Наблюдая за космосом из Щелково.
 
19  марта 2015 года нс космодрома Байконур запустили ракету «Протон-М»  со спутником связи «Экспресс-АМ7». Министерство обороны, пригласило понаблюдать запуском и пролетом ракеты и спутника с той точки зрения, с какой ее видят на Отдельном командно-измерительный комплексе (ОКИК) Главного испытательного  космического центра (ГИКЦ) имени Г.С. Титова. Отдельном потому, что сам комплекс находится не там, где, собственно, ГИКЦ имени Титова – не в Кразнознаменске, по шоссе М1, а на окраине Щелково, практически на другой стороне Москвы (Ред. сайта - конечно же, не поэтому...).
 
Часть по нашим меркам довольно старая – она была создана в 1957 году, а в Щелково расквартирована с сентября 1960 года. В официальной истории части указывается, что специалисты части с помощью станции «Заря» управляли и полетом Ю. Гагарина, но это, кажется, некоторое преувеличение. Тогда «Заря», стоящая на вооружении части, была в резерве. А вот в 1965 году, во время полета корабля «Восход-2» часть была на боевом дежурстве. Факт – именно из Щелково следили за выходом А. Леонова в открытый космос.  Причем на боевом дежурстве в этот момент была В.Терешкова – тогда оператор Щелковского командно-измерительного пункта (КИП) (
Ред. сайта - конечно же, Терешкова не была оператором, а была командирована в часть как член отряда космонавтов для участия в сеансах связи...)
 
 
Сейчас  ОКИК занимает огромную территорию – 80 га на окраине Щелково. Когда-то это был даже отдельный городок – Щелково-7, но сейчас практически вся территория ОКИК окружена либо поселками с частными домами, либо новыми кварталами с многоэтажками. КПП части находится просто в конце городской улицы – лет 15 тому  назад там были  поля и лес. Все равно передвигаться по территории легче на машине, чем ходить пешком. (
Ред. сайта - на самом деле территория части не увеличивалась и не уменьшалась с 60-х годов...)
 
 
Легендарная антенна
станции «Заря»
 
Секретность
 
Секретность в наших воинских частях традиционна. Требования секретности были выработаны примерно в дни создания ОКИК, то есть на заре космической эры, то есть задолго до того, как спутники прочно вошли в нашу жизнь. Если речь  идет о фотосъемке, то снимать на территории части можно фактически все, что относится к службе, но с одним условием – если снимается какое-то здание, то в кадре не должно быть другого здания. Формально, такие правило должно обеспечить невозможность привязки сооружения к местности. Требование странное, особенно ввиду того, что вся территория ОКИК просматривается из окон ближайших многоэтажек. Нельзя снимать и некоторые показания на пультах.  Это более понятно, так как , например, из линейки бегущих цифр теоретически можно извлечь некоторую информацию. Правда, очень общего плана. Так или иначе, много фотографий не получилось.
 
Повседневную жизнь части снимать вполне разрешается, но не рекомендуется ставить  акценты на некоторых сюжетах. Как и любая воинская часть ОКИК живет обычной жизнью воинской части. Дежурная смена несет службу, свободная смена сдает нормативы по бегу.
 
Командный пункт
 
Командный пункт с точки зрения чего-то интересного не представляет никакого интереса. Это просто три комнаты, разделенные стеклянными перегородками. В самой маленькой комнате, под знаменем воинской части  - кресло командира (
Ред. сайта - командира дежурных смен - КДС).
 
В средней комнате – пост дежурного по части и дежурный оператор. У дежурного по части работы много всю смену и должность эта не из приятных. В третьей комнате просто расставлены столы для офицеров – их занимают, когда в этом есть нужда, а в остальное время комната пустует.
 
(Ред. сайта - дежурный по части дислоцируется в штабе части, а не на КП).
 
Вообще, всех гостей части, особенно интересующихся боевой работой, встречает и сопровождает заместитель командира по вооружению п-пк Шпаковский. Но тут что-то случилось и Шпаковский слег в  госпиталь, так что быть провожатым пришлось быть заместителю командира по работе с личным составом подполковнику Стребкову. Сам Стребков просил об этом не говорить – узнают, что мол, какой-то «замполит» рассказывает о технике – будут смеяться. Я этой просьбы не выполняю – Стребков три года заведовал одним из самых интересных отделов ОКИК – отделом командно-измерительных систем ГЛОНАСС и технику знает до тонкостей. К людям гуманитарного склада относится с некоторым презрением. Не без основания, в общем.
 
«Тамань-База»
 
Самая работающая часть ОКИК – отдел командно-измерительных систем ГЛОНАСС. В принципе, на вооружении три командно-измерительные системы – «Тамань-База», «Фазан-МТС» и «Сатурн-МК». Важнейшая из них, пожалуй, это наземная станция командно-измерительной системы «Тамань-База».  Сама по себе станция «Тамань-База» - ветеран, начавшая службу еще в начале 1970-х годов.  Станции неоднократно модернизировались – сейчас на вооружении уже, кажется, четвертая или пятая итерация станций ряда «Тамань-База», а внутри станцию не узнать, так разительно она отличается от своих предков. Прежней осталась, кажется, только антенная система ТНА-57Б, с зеркалом диаметром 12 м и азимутально-угломестной подвеской.  На других КИК антенны часто одевают радиопрозрачным кожухом, но в Щелкове этим заморачиваться не стали.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Станции «Тамань-База» дополнены командно-измерительной системой «Фазан-МТС», это уже новая станция, развернута она была в 2009 году, хотя первые «Фазаны» тоже совсем не молоды. По сути они ровесники «Тамань -Базе» и создавались еще в 1980-82 гг, как мобильные аналоги «Тамань -Базы», но на этом ОКИК – они в стационарном варианте. Работают обе КИС параллельно и неотделимы друг от друга.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Модель "Ангары"
в коридоре
 
 
 
 
Поскольку все помещения создавались еще для КИС «Тамань-База» первых выпусков, сейчас в здании, на крыше которого расположена антенна, много свободных помещений, а все управление космическими аппаратами расположено только в одном зале, разделенном перегородкой на две части. 
 
(Ред. сайта - на самом деле ранее в этом здании размещалась приемная часть комплекса «Сатурн-М» для работ по КА «Молния-1», а «Тамань-База» тут уже второй "жилец"...)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В зале – начальник боевого расчета и еще два офицера.  Дежурная смена, боевой расчет – пять человек. Больше не нужно. Характерно, что в ПВО командир боевого расчета называется старшим, а в войсках ВКО – начальником.  Звучит солиднее. Вот НБР за своим столом.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контрольный пульт станции «Тамань-База». Между двумя офицерами - стойка с водородным эталоном частоты. Сверил часы.
 
Поскольку целью визита на ОКИК было наблюдения за спутником, то стоило дождаться начала сеанса связи.
 
Сеанс связи проходит предельно буднично. Антенну разворачивают в сторону, где ожидают увидеть спутник, между спутником и наземным комплексом устанавливается связь и дежурный офицер боевого расчета получает на экран своего компьютера информацию о времени полета и текущем положении спутника.  Та же информация выводится и на большой экран на стене зала. Зачем – не знаю. 
 
 
Команда на спутник передается точно также, с персонального компьютера оператора – на табло в зале и мониторы офицеров выводится тип команды, время подачи, время выполнения и т.п. В общем, внешне это довольно скучно. Визуального ряда для телевизионщиков, например, тут нет никакого. Бывшие в ОКИК телевизионщики нескольких каналов просили для них покрутить антенны, пока не начался сеанс связи, что-то сказать в телефонную трубку, вообще делать  что-то в динамике, иначе картинка пропадает начисто. Офицеры удивлялись, но подчинялись, изображая деятельность. Без телекамер они просто сидят и смотрят на экран.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Пропустить нужный момент вряд ли удастся – о том, что тот или иной спутник вышел на связь, сообщит речевой информатор на весь зал, а на экране компьютеров появится сетка с несущей частотой. Если присмотреться, то ясно,что до сеанса связи осталось немножко времени.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Помимо компьютеров и  контрольных устройств главное и, наверное, важнейшее оснащение – водородные эталоны времени (генераторы). Цель КИС так и сформулирована – решения задач частотно-временного обеспечения. Поэтому эталоны времени присутствуют на любых КИС, причем в нескольких экземплярах – ради резервирования. Не располагая точным генератором частот, а значит и эталоном времени, можно просто потерять летящий по орбите аппарат, поскольку именно по эталону времени определяется местоположение космического аппарата на орбите.  Но на «Тамань-Базе», еще не главный эталон времени ОКИК.
 
 
Вот часики-то,
собственно.
 
Куб-Контур»
 
Если «Тамань-База» и «Фазан-МТС» замодернизированы по самое никуда, то ветеран КИС «Куб-Контур» честно несет свою службу с 1976 года.
 
Самыми решительными переменами в жизни «Куб-Контур» были замена ЭВМ М-222 на ЭВМ «Неман-1К» - это случилось в 1996 году, а в 2004 году ЭВМ «Неман-1К» заменили на ПК, которые сейчас выглядят весьма музейно. 
 
В 2006 КИС «Куб-Контур» проходил очередную модернизацию, но основное осталось. По крайней мере, такого, чтобы заменив старые компьютеры современным, вся КИС могла бы въехать в одну небольшую комнату, тут нет. Честные залы. Гудение трансформаторов. И все такое.
 
 
 
 
 
Но, в общем, старик работает. Никаких сверхсовременных методов отображения информации, кроме нескольких подслеповатых экранов и карты-схемы на большом табло нет, но со спутниками третьего поколения КИС работает нормально. Она благополучно пережила то ли 11 то ли 13 начальников и переживет еще.  Однако, если говорить по чести, в ней как раз и ощущается дух 1970-х годов, золотого века советской космонавтики.
 
 
 
Контрольный пульт
станции «Куб-Контур» -
 заслуженный ветеран.
 
 
 
 
 
 
 
Система управления, измерения и контроля (СУИК) ГЛОНАСС
 
Мало кто знает, что навигационная система ГЛОНАСС управляется именно из Щелковского ОКИК. Между тем это именно так.  Если говорить о технике, то в общем, это все та же «Тамань-База», то есть комплект КИС 14Н70, а, скорее даже 14Н70-02, то есть КИС совершенно совместимы, только в СУИК используется антенная система ВН-034 диаметром 5 м.
 
Поскольку отсчет времени в управлении спутниками ГЛОНАСС и их деятельности вообще, крайне важен, сердце СУИК – несколько параллельных высокоточных и высокостабильных водородных генераторов частоты, то есть эталонов времени. По сути – самые точные в России часы. Да и в мире таких часов можно пересчитать по пальцам одной руки. Но они здесь. И выглядят вполне обыденно.  Нужны они для измерения радиальной скорости космических аппаратов в запросном и беззапросном режимах.
 
 
 
Водородный генератор
частот, а проще – часы:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В небольшом помещении за компьютером сидит офицер. Это все.
 
Когда-то комната была забита оборудованием под завязку, а сейчас такого нет – новое оборудование компактно.
 
В другой комнате еще три офицера. Вот и весь расчет.
 
 
 
 
 
 
 
На экране одного из компьютеров – видимые сейчас станцией спутники ГЛОНАСС. Не картинка, конечно – просто несколько диаграмм. По ним видно в какой из ОКИК России тот или иной спутник передал очередной пакет контрольной информации. Или не передал. Или передал, но не получили. Такое тоже бывает. Зеленые секторы на диагремме –  данные получены. Оранжевые - пролет. Но будем считать, что это секретно. Если серьезно, это что-то со связью,в Енисейске, например. Я не виноват - руками ничего  не трогал.
 
 
В Щелково, на ОКИК в отдельном здании сведены два ствола управления СУИК дополняющие и дублирующие друг друга.
 
В перспективе СУИК заменят на беззапросную измерительно-вычислительную систему (БИВС), причем, такая замена – дело самого ближайшего будущего. Ну, чуть не с завтра начнут. Говорю это безо всяких шуток - дело решенное и работы идут.
 
 
Для примера, покажу, в каком зале все то хозяйство жило раньше. Он сейчас пустой. Отремонтируют - что-то размесятят. Пока туда пускают неохотно.
 
«Сажень-Т»
 
Последний из посещенных объектов Щелковского ОКИК - квантово-отпическая станция (КОС) «Сажень-Т». Это, кажется, одна из самых старых станций такого типа, по крайней мере, она носит индекс ГРАУ 14Ц215. Остальные доработаны до варианта «Сажень-ТМ» то есть 14Ц218.
 
 
 
Если говорить строго научным языком, то КОС предназначены для прецизионного определения параметров движения космических аппаратов путем лазерных измерений наклонной дальности и угловых координат по отраженному солнечному излучению. Для того, чтобы помочь измерениям, космические аппараты оснащают уголковыми отражателями и лазерными ретрорефлекторами.
 
 
Астрономическая
зеркальная система
станции «Сажень-Т».
 
Оптика - слева,
лазер - справа.
 
 
 
 
 
 
Если грубо, то это просто телескоп АЗС-26 с главным зеркалом диаметром 600 мм и следящими приводами, позволяющими удерживать спутник в поле зрения.
 
С телескопом совмещен мощный лазер. Наклонную дальность до космических аппаратом с помощью КОС можно измерять на дистанции до 42 000 км с точностью до 2 см.
 
 
Работает КОС, как и все телескопы, в основном, по ночам - она и укрыта, как телескоп, в раздвижной шарообразной башне, установленной на поворотной опоре. Нижний этаж из трех, занимает, как раз, силовая часть приводов.
 
Раскрывают купол, разумеется, только в хорошую погоду - иное смысла не имеет. В дневное время даже дежурная смена, кажется дурачится, благо КОС находится на отшибе и не всякое начальство туда заглядывает.
 
Ночью же, работа КОС выглядит, наверное, фантастически. Лазер можно включить и днем, не раскрывая защитного купола, но тогда его луч выглядит просто зеленым пятном на стене.
 
 
Собственно, купол мне снять так, чтобы в поле зрения камеры не попали соседние строения не удалось. Поскольку я перед секретчиками отчитываюь, секретчики мне фото купола и зарезали. Так что, напоследок еще одно фото АЗС-36
 
Коллеги, дорогие. Я уверен, что как минимум некоторые найдут в моих словах ошибки. Извините. Почти все я пишу по памяти, а она за почти 20 лет порядком ослабела. Да, в обзем, это не отчет, не инструкция, не учебник, а мои собственные заметки. Так что не обессудьте
 
 
Фоторепортаж, Щ-7, 2015 год. Автор и правообладатель - Андрей Луфт.
 
 
 
 
Фоторепортаж, Щ-7, 2016 год.