Из воспоминаний бабушки Татьяны Евгеньевны я узнал, что мой отец Александр Ильич успел побывать в роли командира еще в первом классе, когда в ленинградском дворе друзья выбирали его "Чапаевым". Правда, в школьные годы его главные мысли были связаны не с войной, а изобразительным искусством - он серьезно готовился стать художником. Но война пришла без предупреждения и мольберт с кистями пришлось заменить на противотанковые пушки - бывший девятиклассник Александр Шакир стал офицером-артиллеристом и начал воевать, освобождая от врага Крым. На память о войне остались следы ранений и боевые награды, но после Победы армия долго не отпускала художника, продолжавшего рисовать даже на фронте. Тогда ст. лейтенант Шакир принял решение - стать военным специалистом по радиосвязи. После окончания военной инженерной академии связи в 1957 г. майор Шакир попал туда, где только зарождалось обеспечение связью отечественной космонавтики. О судьбе художника, военного инженера, посвятившего всю свою жизнь (А.И.Шакир прожил с 1925 до 2001 г.) большому творчеству и пойдет далее речь.
 
Самым любимым фильмом у Александра Ильича всегда оставался 'Чапаев", а главный герой фильма, естественно, был его первым кумиром в детские годы. Однако атаманские замашки боевого первоклассника-"чапаевца" никак не вписывались в проведение школьныхуроков - естественно, учительница старалась всеми силами утихомирить разгоряченного Александра, но тщетно... Директор школы устал объясняться с матерью Татьяной Евгеньевной, отрывая ее от работы медсестрой в больнице, и тогда с надеждой обратился за помощью к отцу "чапаевца". Педагог рассчитывал, что уж преподаватель Военно-политической академии быстро призовет сына к порядку. Но Илья Михайлович, слушая рассказы о "подвигах" Александра, только улыбался: "Да, вспоминаю - я в его возрасте еще не то вытворял!" Трудно сказать, до чего могли довести горячие проделки школьника, если бы ни проснувшийся интерес к произведениям искусства.
 
Случайно попав на 4 месяца в специальную школу, он довольно быстро научился хорошо лепить и расписывать глиняную посуду, а она нарасхват пошла на продажу. Мать была поражена неожиданными успехами сына. Серьезное увлечение красками привело Александра в детскую изостудию, и как-то при встрече руководитель студии твердо заверил Татьяну Евгеньевну, что из ее сына выйдет настоящий художник. Конечно, неслучайно, в 1940 г. Александра зачислили в Среднюю художественную школу Академии художеств СССР. Начинающий художник зачастил в Музей антропологии и зоологии, стал пробовать копировать картины в Эрмитаже и Русском музее. Он рисовал так много, что во время зачетов все его работы не помещались на стенде и стопкой складывались рядом.
 
Однако радужные юношеские мечты о живописи поломала начавшаяся война... Потом Ленинград попал в блокаду. После эвакуации из родного города зимой 1942 г. в Среднюю Азию долго рисовать не пришлось - в феврале 1943 г. Александра призвали в армию и направили в Подольское артиллерийское училище, перебравшееся в Бухару.
 
 
Юный художник Александр Шакир у мольберта.
Ленинград, 1940 г.
 
В Бухаре молодой курсант очень скучал по своей матери и старшей сестре Зое - обе ведь остались в Самарканде. В каждом письме он просил их писать чаще и напоминал об огромном желании увидеть фотографии родных. Но матери с сестрой было, конечно, совсем не до фотографий - ведь в суровых военных условиях чужого города им приходилось выживать, напрягая все свои силы.
 
Поскольку Александра забрали в самый разгар занятий в Средней художественной школе, его буквально сжигало желание рисовать - но бумаги не хватало даже на конспекты. Поэтому он мог пользоваться только материалом заказчиков: соглашался рисовать портреты товарищей, выпускал стенгазеты, писал лозунги и панно на стенах казарм батареи. За отличное оформление своей казармы, на стене которой была представлена целая баталия, курсант Шакир получил благодарность перед строем на поверке.
 
Нелегко приходилось физически - Александр еще полностью не оправился после блокады. Зимой 1942 г. его забрали из дистрофического стационара и в составе школы Академии художеств СССР вместе с семьей вывезли из блокадного Ленинграда через Ладожское озеро. А в артиллерийском училище теперь приходилось буквально выпрашивать у своего взводного наряд на кухню - тот был чересчур мнителен относительно "голодных блокадников". Работы, помимо 8-часовой учебы, всегда хватало: регулярная строевая подготовка, ежедневный 3-х разовый уход за личным конем. Александр красочно описал в письме, как однажды он старательно вымыл своего коня Закутного, а тот, улучив удобный момент, сумел отвязаться и тут же с удовольствием вывалялся в земле - пришлось курсанту начинать все сначала после воспитательного наказания. Выспаться удавалось далеко не всегда, поэтому на занятиях частенько слипались глаза, но заснуть было опасно - за это неминуемо следовало суровое наказание. Понятно, что вчерашнему школьникубыло очень трудно, но большой интерес к учебе помогал преодолевать тяжелые моменты. "В армии не может быть легко,- писал он в своих письмах, - но военный командир должен выдерживать любые трудности". Чередой шли зачеты и экзамены, учебные и зачетные стрельбы - и Татьяне Евгеньевне было очень приятно, что ее сын чаще всего получал "отлично". Он никак не мог дождаться, когда же станет офицером и, наконец, попадет на фронт, а главное - сможет тогда материально помогать остро нуждающимся матери и сестре. Поэтому почти в каждом письме Александра родным настойчиво звучало: "Скоро помогу вам, мама - вот только кончу училище и стану настоящим командиром".
 
Зимой 1944 г. комсомолец Шакир успешно окончил училище и, получив специальность офицера-артиллериста, был направлен на фронт. При остановке воинского эшелона в Самарканде ему удалось свидеться только с сестрой Зоей - мать в это время лежала в больнице: ее организм продолжал бороться с последствиями ленинградской блокады. Многочисленные беды, выпадавшие на долю родных, обостряли желание Александра поскорее попасть на фронт и полной мерой отомстить врагу.
 
В апреле мл. лейтенант Шакир прибыл на 4-й Украинский фронт, где в 35-м истребительно - противотанковом артиллерийском полку принял под начало взвод орудийных расчетов. В это время началась стратегическая операция по освобождению Крыма. В очень упорных боях 11 апреля была взята Керчь, но вскоре после этой победы 17-летний командир взвода неудачно был ранен в ногу. После длительного лечения и офицерской переподготовки в резерве, А. Шакирбыл направлен командиром орудийного взвода теперь на 3-й Украинский фронт. С февраля 1945 г. в составе 170-й легко-артиллерийской бригады комвзвода Шакир принимал участие в освобождении Венгрии, Болгарии, а затем Австрии. О теплой восторженной встрече в Софии Александр написал домой подробное письмо. Каждое его письмо теперь дышало предчувствием скорого окончания войны и долгожданной встречи с родными. Но незадолго до Победы, опять в апреле Александр был вторично ранен. К счастью, легко - и уже через две недели вернулся в строй.
 
Праздник Победы лейтенант Шакир встретил в неполные 20 лет. За боевые заслуги А.И. Шакир был награжден в апреле орденом Красной Звезды, а позднее - медалями 'За победу над Германией в ВОВ 1941-1945 гг." и "За взятие Вены".
 
 
В сентябре 1945 г. А.И.Шакира приняли в ВКП(б). Боевая и политическая подготовка бойцов батареи стала его неотъемлемым делом. На изображениях плакатов и портретов партийных вождей художник Шакир основательно набил руку. Но основным творчеством для него оставались живые зарисовки местных жителей, друзей-однополчан, пейзажные зарисовки около позиций.
 
После войны лейтенант Шакир продолжал военную службу в гаубично-артиллерийских бригадах сначала в Болгарии, затем в Грузии, Армении и Дагестане. Служба бросала его по разным городам и селам, высоко в горы и далеко в лес. В тот период он избирался секретарем парторганизации батареи. Судя по письмам, Александр постоянно переживал за свой невысокий уровень грамотности и мечтал об учебе. Но напряженный распорядок военной службы совершенно не оставлял времени на самообразование - даже к политзанятиям коммунист Шакир готовился в основном по партийным докуменетам, а в "Краткий курс ВКП(б)" успевал заглядывать урывками.
 
И все-таки в 1952 г. начальник разведки дивизиона ст. лейтенант Шакир сумел заочно завершить прерванное войной школьное образование и окончательно определился с выбором профессии. Он решил стать специалистом по радиосвязи и для этого поступил в военную инженерную академию связи им. С.М. Буденного (ВКИАС).
 
 
Артиллерист лейтенант А.И.Шакир.
Вена, 1945 г.
 
С 1952 по 1957 г. капитан Шакир провел в Ленинграде как слушатель радиотехнического факульгета ВКИАС. В 1952 г. мне пошел только четвертый год, но многие отцовские увлечения уже тогда начали передаваться. Первое впечатление от мощи электричества я получил, когда расплавилась засунутая в розетку длинная мамина шпилька. Крайне озадачила отца моя диверсия с настольной лампой - только после третьей замены перегоревших пробок ему удалось обнаружить, что в патроне под электрической лампой насыпаны мелкие металлические детали.
 
Я также часто брался рисовать, но при этом мог, не задумываясь, использовать чертежи отца, старательно приготовленные для сдачи зачетов. Может быть, я старался своей "доработкой" чертежей помочь отцу - но он этого не понимал и мне здорово "влетало". Словом, когда впереди остался решающий пятый курс, на семейном совете было решено не создавать дипломнику лишних трудностей - и меня отправили "в ссылку" на Кавказ - к бабушке с дедушкой.
 
Слушатель ВКИАС
 
 
По окончании академии А.И. Шакир получил специальность военного инженера радиолокации и в звании майора был назначен заместителем начальника войсковой части 14128, разместившейся под Новосибирском. Этот военный коллектив стал надежным звеном и неотъемлемой частью Командно-измерительного комплекса (КИК) для космических исследований. Как начальник группы радиоуправления А.И. Шакир участвовал на всех стадиях становления и развития телеметрического пункта (ТП-12), обеспечившего самые необходимые работы с первыми искусственными спутниками Земли (ИСЗ).
 
После перемещения в/ч в г. Колпашево Томской области в 1958 г. много усилий инженер-майор Шакир А.И. с военными инженерами и техниками затратили, чтобы сделать более совершенным и надежным командно- измерительный пункт (КИП-12). Их труды не пропали даром - в 1961 г. КИП получил статус научно-измерительного пункта (НИП) за обеспечение всего цикла необходимых научных работ. В сложную и насыщенную программу входили работа по измерению параметров траектории полета ИСЗ, получение телеметрической и телевизионной информации о функционировании бортовой аппаратуры, о параметрах жизнедеятельности  животных, человека, выдача команд на включение и выключение аппаратуры, поддержание радиосвязи с космонавтами, передача информации в Центр космического управления.
 
Эффективная и слаженная работа боевого коллектива военных инженеров, техников и операторов обеспечивалась благодаря ежедневно действовавшей в Советской Армии системе боевой и политической подготовки. Она предполагала: регулярное обновление рабочей техники с помощью Центра, поддержание высокой выучки личного состава для грамотной работы со специальной аппаратурой, кроме того, развитие творческой инициативы и рационализаторской смекалки, укрепление воинской дисциплины, воспитание служебного долга и патриотизма. Боевой дух выполнения важнейшей государственной задачи поддерживался благодаря офицерскому составу и, в первую очередь, конечно, командованию войсковой части.
 
Вся необходимая аппаратура и техника прибывала в часть, как правило, "свежеиспеченная" и требовалось немало времени и усилий, чтобы операторы с начальниками станций сумели основательно вникнуть в их устройство и успели удачно преодолеть конструкторские огрехи. На такое вникание времени обычно не отпускалось - приходилось дневать и ночевать на станциях, особенно в неотложные моменты космических полетов. Со временем развитие материально-технической базы НИП позволило дублировать не только отдельные блоки и агрегаты, но и целые станции. Такое дублирование значительно повысило надежность работы пункта, а также увеличило объем возможных операций.
 
 
Инженер -майор А. И. Шакир.
Ленинград, 1957 г.
 
С 1960 г. инженер-подполковник Шакир А.И. руководил и координировал работу всех станций пункта В 1962 г. он был назначен начальником в/ч и стал отвечать за функционирование уже всех средств НИП при запусках ИСЗ, при выполнении лунной программы и полетов космонавтов.
 
Как и прежние командиры, А.И. Шакир возглавлял в г. Колпашево военный гарнизон, объединявший три войсковых части и военкомат. Избирался членом парткома войсковой части и горкома КПСС. Тесные связи с городом были очень полезны и помогали оперативно решать самые различные и неожиданные проблемы НИП.
 
В 1969 г. командир войсковой части 14174 инженер-полковник Шакир А.И. был переведен в Центральный командный пункт (пос. Голицыно-2), где его военная служба проходила на должностях начальника отдела, а затем заместителя начальника управления до выхода в запас в мае 1977 года. Александр Ильич всегда оставался энергичным и деятельным военным инженером, постоянно расширяющим свой кругозор Вот один только эпизод: заинтересовавшись большими возможностями лазерной техники, он провел в отделе специальные занятия, посвященные приборам квантовой электроники.
 
 
Ветераны КИП-12: жена Анна Устиновна Шакир,
подполковник Стенин В.А. с Витей Шакиром, майор Гирин В.В.
 Колпашево, 1960 г.
 
 
С 1977 по 1994 г. А.И. Шакир продолжал работать, применяя свой богатый накопленный опыт, начальником группы, затем ведущим инженером в научно-исследовательских центрах и институтах Министерства радиопромышленности СССР.
За послевоенное время А.И. Шакир был награжден орденами Трудового Красного знамени, Отечественной войны III степени, "За службу Родине в ВС СССР", а также 26 медалями и знаками, среди них: "За боевые заслуги", "За безупречную службу", "Ветеран ВС СССР", "30 лет космической эры", "имени летчика-космонавта СССР Ю.А. Гагарина", "имени С.П. Королева", "Почетный радист", "Ветеран КИК", "За освоение космоса", "Почетный знак РКВВ", "Фронтовик 1941-1945 гг."
 
После выхода на пенсию А.И. Шакир стал более усиленно заниматься живописью и в декабре 2000 г. впервые представил некоторые свои картины на выставке художников Одинцовского района. Картины А.И.Шакира были тепло встречены зрителями и отмечены коллегами как интересные работы.
 
 
13 апреля 1971 г. Инженер-полковник А.И. Шакир знакомит
сотрудников отдела с основами квантовой электроники.
 
Прекрасный семьянин Александр Ильич воспитал вместе с женой Анной Устиновной двоих сыновей. В январе 1999 г. супруги отпраздновали с друзьями и близкими "золотую" свадьбу. Сама Анна Устиновна (1928-1999), оставаясь всегда надежным "тылом" мужа, проработала в том же КИК с 1964 по 1975 г. Ярким эпизодом ее жизни стала главная роль, с успехом сыгранная в спектаклях драматического коллектива в/ч, когда в 1963 г. была поставлена пьеса Георгия Мдивани "День рождения Терезы". В первую труппу вошли военнослужащие срочной службы, жены офицеров, директор клуба и даже я. Мне досталась небольшая легкая роль - нужно было играть сына своей собственной мамы. При постановке спектакля и гастрольных поездках труппы по местным домам культуры большую поддержку оказал начальник в/ч А.И. Шакир. Поддержка была неслучайна - с юношеских лет Александр Ильич любил театр, классическую музыку, оперу и балет. С 1963 г. на разводах войсковой частии караула, а также на торжественных мероприятиях звучал свой духовой оркестр. На викторинах и диспутах, проводимых в клубе в/ч, А.И. Шакир нередко поражал своей начитанностью даже преподавательниц литературы.
 
А.И. Шакира отличала общительность - он всегда старался принять участие во всех встречах ветеранов КИК. Горячо откликался на просьбы о помощи от друзей-ветеранов. Но общество друзей и близких никак не могло восполнить ему потерю любимой жены в мае 1999 г., и он неожиданно для всех слишком быстро покинул нас. До последних дней Александр Ильич поддерживал теплые дружеские отношения со своими сослуживцами.
 
Автор благодарит за полезные консультации ветеранов ВС СССР и КИК полковников в отставке П.М. Мухачева и В.Г. Мазурина.
 
Художник А. И. Шакир у своих картин.
Слева портрет жены на сцене.
Одинцово, 2000 г.