Бадер-Баер Юрий Александрович
 
Записки командира части.
Мы, братья Владимир и Вячеслав Бадер-Баер,
служившие в частях военно-космических сил,
хотим оставить на сайте память о своем отце,
Бадер-Баере Юрии Александровиче,
который многие годы своей жизни
отдал служению Отечеству,
в том числе в системе ВКС -
с 1966 по 1971 гг. отец был командиром
войсковой части 14129.
Представляем выдержки из
дневников отца о его жизни и службе.
 
Я, Бадер-Баер Юрий Александрович, родился 9 мая 1929 года в г. Житомире. 
 
    …мой дедушка (по отцу) Баер Адольф был обычным крестьянином, приехавшим из Германии в Украину в конце XIX века в поисках лучшей доли. Мой отец, Бадер-Баер Александр Адольфович (почему он получил двойную фамилию, я опишу ниже), родился  16 февраля 1906 года в г. Житомире. С 1919 по 1923 работал по найму на различных работах (батраком у кулаков, на строительстве шоссейной дороги) в г. Житомире и области (округе). С 1923 по 1928 год был на руководящей комсомольской работе в г. Житомире и округе (тогда областей еще не было). С 1928 по 1957 год служил в Советской Армии кадровым офицером. В 1957 г. демобилизовался в запас по болезни в воинском звании инженер-подполковник.
 
…двойная фамилия отца (Бадер-Баер вместо Баер) получилась по вине священника, который почему-то в церковной книге записал отца не Баер, а Бадер, но об этом никто не знал. Когда отца выбрали на руководящую комсомольскую должность, то потребовалась для оформления выписка из церковной книги, где он был записан при рождении (подтверждение рабоче-крестьянского происхождения).  Выписку ему дали, но с другой фамилией, вместо «Баер» записано «Бадер». Что делать? Тем более, что его братья и сестры записаны на фамилию «Баер». Тогда комсомольское руководство приняло решение, чтобы отец мой был записан во всех дальнейших официальных документах под фамилией Бадер-Баер. Поэтому и мы, дети наших родителей, приняли эту фамилию, как официальную, но в повседневном жизненном обиходе мы пользовались одной фамилией - «Баер»,  в дальнейшем это привело к казусным ситуациям в нашей жизни. Например, с моим братом Анатолием. Когда моя мать поступила в роддом, то назвала себя по фамилии Баер, не придав этому никакого значения и в справке из роддома ей написали, что у нее родился сын Баер, а когда выписывали метрику о рождении, то в ней, как и в  справке записали, что родился сын Баер по имени Анатолий. Дома отец прочитал метрику и сказал, что фамилия не соответствует его официальной фамилии Бадер-Баер и, недолго думая,  мать в метрике к фамилии Баер дописала  справа (где было свободное место) «Бадер»  и получилась в нашем роду фактически новая официальная фамилия Баер-Бадер, которую в дальнейшем Анатолий и передал своему сыну. В итоге: я, старший брат, ношу фамилию Бадер-Баер, средний брат Анатолий - Баер-Бадер, младший брат Александр - опять Бадер-Баер.
 
…в 1939 г. во время полета разбился самолет, который к полету готовила группа техников под управлением моего отца. Началось расследование, отца отстранили от работы, а потом уволили в запас. Как потом выяснилось, вины отца в аварии самолета не было. Виновником аварии оказался сам малоопытный молодой летчик. Когда началось расследование этой аварии, некоторые люди, бывшие с нами в хороших отношениях, стали сторониться нашей семьи (к сожалению это было такое сложное время в стране, когда многих заподозривали в чем-то нехорошем по отношению к существующей в стране власти), поэтому мать решила уехать из военного городка к дедушке (по линии отца).
 
…наступил 1941 год. Великая Отечественная Война.
 
     …в первые дни войны отца сразу призвали в Красную Армию и направили в ту же воинскую часть, из которой его уволили и на ту же должность. Мы, дети с матерью, были эвакуированы в г. Манкент Чимкентской области (в сотне километров от г. Ташкента). Связь с отцом была утеряна. Для получения какой-то необходимой справки в 1943 г. нашей матери пришлось ехать в областной центр г. Чимкент, а когда она там предъявила паспорт, то прочитав фамилию, ей сказали, что ее семью давно разыскивает наш отец. Нашей радости не было предела. В Чимкенте мать узнала адрес места службы нашего отца, мы списались с ним и через некоторое время приехали к нему в г. Семипалатинск, где он после госпиталя продолжал службу, точнее в пос. Жана-Семей, расположенный на другом берегу (относительно г. Семипалатинска) р. Иртыш. Проходя военную службу на прифронтовых аэродромах, отец часто попадал под сильную бомбежку немецкими самолетами. Один раз при бомбежке он был контужен и получил легкое ранение, а в другой раз  немецкая авиабомба разорвалась почти рядом с ним, он был полностью засыпан землей от взрыва, его пришлось откапывать (хорошо, что хоть кто-то увидел, что его полностью засыпало землей). Отец был ранен и тяжело контужен, потерял сознание. В госпитале сознание вернулось к нему только через четверо суток, а слух вернулся к нему только на 40% и то не скоро, уже после лечения в тылу. И с таким неполным слухом он остался на всю свою жизнь, а к старости пришлось даже пользоваться слуховым аппаратом.
 
…когда Советская армия освободила г. Киев,  воинскую часть, в которой служил отец, из Жана-Семей передислоцировали на военно-гражданский аэродром, располагавшийся в пригороде г. Киева - Жулянах и мы вместе с отцом общим эшелоном тоже поехали. В Киев мы приехали в конце лета 1944 г. Кругом разруха, часть частных домов без хозяев и нашу семью разместили в одном из таких домов поближе к аэродрому в пригороде г. Киева
 
…в 1945 г. в г. Чернигове в районе военного авиационного училища начал создаваться военный завод по ремонту техники, обеспечивающей эксплуатацию и обслуживание самолетного парка, отец был направлен на этот завод главным механиком, мы переехали жить в г. Чернигов.
 
…в феврале 1947 г. в нашу школу пришел Черниговский горвоенком и объявил, что в г. Харькове открывается военное училище радиотехнического профиля ХВАУС (Харьковское Военное Авиационное Училище Связи), в него принимаются юноши с незаконченным средним образованием. Так как выпускники училища были связаны с работой на радиоаппаратуре, которая была мне по душе, то, посоветовавшись с родителями, я решил туда поступать. Вступительные экзамены я сдал с хорошими оценками и 19 апреля 1947 был зачислен курсантом в ХВАУС. Так началась моя военная служба. Тут опять возникла история с фамилией. Через некоторое время меня вызвали в органы КГБ и спросили, почему я поступал в училище под фамилией «Баер», а по метрическим документам моя фамилия «Бадер-Баер», а я и сам не знал, т.к. и в школе я учился под фамилией «Баер». Я написал срочное письмо отцу и он ответил и мне, и в органы КГБ, как это произошло.  После того как все выяснилось, я полностью перешел на фамилию Бадер-Баер и во всех документах и в общении со всеми людьми. Вопрос был закрыт официально. Но все-таки с людьми в неофициальной обстановке произносить полностью мою фамилию при разговоре очень длинно и заковыристо, поэтому обычно произносили только первую часть фамилии «Бадер» и я к этому привык. Вот такие переходы в общении с моей фамилией: сначала «Баер», потом  «Бадер-Баер», потом просто «Бадер».
 
…в училище одним из обязательных предметов обучения был прием на слух сигналов азбуки Морзе. Чем выше была скорость передачи точек и тире, тем труднее  было успевать записывать текст сообщения. По приему на слух и правильной  записи текста ежегодно проводились соревнования среди курсантов. На одном из этих соревнований я занял первое место и был награжден призом и памятной фотографией об этом событии.
Курсант ХВАУС Бадер-Баер Ю.А.
 
…окончил я ХВАУС в 1950 г., получил воинское звание «лейтенант» и был направлен в г. Львов  командиром взвода управления и наведения отдельной роты ЗОС (земное обеспечение самолетовождения) Воздушной Армии. Всем нам, молодым лейтенантам, как «приданое», выдали комплект постельных принадлежностей (мешок-матрац, простынки, одеяло) и благословили на самостоятельный жизненный путь офицера ВВС.
 
…в 1950 г. началось восстановление, а вернее новое строительство  аэродрома в г. Мукачево Закарпатской области на месте старого, имевшего небольшую взлетно-посадочную полосу  для легких одномоторных самолетов, которая была выложена из дубовых бревен метровой длины. Эти бревна устанавливались вертикально, вплотную друг к другу, создавая ровную поверхность для взлета и посадки самолетов. Т.к. на аэродроме планировалось разместить современные реактивные истребители, то старую ВПП из дубовых бревен демонтировали и бревна из полосы реализовали местному населению. Новая ВПП состояла из мощной гравийной основы (подушки), на которую настелили специальные металлические плиты с дырками для ухода дождевой воды, скрепленные между собой специальными зацепами. На бывшем аэродроме, кроме дубовой ВПП, не было ничего, поэтому для обеспечения полетов создавалась специальная воинская часть - отдельный дивизион радиосветообеспечения (ОДРСО). Приказом командующего Воздушной Армией от 01.10.1951 г. меня назначили начальником группы радиосредств в этом ОДРСО.
 
…как-то мой товарищ по военной службе как бы между делом спросил у меня: «Не надоело ли мне холостяковать?» и сказал, что у его жены, там, где она работает, есть хорошая, молодая, незамужняя подруга. Работает она в районном управлении Мукачевского района Главным агрономома и его жена могла бы нас познакомить. Нас познакомили. Ее девичья фамилия Скопинская, зовут ее Станислава. Она из Винницкой области, село Чернявка, где она и родилась  5 октября 1928 г. 10 августа 1952 г. мы поженились. 9 июня 1955г. у нас родился первенец - наш сын Владимир.
 
…поступая на учебу в ХВАУС, я не успел закончить полное среднее образование в г.Чернигове и решил этот недостаток в моем образовании исправить, поэтому я поступил в 10 класс вечерней школы при Окружном Доме Офицеров и окончил ее с хорошими и отличными оценками в 1952 г.
 
…в 1956 г. я поехал в г. Киев поступать в КВИАВУ (Киевское Высшее Инженерное Авиационное Военное Училище), успешно сдал вступительные экзамены и 31 августа 1956 г. был зачислен в это учебное заведение. Здесь, в Киеве 4 апреля 1958г. у нас родился второй сын Вячеслав.
 
…после получения диплома об окончании КВИАВУ по специальности «Инженера по радиотехнике ВВС», мне приказали прибыть в г. Москву для окончательной беседы по назначению меня на определенную должность. В Москве мне предложили должность начальника отдела радиотехнических средств в войсковой части 14129, связанной с работой по управлению космическими аппаратами и расположенной в г. Улан-Удэ Бурятской АССР.  Я хотел продолжать службу в авиации, как и мой отец, но согласился и в дальнейшем ни разу не пожалел.
 
…когда я с семьей приехал в г. Улан-Удэ, то мы сразу ощутили контрасты жизни в Украине и в Бурятии. Например, цены на фрукты и овощи. В Киеве, когда мы уезжали, 1 кг. спелых помидоров стоил 5 копеек, а в г. Улан-Удэ - 1 рубль. Это в разгар лета, в августе 1961 г., а о яблоках и говорить не приходится, цены «заоблачные», т.к. в самой Бурятии яблони не растут (вымерзают деревья) и все они привозные, поэтому и соответствующие цены. Из рыбы - в основном байкальский омуль.
 
…по приезду в г. Улан-Удэ нас встретили и привезли в военный городок  воинской части и поселили в 2-х комнатном сборно-щитовом домике, выделив нам на первое время несколько солдатских коек, табуретки и тумбочки. Оказалось, что в городке нет ни продовольственного, ни промтоварного магазина, и за всеми продуктами нужно было самостоятельно ездить в г. Улан-Удэ, поэтому на следующий день нам выделили грузопассажирский УАЗик для поездки  за продуктами, с нами поехало еще несколько человек. Время было летнее, август, и на обратному пути в закрытом УАЗике появился какой-то запах протухшей рыбы или мяса, но мне, как новому человеку (я был назначен старшим машины) неудобно было спросить, кто купил недоброкачественные продукты, тем более, что все молчали.  Когда мы вернулись домой я все таки спросил у всех о том, что  наверное, кто-то купил недоброкачественные продукты, рыбу или мясо. Мне с улыбкой ответили, что все нормально, запах исходит от «омуля с душком» и мне предложили попробовать кусочек этого омуля. Я рискнул попробовать немного, но больше никогда не ел «омуля с душком», хотя многим такой омуль нравится, особенно местным жителям.
 
…через пару дней моего обустройства командир части полковник Федотов А.Л. представил меня личному составу моего отдела, после чего я начал знакомиться с офицерами и солдатами  и с теми техническими средствами, на которых они работают. Все было нормально, работа мне нравилась. По количеству технических средств и количеству работающих на них офицеров и солдат мое подразделение было самым большим среди других подразделений части. Все технические средства моего отдела располагались на огороженной технической территории  и были оборудованы в подвижном варианте, т.е. на автомашинах или в больших фургонах, транспортируемых мощными танковыми тягачами на гусеничном ходу и каждая станция имела собственный источник электропитания, располагавшийся в прицепах. Это создавало массу неудобств при их эксплуатации, особенно в зимнее, морозное время, т.к. приходилось задолго до начала основной работы прогревать и  саму дизельэлектростанцию и  станцию, расположенную в   фургоне.
 
…постепенно началось строительство капитальных зданий и размещение в них стационарных технических средств с электропитанием от Бурятской центральной ЛЭП и тогда работать становилось намного удобней и легче. Кроме того на технической территории была построена и мощная резервная дизельэлектростанция. 
 
…в целом за снабжение жилой, казарменной и технической территории отвечал главный энергетик части, но так как мои технические средства потребляли наибольшее количество электроэнергии, то при проведении спецработ общее руководство за потребление электроэнергии возлагалось на меня и я имел право, при необходимости, самостоятельно отключать от подачи электроэнергии жилую или казарменную зоны, естественно докладывая об этом командиру части. Т.к. иногда происходило внезапное отключение электроэнергии от Бурятской ЛЭП, то при проведении очень важных спецработ мы запускали свою дизельэлектростанцию на холостом ходу  и могли в течение нескольких секунд перейти на резервное питание. Однажды, при работе этой дизельэлектростанции на холостом ходу в выхлопной трубе дизеля, длиною около 5 метров, возник пожар - загорелась сажа и остатки топлива в этой трубе, накопившиеся в ней за время эксплуатации, да такой, что факел огня был 1,5-2 метра. Труба начала разогреваться, накалилась докрасна. Мне сразу сообщили об этом и спросили, что делать: останавливать дизель или продолжать работу. Решение лежало на мне и я приказал не только не останавливать двигатель, а наоборот увеличить число оборотов его коленвала, вызвать по тревоге пожарную машину части и непрерывно поливать водой наружную красную от огня часть выхлопной трубы. Через 10-15 минут все вошло в норму. А если бы мы этого не сделали, то могла бы загореться крыша здания.
 
Художественная самодеятельность отдела майора Бадер-Баера в шефской поездке
…недалеко от нашей воинской части протекала небольшая речушка, которая зимой полностью замерзала, но в ней в некоторых местах были донные родники, которые взрывали лед своим напором и в этом месте вода растекалась по поверхности льда,  замерзала, образуя наплывы, но лед взрывался в другом месте и образовывались новые наплыв и так далее. Вся речка была в таких наплывах замерзшего льда, но к середине зимы эти наплывы прекращались т.к. силы родников уже не хватало, чтобы взорвать толстый слой льда. Через эту речку от Бурятской ЛЭП к нам в часть была протянута высоковольтная электролиния длиной в несколько километров, за состояние которой отвечали и мы, и Бурэнерго.  Однажды весной эта широко разлившаяся речушка подмыла основание одной из электроопор, которая сильно наклонилась, грозя упасть, но повисла на своих проводах под углом примерно в 40 градусов. Возникла угроза или повала других опор или обрыва высоковольтных проводов. Командир части поручил мне принять меры по ликвидации этой аварии. Но как добраться до этой опоры, если вокруг разлилась вода, глубина которой возле опоры была около метра? Как я уже писал, в моем подразделении было два танковых тягача на гусеничном ходу, имеющие мощные буксирные лебедки. Я взял один из них и мы смогли по разлившейся воде реки подъехать к наклонившейся опоре, но чтобы закрепить трос для выравнивания опоры, надо было кому-нибудь влезть хотя бы до ее середины. Поучить сделать это одному солдату я не мог, т.к. не был уверен, что, во-первых он сумеет сделать это правильно, а во вторых в любой момент могут не выдержать и оборваться провода, которые удерживали опору, она рухнет и солдат может или погибнуть, или покалечиться. В обоих случаях отвечать мне и тогда я решил влезть на опору вместе с ним, помогать и страховать друг друга. Все прошло нормально, нам удалось закрепить трос в нужном месте и благополучно вернуться на тягач. Дальше, как говорится, было дело техники: отъезжая от опоры и постепенно разматывая трос, добрались до сухого места и лебедкой тягача начали выравнивать положение опоры до вертикали. Конец троса закрепили в земле, а уже летом, когда вода реки вошла в свое русло и подсохла земля, эту опору мы укрепили в ее основании булыжным камнем, бетоном и грунтом и сняли фиксирующий трос.
 
…к сожалению, иногда в коллективе находятся люди, мягко выражаясь, неравнодушные (в плохом понимании этого слова) к успехам других. Вот яркий пример и из моей служебной жизни. Для подготовки своих подразделений к ежегодной осенней проверке командир части приказал использовать и выходные дни, если в том есть необходимость. Я и офицеры моего подразделения боевую подготовку личного состава организовывали в течение года равномерно и полноценно. Я посчитал, что дополнительной тренировки в предстоящее перед проверкой воскресенье проводить нет необходимости. Командиру части сразу доложили об этом и он вызвал меня для объяснений. Я уверил его, что мое подразделение подготовлено нормально и дополнительной подготовки не требуется. В понедельник началась проверка и все шло нормально. Основной проблемой оставались проверка офицеров, солдат и сержантов в стрельбе  из личного оружия. Но и здесь все прошло нормально, мы получили  оценку «хорошо». Другие подразделения части отстрелялись на оценку «плохо» или с натяжкой «посредственно». Ну и нашлись мои «недоброжелатели», которые высказали командиру части свои предположения о фальсификации результатов стрельбы в моем отделе, и, к сожалению, командир части, наверное, в это поверил. Он вызвал меня и сказал об этой информации (не назвав мне фамилию информатора), и поэтому он вынужден назначить для моего подразделения дополнительную проверку и провести повторные стрельбы. Я не мог возражать, да и не хотел, хотя практическая стрельба - дело тонкое, повтор может принести и лучшие, и худшие показатели, но выхода не было. Я собрал личный состав, разъяснил им приказ командира о повторной проверке практической стрельбы и выразил уверенность, что мы  не только подтвердим полученную оценку «хорошо», но сможем показать и лучшие результаты. Была создана новая комиссия. Подразделение подтвердило оценку «хорошо». Недоброжелатели замолчали.
 
…через некоторое время в части освободилась должность заместителя командира части и на эту должность назначили меня, а осенью 1966 г. командира части перевели в Управление в г. Москву, а меня приказом Главкома РВ от 19.09.1966 г. назначили командиром войсковой части 14129.
 
Космонавт Елисеев поблагодарил
личный состав в/ч 14129 за обеспечение его полета
 
…командиру надо о жизни и быте личного состава думать, о семьях офицеров и прапорщиков, поэтому в первую очередь я добился включения в смету на строительство объектов части продовольственного магазина на жилой территории городка и через некоторое время он был построен. Населению городка сразу стало намного легче, не нужно было на попутных машинах добираться до г. Улан-Удэ за покупкой товаров. В части служило много офицеров-холостяков, жили представители предприятий, которые приезжали к нам для монтажа и наладки поставляемой промышленностью аппаратуры и все они питались, как могли, поэтому я распорядился в одном из строящихся домов оборудовать столовую для этого контингента людей. Было закончено строительство школы и ее начали посещать не только дети военнослужащих, но и дети из ближайших деревень, в которых или не было школ или были только начальные (до 4-го класса). И для нас отпала необходимость возить детей в городские школы. Учителями в школе были педагоги и из местного населения, и из жен офицеров, имеющих педагогическое образование. Иногда к обучению детей привлекались солдаты и сержанты, имеющие педагогическое образование, но они использовались редко, только для подмены заболевших учителей. В полную силу в военном городке стал работать и детский сад.
 
Командир в/ч 14129 подполковник Бадер-Баер Ю.А. проводит совещание с офицерами
 
…работа, которой мы занимались в воинской части, проходила круглосуточно, и днем  ночью и для того, чтобы улучшить работоспособность ночных смен, я решил создать при части небольшое подсобное хозяйство, для организации дополнительного ночного питания дежурных и работающих смен за счет продуктов, получаемых от этого подсобного хозяйства. Была создана небольшая свиноферма и построена теплица для выращивания зелени и огурцов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Урожай
в теплице
части.
 
Вторая
справа - Бадер-Баер
Станислава
Марьяновна
 Часть продуктов от этого подсобного хозяйства мы отдавали для детей детского садика. Однажды, обходя свои объекты, я обнаружил на вещевом складе части большое количество коньков, лежащих на складе без использования уже много лет, и никто мне не мог толком объяснить,  как они попали на склад части и для чего. И я решил использовать их по назначению. Поручил своему помощнику по тылу оборудовать на территории военного городка каток, заливать его зимой водой и использовать его для отдыха офицеров, их семей и остальных военнослужащих рядового и сержантского состава в свободное от службы время.
 
…в 1970 г. воинскую часть, командиром которой был я, наградили  медалью «За достигнутые успехи в работе в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». Для вручения этой медали и Почетной грамоты «За высокие показатели в работе» к нам приехал наш московский начальник генерал-лейтенант Карась А.Г. Это событие зафиксировано на фотографиях в моем фотоальбоме.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Генерал-
лейтенант
Карась А.Г.
вручает
Почетную
грамоту
войсковой
части
14129
 
…проходя воинскую службу в Забайкалье и проживая там, нельзя было не съездить, в свободное от службы время, на это знаменитое озеро-море Байкал. Мне удалось пару раз побывать там и порыбачить удочкой. В озерках, соединяющихся с оз. Байкал, клев рыбы такой, что начинаешь терять интерес к рыбалке, т.к. не успеешь забросить удочку, как сразу рыба хватает наживку. На озере Байкал наблюдал еще и такое явление. В некоторых прибрежных местах на берегу много выброшено штормами остатков стволов деревьев и веток, которые уже полностью высохли, но разжечь из них костер практически невозможно. Видимо штормовые волны так их «выстирали» в пресной байкальской воде, что вымыли из них все смолистые вещества, поэтому костер сначала разжигают из сухих веток растущих на берегу озера деревьев, а потом уже добавляют к костру сухие ветки деревьев из озера Байкал.
 
…в конце 1970 г. я узнал о своем новом назначении в г. Львов. Моя новая служба была связана с системой военного контроля за изготовлением аппаратуры, используемой для работы в войсках. Приехал мой сменщик на пост командира, я передал ему все дела и уже собрался к отъезду, но тут из Москвы позвонили и сообщили, что по военным частям для ознакомления и контроля их деятельности ездит маршал Руденко С.Г. и он имеет намерение посетить и нашу воинскую часть, а т.к. новый, прибывший мне на смену командир, еще не полностью освоился, то меня «настойчиво» попросили остаться, встретить маршала и ознакомить его с нашими техническими средствами.
 
Маршал прилетел в Улан-Удэ, его встретили соответствующие начальники и позвонили нам, что он будет у нас на следующий день рано утром, позавтракает у нас, посмотрит что ему нужно и в этот же день улетит в Москву. Была уже вторая половина декабря, зима  в самом разгаре, метеослужба нам сообщила, что на следующий день ожидается сильный снегопад и ветер. Утром следующего дня маршал Руденко С.Г. приехал к нам вместе с начальником войск связи округа, мы их встретили, позавтракали. Погода начала портится. Я доложил маршалу ожидаемую погоду, но он свой план ознакомиться с нашими радиосредствами оставил в силе, хотя сам был одет в ботинки и фуражку. Мы осмотрели приемный радиоцентр на основной площадке, а потом на двух автомашинах УАЗ поехали на передающий радиоцентр, который располагался от расположения части в 30-ти километрах. В первой машине ехал маршал, я и начальник войск связи округа, а во второй - новый командир нашей части и его помощник по связи.
 
Погода начала портится с нарастающей быстротой. Через минут 15 после нашего отъезда началась настоящая метель, пурга, да такая, какой я не видел за все 10 лет пребывания в Забайкалье: видимость 2-3 метра, мороз около 20 градусов, дорогу занесло снегом, а нам надо было еще ехать по проселочной дороге среди сопок. Обе машины потеряли из вида друг друга и каждая ехала самостоятельно. Уже подъезжая к передающему центру, наша машина все-таки застряла. Я и начальник связи округа вышли из машины и пробовали ее потолкать, но она ни с места. Шинели облепило снегом, мы замерзли и сели в машину. В машине тепло и снег на наших шинелях стал таять и пропитывать их водой, шинели от этого стали тяжелеть. Вышли еще раз, но снова не смогли сдвинуть машину с места, снова вошли в машину погреться и принять решение, что делать дальше. Снег на шинелях снова растаял и они потяжелели еще больше. По моим расчетам до ворот передающего центра оставалось 250-300 метров и я предложил, чтобы все оставались (печка греет, в машине тепло), а я пойду пешком и организую помощь в доставке машины на передающий радиоцентр. Но маршал сказал, что одному в такую погоду идти нельзя, можно заблудиться и замерзнуть. Идите вдвоем.
 
И мы пошли. Снег снова облепил наши шинели, они стали еще тяжелее и вдобавок к этому, надо было идти против ветра. Дорогу совсем замело и мы пошли наугад вперед. Я знал, что радиоцентр обнесен высоким дощатым забором и мы, в крайнем случае, должны в него упереться, а там уже мы найдем КПП с охраной. Пройдя еще метров 70 против ветра со снегом, мой напарник остановился и сказал, что дальше он идти не может, что ему нужно сесть  отдохнуть, но я этому воспротивился и сказал, что если мы в мокрых, задубевших на морозе шинелях сядем на снег, то вставать будет еще труднее, а можно вообще замерзнуть насмерть. Хотя я сам устал, но взял его руку, положил себе на плечо и мы двинулись дальше в такой связке.  Впереди нас ожидала еще одна опасность, о которой я вспомнил. Дело в том, что перед забором, в который мы должны были упереться, по всей его длине был специально вырыт глубокий ров (1,5-2 метра), а он сейчас занесен снегом и если мы попадем в этот ров, то уже самостоятельно нам из него не выбраться и подмоги ждать нам неоткуда. У меня даже мелькнула мысль: ну вот благополучно передал воинскую часть новому командиру и уже должен был быть в пути к новому месту службы в г. Львов, а тут сейчас замерзну навсегда или получу большое обморожение. Стало жутковато, надо идти дальше, но осторожнее, чтобы не попасть в этот ров.
 
Наконец, через несколько шагов, сквозь пелену снега я увидел темнеющий (он был окрашен в темно-зеленый цвет) забор и здание проходной. «Ура, мы спасены, уже пришли». А начальник связи округа уже так замерз, что ни на что не реагирует. Мы ввалились в проходную, дежурный смотрит на нас, как на два снежных чучела, сначала не узнал и меня. Смотрю: у полковника побелели щеки и нос. Приказал дежурному раздеть его, растирать,  вызвать на КПП врача и по тревоге вызвать  20-30 офицеров и солдат для вытаскивания машины с маршалом. Все было быстро сделано, но вторая машина с новым командиром где-то застряла. Я решил попросить у начальника Улан-Удэнского гарнизона прислать нам гусеничный тягач на подмогу, доложил об этом маршалу Руденко С.Г., но вскоре снежная буря начала стихать и маршал решил не тревожить гарнизон, выбираться своими силами. Приведя себя в порядок и поручив организовать поиск второй машины с новым командиром, мы с маршалом пошли знакомиться с передающим центром. Минут через 30 к нам присоединился новый командир и его заместитель связи. Как оказалось, когда они еще ехали за нами по шоссейной дороге, то при плохой видимости из-за снежного бурана, они столкнулись со встречной машиной, но  скорости обоих машин были не большими,  в обоих машинах немного помяли передние крылья, а уже потом, возле передающего центра они сбились с полевой дороги, попали в окоп и застряли в нем. Попытки вытащить машину самостоятельно не увенчались успехом и им пришлось добираться до предающего центра пешком.  Вот такая история.
 
…после передачи воинской части новому командиру, офицеры части во главе с новым командованием устроили мне торжественные проводы. Поблагодарив всех, я с семьей через пару дней уехал во Львов к новому месту своей воинской службы, прослужив в Улан-Удэ более 10 лет.
 
…начался новый этап в моей воинской службе в должности «Районного инженера». Кстати, с маршалом Руденко С.Г. мне пришлось встретиться еще раз, когда я после своей службы во Львове, переехал служить в г. Чернигов на такую же должность. В 1978 г. он вместе с  космонавтом Романенко приехал на ЧРПЗ (Черниговский радиоприборный завод) с визитом. У меня в фотоальбоме есть об этом фотографии.
 
Руководство ЧРПЗ на встрече с маршалом Руденко и космонавтом Романенко. (крайний слева - Бадер-Баер Ю.А.)
 
…на новой должности районного инженера под моим контролем, через своих военных представителей, находились предприятия в нескольких городах Украины (Львов, Чернигов, Киев, Одесса, Сумы и др.). Основная моя задача и обязанность была в том, чтобы продукция, выпускаемая на этих предприятиях для ВС СССР, была высокого качества, изготавливалась в намеченные сроки и в нужном количестве, тем более если эта продукция устанавливалась на космические аппараты. В штате у меня были соответствующие специалисты и легковая автомашина. Мне приходилось ежегодно, а то и несколько раз в год посещать каждое подконтрольное мне предприятие и общаться с директорами, главными инженерами и другими должностными лицами этих предприятий по вопросам качества, ценообразования, количества и сроков поставки в войска  продукции этих предприятий.
 
…по сравнению со службой в войсках, служба районного инженера была, конечно, спокойней, потому, что коллектив состоял только из офицеров и служащих (инженеров и техников), хорошо знающих свое дело. Все грамотные, солидные, имеющие профильное техническое образование, естественно каждый дорожил своим местом работы, а кадровые офицеры еще и имели возможность относительно быстро получить собственную квартиру, поэтому никто не выражал недовольства, когда приходилось работать по 10-12 часов в сутки и даже в выходные дни.
 
…в начале 1974 г. мне сказали, что намечается реорганизация в моей работе с возможным переводом места дислокации в г. Чернигов, где был построен и начал работать Черниговский радиоприборный завод (ЧРПЗ). Я не возражал против такого перевода, хотя внес свое предложение, что лучше для удобства определить место моей дислокации  в г. Киеве, где у меня тоже было подконтрольное мне предприятие, т.к. из Киева я мог ездить прямыми поездами во все города, где были мои подконтрольные предприятия, а из г. Чернигова мне нужно было ездить с пересадкой в г. Киеве, но предложении не нашло поддержки у командования. В принципе, в г. Чернигове мне тоже было не плохо, т.к. там в это время проживали мои родители одни: отец и мать, а мои братья проживали и служили в других городах, Анатолий в г. Таллинн, а Александр в Североморске (Мурманская область).
 
…в  1977 г. в г. Москве, в Главном управлении была сформирована комиссия для очередной плановой проверки жизни и деятельности войсковой части 14129, которой я командовал в 60-е годы и меня тоже включили в состав этой комиссии. Конечно, я этому был рад, т.к. хотелось посмотреть, что в ней изменилось в лучшую или худшую сторону за прошедшие годы. Возглавлял эту комиссию второй космонавт СССР генерал-майор Титов Г.С.  Проверка комиссией Титова Г.С. моей бывшей воинской части прошла нормально, и к моему удовольствию, она оказалась на хорошем счету в системе воинских частей нашего управления.
 
Председатель комиссии генерал-майор Титов Г.С.
и полковник Бадер-Баер Ю.А. сажают деревья на субботнике в в/ч 14129
 
А вообще, за время моей воинской службы мне пришлось лично встречаться и беседовать  в разное время и по разным вопросам с космонавтами СССР: Титовым Г.С., Леоновым А.А., Климуком П.И., Романенко Ю.В., Гречко Г.М., Феоктистовым К.П.,  Егоровым Б.Б. и другими.
 
…в 1978 г. за активную и плодотворную работу по обеспечению высокого качества  техники, поступающие в войска по нашей линии, я был награжден орденом «Красная Звезда».
 
…в 1981 г., когда мне исполнилось 52 года, я был приглашен своим прямым начальником, командиром войсковой части 08340 генерал-полковником Максимовым А.Г. на беседу по поводу моего предстоящего увольнения из рядов СА, хотя по состоянию здоровья я чувствовал себя вполне здоровым. За весь период своей военной службы никогда не болел никакими болезнями, требующими направления меня в госпиталь на лечение. 4 мая 1982 года, по достижению предельного возраста состояния на воинской службе,  я был уволен из рядов ВС СССР в запас, прослужив в Советской Армии более 35 лет.  За это время я был награжден: орденом «Красная Звезда», медалями: «30, 40, 50, 60, 70 лет Вооруженных Сил СССР, «За  безупречную службу» трех степеней (за 10, 15 и 20 лет), Юбилейной медалью «100 лет со дня рождения В.И.Ленина», медалью «Ветеран ВС СССР», «Ветеран труда».
 
…состояние здоровья у меня и после увольнения из СА оставалось в норме, поэтому уже после сдачи дел и должности новому районному инженеру,  я поступил на работу на ЧРПЗ  в мобилизационный отдел. Когда началась эпоха «перестройки», которая, в конце-концов привела к распаду СССР на отдельные государства и развалу экономики во вновь образованных государствах, начали рваться экономические связи между ними, заводы сокращали свое производство, началось увольнение избыточной рабочей силы. Для первой волны увольнение стало проходить под лозунгом «омолаживание». Все работники, достигшие 60-ти летнего возраста, должны быть уволены. Под эту волну попал и я и был уволен, когда мне исполнилось 62 года. Я не мог сидеть сложа руки и поступил на работу в отдел охраны при Управлении МВД, где проработал почти 6 лет, таким образом, стаж работы у меня на гражданке составил 15 лет, а общий трудовой стаж составил чуть больше 50-ти лет.
 
…за весь период нашей, с женой Станиславой, жизни, она все время работала или на государственной службе, или ухаживала за малыми детьми. Когда мы жили в Мукачево, она работала в отделе по сельскому хозяйству области, в г. Киеве, когда я учился в КВИАВУ, она занималась воспитанием наших малых детей, в г. Улан-Удэ она работала в части и была председателем совета жен офицеров и сверхсрочнослужащих, во Львове работала на радиозаводе, в Чернигове работала на радиозаводе. Мы с женой прожили в любви и согласии более 55 лет и она всегда была и остается сейчас моим «крепким тылом».
 
…17 января 2007 года у меня случился инсульт, правая рука и правая нога частично потеряли подвижность. Постепенно все восстановилось, но на это ушло чуть больше года.
 
…мы с женой дали, на наш взгляд, хорошее воспитание нашим детям, оба они продолжили семейную традицию, служили в Космических войсках, у нас пятеро внуков, и мы с женой всегда рады, когда дети, внуки,  племянники со своими детьми собираются у нас в Чернигове в гости.
 
ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ !          2008 г.
Ю.А.Бадер-Баер
 
К великому сожалению, 11 ноября 2008 г.
 наш отец скоропостижно умер,
не дожив полгода до своего 80-летия.
 
. Он был прекрасным человеком, настоящим офицером,
 любящим мужем и отцом, ласковым дедушкой,
 успел подержать на руках своих правнуков.
 Светлая ему память.
 
Все, с кем когда либо пересекались его жизненные пути,
 пожалуйста, помяните его добрым словом.
 
С уважением ко всем служившим
 и продолжающим служить в Космических войсках,
 
подполковник запаса Бадер-Баер Владимир Юрьевич,
подполковник запаса Бадер-Баер Вячеслав Юрьевич.