Доктор физико-математических наук А.Е. Саломонович
 
ПЕРВЫЕ ШАГИ СОВЕТСКОЙ РАДИОАСТРОНОМИИ
 
В 1947 г. советскими учеными впервые были проведены наблюдения за радиоизлучением внеземного источника - Солнца. За 25 с небольшим лет, прошедших с тех пор, отечественной радиоастрономией сделано так много, что рассказать об этом в одной статье очень трудно. Мы напомним о первых шагах, - о тех работах, которые позволили широко развернуть радиоастрономические исследования в нашей стране.
 
Высокий уровень разработки проблем теоретической физики, в частности электродинамики, глубокий интерес к вопросам распространения радиоволн, физики ионосферы, физики плазмы, статистической физики и радиотехники, что было характерно в тот период для нашей науки, а также понимание перспектив и возможностей радиоинтерференционных методов, радиолокации, - все это создало условия для развития радиоастрономии в СССР. Необходимая почва для нее оказалась хорошо подготовленной исследованиями научной школы Л.И. Мандельштама и Н.Д. Папалекси и работами отечественных радиотехников.
 
Л.И. Мандельштам и Н.Д. Папалекси, по крайней мере, дважды - в 1925 и 1943 гг. обращались к идее радиоизмерений расстояния до Луны. И если в первый раз пришлось сделать вывод о нереальности этого эксперимента при существовавшем в то время уровне радиотехники, то во второй - оценки возможности таких радиоизмерений оказались обнадеживающими. Была, кстати, рассмотрена и возможность оптической локации Луны, причем, особо отмечалось преимущество «цветных», т. е. монохроматических, импульсов. Первые опыты по радиолокации Луны, осуществленные в Венгрии и США в самом конце второй мировой войны, общеизвестны. В СССР уже в 1946 г. начались радиолокационные измерения метеоров. Пионерами этих работ был Б.Ю. Левин и П.О. Чечик.
 
Еще в конце Великой Отечественной войны Н.Д. Папалекси серьезно продумывал возможности радиолокации не только Луны, но и Солнца. В связи с этим по его предложению В.Л. Гинзбург рассмотрел тогда задачу о поглощении радиоволн Солнцем и солнечном излучении в области радиочастот. Результат оказался не тривиальным. Выяснилось, что измерения интенсивности излучения Солнца в радиообласти (в метровом диапазоне волн) при разумных предположениях о характеристиках солнечной плазмы позволяют определить температуру непрозрачной для таких волн солнечной короны. В 1946 г. работа В.Л. Гинзбурга увидела свет в «Докладах Академии наук СССР». Одновременно (и независимо) И.С. Шкловский опубликовал в «Астрономическом журнале» статью, в которой, в частности, показал, что излучение в метровом диапазоне воли не может исходить от фотосферы и хромосферы Солнца, а обусловлено его короной. В этой статье содержался также первый призыв организовать в СССР службу радионаблюдений Солнца.
 
Итак, назрела необходимость экспериментальной проверки гипотезы о корональном происхождении метрового радиоизлучения Солнца. Вскоре определился и метод проверки: наблюдение солнечного радиоизлучения во время затмения. Полное затмение Солнца можно было наблюдать 20 мая 1947 г. в Бразилии, и заведующий лабораторией колебаний Физического института им. П.Н. Лебедева Академии наук СССР Н.Д. Папалекси приступил к подготовке экспедиции. Для проведения радионаблюдений был необходим специалист, достаточно опытный, чтобы справиться с этой весьма сложной по тому времени задачей. Им стал аспирант Б.М. Чихачев, ученик и сотрудник Н.Д. Папалекси, один из пионеров отечественной радиоламповой промышленности. В разгар подготовки экспедиции Н.Д. Папалекси скоропостижно скончался и руководство экспедицией было возложено на С.Э. Хайкина, возглавлявшего тогда группу в той же лаборатории.
 
В экспедиции, которой предстояли, кроме оптических, также радио- и ионосферные наблюдения, участвовала большая группа физиков - В.Л. Гинзбург, И.С. Шкловский, Я.Л. Альперт и др. Заместителем начальника был приглашен известный полярник Г.А. Ушаков.
 
Теплоход «Грибоедов» в середине мая прибыл в залив Баии. На подготовку к работе оставались считанные дни. Наблюдения затмения проводились на волне 1,5 м с помощью синфазной антенны, закрепленной неподвижно на палубе теплохода. Угол, близкий к зениту, был фиксирован. Как осуществить сопровождение Солнца по азимуту во время затмения? С.Э. Хайкин решил проблему со свойственным ему остроумием. Поворотным устройством стал сам теплоход. Впервые в истории флота команда травила и выбирала якорные цепи по команде профессора физики, и теплоход послушно разворачивался на якорях. Надежных самописцев не было. В разных каютах находились наблюдатели, независимо друг от друга записывавшие показания стрелочных приборов.
 
Результаты наблюдений, опубликованные в «Докладах» в 1947 г., стали классическими. Радиозатмение оказалось не полным, а кольцевым - экспериментально было открыто предсказанное теоретиками радиоизлучение солнечной короны. Спустя четверть века это открытие было отмечено дипломом, в котором значатся имена Н.Д. Папалекси, С.Э. Хайкина и Б.М. Чихачева.
На обратном пути из Бразилии у С.Э. Хайкина созрел обширный план развития наблюдательной радиоастрономии в нашей стране. Следует напомнить, что готовой технической базы для этого не существовало. Надо было измерять интенсивность космических радиошумов на уровне и даже много слабее шумов приемников. Поэтому предстояло разработать сложную, необычную приемную аппаратуру и радиотелескопы, подготовить кадры специалистов, которые имели бы глубокие знания в области радио и астрофизики.
 
Теплоход «Грибоедов» в заливе Баии (Бразилия). На палубе синфазная антенна, с помощью которой
советские ученые впервые наблюдали радиозатмение Солнца.
 
Огромная заслуга С.Э. Хайкина в том, что он сумел связать первые шаги радиоастрономии с решением важной для страны прикладной задачи (такой подход всегда приносил успех новым научным направлениям!). Эта задача состояла в изучении радиоастрономическими методами условий распространения радиоволн сквозь всю толщу земной атмосферы, т.е. рефракции, рассеяния и поглощения радиоволн метрового, дециметрового и сантиметрового диапазонов. Естественными оказались исследования генераторов, созданных самой природой - Солнца, Луны, дискретных источников во всей доступной радиообласти.
 
Записи, полученные советскими радиоастрономами во время затмения Солнца 20 мая 1947 г. на теплоходе «Грибоедов»:
1 - изменение интенсивности радиоизлучения Солнца па волне 1.5 м; 2 - изменение видимой площади солнечного диска;
3 - ход «затмения» водородных протуберанцев м волокон.
 
Большую роль в быстром решении поставленных проблем сыграла сильная школа радиофизиков Горьковского университета. В 1947 г. были начаты экспериментальные работы на кафедре статистической радиофизики (во главе с Г.С. Гореликом), а кафедра распространения радиоволн (по инициативе и под руководством В.Л. Гинзбурга) приступила к теоретическому изучению механизмов генерации солнечного радиоизлучения.
 
Уже в 1947 г. В.С. Троицким был создан первый модуляционный радиометр на волну 4 м, а И.Л. Берштейном - радиометр на волну 10 см по схеме Дикке. В 1948 г. был разработан радиометр на волну 1,5 м и развита теория модуляционных радиометров, на основе которой конструировались весьма совершенные для того времени радиометры сантиметрового и метрового диапазонов.
 
Развернувшиеся в Горьком по инициативе С.Э. Хайкина и под руководством Г.С. Горелика и В.С. Троицкого исследования велись в тесном контакте с работами, начатыми в Физическом институте им. П.Н. Лебедева. В 1949 г. на высоком обрывистом берегу Волги, около деревни Зименки был организован радиоастрономический полигон, где тогда же установили первый радиотелескоп, а через некоторое время - еще два. Разработки выполнялись В.Л. Рахлиным, С.И. Аверковым, В.Т. Бобриком. В наладке и обслуживании этих первенцев горьковской радиоастрономии принимали участие ныне известные ученые С.А. Жевакин, Г.Г. Гетманцев, А.Н. Малахов, А.В. Золотов, В.В. Писарева, В.М. Плечков, А.Г. Кисляков и др.
 
Первый горьковскнй радиотелескоп на волну 1,5 м.
В 1949 г. на нем проводились измерения радиоизлучения Солнца.
 
Первый горьковский радиотелескоп на волну З см. В 1951 г. на нем измерялось радиоизлучение Солнца,
а также наиболее ярких дискретных источников
 
В Физическом институте им. П.Н. Лебедева за сравнительно короткий срок был собран коллектив радиофизиков, занявшихся радиоастрономическими исследованиями. В этом проявилась еще одна характерная черта С.Э. Хайкина - умение решительно перестраивать тематику, привлекать новых квалифицированных сотрудников. Помимо Б.М. Чихачева, в радиоастрономические работы с 1948 г. включились Б.Н. Горожанкин - первый начальник Крымской экспедиции (о ней ниже), сотрудники группы С.Э. Хайкина (Я.И. Лихтер, Н.Л. Кайдановский, А.Е. Саломонович, сменивший в 1949 г. Б.Н. Горожанкина в Крыму), Л.Н. Бородовская и др. В Физический институт был приглашен В.В. Виткевич, в группу которого вошли Д.В. Ковалевский и В.С. Медведева. В 1948 г. в Институт пришел талантливый конструктор П.Д. Калачев, которому советская радиоастрономия обязана очень многим.
 
Организованная в 1948 г. Крымская экспедиция Института, на основе которой возникла затем его первая радиоастрономическая станция, использовала два наблюдательных пункта, созданных после войны Н.Д. Папалекси и Е.Я. Щеголевым в Алупке и Алуште в связи с намечавшимся продолжением радиодальномерных работ. Однако, по договоренности с директором Крымской астрофизической обсерватории Г.А. Шайном, центральной базой станции стала гора Кошка, где по соседству с обсерваторией в 1948 г. приступили к установке первого радиотелескопа Физического института (на основе уже упоминавшейся синфазной антенны) и где он был пущен в эксплуатацию в начале 1949 г.
 
Первый крымский радиотелескоп ФИАН, установленный на горе Кошка в 1948 г.
На волне 1,5 м на нем проводились измерения радиоизлучении активных областей Солнца, поляризации,
дискретных источников. Он служил элементом морского радиоинтерферометра.
 
За сравнительно короткие сроки в Крыму был создан ряд крупных по тому времени радиотелескопов метрового, дециметрового и сантиметрового диапазонов, приставки к приемникам, а затем и радиометры.
 
В.В. Виткевич, начавший разработку радиометров с диапазона 50 см, уже в начале 1949 г. сконструировал оригинальный емкостный модулятор. После испытаний двухантенного интерферометра, проходивших в Институте земного магнетизма под  Москвой,  В.В. Виткевич обосновался со своей группой в Алуште, и с тех пор началась его исключительно плодотворная деятельность в области радиоастрономии. Как и в Горьком, в Крымской экспедиции работали многие ныне известные радиофизики (Ф.В. Бункин, В.Г. Веселаго, Н.В. Карлов, Б.Г. Осипов, Р.Л. Сороченко и др.).
 
К лету 1950 г. первый большой цикл исследований, в которых принимали участие горьковский и московский коллективы, был завершен.
 
Продолжением этого цикла явились работы 1951-1952 гг., для которых была дополнительно организована экспедиция в Калужскую область. Здесь у Н.Л. Кайдановского начинали свою научную деятельность видные ныне специалисты Э.Г. Мирзабекян, Н.С. Кардашев, М.Т. Турусбеков. На волне 3 см велись наблюдения Луны и дискретных источников. В ходе этих работ зародились поляризационные методы.
 
Необходимо отметить, что в то время некоторые астрофизики считали более правильным не отвлекаться на прикладные задачи, а сразу же приняться за «чистую астрофизику», хотя бы с теми весьма скромными средствами, которыми располагали на первых порах исследователи. Бесперспективность такого подхода теперь очевидна. По мере решения прикладной задачи все больше внимания удавалось уделять астрофизическим проблемам.
 
Так, уже в начале 50-х годов Б.М. Чихачевым было выполнено интереснейшее исследование активных областей на Солнце в метровом диапазоне. В.В. Виткевич провел многочисленные наблюдения за радиоизлучением спокойного и слабовозмущенного Солнца. К этому периоду относится высказанная им идея метода просвечивания солнечной короны радиоизлучением дискретного источника, а затем и открытие протяженной внешней короны Солнца - знаменитой «сверхкороны». Обнаружение сверхкороны стало одним из самых выдающихся достижений советской радиоастрономии. Присуждение В.В. Виткевичу диплома на это открытие и Государственной премии СССР является заслуженным подтверждением важности данных работ. Открытие сверхкороны повлекло за собой серию исследований, выполнявшихся В.В. Виткевичем (при участии его сотрудников и учеников Б.Н. Нановкина, М.И. Сигал, Н.А. Лотовой, В.И. Шишова, Р. Дагкесаманского и др.) вплоть до последних дней его безвременно оборвавшейся в 1972 г. жизни. Методом просвечивания с различными интерференционными базами и на разных волнах метрового диапазона были обнаружены и изучены неоднородности внешней короны, ее поляризационные характеристики, особенности корпускулярного излучения Солнца, а впоследствии - явления мерцаний, солнечного ветра и т. д.
 
К началу 50-х годов относятся также первые из многолетнего цикла работ В.С. Троицкого и возглавляемого им коллектива (В.Д. Кротиков, А.Г. Кисляков, Н.М. Цейтлин, К.С. Станкевич и др.) - радиоастрономические исследования физических свойств поверхностного слоя Луны, а позднее и планет. Эти работы выполнялись на очень высоком экспериментальном и теоретическом уровне, охватили всю доступную в наземных условиях радиообласть и являются ныне гордостью советской радиоастрономии. Они опередили соответствующие зарубежные исследования на несколько лет и вошли в золотой фонд мировой науки. В частности, эти работы отмечены дипломом на открытие увеличения усредненной радиотемпературы Луны с ростом длины волны.
 
Конечно, современные средства космических исследований позволяют брать пробы лунного грунта и доставлять их на Землю для анализа в лаборатории, даже спускать сами лаборатории на поверхность Венеры или Марса. Однако полезно вспомнить, что без радиоастрономических наземных измерений Луны и планет у конструкторов было бы меньше исходных данных для создания всех этих чудесных аппаратов.
 
В 50-е годы в Горьком были получены и другие важные результаты. Так, В.А. Разин в 1955 г. обнаружил линейную поляризацию галактического радиоизлучения, за что впоследствии получил диплом на открытие.
 
В начале 50-х годов экспериментальная база советской радиоастрономии существенно расширяется. По инициативе В.В. Виткевича возглавляемая им с 1952 г. Крымская станция перебазируется с горы Кошка в Голубой залив. Здесь сооружается серия синфазных и параболических (ломтевых) антенн (П.Д. Калачев), собираются интерферометры метрового и дециметрового диапазонов, разрабатываются оригинальные спектрографы и другая аппаратура для солнечных и галактических измерений. В этих работах активно участвуют и новые сотрудники лаборатории колебаний Физического института Ю.И. Алексеев, Ю.Л. Кокурин, А.Д. Кузьмин, Л.И. Матвеенко, В.А. Удальцов. Сооружается уникальное, наклонно расположенное неподвижное параболическое зеркало диаметром 31 м. Его бетонная поверхность металлизируется, а вблизи фокуса на ферме укрепляется подвижная площадка для приемников. На этом радиотелескопе в 1957 г. впервые в Советском Союзе удалось получить двухмерное радиоизображение Солнца на волне 3 см, а несколько позднее А.Д. Кузьминым и В.А. Удальцовым было обнаружено поляризованное излучение Крабовидной туманности на дециметровых волнах. Крымская станция превращается в одну из крупнейших радиоастрономических обсерваторий.
 
Один из зеркальных крымских радиотелескопов ФИАН (размер параболического «ломтя» - 18 х 6 кв.м),
установленный в Кацивели в 1953 г. На волнах метрового диапазона на нем исследовались дискретные источники,
сверхкорона Солнца, а на волне 21 см - монохроматическое излучение межзвездного водорода.
 
Большой неподвижный радиотелескоп ФИАН дли сантиметровых волн (диаметр зеркала - 31м).
С его помощью была обнаружена поляризация радиоизлучения Крабовидной туманности на волне 10 см
и получено радиоизображение Солнца на волнах 3 см и 10 см.
 
В 1952-1953 гг. С.Э. Хайкин, считавший, что радиоастрономия должна развиваться в тесном контакте (в том числе и организационном) с астрономией оптической, переносит свою научную деятельность в Главную астрономическую обсерваторию Академии наук СССР в Пулкове. В 1953 г. здесь создается отдел радиоастрономии. В Ленинграде радиоастрономические работы проводились до этого лишь в университете аспирантом кафедры радиофизики А.П. Молчановым, который в 1948-1949 гг. предложил, в частности, использовать радиоизлучение Солнца для антенных измерений и для целей навигации. Он стал одним из первых сотрудников нового отдела. Ядро отдела наряду с ленинградцами (Д.В. Корольков, В.Н. Ихсанова) составили Н.Л. Кайдановский, П.Ф. Рыжков, Т.М. Егорова, перешедшие сюда из Физического института, а также Ю.Н. Парийский и Н.С. Соболева - выпускники астрофизической кафедры Московского университета. Отдел быстро оброс способной молодежью (Г.Б. Гельфрейх, А.Ф. Дравеких, Н.А. Есепкина и др.).
 
Его главной целью стало сооружение радиотелескопа принципиально нового типа, на базе предложенной С.Э. Хайкиным и Н.Л. Кайдановским антенны переменного профиля (АПП). Спроектированная и построенная в рекордно короткий срок, эта антенна была введена в строй в 1956 г. Впоследствии на волне 8 мм разрешающая способность АПП пo одной координате была доведена до 15". На АПП были выполнены многие первоклассные работы (точные измерения координат дискретных источников, исследования их структуры и поляризации, детальное изучение спектров распределения радиоизлучения Солнца, структуры атмосфер планет и т. д.). Пулковским радиоастрономам принадлежит также честь открытия в 1955 г. поляризованного излучения локальных источников, связанных с солнечными пятнами, и вспышек в сантиметровом диапазоне волн.
 
Антенна переменного профиля Большого пулковского радиотелескопа.
Изменением положения ее 90 отражателей можно осуществлять прием радиоизлучения с источников, имеющих
различное склонение. Большая площадь антенны (135 х 3 кв.м) сочетается с высокой точностью.
 
Незадолго до перехода в Пулково, С.Э. Хайкин обратил внимание радиоастрономов Физического института на перспективность для радиоастрономии сантиметровых и миллиметровых волн. Освоению этих диапазонов препятствовали значительные трудности - низкая чувствительность приемников, отсутствие больших радиотелескопов необходимой высокой точности. В 1953-1958 гг. в Институте была проведена серия разработок радиометров сантиметрового и миллиметрового диапазонов с использованием немеханических модуляторов, усовершенствована теория радиометров. В 1954-1955 г. был построен первый, 2-метровый радиотелескоп на волну 8 мм, а в 1959 г. вступил в строй 22-метровый радиотелескоп (РТ-22), разработанный под руководством П.Д. Калачева и А.Е. Саломоновича с участием ряда организаций промышленности. Диаграмма направленности этого радиотелескопа (2 х 2 угл. мин. на волне 8 мм) была рекордной для подвижных инструментов. В последующие годы радиотелескоп оснащался все более совершенной радиометрической аппаратурой миллиметрового, сантиметрового дециметрового диапазонов.
 
  
Пулковский радиотелескоп с параболическим зеркалом диаметром 4 м.
С его помощью было открыто поляризованное излучение локальных источников
на Солнце в сантиметровом диапазоне волн.
 
Здесь впервые нашли применение мазеры и параметрические усилители. С 1959 г. на радиотелескопе непрерывно ведутся исследования Солнца, Луны, планет и дискретных источников в сантиметровом и миллиметровом диапазонах. Были получены радиоизображения Солнца и Луны, составлены первые каталоги дискретных источников, получен спектр излучения Венеры и выполнен ряд других исследований.
 
Первый радиотелескоп ФИАН миллиметрового диапазона с параболическим зеркалом диаметром 2 м.
С 1954 г. на нем проводились исследования Солнца и Луны на волне 8 мм.
 
Потребности резкого повышения разрешающей способности в метровом диапазоне волн, стремление создать диапазонный инструмент приводят в 1955-1956 гг. В.В. Виткевича и Б.М. Чихачева к идее сооружения гигантского (1 км X 1 км) крестообразного радиотелескопа (ДКР-1000) типа Креста Миллса, но с подвижной диаграммой направленности и с весьма широким (1 : 4) диапазоном рабочих длин волн. В связи со строительством РТ-22 и ДКР-1000 решается вопрос о создании новой радиоастрономической станции Физического института. В 1956 г. для нее было найдено место - в Пущине на Оке. К началу 60-х годов здесь сосредоточился коллектив лаборатории радиоастрономии Института, выделившейся в 1959 г. во главе с В.В. Виткевичем из лаборатории колебаний.
 
В середине 50-х годов, после создания Научно-исследовательского радиофизического института (НИРФИ), радиоастрономия в Горьком также получает дальнейшее развитие. В отделе В.С. Троицкого, помимо исследований Луны, проводятся абсолютные измерения интенсивности дискретных источников, поляризации фона; в отделе Г.Г. Гетманцева впервые начинаются радиоизмерения с помощью искусственных спутников Земли (почти одновременно аналогичные исследования стал выполнять в Государственном астрономическом институте им. П.К. Штернберга В.И. Слыш); в отделе М.М. Кобрина организуются систематические наблюдения радиоизлучения Солнца в широком диапазоне волн.
 
Надо сказать, что к радиоастрономическим работам в 50-х годах приступает и ряд других научных учреждений. К ним относится Бюраканская астрофизическая обсерватория Академии паук Армянской ССР, где по инициативе В.А. Амбарцумяна, уже начиная с 1951 г., В.А. Санамяном, Г.М. Товмасяном и др. было построено несколько интерферометров метровых и дециметровых волн. В это же время в обсерватории были организованы радионаблюдения Солнца и ярких дискретных источников.
 
В Крымской астрофизической обсерватории наблюдения метрового радиоизлучения Солнца ведутся с 1954 г. Радиоспектрографы и солнечные радиотелескопы дециметрового диапазона вступали в строй один за другим по мере их создания в отделе радиоастрономии, руководимом И.Г. Моисеевым. Большой заслугой А.Б. Северного и И.Г. Моисеева с сотрудниками явилось сооружение второго, более совершенного, радиотелескопа типа РТ-22. П.Д. Калачев спроектировал лучшее поворотное устройство, улучшил зеркало. Была также модернизирована система управления. Этот радиотелескоп, сооружение которого было завершено в 1966 г., впоследствии дал много интересных результатов, особенно в коротковолновой части миллиметрового диапазона.
 
Солнечная радиоастрономия в 50-х годах начала развиваться и в Институте земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн Академии паук СССР в отделе Э.И. Могилевского. Лаборатория радиоизлучения Солнца этого института была одной из немногих в стране, где велись систематические, кропотливые, но очень необходимые измерения солнечной активности. Ветераны советской радиоастрономии - С.Т. Акинян, А.К. Маркеев и др. с помощью сравнительно простой аппаратуры и ныне продолжают эту работу.
 
Полноповоротный радиотелескоп РТ-22 ФИАН с параболическим рефлектором диаметром 22 м.
С 1959 г. на этом радиотелескопе, установленном в Пущине, ведутся наблюдения в миллиметровом,
сантиметровом и дециметровом диапазонах.
 
В конце 50-х годов в Советском Союзе возник еще один крупный радиоастрономический центр - в Институте радиотехники и электроники Академии наук УССР. Руководитель этого центра С.Я. Брауде продуманно выбрал для «наступления» декаметровые волны - крайнюю с длинноволновой стороны область, доступную для наземных измерений. Началась разработка, а затем и сооружение крупнейшего крестообразного, точнее Т-образного, радиотелескопа УТР-2 (1800 x 900 м). Управление карандашными диаграммами этого телескопа осуществляется электрически с помощью вычислительной машины. Строительство уникального телескопа в настоящее время завершено, и он начал давать ценнейшие результаты по спектрам дискретных источников в диапазоне 10-25 Мгц, признанные ныне во всем мире.
 
Благодаря энтузиазму ныне покойного Я.Я. Икауниекса в 50-х годах образовался еще один очаг радиоастрономии, пока единственный в советской Прибалтике - в Латвийской астрофизической обсерватории в Балдоне. Под идейным влиянием пулковских радиоастрономов появился радиоастрономический пункт в Ашхабаде, возглавляемый воспитанником Пулковской обсерватории А.X. Ханбердиевым, а также в Восточной Сибири - в иркутском СибИЗМИРе, где благодаря энергии Г.Я. Смолькова и его молодых сотрудников было начато сооружение большого солнечного радиотелескопа (под научным руководством А.А. Пистолькорса).
 
Говоря о развитии советской радиоастрономии, нельзя не упомянуть, хотя бы коротко, наиболее романтичное ее направление - радионаблюдения солнечных затмений. Начав с затмения 1947 г., советские радиоастрономы проводили затем наблюдения за малыми исключениями во время всех последующих полных и кольцевых затмений. Следуя причудам движения небесных тел, они двигались в Ашхабад, где мерзли от холода в феврале 1952 г., и Ново-Мещовск в 1954 г., где мучились от жары и комаров. Затмения наблюдались как на территории Советского Союза, так и в Африке (Мали), на островах Хайиань и Кука, в Мексике и на Кубе. В организации этих наблюдений большую роль играл А.П. Молчанов, а теперь - Б.А. Дубинский. Затменные наблюдения, которые, как известно, требуют по своей специфике неисчерпаемого оптимизма и самозабвенного труда, всегда были отличной школой для радиоастрономов-экспериментаторов.
 
Конец 50-х - начало 60-х годов отмечены бурным развитием советской радиолокационной астрономии. Начавшись, как мы упоминали, в 1946 г. радиолокацией метеоров, это направление затем на какое-то время увяло. Исключение составила эпизодическая работа М.М. Кобрина по сантиметровой радиолокации Луны (метод «подсветки»). Теперь, благодаря инициативе В.А. Котельникова и упорному труду возглавляемого им коллектива ученых Института радиотехники и электроники Академии наук СССР и ряда смежных организаций, были блестяще использованы новые возможности, связанные с потребностями освоения космического пространства. Проведенные на очень высоком уровне радиолокационные измерения Венеры (1961г.) и Меркурия (1962 г.), а затем Марса и Юпитера, дали первоклассные научные результаты. В частности, была уточнена астрономическая единица, разрешен сложный вопрос о скорости и направлении вращения Венеры, получены важные сведения о характере поверхности планет солнечной системы. Заслуженной наградой за эти работы была Ленинская премия (1964 г.) В.А. Котельникову, М.Д. Кислику, В.М. Дубровину, В.А. Морозову, Г.М. Петрову, О.Н. Ржиге, А.М. Шаховскому и  В.П.  Минашину.
 
Для начального периода развития советской радиоастрономии была характерна относительно слабая связь между радиоастрономами-экспериментаторами и немногими в то время астрофизиками, которые сразу же высоко оценили роль радиоастрономических методов и могли ставить задачи, специфические для радиоастрономии. Среди некоторых радиофизиков в то время даже бытовало мнение, будто «обычные» астрономы в радиоастрономии нужны лишь для вычисления эфемерид. Тем не менее, постепенно связи крепли, а главное, вырастало новое поколение специалистов-радиоастрономов не только по признаку владения методом, но и хорошо подготовленных в астрофизическом отношении. Таких астрофизиков современного типа растила радиоастрономическая школа И.С. Шкловского и С.Б. Пикельнера в Государственном астрономическом институте им. П.К. Штернберга.
 
Как укреплялись связи между радио- и астрофизиками, показывает, в частности, история развития в нашей стране спектральной радиоастрономии. Для наблюдений линии 21 см у радиофизиков в 1949-1951 гг., несмотря на многократные призывы И.С. Шкловского, «не доходили руки», в результате чего линия была открыта за рубежом. У нас эти наблюдения начались лишь с 1952 г.; они велись Б.М. Чихачевым и Р.Л. Сороченко в Крыму, а затем были продолжены с участием В.И. Арискина, И.И. Берулиса в Пущино и Н.Ф. Рыжковым, Т.М. Егоровой, И.В. Госачинским, Н.В. Быстровой и др. в Пулково. Зато рекомбинационное монохроматическое радиоизлучение межзвездного водорода, предсказанное в 1959 г. Н.С. Кардашевым, было открыто именно в Советском Союзе в результате настойчивого труда радиоастрономов Физического института им. П.Н. Лебедева и Пулковской обсерватории - Р.Л. Сороченко, Э.В. Бородзича и А.Ф. и З.В. Дравских, работавших в постоянном контакте с Н.С. Кардашевым. Это открытие отмечено дипломом.
 
Крестообразный радиотелескоп ДКР-1000 ФИАН, представляющий собой систему двух антенн с зеркалами
(в виде параболических цилиндров), расположенных:
одна - с запада на восток (подвижное плечо, оно видно на рисунке),
другая - с севера на юг (неподвижное плечо).
Площадь каждого плеча - 40х1000 кв.м. ДКР-1000 принимает радиоизлучение дискретных источников,
в том числе пульсаров в широком диапазоне метровых волн.
 
Надо сказать, что успеху спектральных измерений, как, впрочем, и многих других, способствовал прогресс в технике сантиметрового и миллиметрового радиоприема и в создании радиотелескопов этих диапазонов: без современных малошумящих параметрических и парамагнитных усилителей и крупных зеркальных антенн ни это открытие, ни многие другие достижения наблюдательной радиоастрономии были бы просто невозможны.
 
За последнее десятилетие, как известно, наблюдательная радиоастрономия сделала большой качественный скачок. Открытие квазизвездных источников радиоизлучения, а затем и пульсаров, обнаружение в радиодиапазоне внегалактического реликтового фона, открытие многочисленных радиолиний космического происхождения, в том числе мазерного типа, создание сверхдлинных, вплоть до глобальных, радиоинтерферометров, выход радиоастрономии в космос, сближение ее с инфракрасной астрономией, с направлениями исследований, характерными для гамма- и рентгеновской астрономии, во всем этом советские радиоастрономы участвовали очень активно, занимая, если не по всему фронту, то на многих важных его участках передовые позиции.
 
Источник: www.ras.ru