Формирование
 
НИП-8 КИКа, которому был присвоен номер войсковой части 14107, должен был дислоцироваться в районе посёлка Гижига Магаданской области, в устье одноимённой реки, в 550 км северо-восточнее г. Магадана. Первым командиров части был назначен полковник, кандидат технических наук Борис Николаевич Дроздов.
 
Артиллерист Б.Н. Дроздов начал Великую Отечественную войну под Москвой, закончил под Кенигсбергом. В его наградном листе есть такие строки: «Командир батареи Дроздов скрытно пробрался во вражеский танк, подбитый на нейтральной полосе, в открытой местности, и с риском для жизни корректировал огонь своих орудий. Это способствовало успешному решению боевой задачи». Всего за бои на фронтах Великой Отечественной полковник Дроздов был награждён двумя Орденами Отечественной войны и двумя - Красного Знамени. После окончания Великой Отечественной войны Б.Н. Дроздов служил в первых ракетных частях, осваивал новую технику, «двигал вперёд» науку в НИИ-4. Он был одним из лучших спортсменов НИИ-4. При этом всегда внимательно относился к подчинённому личному составу, к сослуживцам.
 
Показателен следующий факт: первоначально полковник Дроздов был назначен командиром одного из камчатских пунктов, но по просьбе подполковника Постернака М.С., предварительно назначенного командиром войсковой части 14107, «поменялся» с ним назначениями, выбрав командование частью, расположенной в районе со значительно более трудными климатическими условиями. Заместителями командира были назначены: по политической части - подполковник Меркишин Сергей Иванович, по измерениям - подполковник Карпухин Григорий Моисеевич, по материально-техническому обеспечению - подполковник Сороколетов Иван Иванович. По штату командно-измерительный пункт состоял из управления, радиотехнической роты (командир - капитан Лифанов Валентин Дмитриевич), узла связи (начальник капитан Смирнов Илья Фёдорович) и хозяйственного взвода (командир - старшина Смычук А.Д.).
 
 
 
Первый
начальник
НИП-8
(1957 -
- 1959 гг.)
полковник
Дроздов Б.Н
 
КРЛ МРВ-2
 
«Бинокль-Д»
 
 
В состав технических средств НИП-8 входили:
- станции траекторных измерений «Бинокль-Д», работающая с бортовым ответчиком (начальник станции старший лейтенант Саркисян Гарик Погосович), и «Иртыш-Д», работающая с бортовым передатчиком (первоначально начальник станции - старший лейтенант Кокоша Иван Арефьевич);
- командная радиолиния МРВ-2М (начальник станции старший лейтенант Аверьянов Олег Владимирович);
- радиолокационная станция П-30 (начальник станции старший лейтенант Ерёмин Александр Петрович);
- телеметрические станции РТС-8 (начальник станции старший лейтенант Волощук Николай Александрович), «Трал» (начальник - лейтенант Герасимов Анатолий Фёдорович);
- аппаратура службы единого времени «Бамбук-Д» (начальник с 1958 года - старший лейтенант Кокоша Иван Арефьевич);
- приёмная коротковолновая станция «Сигнал» (начальник - лейтенант Бойцерук Дмитрий Петрович);
- аппаратура ПОЗУ «Кварц»;
- фотолаборатория для проявки фотоплёнок телеметрических станций (начальник - старший лейтенант Можаровский Г.Г.).
 
 
 
 
Начальник
 приёмной
 КВ станции
 «Сигнал»
   Телеметрическая станция «Трал»
 
л-т Бойцерук Д.П.
 
В августе 1957 г. эшелоны с техникой всех НИПов отправились к местам дислокации. На территории НИИ-4 остались только личный состав и техника 8-го НИП. Из-за трудностей строительства в условиях вечной мерзлоты и доставки туда материалов и оборудования создание пункта в Магадане было сочтено нецелесообразным. Часть личного состава и техники были переназначены в состав других НИПов. А за счёт части средств, предназначенных для строительства НИП-8, командование войсковой части 32103 направило на строительство зданий для размещения КВЦ и жилых домов для офицеров КИКа.
 
Оставшиеся личный состав и техника были прикомандированы к Отдельной испытательной части НИИ-4 и стали готовиться к работам по искусственному спутнику Земли с территории НИИ-4. Запуск первого в мире искусственного спутника Земли состоялся 4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени первой космической ракетой-носителем Р-7 (изделие 8К71ПС). На орбиту ИСЗ вышла также вторая ступень ракеты-носителя - блок Ц.
 
После оглушительного успеха 1-го ИСЗ было решено запустить ещё до 40-летия Великой Октябрьской Социалистической революции более сложный спутник - с биологическим объектом (собакой) на борту.  Решение не отделять космический аппарат от носителя позволило использовать телеметрическую аппаратуру «Трал-Ц» второй ступени путем ее программного переключения на спутник после окончания передачи ТМИ о параметрах активного участка полета ракеты.
Приём телеметрической информации со спутника осуществляли станции «Трал» НИПов. Созданная на основе радиолинии станции «Трал» простейшая система телевидения передавала снимки животного (100 строк и 100 кадров в секунду).  Запуск 2-го ИСЗ состоялся 3 ноября 1957 года. В гермокабине спутника находилась собака Лайка, ставшая, таким образом, первым живым существом в космосе.
 
Для обеспечения испытаний телеметрическими измерениями на завод командировались офицеры - специалисты телеметрических станций РТС-8 и «Трал» с различных НИП, в т.ч. и от НИП-8. При запуске третьего ИСЗ - объекта «Д» - командно-измерительный комплекс использовался в штатной комплектации. Поскольку телеметрическая система РТС-8 не выдержала сравнительных испытаний с системой «Трал», бортовой аппаратуры для взаимодействия с этой системой на ИСЗ не было, и применения в КИК станция не имела. Первый пуск носителя 8А91 (космическая модификация МБР Р-7) с ИСЗ Д-1 № 1 был произведён 27 апреля 1958 года. ИСЗ на орбиту не вышел из-за аварии РН на 96-й секунде полёта. Вторая попытка была удачной, 15 мая 1958 года на орбите начал свою работу Третий искусственный спутник Земли.
 
Спутник активно функционировал до 3 июня 1958 года (последние сигналы передатчика «Маяк» были приняты на территории СССР 6 апреля 1960 г., на 10035 витке), баллистическое существование прекратил 6 апреля 1960 года, совершив 10037 оборотов вокруг Земли.
 
20 марта 1958 года Постановлением СМ СССР № 343-166СС войсковой части 32103 было определено название «Центр по управлению работой и эксплуатацией измерительных средств объектов Д и Е». Войсковой части 14107 было определено новое название - 30-й Отдельный Командно-измерительный пункт (ОНИП) и присвоен условный номер войсковая часть 25840-Б с местом дислокации в посёлке Болшево, на территории НИИ-4.
 
Во второй половине 1958 года 30-й ОНИП принял в свой состав часть технических средств расформированного 5-ого НИП, располагавшегося у посёлка Искуп на Енисее и попавшего в зону затопления в весенний паводок 1958 года. Боевые расчёты радиотехнических средств войсковой части 25840-Б проводили работы по измерению параметров орбитального полёта всех трёх первых искусственных спутников Земли, осуществляли приём и обработку телеметрической информации от второго и третьего ИСЗ. Результаты телеконтроля ИСЗ и вторых ступеней их ракет-носителей передавались в КВЦ НИИ-4. Оперативное руководство работой боевых расчётов технических средств осуществлялись с нештатного командного пункта части (начальник КП старший лейтенант Веселов Игорь Евгеньевич). Координационно-Вычислительный Центр располагался в главном корпусе НИИ-4. В этом же здании располагались некоторые подразделения и службы НИП-8. Часть аппаратуры измерительных средств НИП-8 была размещена в соседнем корпусе, техническом здании № 47, антенные системы - в штатных КУНГах на открытых площадках.
   
Личный состав боевых расчётов станций заступал на дежурство с высоким чувством ответственности за выполнение поставленных задач. Подготовка к работе с ИСЗ начиналась по четырёхчасовой готовности. Боевые расчёты занимали свои рабочие места, включали аппаратуру станций на прогрев, проверяли техническую готовность  станций к работе, взаимодействие их с другими радиотехниче-скими средствами, проводили контрольные записи тестовой информации на фотоплёнку и бумажные ленты.
 
При вхождении ИСЗ в зону радиовидимости измерительного пункта начиналась непосредственная работа по телеконтролю и телеуправлению космическим аппаратом. Выполнялись траекторные измерения движения ИСЗ, приём и обработка телеметрической информации, передача на борт разовых программ. Дежурство боевых расчётов на станциях продолжалось до получения команды «Отбой».
 
Следует сказать, что проведению сеанса связи с космическим аппаратом уделялось большое значение. Первоначально каждый сеанс связи именовался боевой измерительной работой.
 
Вспоминает старший прапорщик Орехов Валерий Петрович: «В 1958 году я был электромехаником боевого расчёта командной станции МРВ-2М и дважды видел Главного Маршала артиллерии Неделина Митрофана Ивановича. Так, в один из приездов в НИИ-4 Неделин посетил большой зал на пятом этаже технического здания № 47, где размещалась аппаратура измерительных средств войсковой части 25840-Б, и присутствовал на одном сеансе связи при работе с третьим ИСЗ. Неоднократно на боевых постах станций, на встречах с личным составом войсковой части 25840-Б бывали начальник Командно-измерительного комплекса генерал-майор Витрук Андрей Авксентьевич, его заместители полковники Страшнов Александр Никитич и Чигогидзе Георгий Иванович, подполковник Агаджанов Павел Артемьевич, начальник Координационно-вычислительного центра полковник Большой Амос Александрович».
 
Помимо непосредственных работ по искусственным спутникам Земли 30-й ОНИП использовался в качестве экспериментальной базы НИИ-4, а также для подготовки операторов станций ряда НИП.
 
Управление первыми  лунными  космическими  аппаратами
 
Во второй половине 1958 года развернулись крупномасштабные работы по штурму Луны. Для полёта к Луне была разработана трёхступенчатая модификация РН Р-7 путём включения в состав ракеты новой ступени - блока «Е». Новая РН получила обозначение 8К72. Автоматические станции, предназначенные для изучения Луны, по наименованию ступени получили обозначения Е-1 и Е-2. Для доставки на Луну - прямого попадания - АМС была выбрана траектория с минимальными энергетическими затратами.
 
Первые три попытки запусков станций Е-1 в сторону Луны были неудачными - отказывали первая или вторая ступень РН. 2 января 1959 года станция Е-1 № 4 была выведена на траекторию полёта к Луне и впервые в мире прошла на расстоянии около 5500 км от поверхности естественного спутника планеты. Станция, получившая в то время название «1-я советская космическая ракета» или «Мечта» (позднее её стали называть «Луна-1») стала первой искусственной планетой Солнечной системы.  12 сентября 1959 года стартовала «2-я советская космическая ракета» или «Лунник» (позднее - «Луна-2»), которая двумя днями позже достигла поверхности Луны, доставив на неё вымпел с изображением Государственного Герба Советского Союза.
 
Автоматическая межпланетная станция «Луна-3» (Е-2А № 1), запущенная 4 октября 1959 года, впервые в мире облетела вокруг Луны и сфотографировала обратную сторону Луны, после чего передала полученные фотоснимки по радиоканалу на Землю.
 
Две попытки запуска станций Е-2Ф в апреле 1960 года закончились неудачно: 16 апреля ракета-носитель первой АМС не набрала требуемой скорости, а вторая РН - 19 апреля - взорвалась сразу после ухода со стартового комплекса.
Боевой расчёт станции «Бинокль-Д» 30-го НИП осуществлял траекторные измерения движения третьих ступеней РН, на которых были установлены бортовые ответчики станции «Бинокль-Д». После обработки устройством ПОЗУ «Кварц», результаты измерений были переданы в координационно-вычислительный центр НИИ-4.
 
На  новом  месте
  
В сентябре 1959 года начальником 30-го ОНИП был назначен полковник Лавровский Владимир Владимирович.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Начальник
ОНИП-30
(1959 - 1963 гг.)
полковник
Лавровский В.В.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ветеран
НИП-14
старший
прапорщик
Орехов В.П.
 
 
Участник Великой Отечественной войны, он в 1941 году начал войну командиром огневого взвода артиллерийской батареи, в должности начальника штаба артиллерийского полка участвовал в освобождении Белоруссии, Литвы, во взятии крепости Кенигсберг, войну он закончил с Орденом Александра Невского, четырьмя Орденами Отечественной войны и двумя - Красной Звезды. В ходе своего боевого пути артиллерист Лавровский участвовал в освобождении небольшого смоленского городка Гжатск. Конечно, он не мог тогда знать, что в этом городе в то время жил будущий первый космонавт планеты Ю. Гагарин. Заместителями начальника пункта у полковника Лавровского были: по политической части - полковник Якута Василий Андреевич, по измерениям - подполковник Карпухин Г.М., по материально-техническому обеспечению - подполковник Сороколетов И.И.
 
В конце 1958 г. перед 30-м ОНИП были поставлены задачи подготовки к управлению космическими аппаратами типа 1К/3К (будущие пилотируемые космические корабли «Восток»), 2К/4К (будущие спутники-фоторазведчики «Зенит»), автоматическими межпланетными станциями «Луна», «Марс», «Венера».
 
Для дальнейшего развития командно-измерительного пункта территории НИИ-4 не хватало. Кроме того, в районе ст. Болшево ухудшилась помеховая обстановка. Было принято решение о передислокации измерительного пункта на другое место. Рекогносцировочная группа в составе начальника НИП полковника Лавровского В.В., начальника отдела капитального строительства Центра КИК полковника Катерняка Л.Я. и инженера ОКС старшего лейтенанта Золотухина В.Г. выбрала новое место размещения НИП вблизи города Щёлково Московской области. Выбранная территория, в целом, удовлетворяла предъявленным требованиям. Местность была ровная, что обеспечивало максимальный радиообзор, поблизости не было крупных промышленных предприятий, магистральных железных и шоссейных дорог, высоковольтных линий электропередач, могущих образовать помехи радиоприёму.
 
До Великой Отечественной войны и в годы войны на этой обширной и ровной территории размещался аэродром "Набережная" с грунтовой взлётно-посадочной полосой. Во время войны на аэродроме базировались различные авааподразделения (в 1941 году - 123-й истребительный авиаполк ПВО на самолетах Як-1, в 1943 году - 34-й запасной авиаполк 3-ей запасной авиабригады на самолетах Ил-2).
 
 
Самолеты на стоянке аэродрома Набережная,
1942 год.
 
Тип самолетов идентификации не поддается...
 
ВПП
Район Щелковского аэродрома и её ВПП. Немецкая аэрофотосъемка Москвы 1942 года.
Снимки находятся в архивах США (U.S. National Archives and the U.S. Library of Congress).
Сканы снимков находятся на сайте http://www.wwii-photos-maps.com. Первоисточник:
www.retromap.ru
Эта местность на карте Москвы и окрестностей, составленой на основе нескольких опубликованных в интернете карт.
Состояние местности на 1963-1965г. Издание 1968 года. Первоисточник:
www.retromap.ru
Современный (2011 год) спутниковый снимок, сервис Microsoft / Bing. Первоисточник: www.retromap.ru
Если сравнить два снимка - аэрофотографический 1942 года и космический 2012 года, можно увидеть, что за 70 лет
характер застройки местности с названием "Набережная" вблизи излучины Клязмы не изменился - всё те же домики
сельского типа, только их больше. Может быть, среди них есть и постройки, сохранившиеся с довоенных времен?..
 
Для измерения уровня радиопомех из Болшева в район будущего размещения измерительного пункта был доставлена специальная аппаратура. Измерения проводились в течение нескольких месяцев. По результатам работы рекогносцировочной группы и определения уровня помех новое место размещения НИП было утверждено. Одновременно в Москве в Центральном проектном институте ЦПИ-31 Министерства обороны шло проектирование технических зданий, казарм, котельной, служебных и других сооружений измерительного пункта.
 
Зимой 1959-60 годов начальник НИП полковник Лавровский В.В., инженер отдела капитального строительства КИКа старший лейтенант Золотухин В.Г. и водитель командира части ефрейтор Орехов В.П., пробившись по колено в снегу в центр размещения будущего измерительного пункта, с помощью теодолита и реек произвели привязку к местности и разметку строительства первой казармы. Летом 1960 года на технической территории было построено первое техническое здание № 105, в котором установили аппаратуру измерительных средств части. Рядом с техническим зданием были разбиты палатки для личного состава части и представителей промышленности, производивших установку, монтаж и наладку техники.
 
Поздней осенью 1960 года были построены и введены в эксплуатацию первая казарма для личного состава радиотехнической роты и узла связи, котельная, работавшая на угле, столовая для солдат и сержантов, продовольственный склад и овощехранилище. Для размещения узла связи и станции «Заря», было построено техническое здание № 46. В этом же здании расположили командный пункт и штаб части, а также караульное помещение.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Первое техническое здание НИП-14 - техническое здание № 105 с антенной телевизионной станции «Топаз-25»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Техническое здание № 46, в котором находились узел связи и станция «Заря»
 
Приёмо-передающая станция «Заря» предназначалась для обеспечения радиосвязи с космонавтами. Начальником станции был назначен старший лейтенант Бойцерук Д.П.. За короткий срок под руководством начальника Узла связи капитана Смирнова И.Ф. в аппаратных было установлено и смонтировано оборудование для телеграфной и телефонной связи, проложены кабели для телефонной и громкоговорящей связи от командного пункта, штаба части к измерительным средствам, размещённым в технических зданиях №№ 105 и 45, в автомобильных КУНГах. Была установлена телеграфная и телефонная связь с Центральным узлом связи Командно-измерительного комплекса, находящимся в Москве. Одновременно было развёрнуто строительство жилых домов для семей офицеров, сверхсрочнослужащих и служащих части в военном городке, вскоре получившем название Щёлково-7. Летом 1961 года был заселён первый жилой пятиэтажный дом ДОС-1 (дом офицерского состава), в настоящее время дом № 12 по Проспекту 60-летия Октября, в котором кроме квартир, находились продовольственный магазин и гостиница. Школы в военном городке не было, поэтому детей военнослужащих возили на автобусе в школу в посёлок Потапово
 
Развитие КИКа для телеконтроля и телеуправления космическими кораблями 1К/3КА, позднее получившими название «Восток», с человеком на борту осуществлялось на основании Постановлений Правительства СССР от 25 мая 1959 года, от 4 июня и от 11 октября 1960 года. Этими Постановлениями и разработанными в ОКБ-1 под руководством С.П. Королёва проектами предусматривалось сначала создание и запуск на невысокие орбиты ИСЗ прототипов будущих обитаемых космических кораблей в беспилотном режиме, но с животными и другими биологическими объектами на борту. Их назвали кораблями-спутниками (КС). Предназначались они для исследований влияния условий космического полёта на живые организмы, лётных испытаний и отработки конструкции космических кораблей «Восток», их оборудования, методов и средств управления ими.
 
Согласно проекту космический корабль «Восток» выводился трёхступенчатой ракетой-носителем 8К72К «Восток» на низкую околоземную орбиту высотой 250…320 км, совершал орбитальный полёт, завершавшийся включением тормозной двигательной установки (ТДУ) со снижением высоты и скорости полёта, разделением отсеков и спуском спускаемого аппарата в атмосфере Земли.
 
Для ускорения отработки корабля «Восток» его проект был разделён на 3 стадии: «Восток-1П», «Восток-1», «Восток-3». «Восток-1П» - 1КП - корабль для отработки основных систем, систем управления, ориентации и пр.. «Восток-1» - 1К (11Ф61) - предназначался для проверки СЖО, которая была рассчитана на полёт двух собак, а также других мелких биологических объектов: крыс, морских свинок, мышей и т.д., а также для отработки основных систем пилотируемого корабля («Восток-3»)  и  спутника-фоторазведчика («Восток-2»). «Восток-3» - 3К (11Ф63) - штатный корабль для полёта человека. (Обозначение «Восток-2» и «Восток-4» первоначально имели спутники-фоторазведчики, затем названные «Зенит».)
 
Первоначально С.П. Королёв потребовал от проектантов установки на пилотируемый корабль дублирующей ТДУ. Поскольку для компенсации веса ТДУ требовалось снять часть бортовой аппаратуры, а также произвести переделку основной конструкции корабля и пересчитать его прочностные характеристики, то проектанты убедили Королёва в невыполнимости этого требования в установленные сроки. Пилотируемый корабль с недублированной ТДУ получил обозначение 3КА.
 
Примерно за год до запуска первого «Востока» был составлен специальный «План мероприятий по подготовке КИК к работе по объекту «В»». Проект развития КИКа для телеуправления кораблями-спутниками, а затем и пилотируемыми кораблями «Восток», был разработан в НИИ-4 Министерства обороны под руководством полковника Мозжорина Ю.А.. Основные результаты проектирования развития КИКа с учётом их корректировки в процессе лётных испытаний кораблей-спутников состояли в следующем:
 
Во-первых, значительно увеличилось число зон радиовзаимодействия (видимости) летящего космического аппарата с НИПами в течение суток и сокращено число «глухих» витков. Этому способствовало перебазирование НИП-12 из Новосибирска в Колпашево и НИП-8 из Болшева в Щёлково, а также более широкое привлечение морских ИПов флотилии ТихоОкеанской Гидрографической Экспедиции (ТОГЭ4) и Плавучего Телеметрического Комплекса (ПТК).
 
Во-вторых, было существенно развито оснащение КИКа УКВ- и коротковолновыми станциями взаимодействия с космическими кораблями и космонавтом. В дополнение к телеметрическим станциям «Трал» были введены станции траекторных измерений «Кама» разработки ОКБ МЭИ, предназначенная для радиоконтроля орбиты ИСЗ импульсным методом, для траекторных измерений наклонной дальности и угловых координат. Были исключены устаревшие станции траекторных измерений «Ландыш-Д», СОН-2Д и «Иртыш». В НИИ-648 для управления космическими кораблями «Восток» была модернизиро-вана командная радиолиния  МРВ-2М. МРВ-2МВ или МРВ-Вс была способна выдавать до 40 разовых команд, в том числе команды высокой надёжности спуска с орбиты и катапультирования космонавтов. Была также разработана КРЛ «Пост-Д» для выдачи на борт КА разовых команд. Для получения срочных особо важных телеметрических данных (в том числе о состоянии здоровья космонавта, о времени включения ТДУ) была введена станция «Сигнал».Некоторые НИПы были дооснащены дублирующими комплектами названных станций.
 
Были введены также станции двухсторонней связи с космонавтами «Заря», разработки НИИ-695 (директор и научный руководитель Гусев Л.И.). К станции «Заря» заказчиком были предъявлено основное требование: немедленное, без подготовки вхождение космонавтов в связь с Землей. С целью получения телевизионных изображений с корабля «Восток» ОКБ МЭИ (главный конструктор А.Ф. Богомолов) при участии ВНИИ телевидения (главный конструктор И.А. Росселевич) на базе телеметрической станции «Трал» была разработана станция «Топаз». (В полёте «Восток-2» использовалась система «Топаз-10», начиная с полета «Восток-3» - «Топаз-25» - она позволила наблюдать прямые передачи из космоса телезрителям, а система, полностью удовлетворяющая телевещательному стандарту с кадром 625 строк, появилась на "Союзах".)
 
В-третьих - повышена оперативность, надёжность и информативность решения баллистических задач, обработки и передачи траекторно-измерительной и командно-программной информации. Для этого в НИИ-4 в 1960 году был создан вычислительный центр на базе ЭВМ М-20 и М-50.  В-четвёртых - была усовершенствована система связи КИКа по телефонным и телеграфным каналам. На базе радиоцентров нескольких НИП была создана коротковолновая система «Весна» дальней радиосвязи с космонавтами и передачи с борта КК особо важных телеметрических данных. 
 
АФУ телеметрической станции «Трал-2КН»
 
 
Антенная система станции связи с космонавтами «Заря»
 
Для повышения оперативности и надёжности обработки и передачи траекторно-измерительной и команднопрограммной информации вместо ПОЗУ «Кварц» был разработана более совершенная информационно-цифровая машина «Темп», предназначенная для автоматизации процесса осреднения траекторных измерений дальности, радиальной скорости и угловых координат, первичной математической обработки координат и привязки их по времени, автоматической выдачи информации в Центр. Была введена также машина обработки телеметрической информации МО-9М. Институтом электронно-вычислительной техники для автоматической передачи командно-программной информации из Центра КИК на НИПы в виде пятизначного кода была создана аппаратура «Луч-1». Приём этой информации из линии связи, её проверка и хранение осуществляла аппаратура «Луч-2», а ввод информации на станции командных радиолиний осуществлялся с помощью аппаратуры «Луч-3». Была также усовершенствована система связи, создан циркуляр телефонной громкоговорящей связи между Центром КИК и командно-измерительными пунктами.
 
Все эти новые технические средства были развёрнуты на Щёлковском НИП. Решение этих весьма серьёзных задач стало возможным благодаря дальнейшему совершенствованию и развитию командно-измерительного комплекса, внедрению новых общих методов управления космическими аппаратами. В первую очередь потребовалась разработка и оснащение Центра КИК и командно-измерительных пунктов новыми, более совершенными техническими средствами. Внедрение новых станций потребовало активного участия личного состава в выполнении обширного плана работ, состоявших в строительстве технических зданий и сооружений, развёртывании в них новых радиотехнических средств, в подключении средств к общим системам энергоснабжения, связи, единого времени, проведения пусконаладочных и приёмосдаточных испытаний. Эта работа выполнялась в тесном содружестве с представителями предприятий-разработчиков, специалистами ННИ-4 МО и военными строителями.
 
От личного состава измерительного пункта потребовалось изучение новых станций, приобретения навыков работы в их эксплуатации. Оперативно-техническое руководство управлением кораблей-спутников и космических кораблей «Восток» осуществлялось с космодрома Байконур оперативной группой, составленной из членов Государственной комиссии, под руководством С.П. Королёва. В течение 1960 года средства Командно-измерительного комплекса осуществляли управление полётом трёх кораблей-спутников. Средства 30-го ОНИП провели первые работы из района г. Щёлково по 3-му КС (1-2 декабря 1960 года). Оперативное управление кораблями-спутниками, быстрое реагирование на возникавшие нештатные ситуации показали, что Командно-измерительный комплекс к работам по пилотируемым кораблям в целом готов. Полученные КИКом положительные результаты лётных испытаний последних двух кораблей-спутников вселяли уверенность в их достоверности и допустимости перехода к пилотируемым полётам. Они, в частности, свидетельствовали о правильности принятых и реализованных технических и организационных решений  по развитию, подготовке и применению КИКа для контроля и управления пилотируемыми космическими кораблями. 12 апреля 1961 года на космическом корабле «Восток» (3КА № 3) впервые в мире был совершён полёт человека в космос. Первым космонавтом планеты стал советский военный лётчик Юрий Алексеевич Гагарин.
 
В управлении полётом космического корабля «Восток» непосредственно участвовали коллективы Центра КИК и восточные командно-измерительные пункты: Сары-Шаганский, Колпашевский, Енисейский и Елизовский, а также морские ИПы ТОГЭ-4 и ПТК.
 
Щёлковский НИП находился в состоянии полной готовности к работе на случай нештатной ситуации. После объявления восьмичасовой готовности, получив точное время старта космического корабля, начальник командного пункта старший лейтенант Веселов И.Е. передал его на все технические средства части. Боевые расчёты станций приступили к выполнению готовности по управлению космическим кораблём. Однако после объявления по радио сообщения ТАСС о запуске в космос Ю. Гагарина и его благополучном приземлении поступила команда «Отбой». Технические средства были приведены в исходное состояние. После подведения итогов работы КИКа по управлению космическим кораблём «Восток», на торжественном собрании коллектива НИИ-4 в присутствии Главнокомандующего Ракетными Войсками Стратегического Назначения Маршала Советского Союза Москаленко Кирилла Семёновича, группе отличившихся офицеров были вручены государственные награды. В их числе за ввод в эксплуатацию станции «Заря» был награждён медалью «За боевые заслуги» начальник станции «Заря» 30-го НИП старший лейтенант Бойцерук Д.П.. 6 августа 1961 года стартовал космический корабль «Восток-2» с лётчиком-космонавтом Германом Степановичем Титовым на борту. Впервые был совершён суточный орбитальный полёт с обширной программой экспериментов.
 
Для работы с «Востоком-2» были задействованы все наземные командно-измерительные пункты, а также морские ИПы ТОГЭ-4 и ПТК. По меньшей мере, в 20 раз вырос объём принимаемой, обрабатываемой и передаваемой КИКом информации.
Полёты Ю. Гагарина и Г. Титова показали, что человек может переносить ускорение и вибрацию при запуске и посадке корабля, что невесомость не оказывает немедленного физического болезненного воздействия, одним словом, что человек в космосе работать может.
 
В августе 1962 года состоялся групповой полёт космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемых космонавтами Андрияном Николаевым и Павлом Поповичем. Управление кораблями осуществлялось по прежней схеме. Но одновременное нахождение на орбите двух пилотируемых космических кораблей привело к росту потоков информации в десятки раз. Потребовалось перевести персонал технических средств на двух- и трёхсменную работу. Особо важной задачей стало возможно более точное определение параметров орбиты «Востока-3» - ведь одной из задач группового полёта стала задача выведения второго корабля на минимальное расстояние от первого. Задача эта была выведена успешно: «Восток-4» на первом своём витке оказался на расстоянии около 5 километров от «Востока-3». Космонавты наблюдали друг друга в космосе и вели прямые переговоры. Также впервые был осуществлён приём телевизионного изображения космонавтов и трансляция его в сеть Центрального телевидения СССР.
 
В 1960-1962 годах 30-й ОНИП продолжал использоваться для подготовки операторов радиотехнических средств других пунктов КИКа. В это же время на средствах пункта стали появляться и другие обучаемые. В те годы было принято, чтобы связь с космонавтами, находящимися на орбите, поддерживали с командно-измерительных пунктов ещё не летавшие члены отряда космонавтов. Работа в качестве оператора связи станции «Заря» имела свои особенности, и обучение практической работе проходило на ближайшем к Звёздному городку НИПе - в Щёлково. Начальник станции «Заря» старший лейтенант Бойцерук Д.П. проводил практические занятия с будущими космонавтами Валентиной Терешковой, Борисом Волыновым, Петром Климуком и другими. Программа «Восток» завершилась в июне 1963 года групповым полётом космических кораблей «Восток-5» (Валерий Быковский) и «Восток-6» (первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова). В обеспечении полёта этих космических кораблей свои последние работы провела станция МРВ-2МВ Щёлковского НИП. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Капитан
Бойцерук Д.П.
обучает к
осмонавта
В. Терешкову
работе 
на радиоаппаратуре станции «Заря»
 
Разведка из космоса
 
Параллельно с пилотируемым космическим кораблём 1К/3КА «Восток» в ОКБ-1 под руководством С.П. Королёва проходила разработка спутников-фоторазведчиков под индексом 2К и 4К. Первоначально эти КА также именовались «Восток», но в 1962 году им дали «имя собственное» «Зенит».
 
ИСЗ 11Ф61 «Зенит» по своей компоновке и конструкции был аналогичен кораблю «Восток». Основные различия были в служебном оборудовании и составе полезной нагрузки. В спускаемом аппарате вместо катапультируемого кресла космонавта и оборудования системы жизнеобеспечения были установлены фотоаппараты и кассеты с плёнкой. Первоначально «Зениты» были оснащены комплексом специальной аппаратуры, состоящим из одного фотоаппарата СА-20 с фокусным расстоянием 1 м, одного фотоаппарата СА-10 с фокусным расстоянием 0,2 м, и фототелевизионной аппаратуры «Байкал». На внешней стороне приборного отсека размещалась антенна системы радиотехнической разведки «Куст-12М».
 
Фототелевизионная аппаратура «Байкал» предназначалась для оперативной передачи полученных изображений на Землю. После четырёх успешных полётов «Зенитов» аппаратура «Байкал» ввиду малой эффективности была  со спутника снята. На КА стал устанавливаться комплекс специальной аппаратуры «Фтор-2Р» в составе трёх фотоаппаратов СА-20, одного СА-10, а также аппаратура «Куст-12М». Комплекс из трёх длиннофокусных фотоаппаратов обеспечивал съёмку поверхности шириной полосы 180 км при высоте полёта 200 км. Запас плёнки фотоаппаратов СА-20 обеспечивал получение 1500 кадров. Масса серийного «Зенита-2» составляла 4700…4740 кг. Для приёма оперативной телевизионной информации в состав 2 отдела НИП-14 была включена фототелевизионной станции «Байкал». Снятие аппаратуры со спутника привело фототелевизионную станцию «Байкал» к списанию в марте 1966 года и исключению из штата части. 
 
Первый старт ракеты-носителя 8А92 «Восток» со спутником «Зенит-2» № 1 состоялся 14 декабря 1961 года, но закончился аварией РН. Первый «Зенит» вышел на орбиту 26 марта 1962 года и получил официальное название «Космос-4». Первый ИСЗ «Зенит-4» стартовал в 1963 году. Главные отличия в управлении полётом спутников «Зенит» состояли в том, что наряду с формированием и передачей на борт КА разовых команд требовалось формирование и закладка в бортовое ПВУ спутника сложных программ выполнения очередных сеансов фотонаблюдения. Только так можно было выбирать фотографируемый из космоса район с учётом изменяющейся оперативно-тактической обстановки, отсутствия над ним облачности, достаточной освещённости Солнцем и т.д. Для организации закладки на борт программ были созданы новые командно-программные станции. Кроме того, для уменьшения количества приёмных и передающих антенн на спутнике целесообразно было совместить в новых станциях функции передачи командно-программной информации с функциями траекторных измерений и приёма части телеметрических данных.
 
С этой целью практически одновременно были разработаны и поставлены в КИК командно- измерительные станции ПРЛ «Тайга» (НИИ-648, директор и главный конструктор А.С. Мнацаканян) с непрерывными сигналами, и КИС (командно-измерительная станция) «Подснежник» (НИИ-10, директор Н.П. Петелин), с импульсными сигналами. Эти станции, в отличие от станций КРЛ невоенного назначения, могли передавать на борт КА не только разовые команды, но и программы работы спутника на сеансы фотонаблюдения, позволяли обеспечить высокую помехозащищённость, скрытность и имитостойкость. Станция «Подснежник» также совмещала функции командно-программной радиолинии и траекторных измерений (КПТРЛ).
 
Всего к контролю и управлению спутниками «Зенит-2» и «Зенит-4» привлекались 8 НИПов и 3 морских ИПа. Органом оперативного телеконтроля и телеуправления первыми спутниками фотонаблюдения был КВЦ при НИИ-4. Там получали оперативную телеметрическую информацию с ближайшего Щёлковского НИП, формировали команды и программы для закладки на борт и направляли их на командный пункт Центра КИК для рассылки через Центральный узел связи на НИПы для реализации.
 
Станция ПРЛ «Тайга» была введена в эксплуатацию на 30-м ОНИП в конце 1961 года (начальник станции - старший лейтенант Махначёв В.В.), станция «Подснежник» - в 1963 году (начальник - старший лейтенант Барахнин Ю.В.). 
 
В 1963-1964 году станция ПРЛ «Тайга» была заменена на КИС «Куб» разработки того же коллектива конструкторов А.С. Мнацаканяна.
При управлении спутниками «Зенит-2/4» на средства части возлагались следующие задачи:
- проведение траекторных измерений;
- выдача команд и закладка программ управления на борт спутника;
- приём телеметрической информации;
- обработка и передача результатов измерений в Центр;
- сверка шкал бортового и наземного времени.
 
Следует отметить особую сложность технологии управления спутниками фотонаблюдения, а также их большую востребованность. Только за полтора года с апреля 1962 по октябрь 1963 были осуществлены 10 полётов КА «Зенит-2». Постановление Правительства 10 марта 1964 года аппараты этого типа были приняты на вооружение Советских Вооружённых Сил. Спустя год были приняты на вооружение также и аппараты «Зенит-4». Следует отметить, что из-за крайне низких сроков активного существования спутников в 12-20 суток, получение требуемого количества информации вынуждало производить частые запуски. Только в 1965-1967 годах было осуществлено 60 запусков космических аппаратов «Зенит-2» и «Зенит-4», которые позволили существенно пополнить данные о стратегических объектах вероятного противника, а также составить и уточнить топографические карты.
 
В 1962 году на пункте началось строительство командно-измерительной системы «Сатурн», предназначенной для управления автоматическими межпланетными станциями типа «Луна». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ТЗ 121. Командно-
-программная радиолиния «Подснежниик»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Командно-
-измерительная система
«Куб-У»
 
14-й  Командно-измерительный  пункт - по новому штату,
с новым наименованием (1963…1970  годы
 
Рост количества и сложности задач, выполняемых Командно-измерительным комплексом, был настолько масштабным, что решить эти задачи в рамках прежней штатной структуры КИКа было бы совершенно невозможно. Одним из способов решения новых задач стала реорганизация Центра КИКа с передачей ему функций координационно-вычислительного центра по телеконтролю и управлению космическими аппаратами. Совершенствовалась и организационно-штатная структура подчинённых Центру КИКа Командно-измерительных пунктов, более строго стала регламентироваться организация работ по телеконтролю и управлению спутниками. Были созданы Главные Оперативно-Технические группы управления (ГОГУ), личный состав групп управления и технических средств, привлекаемых к управлению КА, стал именоваться, ввиду их особой ответственности, боевыми сменами и боевыми расчётами.
 
Для организации выполнения распоряжений начальника КИКа и планов работ, организации боевой подготовки личного состава и руководства службой войск в частях КИКа были созданы штатные штабы с введением должности начальник штаба.
 
5 февраля 1963 года Центр КИКа получил новое штатное наименование - Центр командно-измерительных комплексов ИСЗ и КО, а 2 марта КИК был выведен из состава НИИ-4 и подчинён Главному штабу РВСН и Генеральному штабу Вооружённых Сил СССР. 25 июня 1963 года, сразу по окончании группового полёта космических кораблей «Восток-5» и «Восток-6», в состав Центра КИК из НИИ-4 была передана НКВЧ. С этого времени Центр КИКа становится ответственным не только за работу средств Командно-измерительного комплекса, но и в целом за телеконтроль и телеуправление космическими аппаратами. Но ещё за полгода до этих событий в состав КИКа на правах равноправного пункта был включён Щёлковский НИП, который получил открытое наименование 14-й командно-измерительный пункт (НИП-14) и условное наименование войсковая часть 26178. Решение это было обусловлено всё более возрастающей ролью пункта в системе Командно-измерительного комплекса. Близость к руководящим органам страны, Вооружённых Сил в целом и Центру КИК, к основным конструкторским и научно-исследовательским организациям позволяло проводить на средствах пункта испытания и опытную эксплуатацию новых радиотехнических средств и космических комплексов. Управление космическими аппаратами с территории Щёлково-7 с конца 1960 года подтвердило благоприятные условия радио-связи с небольшим уровнем помех.
 
Директива о создании НИП-14 и передаче его в состав Центра КИК датирована 4 декабря 1962 года. Подготовка к вхождению в состав КИКа началась ещё в середине 1962 года. В конце лета этого года в структуре пункта вместо радиотехнической роты появились отделы: 1 отдел командных радиолиний и 2 отдел траекторных измерений. Изменились и штатные должности офицерского состава: вместо должностей «старший инженер-испытатель» и «инженер-испытатель», полагавшихся офицерам НИИ-4, были введены должности: «начальник станции», инженер станции» и т.п.. В марте 1963 года был утверждён новый штат командно-измерительного пункта с численностью личного состава: офицеров - 77, сержантов - 102, солдат - 324, всего военнослужащих - 503, вольнонаёмных служащих - 11.
 
В состав пункта вошли:
- управление;
- 1 отдел командных радиолиний (начальник отдела капитан Кокоша И.А.);
- 2 отдел траекторных измерений (начальник отдела подполковник Гусаков М.Г.);
- 3 отдел космической связи и телевидения (начальник - майор Егоров К.Н.);
- 4 отдел командно-измерительной системы «Сатурн-М» (начальник - подполковник Скосырев В.И.);
- узел связи (начальник узла майор Смирнов И.Ф.);
- 55 отделение цифровых машин «Темп» (капитан Фёдоров В.С.) и 57 отделение СЕВ (капитан Бодров Г.В.), организационно входивших во 2 отдел;
- подразделения обслуживания, которые включали взвод охраны и комендантской службы (командир взвода старшина сверхсрочной службы Смычук А.Д.), хозяйственный (сержант сверхсрочной службы Зуев А.Н.) и санитарно-технический взводы (младший сержант сверхсрочной службы Плосконос В.И.).
 
Для организации и контроля выполнения приказов и распоряжений начальника пункта и планов работ, организации боевой подготовки личного состава, руководства службой войск был введён штаб, а также должность заместителя начальника пункта по связи, телевидению, вычислительным средствам и средствам единого времени.
 
В состав 1-го отдела входили КРЛ «Пост-Д», МРВ-2МВ, ПРЛ «Тайга», КПТРЛ «Подснежник», радиолокационная станция «Кама-А».
 
2-й отдел имел на вооружении телеметрические станции «Трал-П1», «Трал-П2», «Трал-ИОС», аппаратуру «Гранит», приёмную аппаратуру «Сигнал-3». В отдел также входили отделение дешифровки телеметрической информации и фотолаборатория.
 
В 3-й отдел были включены отделения космической связи и телевидения системы «Молния», поставка аппаратуры которой началась в 1962 году.
 
В 4-ом отделе монтировалась аппаратура командно-измерительного комплекса системы «Молния» - КИС «Сатурн-М». (Первоначально комплекс «Сатурн» входил в состав 1 отдела).
 
Вычислительные средства были представлены цифровыми машинами «Темп-1» (2 комплекта), заменившими ПОЗУ «Кварц», и информационными машинами ИЦУ-П. В том же, 1963 году, в составе 2 отдела был сформирован нештатный взвод дешифровки и экспресс-анализа телеметрической информации (командир взвода лейтенант Никольский Е.И.). В конце 1963 года было сформировано 56 отделение, личный состав которого приступил к монтажу электронно-вычислительных машин «Минск-2» и «Минск-14». В 1964 году в часть была поставлена аппаратура автоматизированной передачи и приёма командно-программной информации «Луч» (капитан Михайлов П.М.).
 
 В июне 1963 года начальником НИП-14 был назначен полковник Горбунов Александр Дмитриевич - волевой и требовательный командир, участник Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Красной Звезды, который воевал в должностях командира роты связи, заместителем командира отдельного батальона связи на Карельском перешейке.
 
Его заместителями были: по политической части - подполковник Гусев Николай Иванович (затем полковник Куликов Виктор Иванович и подполковник Сукманов Владимир Матвеевич); начальником штаба - подполковник Вьюгин Степан Андреевич (потом подполковник Токаревский Виталий Васильевич и подполковник Богданов Иван Петрович); по измерениям - майор Герастовский Фёдор Афанасьевич (затем - подполковник Костюков Алексей Семёнович); по связи, телевидению и ЭВТ - подполковник Перемышленников Павел Яковлевич (затем подполковник Кардаильский Владимир Петрович); по материально-техническому обеспечению - подполковник Федорин Василий Яковлевич (затем подполковник Гуренков Николай Семёнович).
 
В последующие годы, благодаря территориальной близости к Москве, НИП-14 становится ведущим командно-измерительным пунктом КИКа.
 
Именно на Щёлковском НИП проводились и проводятся до настоящего времени доработка, испытания и опытная эксплуатация новых наземных средств управления космическими аппаратами: командно-измерительных систем, средств контроля орбиты, систем связи и единого времени, автоматизированных систем управления, средств приёма и обработки специальной информации.
 
Для выполнения этих работ на измерительном пункте ежегодно находилось до пяти тысяч представителей промышленности от различных организаций и предприятий, как в то время говорилось - от «почтовых ящиков». Частыми гостями на пункте был Главные конструкторы радиотехнических систем и станций - руководители тех самых «почтовых ящиков» - Рязанский Михаил Сергеевич, Гусев Леонид Иванович, Богомолов Алексей Фёдорович, Мнацаканян Армен Сергеевич, Калинин Алексей Фёдорович, разработчики средств автоматизации Шабалин Владимир Алексеевич, Никитин Николай Николаевич, Стекольников Виктор Абрамович, Чуркин Анатолий Васильевич и другие.
 
На Щёлковском НИП-14 отрабатывались методы комплексной автоматизации процессов управления космическими аппаратами, разрабатывалась и уточнялась организационно-штатная структура и численность боевых расчётов станций, отделений, отделов и в целом командно-измерительных пунктов КИКа. Ежегодно проводились сборы с руководящим составом КИКа по подведению итогов телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами, состояния боевой и политической полготовки, поддержания постоянной боевой готовности, высокой воинской дисциплины и уставного воинского порядка. На сборах проводились инструкторско-методические занятия по тактико-специальной подготовке, улучшению качества дежурства боевыми расчётами наземных смен управления, организации караульной службы, читались лекции по марксистко-ленинской подготовке и на технические темы. Сборы завершались постановкой задач на следующий год и проведением партийной конференции коммунистов КИКа. Да и некоторые подразделения Центра КИКа располагались на территории НИП-14 (постоянное базирование Центра КИКа в посёлке Голицыно-2 (в настоящее время - город Краснознаменск) было определено Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР только в 1964 году).
 
 
 
 
 
 
 
 
Начальник
 НИП-14 
(1963 - 1973 гг.)
полковник Горбунов А.Д.
 
 
 
 
 
 
Зам. нач.
НИП-14 по измерениям
(1963 - 1971 гг.)
подполковник
Герастовский Ф.А
 
На Щёлковском НИП-14 проводились показные занятия с проведением реальных сеансов управления космическими аппаратами для генералов центральных управлений Вооружённых Сил и Ракетных Войск Стратегического Назначения. Один из первых специальных показов средств измерения, космической связи и телевидения, на котором присутствовали около 70 человек высшего государственного и военного руководства, состоялся в июне 1965 года. Всего было представлено 18 докладов. Ответственными за подготовку докладов, помимо представителей предприятий-разработчиков, были заместитель начальника пункта по измерениям майор Герастовский Ф.А. и заместитель начальника пункта по средствам связи, электронной вычислительной технике и телевидению подполковник Перемышленников П.Я.. 
 
В разгар работ по оснащению и вводу в строй технических средств, значительного увеличения числа сеансов управления космическими аппаратами в жизни Щёлковского НИП произошло знаменательное событие. Ещё 29 сентября 1963 года Приказом Министра Обороны СССР в ознаменование запуска Первого искусственного спутника Земли день 4 октября был установлен как годовой праздник войсковой части 26178. А 6 февраля 1965 года на торжественном построении личного состава 14-му Командно-Измерительному Пункту - войсковой части 26178 - было вручено Боевое Знамя и Грамота Президиума Верховного Совета СССР. Боевое Знамя вручал начальник Центрального управления космических средств Министерства обороны генерал-майор Карась Андрей Григорьевич. Принимал Боевое Знамя начальник командно-измерительного пункта полковник Горбунов Александр Дмитриевич. Первым знамёнщиком части был назначен отличник боевой и политической подготовки капитан Ямалеев Николай Хисамович, его ассистентами - также отличники боевой и политической подготовки, командиры отделений сержант Ковальчук Сергей Константинович и младший сержант Сорока Иван Михайлович.
 
Напряжённый труд личного состава части по управлению космическими аппаратами, по вводу в строй новой техники не оставался незамеченным. В шестидесятые годы моральные способы поощрения людей соседствовали с материальными. 
 
Ещё в 1963 году, Приказом командира войсковой части 26178 № 8 от 3 августа состоялось первое занесение личного состава части в список передовых офицеров части.
 
Первым этой чести удостоился офицер 4 отдела старший лейтенант Клипп Сергей Павлович. Кроме него, этим приказом в список были занесены: капитан Фёдоров В.С., старший лейтенант Норин Л.Ю., капитан Костюков А.С., майор Смирнов И.Ф., капитан Кокоша И.А., старший лейтенант Морозов Л.П., старшина сверхсрочной службы Сотников М.Д.. За выполнение задач управления в 1965-1968 годах офицеры, сержанты и солдаты неоднократно поощрялись денежными премиями.
 
В 1968 году 14-й НИП был занесён в Книгу Почёта РВСН.
 
За высокие показатели в боевой и политической подготовке, достигнутые в честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, Совет Министров СССР наградил войсковую часть 26178 Ленинской юбилейной почётной грамотой. Войсковой части 26178 было доверено хранение памятного Знамени ЦК КПСС СССР и Президиума Верховного Совета СССР.
 
В том же 1970 году за успехи в боевой и политической подготовке, отличное выполнение задач управления и крепкую воинскую дисциплину личный состав НИП-14 был награждён Грамотой Военного Совета РВСН. 1 и 8 отделы части (начальники отделов соответственно майор Кокоша И.А. и майор Колчин А.Г.) были занесены в Книгу Почёта РВСН. 
 
Зам. нач. НИП-14 по связи, телевидению, электронно-вычислительной технике и СЕВ полковник Перемышленников П.Я.
 
Старший лейтенант
Клипп С.П.
проводит сеанс
управления на
аппаратуре 
комплекса «Молния-М»
   
Новые спутники, новые задачи
 
С ростом числа задач, предъявляемым к космическим аппаратам, росли требования к технике КИКа. Помимо пилотируемых космических кораблей и спутников фотонаблюдения, начиная с 1962 года, на орбиты ИСЗ стали выводиться другие КА военного, социально-экономического, или как их называли в то время - народно-хозяйственного, и научного назначения. Стали запускаться малые ИСЗ типа ДС («Днепропетровский Спутник») разработки КБ «ЮжМаш» для выполнения задач юстировки радиотехнических средств КИКа и ПВО/ПРО страны (ДС-П1, ДС-П1-Ю, ДС-П1-И). С 1964 года начались лётные испытания спутников ведомственной связи «Стрела-1» и «Стрела-2», спутников радиотехнической разведки «Целина-О», УС-А и УС-П. В 1964 году запуском ИСЗ «Метеор» № 1 (27.08.64, «Космос-44») была начата опытная эксплуатация системы метеорологического наблюдения «Метеор». Управление этими спутниками осуществлялось с помощью КРЛ «Пост-Д1, Д2», приём телеметрической информации - станциями МА-9 системы РТС-9 (введены в эксплуатацию на НИП-14 в 1963 году). Для приёма метеоснимков с борта ИСЗ «Метеор» на трёх НИП, в том числе и на НИП-14 были развёрнуты радиотелевизионные станции «Метеор», созданные на базе радиотелевизионных станций «Топаз».
 
В январе 1964 года средства части приступили к управлению научными спутниками «Электрон -1 и -2» (станции «Пост-Д1» и «Кама-А» 1 отдела, «Трал-П1», «Сигнал» и «Вымпел» 2 отдела, «Темп» 5 отдела). С 1965 года началось управление тяжёлыми научными спутниками «Протон».
 
Новая радиотелеметрическая станция РТС-9 была задумана в СКБ-567 главным конструктором Е.С. Губенко для работы с унифицированным рядом бортовой аппаратуры. Из его модулей модно составить комплект для любых ракет и космических аппаратов, взаимодействующий с унифицированной наземной станцией. Разработкой радиотехнической части станции МА-9МК этой системы руководил М.Ф. Поликанов, комплекса СТИ-90 для обработки, отображения телеметрической информации, а в дальнейшем и для автоматизированной передачи её с НИПов в Центр КИКа, - А.В. Чуркин.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Антенная
система телеметрической
станции
МА-9МКТ
 
В часть были также поставлены и активно использовались новые станции траекторных измерений «Краб», которые использовались совместно с КРЛ «Пост-Д1». 
 
КРЛ «Пост-Д1» имели по сравнению со станциями МРВ-2МВ расширенный диапазон волн, увеличенную дальность действия, увеличенное до 400 число выдаваемых разовых команд, повышенную их имитостойкость. Увеличенное число выдаваемых разовых команд позволило использовать станцию «Пост-Д1» для управления полётом космических кораблей 3КВ и 3КД, получивших в печати название «Восход».
 
Космические корабли серии «Восход» были созданы в 1964 году на основе кораблей 3КА «Восток» и с использованием технических решений, внедрённых на спутниках «Зенит». Они имели, например, дублирующую ТДУ с ракетным твёрдотопливным двигателем (РДТТ), многокупольную парашютную систему с двигателями мягкой посадки, позволявшими осуществлять посадку космонавтов в спускаемом аппарате. Были внедрены новые системы ориентации, связи и телевидения. Масса «Восходов» выросла до 5300 кг, что потребовало использовать для их запуска новую ракетуноситель «Восход», отличавшуюся от РН 8К72К «Восток» новой, более мощной третьей ступенью (Блок «И»). Основным отличием нового корабля стало размещение в спускаемом аппарате вместо одного космонавта экипажа из двухтрёх человек. Для этого вместо катапультируемого кресла были установлены амортизированные кресла-ложементы. Размещение трёх космонавтов вместе с увеличенной системой жизнеобеспечения (СОЖ) потребовало отказа от использования космонавтами полётных скафандров. Запуск первого корабля типа «Восход» 3КВ № 1 состоялся 5 октября 1964 года.
 
В обеспечении его полёта на НИП-14 принимали участие две станции «Кама-А», включая новую, введённую в эксплуатацию в 1964 году, «Пост-Д1», «Трал П1», «Трал-П2», «Трал-К», «Гранит», «Сигнал-3», «Темп-1К», радиотелевизионная станция «Топаз», технические средства ПП СЕВ, 3 отдела и узла связи. Суточный полёт «Космоса-21» прошёл нормально, и уже через неделю, 12 октября 1964 года был осуществлён запуск первого в мире многоместного космического корабля «Восход» (3КВ № 4).
 
В экипаж «Восхода» входили командир корабля Владимир Комаров, научный сотрудник-космонавт Константин Феоктистов, врач-космонавт Борис Егоров. В программу полёта были включены медицинские исследования, геофизические и астрофизические наблюдения и другие прикладные эксперименты. Суточный полёт корабля «Восход» закончился мягкой посадкой спускаемого аппарата. Полёт показал возможность группы космонавтов, в том числе непрофессионалов (подготовка К. Феоктистова и Б. Егорова проходила в течение нескольких месяцев), сохранять работоспособность и осуществлять взаимодействие  при выполнении сложных научных программ.  В управлении полётом «Восхода» принимали те же технические средства НИП-14, что и при управлении 3КВ № 1, плюс станция УКВ-связи «Заря».
 
18 марта 1965 года стартовал космический корабль «Восход-2» (3КД № 2) с экипажем в составе: командир корабля Павел Беляев, второй пилот Алексей Леонов. Основной задачей полёта было осуществление выхода космонавта в открытый космос, за пределы герметизированного объёма корабля. Уже на первом витке была развёрнута надувная шлюзовая камера, и на втором витке Алексей Леонов совершил первый в мире выход в открытый космос. Космонавт, одетый в специальный выходной скафандр «Ястреб» с автономной СЖО, был связан с космическим кораблём фалом длиной около 5 метров. В фале находились силовой стальной трос, шланг подачи кислорода, линии связи и передачи телеметрической информации. Общая продолжительность выхода составила около 21 минуты, в том числе вне корабля А. Леонов находился 12 минут 9 сек.
 
При посадке корабля на Землю, вследствие неисправности автоматической системы ориентации ТДУ не включилась. На последующих витках экипаж вручную сориентировал корабль попосадочному и выдал команду на включение ТДУ. Вследствие некоторой задержки в выдачи команды и эксцентриситета СА корабль совершил посадку с перелётом в 318 км от расчётной точки, в глухом лесу в 180 км от г. Пермь. Экипаж через полтора суток благополучно был эвакуирован и доставлен в Москву.  Полёт продемонстрировал возможность человека нахождения в скафандре за бортом космического корабля, а также оперативных действий космонавтов по управлению кораблём на всех участках орбитального полёта, включая ручную ориентацию корабля и включения ТДУ. Щёлковский измерительный пункт был задействован для выполнения сеансов управления «Восходом-2», приёма телеметрической информации и телевизионных сигналов. Оператором станции «Заря» НИП-14 в полёте «Восход-2» была лётчик-космонавт Валентина Терешкова. В 1966 году, после осуществления ещё одного полёта корабля типа «Восход» (3КВ № 5, «Космос-110») с подопытными животными - собаками Ветерок и Уголёк - на борту, программа «Восход» была закрыта.   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В. Терешкова
проводит сеанс
связи с экипажем космического
корабля
«Восход-2»
 
Портрет с дарственной
надписью, подаренный
В. Терешковой
личному составу
НИП-14
В. Терешкова подписывает свой портрет (март 1965 года)
 
«Молния» на орбите
 
Первыми отечественными спутниками космической связи стали спутники 11Ф67 «Молния-1», разработанные в ОКБ-1 при участии Московского НИИ Радиосвязи и НИИ Радио.
 
Бортовыми системами спутника управляло ПВУ в соответствии с программами, которые закладывались на борт спутника с КРЛ. Для командно-измерительного комплекса системы «Молния» было решено использовать доработанную командно-измерительную систему «Сатурн». КИС «Сатурн» была разработана в СКБ-567 под руководством Г.Я. Гуськова в конце пятидесятых годов для управления лунными и межпланетными КА.
 
Основные доработки, после которых эта КИС стала именоваться «Сатурн-М» (М - «Молния»), относились к антенной системе РС-10-2М, которую потребовалось сделать полноповоротной, и к оснащению их передающими и приёмными устройствами спутниковой связи и телевидения. Они позволяли осуществлять траекторные измерения, передачу команд и программ на борт КА «Молния-1», принимать от него сигналы приёмной телеметрии, посылать и принимать после ретрансляции сигналы спутниковой связи и телевидения на всех рабочих участках орбиты, включая близкие к апогею. КРЛ «Сатурн» первой в стране использовала шумоподобный сигнал, одним из разработчиков принципов которого был будущий заместитель командира войсковой части 32103 по науке полковник Сиробаба Я.Я.. 
 
Для размещения наземной аппаратуры комплекса «Сатурн-М» на НИП-14 и НИП-15 (Уссурийск) в 1961-1963 годах были построены технические здания № 108 (для приёмной аппаратуры) и № 109 (для передающей). Каждое техническое здание было построено по периметру монолитных бетонных пилонов, на каждом из которых размещалось по одной параболической антенне РС-10-2М с диаметром зеркала 12 метров. С помощью мощного корабельного привода антенны могли поворачиваться по азимуту и углу места так, чтобы имелась возможность отслеживания сигнала космического аппарата по всей полусфере. Этому строительству уделялось большое внимание. Ход строительства часто контролировал лично командир в/ч 32103 генерал Карась А.Г. и его заместитель генерал Агаджанов П.А.. Генерал Карась А.Г., выступая перед офицерами части, много раз говорил о том, что лицо части будет определять именно работа этого комплекса, так как таких комплексов в системе в/ч 32103 в то время строилось только два - у нас и в Уссурийске.
 
Для обслуживания аппаратуры комплекса «Сатурн-М» был образован 4 отдел, начальником которого был назначен подполковник Скосырев Виктор Иосифович, начальниками отделений - капитан Костюков Алексей Семёнович и капитан Коваленко Стефан Андреевич. Приёмные устройства командной радиолинии возглавлял капитан Тиганов Александр Иванович. Кроме них в работе по вводу комплекса в эксплуатацию отличились капитаны Клипп Сергей Павлович и Колчин Анатолий Григорьевич.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Техническое
здание № 109,
в котором
была
установлена
передающая
аппаратура
комплекса
«Сатурн-М»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Техническое
 здание № 108,
 в котором
 была
 установлена
 приёмная
 аппаратура
 комплекса
 «Сатурн-М»
 
Связная часть комплекса, созданная на базе станции тропосферной связи «Горизонт», под названием комплекс связи и телевидения системы «Молния» была включена в 3 отдел (начальник отдела - майор Егоров Кир Николаевич). В задачу отдела входило обеспечение двухсторонней связи, приёма и передачи по кабельным каналам или радиорелейной станции Р-600 телеграфных и телефонных переговоров московских абонентов, а также трансляции телепрограмм из телевизионного центра на Шаболовке. Принятые от сторонних абонентов сигналы с помощью КРЛ «Сатурн-М» передавались на спутник-ретранслятор. В состав отдела входили:
- передающие и приёмные устройства «Горизонт-М» и «Горизонт-К»;
- аппаратура «Ретранслятор»;
- аппаратура уплотнения телефонных каналов К-60, обеспечивающая ретрансляцию 60 дуплексных телефонных каналов;
- аппаратура уплотнения телеграфных каналов ТТ-12/17, предназначенная для вторичного уплотнения каналов;
- аппаратура К-1920 для передачи телевидения со звуковым сопровождением;
- радиорелейная станция Р-600 для обеспечения многоканальной телефонной связи или приёма-передачи одной программы телевидения;
- станция ЗАС;
- телевизионная аппаратура.
 
В работе по монтажу и отладке технических средств, размещённых в техническом здании № 45, участвовал личный состав отделения, которым командовал капитан Паутин Ефим Афанасьевич.  НИП-14 высокочастотным кабелем и радиорелейной линией соединялся с Московским телецентром и междугородней АТС. («Сатурн-М» Уссурийского НИП-15 соединялся с телецентром Владивостока радиорелейной линией.) Уже в августе 1963 года были проведены первые самолётные испытания аппаратуры КИС «Сатурн-М». Монтаж наземных комплекса «Сатурн-М» был закончен в начале 1964 года. В апреле 1964 года Председателем Государственной Комиссии по испытаниям системы «Молния» был назначен Министр связи СССР Н. Псурцев, техническим руководителем Госкомиссии - заместитель С.П. Королёва Б.Е. Черток. Руководителем Главной Оперативно-Технической группы (ГОГУ) по «Молнии-1» первоначально был назначен другой заместитель Королёва - Цыбин П.В., но с мая 1964 года руководителем стал Б.Е. Черток, его заместителями - полковник Н. Фадеев (восковая часть 32103), В. Богданов (ЦНИИС МО), П. Гобец (Министерство связи).  Первый старт РН 8К78 с ИСЗ «Молния-1» № 2 состоялся 4 июня 1964 года и закончился аварией РН на участке работы второй ступени. Следующие два с половиной месяца до старта «Молнии-1» № 1 боевые расчёты комплекса «Сатурн-М» провели в усиленных тренировках.
 
Но и вторая «Молния», запущенная 22 августа 1964 года, основную свою задачу не выполнила. Телеметрия, принятая с борта спутника после выхода его на орбиту, показала, что на КА не раскрылись обе штанги с параболическими антеннами. Причиной этого стало нарушение технологии подготовки и испытаний спутника к запуску: штанги в ходе подготовки обмотали изолентой, окаменевшей в космосе, и усилий пружинных толкателей для раскрывания антенн уже не хватило. Если бы этот спутник был введён в эксплуатацию, он бы обеспечил трансляцию летних Олимпийских Игр, проходивших в Токио. Но проверить работу ретрансляторов не удалось. Тем не менее, спутник, просуществовавший около 9 месяцев, исправно сбрасывал на Землю телеметрическую информацию, поддерживал заданную ориентацию, выполнял некоторые команды управления. Длительная бесперебойная работа служебных систем вселила в разработчиков и эксплуатантов системы уверенность в работоспособности системы «Молния» в целом. Весной 1965 года комплекс «Сатурн-М» был введён в эксплуатацию. На базе КИС 14-го НИП был развёрнут Пункт управления системой «Молния».
 
Первый эксплуатационный запуск «Молнии-1» (№ 3) состоялся 23 апреля 1965 года. После развёртывания на орбите всех систем была выдана команда на включение ретранслятора спутника, но она неожиданно не прошла. Руководитель ГОГУ Б.Е. Черток предположил, что между контактами реле, подключающего электропитание к бортовой аппаратуре, попала посторонняя частица. Восстановления электрического контакта удалось добиться многократным повторением выдачи разовой команды.
 
Первым наглядным результатом запуска стал телевизионный показ во Владивостоке первомайской демонстрации трудящихся и военного парада 9 мая в Москве, показ в Москве морского парада Тихоокеанского Флота, а также разговор по спутниковому каналу телефонной связи между Генеральным секретарём ЦК КПСС Л.И. Брежневым и Первым секретарём Приморского краевого комитета КПСС.
Первые телеизображения, полученные по системе «Молния»
 
Осенью 1965 года через «Молнию» № 4 были проведены эксперименты по передаче из Москвы во Владивосток и обратно цветной телевизионной картинки. Всего личный состав 3 и 4 отделов, принимавший участие в работах по КА «Молния-1» №№ 3-4, провёл 244 сеанса управления, в том числе 45 сеансов телевидения с выдачей изображения на телецентры Москвы и Владивостока, а также 57 сеансов телефонии с выдачей каналов абонентам. «Молния-1» № 6, запущенная 25 апреля 1966 года, также в первые дни после запуска находилась в аварийном состоянии. Личный состав 2, 3, 4, 5 отделов, узла связи принял непосредственное участие по восстановлению нормальной работы КА, приложив при этом много сил, старания и энергии для обеспечения безотказной работы наземного комплекса, приёма и обработки телеметрической информации, своевременной выдачи необходимых данных для принятия оперативных решений группой управления. В результате принятых мер спутник был приведён в рабочее состояние и обеспечил трансляцию первомайской демонстрации в Москве на Дальний Восток. С этим же спутником в период с 28 апреля по 20 мая был проведён эксперимент по получению телевизионного изображения Земли с высоты 30…40 тысяч километров, в том числе объёмного (стерео) изображения. 
 
В рамках создания космического эшелона системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) был также проведён эксперимент по телевизионной съёмке полигона Капустин Яр в момент запуска с него баллистической ракеты.
 
Эксперимент дал неожиданно хорошие результаты, которые позволяли надеяться на возможность обнаружения стартующих ракет с высоты 45000 км. Офицеры НИП-14 вместе с представителями предприятий-разработчиков участвовали в выполнении и других научно-исследовательских работ. Например, ещё в 1964-1965 годах была выполнена НИР «Обобщение опыта эксплуатации комплекса «Сатурн-М» и рекомендации по его усовершенствованию».
 
В 1968 году система телевещания через космос разработки А. Фортушенко и А. Богомолова, получившая название «Орбита», была введена в опытную эксплуатацию. В начале 1967 года на территории СССР действовало уже 20 станций системы «Орбита», а к 1984 году их число превысило сотню.
 
Учитывая большую роль ракеты-носителя 8К78 в создании и поддержании в рабочем состоянии системы «Молния-1», эта РН получила официальное название «Молния». В ноябре 1969 года управление объектами «Молния-1» было переведено из НИП-14 в Москву.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Станция
спутниковой
связи
системы
«Орбита»
На международной орбите
 
Передовая техника всегда привлекала к себе особое внимание. Система спутниковой связи «Молния» также оказалась в центре внимания мировой общественности. Это проявилось в многочисленных показах Пункта управления системой - комплекса «Сатурн-М» - различным делегациям, в том числе иностранным. В середине шестидесятых годов началось развиваться сотрудничество в области космических исследований и технологий с Францией.
 
Ещё летом 1965 года Москву посетила французская делегация во главе с заместителем министра почты и телеграфа Франции. Одним из пунктов программы работы французских гостей стало посещение НИП-14 для знакомства с работой телевизионного космического моста «Москва - Владивосток». Измерительный пункт был представлен как обычная организация связи Министерства связи СССР. Наружная наглядная агитация по военной тематике была убрана. Личный состав,
участвовавший в показе, был переодет в гражданские костюмы, остальные военнослужащие были укрыты в близлежащем лесу. Во время показа аппаратных в техническом здании № 45 доклады с сообщениями о назначении аппаратуры связи и телевидения, её основных технических характеристиках и общем устройстве сделали капитаны Паутин Ефим Афанасьевич и Герасимов Владимир Сергеевич.
 
 
 
 
 
 
 
 
Начальник
2 отдела
(1967 - 1972 гг.)
майор
Паутин Е.А.
 
 
 
 
 
 
 
Первый
начальник
4 (9) отдела
подполковник
Скосырев В.И.
 
Французские специалисты, узнав об экспериментах по передаче через космос цветного изображения, предложили продолжить опыты с использованием французского центра космической связи в Племер-Боду под Парижем. Первые эксперименты по передаче цветного изображения между Москвой и Парижем состоялись 27 ноября 1965 года, и продолжились в 1966 году.
 
Визиты французских специалистов продолжились после подписания 30 июня 1966 советско-французского межправительственного соглашения по сотрудничеству в областях космических технологий и науки.
 
Очередной показ наземных средств комплекса «Молния» двум группам французской делегации общей  численностью около 40 человек состоялся 3 и 4 октября 1966 года. Часть была представлена как «Наземный пункт космической связи и телевидения» Министерства связи СССР, командир части - заведующий пунктом, заместитель командира по измерениям - главный инженер.
 
Часть докладов делали специалисты предприятий-разработчиков, часть - офицеры Центра КИКа и НИП, в том числе начальники отделений комплекса капитаны Герасимов В.С. и Савин Ю.И.. Из книги заместителя командира войсковой части 32103 по тылу полковника Покровского Б.А.: «Чтобы у гостей не возникло недоумения относительно предназначения станции, решили переодеть военнослужащих в гражданскую одежду. Инженеры и техники надели свои домашние костюмы и выглядели так же, как и обычные гражданские специалисты. Стоявшие же у ворот здоровые, краснощёкие, молодые ребята в почти одинаковых пальто и шляпах вряд ли производили впечатление стопроцентных штатских. К тому же при встрече со своими тоже переодетыми начальниками прикладывали руку к шляпе, отдавая уставную честь. Маскарад начался, чтобы потренироваться, за несколько дней до приёма гостей, так что к их приезду было всё отработано. По крайней мере, так казалось хозяевам». (Небольшое отступление: по окончании визита один из офицеров части в присутствии французов простодушно обратился к фотокорреспондентам, сопровождавшим делегацию, попросив их прислать сделанные снимки «Для музея части»! Вероятно, были и другие шероховатости, иначе вряд ли в приказе командира части по подготовке НИП к приезду очередной делегации делался бы акцент на том, чтобы помимо крупной наглядной агитации и документации, из помещений комплекса необходимо убрать описи имущества, подписываемые в армии, как известно, командирами подразделений.)
 
Вернёмся к воспоминаниям Б.А. Покровского: «Начальник пункта полковник А.Д. Горбунов и его помощники старались делать всё, чтобы не ударить в грязь лицом перед французами, наводили порядок, чистили-блистили и всё-таки кое-что на территории оставляло желать лучшего. На дворе стояла слякотная осень. Как ни подметай - всё равно не чисто. Но, видимо, дошли до Бога их молитвы. Помню, приехал на станцию: абсолютная не только чистота, но и белизна. Ночью здесь прошёл снег и навёл порядок. Всё же остальное - техника и аппаратные залы - в порядке были давно. Сообщение гостям о методах и средствах связи через спутники-ретрансляторы между подмосковной и дальневосточной станциями сделал начальник подразделения спутниковой связи КИКа  полковник А.П. Бачурин. Затем гости осмотрели комплекс приёмо-передающей аппаратуры и поднялись по корабельным лестницам на пилон антенны, под самое её громадное зеркало. Там, на высоте, особенно давал о себе знать холодный, пронизывающий ветер… После  возвращения в здание состоялся небольшое застолье. Прежде, чем сесть за гостеприимный стол, мы побеседовали о состоянии и перспективах связи через спутники, особенно - телевизионной. Как раз в те дни на высокой эллиптической орбите работал, кажется, шестой по счёту спутник связи «Молния-1». Французские специалисты обнаружили хорошее знание дела и проявили большой интерес к организации спутниковой связи в СССР.
 
 
Капитаны С.П. Клипп и В.А. Дмитров после посещения комплекса «Сатурн-М» французской 
правительственной делегацией (октябрь 1966 года)
 
 
Перед завершением встречи представитель Министерства связи СССР преподнёс всем её участникам изящные значки с космическо-связной символикой и надписью «Москва - «Молния» - Владивосток». Это натолкнуло меня на мысль устроить гостям телевизионный сюрприз. Я обратился к главному связисту пункта П.Я. Перемышленникову: «Свяжитесь, пожалуйста, с нашим дальневосточным пунктом и передайте, чтобы там попросили Владивостокский телецентр поприветствовать французских гостей через «Молнию», благо она сейчас на апогейном участке орбиты». Через несколько минут в комнату на специальной тележке-столике вкатили телемонитор. Павел Яковлевич, тот самый связист, включил монитор, засветился зеленоватый экран, и как по мановению волшебной палочки на нём возникла миловидная молодая диктор. С обворожительной улыбкой она произнесла «Внимание! Говорит и показывает Владивосток! Нам только что сообщили, что по другую сторону телевизионного моста Владивосток - «Молния» - Москва (совсем как на значке, подумал я) находятся гости из дружественной Франции. Позвольте, дорогие друзья, передать вам привет с берегов Тихого океана, пожелать, здоровья, счастья, успехов и результативного, успешного пребывания в нашей стране. Все сотрудники Владивостокского телецентра просят вас также передать привет и самые добрые пожелания их коллегам из Парижского телецентра. До скорой встрече в эфире!». Последние слова были сопровождены лучезарной улыбкой и воздушным, а точнее - телепоцелуем. Они потонули в шумных аплодисментах и восторженных возгласах экспансивных гостей: «Браво! Спа-си-бо! Шарман! О ля-ля…». Словом, телесюрприз удался на славу».
 
28 марта 1967 года состоялся показ комплекса средств «Молния-1» представителям социалистических стран, обсуждавших в Москве сотрудничество стран СЭВ в космических исследованиях. Продолжим воспоминания Б.А. Покровского: «После одной из встреч в Москве представители социалистических стран побывали на подмосковном пункте КИКа. Осмотрели технику, познакомились с людьми. Перед расставанием всем захотелось спеть. Но какую песню? Переводчиков не было: почти все гости знали русский язык, и кое-кто из хозяев говорил по-немецки, по-польски, по-чешски. Словом, в беседах языкового барьера не чувствовалось. Иное дело - песня. Возникла маленькая заминка. Все как-то вопросительно переглянулись и, не сговариваясь, дружно запели «Подмосковные вечера». Каждый пел на своём родном языке, от души, и всем исполнение очень понравилось».
 
В конце января 1968 года состоялся очередной визит иностранной делегации в составе 30 человек. Делегацию представляла Академия Наук СССР. Москву посетил министр по космическим и атомным исследованиям Франции Ален Пейрефит. После деловой беседы и осмотра техники, за хлебосольным столом, французский министр в своём тосте поблагодарил хозяев «за незабываемый приём» и провозгласил здравицу «в честь союза серого вещества». А, покидая НИП, сказал: «Здесь было так хорошо, что я не заметил, как пролетело время. А что касается «союза серого вещества», то без него невозможно сотрудничество». И, думается, этот союз стал определяющим в успехе советско-французского сотрудничества по изучению космоса, которое планомерно продолжается вот уже более тридцати лет.  
 
Дороги к планетам
 
Наряду с важнейшими задачами управления космическими аппаратами военного и социально-экономического назначения перед Командно-измерительным комплексом в рассматриваемый период ставились ещё и впечатляющее воображение задачи управления межпланетными космическими аппаратами. Это были автоматические межпланетные станции (АМС), направляемые к планетам Солнечной системы Марсу и Венере (станции проектов 2МВ и 3МВ), автоматические станции, предназначенные для осуществления мягкой посадки на Луну (Е-6) и орбитального полёта вокруг неё (первоначально проект Е-7, затем - модификации АМС Е-6), а также аппараты, предназначенные для отработки в беспилотном режиме прототипов пилотируемых космических кораблей для облёта Луны (7К-Л1) и высадки на Луну (комплекс Л3).
 
Для траекторных измерений при движении АМС и верхних ступеней РН, предназначенных для их вывода, а также для передачи команд управления станция «Сатурн» ещё в 1962 году была дооснащена системой приземного контроля СПК. Комплекс «Сатурн» в рамках программы изучения дальнего космоса комплекс привлекался к управлению КА типа «Марс», «Венера» на ограниченном интервале участка перелета. При этом одна из антенн комплекса использовалась для испытаний системы «Молния» (в режиме разделения времени с комплексом «Сатурн»).
 
Всего в 1962-1968 годах средства части осуществляли управление одиннадцатью лунными АМС, начиная с «Луны-4» по «Луну-14», четырьмя АМС «Венера», АМС «Марс-1», а также выведенными на гелиоцентрические орбиты АМС «Зонд 1-3». При этом впервые в мире была осуществлена мягкая посадка АМС на Луну («Луна-9», 3.02.1966), выведен первый в мире искусственный спутник Луны («Луна-10», 1.03.1966), сфотографирована ранее не отснятая часть обратной, невидимой с Земли поверхности Луны («Зонд-3»), обеспечена доставка первой мире станции на поверхность Венеры («Венера-3», старт 16.11.1965).
 
История НИП-14
изложена по книге
"Космос в ладонях антенн.
История 14-го
командно-измерительного
пункта (г. Щёлково)"
Авторы:
А.В. Ильин, А.Я. Каркач, М.В. Луканов