсерватории на г.Кошка. Получаемые данные используются для уточнения орбит спутников и для изучения геодинамики оптическими методами.
 
После безвременной кончины Н.С.Нестерова в 2002 году Лабораторию возглавил д.ф-м.н. Л.И.Цветков. В настоящее время Лаборатория проводит исследования по 4-м направлениям солнечной и галактической радиоастрономии:
 
1. Исследование крупномасштабных структур в атмосфере Солнца и гелиосейсмология.
2. Мониторинг солнечной активности для диагностики космической погоды.
3. Исследование нестационарных процессов в галактических и внегалактических источниках в мм и см диапазонах волн.
4. Исследования в области длиннобазовой радиоинтерферометрии и межзвездной спектроскопии.
 
22 марта 2004 г. Ю.Ф.Юровский
 
Источник: www.crao.crimea.ua