НИП-16 в/ч 34436 УС "Коралл",1960-1993 гг.,
1993-1996 гг. - ЦДКС НКАУ,
1996-2014 гг. -  НЦУИКС Украины,
с 2014 г. - в/ч 81415
Евпатория, Крым.
 
Частью командовали :
 
полковник Краснопер Владимир Иванович      1958- 1960
полковник Работягов Анатолий Павлович       1960 - 1965
полковник Сыцко Георгий Александрович       1965 - 1968
полковник Терехин Дмитрий Васильевич          1968 - 1973
полковник Аксенов Владимир Иванович          1974 - 1980
полковник Иванов Василий Иванович               1980 - 1988
полковник Самарин Геннадий Корнеевич         1988 - 1989
полковник Лебедев Юрий Михайлович              1989 - 1992
полковник Клименко Владимир Павлович      (ВС Украины)
полковник Малевинский Станислав Владимирович (ВС Украины)
                                 ...................  
полковник Винокуров Роман Александрович   2014 -  н.в.
Краснопер
Владимир Иванович
Работягов
Анатолий Павлович
 
Сыцко
Георгий Александрович
 
Терехин
Дмитрий Васильевич
 
Аксенов
Владимир Иванович
 
Иванов
Василий Иванович
 
Самарин
Геннадий Корнеевич
 
Лебедев
Юрий Михайлович
 
Клименко
 Владимир Павлович
 
Малевинский
Станислав Владимирович
 
Винокуров
Роман Александрович
 
Фото :
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
НИП-16 был самым крупным командно-измерительным пунктом страны. Как и все другие, он принадлежал Министерству обороны, его легко было узнать издалека по необычному скоплению антенн, среди которых имелись и очень большие - тысячи квадратных метров, и совсем маленькие, похожие на домашние телевизионные. Некоторые отличались красивым дизайном; другие будто были сделаны на скорую руку. Чувствовалось, что создатели очень торопились. Нам рассказывали, что для обеспечения первого полета космического аппарата к Венере огромный антенный комплекс создали всего за несколько месяцев. Его строили на базе готовых, подходящих по размеру и прочности, конструкций. В качестве поворотной опоры этого комплекса использовали ферму, собранную для железнодорожного моста, а осью, на которой крепились антенные зеркала, служила заготовка для корпуса небольшой подводной лодки. И получилось удачно, комплекс работал прекрасно. Он потом использовался для управления всеми межпланетными полетами.
 
Управление полетами пилотируемых кораблей осуществлялось из отдельного здания. Это была небольшая двухэтажная постройка с оборудованием того времени. На первом этаже размещался узел связи и аппаратура, которая записывала телеметрические параметры в виде графиков на длинных бумажных лентах, похожих на электрокардиограммы., На втором этаже работали те, кто управлял полетом, - гражданские специалисты по бортовым системам, ответственные за анализ состояния корабля; медики, контролирующие здоровье и психологическое состояние экипажа; специалисты по полетным процедурам, составляющие детальный план полета на каждый виток, списки радиокоманд и радио-. граммы экипажу; военные специалисты ракетно-космических сил, управляющие работой командно-измерительного комплекса страны, и, наконец, методисты Центра подготовки космонавтов, на которых возлагалось ведение радиосвязи с экипажем.
 
Всего в управлении полетом участвовало 5-6 наземных пунктов, которые обеспечивали связь с кораблем и станцией во время их полета над территорией Советского Союза. Кроме наземных пунктов, в Атлантическом океане работали специально оборудованные теплоходы - так называемые плавучие пункты, которые меняли свое местоположение в соответствии с программой полета. В их задачу входил контроль наиболее ответственных операций, выполняемых за пределами видимости наземных пунктов, например сближения корабля со станцией или торможения корабля перед сходом с орбиты, а также связь с экипажем на тех витках, которые не пролегали над нашей страной.
 
В те годы для каждого полета формировалась Главная оперативная группа управления, которую возглавлял военный в чине полковника или генерала. Все средства управления принадлежали войсковым частям, поэтому руководить действиями их расчетов могли только военные начальники. Но они не принимали решений, относящихся к программе полета, а лишь контролировали возможность ее выполнения с помощью существующих наземных средств, обеспечивали радиосвязь с космическим аппаратом и выдавали на борт запланированные радиокоманды. Ответственность за принятие решений по программе и за подготовку перечня команд для каждого сеанса связи лежала на старшем представителе от промышленности - техническом руководителе. Он возглавлял работу всех гражданских специалистов, включенных в состав группы сотрудников организаций, принимавших участие в создании корабля и станции.
 
  Из книги космонавта Елисеева Алексея Станиславовича "Жизнь - капля в море" 
 
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ НИП-16 И ЦКДС
 
Проезжая близ Евпатории, путешественники обращают внимание на нацеленные в небо огромные чаши антенн, расположенные на больших огороженных площадках. Именно здесь находился уникальный Центр дальней космической связи (ЦДКС), откуда шло управление всеми межпланетными космическими станциями, направляемые на Луну, Марс, Венеру, другим планетам солнечной системы. Отсюда управлялись и пилотируемые космические корабли с космонавтами на борту. Во времена Союза сведения о работе Центра были строго засекречены. Поэтому большинство даже жителей Евпатории не имеют представления об огромном вкладе, внесенном их земляками в освоение космического пространства.
 
В период распада СССР Россия не сумела отстоять ЦДКС, который оказался на территории Украины и исключила Центр из звена управления космическими аппаратами. Остановили свое движение антенны, сложная дорогая техника превратилась в ненужное "железо", сотни сотрудников лишились престижной работы. ЦДКС был переименован в "Национальный центр испытаний и управления космическими средствами Украины", в коллективе которого трудилось немало бывших работников ЦДКС, имеющих знания и опыт практической работы по управлению КА. После вхождения Крыма в состав РФ и восстановления НИПа в структуре командно-измерительного комплекса удалось возродить и продолжить былую славу Евпаторийского Центра дальней космической связи.
 
НАЧАЛО
 
День запуска Советским Союзом первого ИЗС 4 октября 1957 года по праву считается началом космической эры. Началось бурно развитие космической техники, освоение космического пространств. За первым спутником в космос отправились ряд других, которые решали более сложные задачи.
 
В возглавляемом С.П. Королевым ОКБ-1 уже шла работа по созданию межпланетных станций, предназначенных для исследования Марса и Венеры. Новые грандиозные задачи требовали не только новых ракет и новых аппаратов, но и новых наземных средств, которые могли бы обеспечить управление полетом автоматических разведчиков Солнечной системы.
В декабре 1959 г., по предложению академиков С.П. Королева и М.В. Келдыша, ЦК КПСС и Советское правительство приняли решение о создании вблизи г. Евпатория Центра дальней космической связи - ЦДКС.
 
В марте 1960 г. военные строители Черноморского ВМФ приступили к строительству объектов Центра. Строительство вело Евпаторийское УНР под командованием полковника В.Я. Левина. Главным объектом строительства был «объект МВ» (Марс-Венера). Работы велись одновременно на двух площадках: первая площадка - приемный центр, вторая - передающий центр. Сроки строительства были привязаны ко времени запуска КА к планетам Марс и Венера. Для завершения строительства первой очереди был установлен срок в восемь месяцев. За столь короткое время было необходимо построить фундаменты и смонтировать три антенны АДУ-1000, каждая с восемью параболическими зеркалами диаметром 16 метров. Две из этих монументальных АФУ (на первой площадке) до сих пор вызывают восхищение и являются символом Центра.
 
Сформированный в июне 1960 года, Центр получил название "85-й радиотехнический центр дальней связи с космическими объектами". В ноябре 1961 года ЦДКС получил закрытое наименование "98-й Отдельный научно-измерительный пункт дальней связи с космическими объектами". В служебных документах Центр именовался НИП-16, открытое наименование - в/часть 34436. Первым командиром части стал полковник Краснопер Владимир Иванович - участник Великой Отечественной войны, отлично подготовленный инженер, который уже имел опыт службы в частях КИК. На его плечи легли самые трудные годы формирования части, строительство и ввод в эксплуатацию технических, бытовых и других объектов. Под его руководством в максимально короткие сроки был построен, смонтирован и введен в строй первый уникальный радиотехнический комплекс "Плутон", временные сборно-щитовые казармы, солдатская столовая. Часть купила большинство квартир в трех домах на улице Фрунзе, построенных городом.
 
На обеих площадках необходимо было построить технические здания для размещения радиотехнического комплекса управления, в том числе подземного технического здания для установки первых в СССР молекулярных генераторов Басова и Прохорова в качестве эталонов частоты. Кроме антенн и технических зданий, предстояло ввести в строй узел связи, построить дизель-электростанции, казармы и столовые для личного состава, здание штаба, гостиницу, столовую военторга, котельную, другие здания и сооружения с комплексом инженерного обеспечения. Для сдачи объектов в столь сжатые сроки строительство велось круглосуточно в три смены без выходных дней. Ночью работали при свете прожекторов. Ежедневно председатель Государственной комиссии П.А. Агаджанов лично проводил планерку, на которой подводились итоги прошедших суток и ставились задачи на следующие сутки.
 
Необычные сроки строительства требовали и необычных решений. Так, для создания опорно - поворотных механизмов антенн, вращающиеся части которых весили более полутора тысяч тонн, были использованы поворотные устройства орудийных башен главного калибра со списанного линкора «Севастополь». В качестве конструктивных элементов вращающейся части антенн использовались корпуса подводных лодок и мостовые фермы.
 
Ветераны вспоминают первого командира части Владимира Ивановича Краснопера как строгого, заботливого начальника и воспитателя, который являлся им примером выполнения своего служебного долга. Многие его воспитанники стали командирами частей и руководителями больших воинских коллективов. Так, командирами частей (начальниками НИП) стали Сыцко Г.А., Нориц В.А., Шкреба И.Е., Белкин В.В., Ряполов С.И. Были выдвинуты для службы в Центре КИК: Голома В.А., Кокин Ю.Ф., Колотилов В.А., Мохорин В.М.
 
Из воспоминаний полковника С.И. Ряполова:
"К счастью, мне пришлось служить под руководством опытного и отлично подготовленного командира - инженер-полковника Краснопера Владимира Ивановича - первого командира вновь сформированной части КИК - (в/ч 34436).
 
Первая встреча с ним (и особо запомнившаяся!) состоялась 25 августа 1960 года. Мы уже знали, что наш командир - ветеран ВОВ, КИКа, уже успел побывать на дальних НИПах (о. Балхаш, п. Шипицино, Новосибирской обл.). Поэтому встречу с ним ожидали с волнением и надеждой. Из первой беседы с командиром части нам стало известно, что это высоко подготовленный инженер и четкий командир с большим опытом работы. Нам в этом смысле повезло несомненно, к тому же, как оказалось, он хорошо обладал хозяйской «стрункой». Последнее было, особенно в создавшейся обстановке, весьма важно - часть только формировалась, стройка буквально кипела в самой части и на подходах к ней. Возводились технические здания и сооружения, прокладывались линии связи, электроснабжения и прочее. Строилось так же жилье для военнослужащих и членов их семей. Кстати, первую свою квартиру я получил именно в этой части.
 
При встрече с нами каждому вновь прибывшему были поставлены свои задачи. При этом командир предупредил нас, что любит грамотных и трудолюбивых работников, способных к росту в должностях. Внешний вид офицера Краснопера Владимира Ивановича подкупал нас. Он всегда был подтянут, активно занимался спортом и требовал этого от нас. Уже с 6 ноября 1960 года в части был готов стадион и состоялась первая спартакиада в/ч 34346. Это запомнилось - душой спартакиады был командир части и поэтому она прошла успешно и явилась хорошим зарядом для всех нас.
 
Он всегда умело ставил перед нами задачи и, что особенно ценно, быстро сумел определить кто на что способен, умело опирался на подчиненных в этих непростых условиях. Чувствовалось, что в среде командования части было единодушие и взаимопонимание, это хорошо ощущалось на проводимых совещаниях и в повседневной жизни части. Заместителями у него были: Сыцко Г.А. (измерения), Голома В.А. (связь), Пикуль П.Т. (МТО), Ландырь В.М. (ПО). Все они были участниками ВОВ и блестяще выполняли свои обязанности в это трудное для части время."
 
В сентябре 1960 г. комиссия под руководством С.П. Королева приняла в эксплуатацию первую очередь строительства. Расчеты радиотехнического комплекса, получившего название «Плутон», начали подготовку к предстоящим работам.
В декабре 1960 года полковник Краснопер В.И. получил новое назначение в НИИ-4 МО и в начале 1961 года убыл к новому месту службы.
 
В декабре 1960 г. командование частью принял полковник Работягов Анатолий Павлович ( 12.1960 - 11.1965 г.).
Анатолий Павлович по характеру, трудолюбию вполне оправдывал свою фамилию. Под его руководством успешно продолжалось дальнейшее развитие части: вводились в строй новые технические средства, бытовые сооружения. В период его командования начато строительство и монтаж радиотехнического комплекса "Сатурн". Часть успешно провела все сеансы радиосвязи с автоматическими межпланетными станциями, направляемыми к планетам Венера и Марс.
 
ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ.
 
12 февраля 1961 г. в 7 час. 04 минуты 35 секунд с полигона Тюратам (Байконур) стартовала ракета-носитель 8К78 с космическим аппаратом АМС 1ВА на встречу с планетой Венера.
 
На полигоне Государственная комиссия во главе с С.П. Королевым с тревогой ожидала доклада с Евпаторийского НИП-16 о начале радиосвязи с КА. В 9 час.17 мин. НИП-16 торжествующе доложил, что первый сеанс связи начался и проходит нормально. Второй сеанс в 16 часов 23 минуты подтвердил, что КА движется к Венере по запланированной траектории, но по данным телеметрии была зафиксирована неустойчивая работа в режиме постоянной солнечной ориентации (ПСО), обеспечивающей необходимую для заряда аккумуляторов ориентацию солнечных батарей.
 
Указанная неисправность, плюс допущенная при проектировании логическая ошибка привели к тому, что следующий сеанс связи включался только автономно от бортового ПВУ после «закрутки» на солнце. Предстояло пять суток томительного ожидания… Академики Королев и Келдыш со всеми "венерианцами" для личного участия в сеансе связи 17 февраля прилетели в Евпаторию.
 
Трудно передать напряжение, с которым на НИП-16 ожидали самостоятельного, без запроса Земли, выхода КА на связь после пяти суток молчания. Когда в небольшом зале НИП, где основным средством информации были полевые телефоны, раздался торжествующий доклад "Есть сигнал!", все зааплодировали, но Королев так "зыркнул", что быстро воцарилась тишина…
 
Однако, 22 февраля 1ВА на связь не вышла. Предыдущий сеанс состоявшийся 17 февраля на дальности 1,9 миллионов км. оказался последним. Молчаливая "Венера-1", по расчетам, прошла примерно в 100000 км от планеты. Неудача с «Венерой-1» не была связана с работой НИП-16. Наземный комплекс «Плутон» работал надежно. Коллектив с честью выдержал первое боевое крещение.
 
Непосредственное участие в этой работе принимали: начальник НИП-16 - Работягов Анатолий Павлович;
- офицеры управления: Сыцко Г.А., Ландарь В.М., Голома В.А., Войтович О.В., Горохов А.П., Михайлов В.И., Акимов Ю.Н.
- офицеры 27 отдела: Юмашев Е.Н., Кокин Ю.Ф., Белкин В.В., Чернов В.Ф., Сытников Г.А., Комаровский Б.А., Плешко Л.М., Сывороткин В.И., Федоров В.В., Парфентьев Л.Д.
- офицеры 28 отдела: Нориц В.А., Ряполов С.И., Мохорин В.М., Милейко Ю.Б., Лукин А.М., Сумишин А.А., Шарун М.А., Симонов Г.А., Виноградов В.А., Прикладов В.Г.
- офицеры узла связи: Шкреба И.И., Петухов Н.В., Балагуров Н.К., Данилов Д.С., Слепкан В.Ф., Шарабарин И.А., Полежаев В.Г., Пономарев В.М., Колотилов В.А., Комардин Н.А., Кривенко Г.А.
 
ВПЕРЕД, К МАРСУ!
 
12 апреля 1961 г. радио и телевидение СССР оповестили весь мир о том, что первый пилотируемый космический корабль с человеком на борту выведен на орбиту вокруг планеты. Имя первого космонавта - Юрий Гагарин. Это событие затмило собой все предыдущие достижения в освоении космоса. Всенародное ликование в этот день сравнивали по масштабности происходившего с Днем Победы в мае 1945 года.
 
Менее чем через четыре месяца, 6 августа 1961 г. на космической орбите побывал второй космонавт Союза - Герман Степанович Титов. В Советском Союзе начал регулярно выводить на околоземную орбиту пилотируемые космические корабли. Советские ученые, разрабатывали еще более грандиозные планы межпланетных полетов. В период с 25 августа по 12 сентября 1962 г. были запущены три автоматические межпланетные станции (АМС) Венера-2А, Венера-2В, Венера-2С. Все три АМС не достигли цели из-за отказов двигательных установок (ДУ) или бортовых систем управления. Эти запуски не были совсем напрасными, каждая неудача давала возможность выяснить и устранить их причины. Так, с трудностями и с большими затратами, прокладывался путь в космос. Надо отметить, что независимо от результатов пусков, коллектив НИП-16 затрачивал немалые усилия и время на подготовку к управлению указанными космическими станциями.
 
Одновременно с «венерианскими» кораблями Королев готовил к запуску три «марсианских» корабля. По предварительному графику распределили три пуска: 24 октября 1962 г. - 2МВ-4 № 3 (пролет вблизи Марса), 1 ноября 1962 г. - 2МВ-4 № 4 (пролет вблизи Марса), 4 ноября 1962 г. - 2МВ-3 № 1 (вариант на попадание). Пуск 24.10.1962 г., закончился неудачно. АМС вышла на околоземную орбиту, но после включения блока «Д» взорвался турбонасос. 1 ноября 1962 г. 19 час.14 мин. Байконура стартовала следующая АМС - 2МВ-4 №4. Старт пошел успешно, НИП-16 подтвердил выход КА на траекторию к Марсу.
 
Основной задачей 2МВ-4 - "Марса-1", благополучно стартовавшего с орбиты спутника Земли к Марсу, было фотографирование планеты на близком пролете. Изображение должно было быть передано по радиолинии сантиметрового диапазона через остронаправленную параболическую антенну. Для этого требовалась надежная работа системы ориентации. Сеансы связи, проводимые системой «Плутон» в дециметровом диапазоне, позволили сделать выводы, что на борту все нормально, связь надежная, но есть замечание по системе исполнительных органов управления ориентацией.
4 ноября 1962 г. вдогонку «Марс-1» стартовала АМС 2МВ3. Снова неудача. С кораблей из Гвинейского залива приходит сообщение об аварии ДУ.
 
После неудачи 4 ноября 1962 г. Госкомиссия во главе М.В. Келдышем на следующий день прилетела на НИП-16 для выяснения всех обстоятельств полета "Марса-1". Специалисты быстро поняли, что сенсационных фотографий Марса не будет. Весь запас газообразного азота, являвшегося рабочим телом систем ориентации, был потерян. Анализ телеметрической информации позволил точно показать, что виноват один из клапанов системы ориентации. Он оставался все время открытым. Очевидно, под седло клапана попала "посторонняя частица" и через открытый клапан высвистел весь драгоценный запас.
 
Проведенными позже экспертизами причина отказа клапана была установлена однозначно. При пайке обмотки электромагнита применялась канифоль. Крошки канифоли могли попасть под седло клапана и помешали плотному прилеганию клапана к поверхности седла. Остававшийся зазор был вполне достаточен для вытравливания всего запаса рабочего тела.
Тем не менее, АМС летел к Марсу, пусть не ориентированный, но в остальном вполне исправный. Сеансы связи по дециметровой линии НИП-16 проводил регулярно и без замечаний, вся "наука", которая могла работать по пути, функционировала и, что было особенно отрадно, проверялись и тренировались все службы Центра дальней космической связи.
 
Связь с АМС по радиолинии комплекса «Плутон» через антенну АДУ-1000 осуществлялась 140 суток. На дальности 106 миллионов километров связь была потеряна. По тем временам это был рекорд дальности космической связи.
 
25 января 1965 года Центру дальней космической связи вручено Боевое Красное Знамя. В ноябре 1965 г.по просьбе А.П. Работягова, его назначили начальником НИП-6 (Камчатка, Елизово).
 
ЭТАПЫ  РАЗВИТИЯ
 
В ноябре 1965 года в должность начальника ЦДКС вступил полковник Сыцко Георгий Александрович, который служил до этого на должности заместителя начальника НИП-16 по измерениям.
 
В период его командования начато и завершено строительство на второй площадке технического здания передающего комплекса "Бархат" и монтаж радиоаппаратуры. На первой площадке построен и введен в строй сложный радиотехнический комплекс "Сатурн-МС".
 
В 1967 году Центр приступил к управлению пилотируемыми космическими кораблями с космонавтами на борту, что привело к резкому увеличению нагрузки на расчеты узла связи, радиотехнических и вычислительных комплексов, участвующих в этой работе. Сеансы связи проводились круглосуточно, а расчеты не были укомплектованы достаточным количеством л/с для трехсменной работы.
 
12 июня 1967 года с космодрома Байконур стартовала межпланетная станция "Венера-4", управление которой осуществлялось с евпаторийского Центра. 18 октября АМС достигла поверхности планеты. Успешному выполнению программы полета во многом способствовала надежная работа НИП-16.
 
В октябре 1967 года на базе информационно-вычислительного центра был создан Центр управления полетами (ЦУП), который получил статус отдельной части (в/часть 16622). Командиром части назначен подполковник Михалев В.И, его заместителем - майор Чистяков П.П. С первых дней создания в ЦУП-е началась активная работа по автоматизации обработки параметров, получаемых с борта космических аппаратов. Для надежной и оперативной передачи полученной информации в Главный Центр потребовалась существенная модернизация техники Узла связи. Умелое руководство Сыцко Г.А. позволило успешно решить все стоящие перед ЦДКС задачи.
 
В начале 60-х годов советские ученые, НПО приступили к выполнению программы пилотируемого полета на Луну. Было принято решение: центр управления "лунными полетами" организовать в ЦДКС. С этой же целью в 1967 г. на НИП-16 введен наземный многофункциональный РТК "Сатурн".
 
В 1967 году Евпаторийский Центр управления полетами (ЦУП) приступил к управлению пилотируемыми космическими аппаратами. С этого момента ЦДКС превратился в "филиал Звездного городка". В гостинице Центра практически постоянно проживала группа космонавтов. Центр часто посещали руководители Центра КИК и ГУКОСА.
 
В сентябре 1968 года полковник Сыцко Георгий Александрович уволился из Вооруженных Сил СССР в запас.
 
В сентябре 1968 года начальником ЦДКС назначен участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени полковник Терехин Дмитрий Васильевич (09.1968 - 11.1973г.)
 
Полковник Терехин Д.В. до прибытия на НИП-16 получил трехгодичный опыт командирской службы в Заполярной Воркуте. С ноября 1965 года по сентябрь 1968 года он был первым командиром НИП-18 и испытал все трудности начала строительства и становления части. Несомненной заслугой Дмитрия Васильевича является то, что он смог убедить руководство Центра КИК строить дома для офицерского состава в городе Евпатории. В 1969 году часть приняла в эксплуатацию первый пятиэтажный дом, построенный в городе военными строителями.
 
Именно в годы командования частью Терехиным пришелся период наиболее напряженной работы Евпаторийского Центра по управлению пилотируемыми космическими кораблями. На НИП-е постоянно находились представители Главного Центра, НПО и группа космонавтов - члены Главной оперативной группы управления. Это добавляло немало забот командиру по бытовому устройству и обслуживанию указанных персон. Работа с пилотируемыми КА практически велась круглосуточно. В сутки проводились 12-13 сеансов связи. При этом большинство станций и узел связи не были укомплектованы трехсменными расчетами. Личный состав испытывал большие перегрузки. Особенно тяжело приходилось расчетам телеметрических станций и узла связи. Особая ответственность за качественное выполнение задач по управлению пилотируемыми космическими аппаратами ложилась на коллектив Центра управления полетами (ЦУП).
 
В октябре 1969 г. впервые состоялся длительный групповой полет целой эскадры пилотируемых космических кораблей в составе "Союз-6", "Союз-7" и "Союз-8", которые пилотировали космонавты Шонин Г.С., Кубасов В.Н., Филипченко А.В., Волков В.Н., Горбатко В.В., Шаталов В.А., Елисеев А.С. В полете осуществлялось маневрирование КА: изменение параметров орбиты, взаимное сближение кораблей. Управление и контроль осуществлялся с ЦУП НИП-16, где впервые отрабатывалась методика управления столь сложными полетами. НИП-16 задачу выполнил на отлично, что способствовало успешному завершению программы полетов.
 
Для управления пилотируемыми космическими кораблями в Евпаторийский Центр прибывала многочисленная Главная Оперативная Группа Управления (ГОГУ). В состав ГОГУ входили: представители Главных конструкторов-разработчиков бортовой аппаратуры, Центра КИК, Центра подготовки космонавтов, Военно-воздушных сил, Министерства связи СССР и Евпаторийского ЦДКС. Все они проживали в гостиницах ЦДКС.
 
Пребывание космонавтов в Евпаторийском Центре нигде не афишировалось, но и скрыть от населения этот факт тоже было невозможно. Руководители окружающих совхозов и колхозов наперебой приглашали космонавтов в гости, и они охотно принимали эти приглашения. До сих пор жители близлежащих сел вспоминают эти встречи с космонавтами. Тем не менее, космонавты на официальные встречи с евпаторийцами не соглашались, так как не было указаний сверху по этому поводу. Первым из космонавтов решился на публичное выступление перед евпаторийцами с балкона театра им. Пушкина на Театральной площади П. Попович. Вторым, кто согласился официально встретиться с горожанами, был "космонавт №2" Г. Титов. Он выступал со сцены танцплощадки "Радуга" в парке им. Фрунзе. Сообщение о предстоящей встрече произвело фурор в евпаторийском обществе. Прибывших на встречу оказалось в несколько раз больше, чем рассчитывали, и все хотели быть поближе к сцене. Наконец, на встречу с горожанами согласился и Юрий Гагарин.
 
9 марта 1968 года Юрий Алексеевич свой день рождения отпраздновал последний раз в Евпатории в кафе "Юбилейное". Через 18 дней, 27 марта 1968 года первый космонавт мира трагически погиб во время тренировочного полета на самолете. Из воспоминаний первого секретаря Евпаторийского горкома КПСС В.В. Петунова: "9 марта мы с бывшим в то время первым секретарем Сакского райкома партии Виктором Васильевичем Дмитриевым, с помощью колхозов и совхозов района, совершенно официально организовали празднование дня рождения Юры. - на втором этаже нового кафе «Юбилейное» (построено к 50-тилетию Советской власти). Селяне привезли все возможное и невозможное, работники кафе приготовили и накрыли превосходные столы.
 
На торжестве присутствовало более 40 человек: секретари горкома и Сакского райкома партии, председатели горисполкомов и райисполкома, их заместители, некоторые председатели колхозов и директора совхозов района, военные - командиры воинских частей Евпатории и Сак, Юрины друзья-космонавты, находившиеся в эго время в городе. Были выступления, поздравления и подарки. Всех затмил и "переплюнул" тогда управляющий трестом столовых и ресторанов Иван Герасимович Козицкий: от имени работников треста он преподнес имениннику огромный, искусно выполненный кондитерами торг в виде книги с надписью «Дневник космонавта» - и буквально поразил героя вечера: «Вот это да! Вот это по-нашему!» Разрезать этот торт никто не осмелился, и Юру попросили отвезти его в Звездный - угостить жену. Улыбнувшись своей неповторимой - гагаринской! - улыбкой, он согласился… И пообещал: «Я скоро снова приеду в Евпаторию!»
 
Ветераны ЦДКС многократно обращались к городским властям с просьбой установить памятную доску на этом здании, но городские власти и банк, который позже там располагался, не смогли выделить небольшую сумму для её изготовления. Не помогло даже решение Верховного Совета Крыма, обязавшего установить памятную доску ко дню первого полета человека в космос.
 
В 1973 году началось грандиозное строительство радиотехнического комплекса "Квант-Д" на третьей площадке.
 
Пять лет командовал полковник Терехин Д.В. Центром дальней космической связи и в ноябре 1970 года уволился в запас по выслуге лет.
 
В январе 1974 года командование в/частью 34436 принял полковник Аксенов Владимир Иванович. (01.1974-08.1980г.)
 
В.И. Аксенов начал службу на НИП-16 в 1964 году в должности старшего инженера отдела. Продвигался по служебной лестнице, последовательно занимая должности начальника отделения, начальника отдела, начальника штаба, начальника НИП. В период его командования часть получила дальнейшее развитие. Были построены ряд технических зданий и введены в эксплуатациютелеметрические станции, приемо-передающий пункт спутниковой связи - 3П2С, телевизионные средства связи с космонавтами, находящимися на орбите, средства автоматизации по обработке телеметрической информации и управлению космическими аппаратами. Завершалось строительство технических сооружений и монтаж, наладка аппаратуры РТК "Квант-Д". В структуру части введены ряд новых отделов, что дало возможность продвижения по службе многим офицерам части.
 
Часть получила новое просторное здание клуба. Продолжалось строительство жилых домов в г. Евпатории, но быстрый рост количественного состава офицеров создал значительные трудности в обеспечении их жильем. За успешный ввод в эксплуатацию новых средств и успешное выполнение задач по управлению КА полковник Аксенов награжден высокой государственной наградой - орденом Ленина.
 
Из воспоминаний полковника Иванова В.И.:
"Он был одним из лучших. В 1960 г. Рижское высшее военное авиационное инженерное училище ликвидировали, основную часть слушателей уволили, незначительную часть перевели по другим высшим военным учебным заведениям. Так мы с Владимиром Аксеновым оказались в Ростовском ВКИУ - в Ракетных войсках, в состав которой входили и Войска космического назначения.Володя Аксенов выделялся среди слушателей курса даже своим внешним видом. Высокий, стройный, в аккуратной форме морского офицера, с добрым, общительным характером, он легко вступал в контакт с людьми и был одним из лидеров в коллективе.
 
В первый же год учебы в Ростове коммунисты курса избрали его секретарем партийной организации. Он дал мне первую рекомендацию для вступления кандидатом в члены КПСС. Учеба Володе давалась легко, и он активно помогал отстающим слушателям. Наш учебный класс на протяжении всех четырех лет занимал первое место на курсе по показателям в учебе. Все слушатели успешно окончили училище, и в этом немалая заслуга нашего секретаря парторганизации - Владимира Аксенова.Слушателям, окончившим училище с отличными показателями, давали право выбора места службы в пределах разнарядки. Володя выбрал Евпаторию - НИП-16."
Полковник Аксенов Владимир Иванович уволился из рядов Вооруженных Сил СССР по состоянию здоровья в августе 1980 года.
 
В августе 1980 года в командование части вступил полковник Иванов Василий Иванович. (08.1980-08.1988г.)
 
Иванов В.И. проходил учебу в Ростовском высшем командно-инженерном училище вместе с Аксеновым. До прибытия в Евпаторийский Центр он пять лет командовал Воркутинским НИП-18 и два года Сартичальским (Грузия) НИП-11. В период его командования евпаторийским НИП-16 в Советском Союзе был осуществлен ряд амбициозных космических проектов по изучению планет солнечной системы, в выполнении которых непосредственное участие принимал коллектив ЦДКС.
 
30 октября и 4 ноября 1981 года с космодрома Байконур стартовали на планету Венера две автоматические межпланетные станции (АМС) "Венера-13" и "Венера-14". Через 8 месяцев полета обе АМС достигли поверхности планеты, осуществили забор и анализ грунта, передали на землю цветные фотографии панорамы поверхности планеты. Настоящим триумфом советской науки и промышленности можно назвать успешное выполнение космического проекта "Вега" ("Венера-Галлея").  Запущенные в декабре 1984 года две космические станции "Вега" в марте 1986 года встретились с кометой Галлея.
 
С Евпаторийского Центра осуществлялись также работы по испытанию космического самолета "БОР". Председателем Государственной комиссии по испытаниям КА "БОР" был летчик-космонавт Г.С. Титов. В состав комиссии входили представитель Главного Центра генерал-майор Щеулов В.И, представитель НПО "Молния", заслуженный летчик- испытатель, Герой Советского Союза генерал-майор Микоян С.А, представитель НИИ-4 генерал-майор Степанов Г.В.
С первых месяцев службы В.И. Иванов сумел установить тесные деловые и дружеские контакты с руководителями партийного и советского руководства города Евпатории, что во многом способствовало решению проблем со строительством в городе жилых домов для офицеров и прапорщиков и других объектов социально-бытового назначения на самых выгодных для части условиях. Часть ежегодно вводила в эксплуатацию по жилому дому на 100-120 квартир, были построены детский сад, пионерлагерь, самая мощная в городе котельная.
 
В.И. Иванов. ТРИУМФАЛЬНЫЙ ФИНАЛ ВЕНЕРИАНСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ.
 
"Первоначально экспедиция космических аппаратов «Венера-13» и «Венера-14» планировалась на 1980 год, как простое повторение предыдущей экспедиции 1978 года при той же схеме полета и с тем же составом бортовой служебной и научной аппаратуры. Однако неудача с получением цветных фотопанорам и отказ грунтозаборных устройств на посадочных аппаратах «Венеры-11, -12» вынудили провести серьезную доработку аппаратуры. В результате, запуски двух аппаратов 4В1М были перенесены на 1981 год.
 
В августе 1980 года я был назначен на должность начальника Центра дальней космической связи (НИП-16), и мне посчастливилось быть непосредственным участником выполнения данного космического проекта. Из множества научных экспериментов основной задачей проекта были получение цветных фотопанорам поверхности Венеры, забор образцов грунта и их физико-химический анализ.
 
Задолго до запуска КА расчеты РТК "Квант-Д" под руководством Г.О. Хачатуряна, Л.А. Павленко, А.С. Кухарского приступили к ежедневным тренировкам. Многократно проверялись все основные узлы комплекса, совместимость и надежность линий связи для передачи информации в Московский центр, ИКИ, и другие научные организации.
 
За несколько дней до старта на НИП прибыла большая группа (несколько сотен) представителей промышленности, научных организацией, среди которых были руководители ИКИ, многих НПО и других организаций-участников проекта. Они проверили готовность техники, расчетов к предстоящей работе. В эти дни я впервые познакомился с министром Общего машиностроения С.А. Афанасьевым, директором ИКИ АН СССР академиком Р.З. Сагдеевым, заместителем главного конструктора НПО им. Лавочкина Р.С. Кремневым и с многими другими видными руководителями научных и промышленных организаций.Все прибывшие разместились в гостинице НИП, при которой была и столовая. Забота по бытовому устройству гостей полностью ложилась за плечи моего заместителя по тылу В.С. Нестерука и его подчиненных. Надо отметить. что с задачей они справились успешно.
 
Старт ракеты-носителя «Протон-К» с КА «Венера-13» был произведен с космодрома Байконур 30 октября 1981 года, «Венера-14» стартовала 4 ноября 1981 года. После перехода КА на траекторию к Венере и отделения головных частей расчеты "Квант-Д" установили стабильную радиосвязь в сантиметровом и дециметровом диапазонах, приступили к контролю и управлению обоими КА.
 
На трассе перелёта сеансы связи проводились 1 раз в 3-4 суток и были, в основном, посвящены воспроизведению научной информации, записанной на бортовые магнитофоны в дежурном режиме. "Квант-Д" вел уверенный прием радиосигнала. По мере приближения КА к Венере началась подготовка к посадке на планету, в связи с чем сеансы связи стали проводиться ежедневно. Этому был посвящен весь февраль. Проводились проверки режимов ретрансляции по дециметровому каналу, включение сантиметрового и метрового каналов радиокомплекса, а также бортовых ленточных магнитофонов ЭА 079, на которые должна записываться информация, принимаемая со спускаемого аппарата.
 
27 февраля 1982 года произошло отделение спускаемого аппарата "Венеры-13". Практически в расчетное время появился сигнал со спускаемого аппарата, а затем начался приём информации на участке спуска, который длился 61 минуту. Спускаемый аппарат штатно прошёл все этапы снижения в атмосфере и совершил мягкую посадку в равнинной местности. Более 2-х часов передавалась телеметрия о работе грунтозаборного устройства, информация с других научных приборов и передача панорамы поверхности Венеры.
 
Работа с КА "Венера-14" проходила в очень напряженном состоянии из-за ряда нештатных ситуаций, вызванных нарушением теплоизоляции посадочного аппарата. Благодаря правильным решениям, принятыми группой управления и четким действиям расчетов "Квант-Д", посадочный аппарат также достиг поверхности планеты и выполнил программу работы полностью.
 
В успешном выполнении программных задач есть значительная заслуга коллектива Центра, начиная от рядовых солдат до руководителей отделов и выше. Каждый из них внес свою долю труда и знаний. Перечисление их фамилий и имен заняло бы многие страницы, поэтому я назову лишь несколько фамилий: Хачатурян Г.О., Павленко Л.А., Кухарский А.С., Матушин Г.С., Мерьянц В.Г., Батурин В,А., Савчук А.П., и многие другие.
 
2 и 7 июня 1983 года на орбиту спутника планеты Венера выведены космические аппараты "Венера-15" и "Венера-16. КА впервые произвели радиолокационную картографическую съёмку поверхности планеты в районе Северного полюса с разрешением 1-2 км. Дальнейшим продолжением программы «Венера» в СССР стала программа «Вега» по исследованию Венеры (зондами в атмосфере), а также кометы Галлея (в июне 1985 г. запущены АМС «Вега-1» и «Вега-2»). Управление КА осуществлялся из Центра дальней космической связи."

 
Заслуги Иванова В.И. отмечены государственными наградами: орденом "Трудового Красного Знамени", орденом "За службу Родине в ВС СССР", медалью "За боевые заслуги". Прослужив в Вооруженных СССР 37 лет, полковник Иванов в августе 1988 года уволился по достижении предельного возраста службы.
 
В августе 1988 года в командование ЦДКС вступил полковник Самарин Геннадий Корнеевич, который ранее служил здесь же на должности главного инженера НИП. Прослужив на этой должности около года, Самарин Г.К. был выдвинут на вышестоящую должность.
 
После развала Советского Союза Г.Н. Самарин первым в Евпаторийском Центре присягнул Украине, вызвав этим поступком большое недовольство вышестоящего командования РФ и значительной части офицеров Евпаторийского Центра.
 
В августе 1989 года на должность начальника ЦДКС назначен полковник Лебедев Юрий Михайлович.
 
Юрий Михайлович ранее уже служил на НИП-16. Прибыв на НИП на должность инженера отделения он последовательно повышался по службе до начальника отдела. В период службы заочно окончил высшие командно-инженерные курсы при академии им. Ф.Э. Дзержинского. С должности начальника отдела на НИП-16 он был выдвинут на должность начальника штаба НИП-17. До прибытия в Евпаторийский Центр Лебедев Ю.М. около четырех лет командовал Уссурийским НИП-15.
 
На долю Юрия Михайловича пришлись самые сложные годы деятельности Центра. Ему пришлось пережить последние дни существования Центра дальней космической связи СССР, когда правительство страны практически бросило своих офицеров на произвол судьбы, вынудив некоторых из них изменить данной в свое время присяге и присягнуть другому государству.
 
Прочитано на сайте  "Евпатория космическая"