НИП-12
 
Самолёт местных авиалиний биплан АН-2, именуемый в народе "кукурузник", вот уже полчаса летит на север. Внизу бескрайнее море тайги. Холод внутри самолета жуткий, такой же как и за бортом. Грохот от работы двигателя, разговаривать невозможно. Пассажиры самолёта - группа новобранцев из Кузбасса, которых сопровождают двое сержантов срочной службы. Три дня назад, собранных на призывном пункте в Кемерово, их привезли в соседний Томск в аэропорт. Маршрут следования сержанты упорно отказываются называть. Ещё по прибытии в Томск разыгралась не шуточная метель, как это обычно бывает в наших краях в начале ноября.  Естественно, все полёты отменены, призывники, расположившись кто где сумел, начинают присматриваться друг к другу.
 
Хмель от проводин ушёл, подавленность сменилась любопытством. В шумной компании рыжий паренёк с видавшей виды гармошкой. Зовут Вася, как потом выяснилось - почти мой однофамилец - Коробкин. Нас потом часто путали в строю при перекличке. Так вот, он на этой гармошке выделывал такие чудеса..., "карусель" на бис для пассажиров играл несчетное количество раз.  Жаль, не попал он на наши корабли, хотя отборочную комиссию мы с ним проходили вместе.
 
Мой земляк Витя Алин (был на моей свадьбе свидетелем, через год нелепо погиб), глядя на вывеску аэровокзала с надписью ТОМСК изрёк: "Таёжное, Отдалённое, Место, Ссыльных, Каторжан". Как метко, главное - к месту.
 
Познакомились с основательным уже взрослым парнем, который рассказывал мне о книге Юнга "Ярче тысячи солнц", он вез с собой целую библиотечку, успел уже поработать лесничим, был интерснейшим собеседником.
 
Тайга, до самого горизонта. Собачий холод, скорей бы уж закончился этот полёт. Спустя полтора часа самолёт начал снижаться, внизу показались строения: частный сектор, дым из труб над домами, заснеженные огороды примыкают к строениям. Вот попал! Родился в Сибири, вырос там же, ходил в военкомат в надежде повидать "дальние" страны, чтобы взяли на службу  хотя бы центр страны и , вот тебе - из одной части Сибири в другую, ещё более суровую.
 
Самолёт закончил сколжение по взлётному полю, подрулил к деревянному строению, над входом которого было написано "КОЛПАШЕВО".  Мы повыскакивали из железной громыхалки, нас завели в "аэровокзал", немного отогрелись, а потом пришла машина с крытым тентом, дружно погрузились, и где-то минут через 20 остановились перед воротами, на которых красовались большие красные звёзды.
Василий Коробкин.
 
В/Ч 14174 или НИП-12  была расположена на северной окраине города. Вплотную к забору части скобкой примыкал плотный лесной массив. Территория была поделена на две одинаковые по площади части: после КПП распологалась жилая и служебная зона, а на возвышенности в сторону леса- непосредственно измерительный комплекс. Он отчётливо просматривался с внешней территории и с проходящей мимо  дороги. Постройки как казарм , так и здания, где размещалась аппаратура, представляли собой деревянные бараки, чувствовалось, что всё строилось в спешном порядке, в бараке находился и штаб части и клуб. Время было суровое, не до роскоши.              
 
С первых же дней нам во всей красе показали, что такое армейская жизнь. Нет, никакой дедовщины не было, всё было в пределах устава, просто после гражданки все это переносилось сложно. Занятия весь день: Уставы , строевая, физподготовка, автомат, стрельбище, политзанятия и изучение мат. части станции РТС-8, на которую я был определён.
 
Поскольку мне есть с чем сравнивать, скажу, что наша корабельная служба, особенно на походе - если не курорт, то уж дом отдыха - точно по сравнению с ниповской. Перед новым 1962 годом мы приняли присягу, после чего нас допустили на станции и определили нести караул.
 
Расскажу пару эпизодов, связанных с караулом. Первый раз доверили нам стоять у каких-то старых КУНГов, зто видимо для обкатки нас в качестве часовых. Ночь, хожу вокруг туда-сюда, вижу приближается группа людей. Как учили кричу:  Стой, Кто идёт?  Отвечают по уставу, подпускаю нач.караула, он приглашает остальных.  Подходит дежурный по части капитан Шерстнёв, он был начальником нашей станции. Спрашивает--кто я такой.
Бодро отвечаю:
- Часовой, рядовой такой-то.
- Как самочувствие?
Нормально, отвечаю.
- Автомат у тебя в порядке?
- Так точно, в порядке.
- Ну дай проверю.
 Снимаю с плеча автомат, подаю капитану.
- Так кто теперь ты такой, рядовой Коровкин?
   Всё... Я готов был сквозь землю провалиться от стыда. Ведь инструктировали, ведь устав учил, рабоче-крестьянское воспитание , что старших нужно уважать и откликаться на их просьбы оказалось сильнее устава.
Вот это был урок ! Запомнил на всю жизнь.
 
Зато в другой раз я реабилитировался.  Стоял у продовольственного склада. Тоже ночь, вижу идет в мою сторону солдат, окликаю.
- Стой, Кто идёт?
Отвечает, называет свою фамилию(знаменитый писатель 19-го века)
- Чего надо? Стой.
- Да брось ты, салага, у меня на складе форточка осталась открыта, надо закрыть.
- Стой, стрелять буду.   Продолжает идти.
Снимаю автомат, передвигаю предохранитель, передёргиваю затвор.
- Ты чего, салага, не узнаёшь меня что-ли?
Поднимаю автомат. Он, видя что ситуация серьёзная ,поворачивается и уходит с угрозами.
   После смены доложил о происшествии нач. караула.
- Ну попадётся  придурок, доиграется- сказал он.
Вскоре этот носитель знаменитой фамилии попался на краже у своих же дембелей, они его хорошо изметелили, были разборки и потом он куда-то из части исчез.
   
Наконец нас допустили в техническую зону. РТС-8 располагалась в торце барака. Хотя помещение продувалось во все щели, при работе станции в помещении было жарко. Несколько стоек, напичканных радиолампами обогревали лучше любого калорифера. Рядом учебный класс, плакаты со схемами. Какие-то мудрёные названия: мультивибратор, блокинг-генератор, триггер... Все мои знания радиокружка оказались детским лепетом.
 
У старшины нашего подразделения, и ещё у нескольких старослужащих на груди гимнастёрок красовались медали. За что?- спрашивали мы. "За Гагарина" - был ответ.  Можете представит себе, они обеспечивали полёт Гагарина, вот это да...!
 
Несколько дней шли усиленные тренировки. В мои обязанности входило обслуживание фоторегистраторов. Это на боковых стойках станции находились электронно-лучевые трубки, перед которыми помещалась кассета с фотоплёнкой.  На центральной стойке была трубка большого диаметра и на ней визуально можно было наблюдать телеметрический сигнал с бортовой аппаратуры. Наконец обьявлена готовность. Старт и минут через 10 на экране появляется вначале неустойчивый, а затем чёткий сигнал спутника в виде вертикальных полос с точками на вершинах. Нам каждому отведено несколько"полос", за изменением уровня которых мы должны были следить, фиксировать время срабатывания по секундомеру и быстро докладывать оператору, который заполнял таблицу. Как только пропал сигнал, мы немедленно снимали кассеты и бежали с ними в соседнюю комнату, где лаборанты занимались её проявкой. А оператор, который заполнял таблицу, мчался в соседний барак, где распологался радиоцентр.  Ну а потом, уже в классе, подсохнувшую плёнку помещали в устройства, типа школьных диапроекторов, и вели расшифровку параметров.
 
Питание станций, не только нашей, но и соседних, которые размещались в армейских КУНГах, осществлялось дизель-генераторами, поскольку электроснабжение из городской сети было ненадёжным. (Кстати, кто служил на ТОГЭ-4, у вас кажется эти армейские КУНГи стояли в трюмах?). На следующий день из сообщения ТАСС мы узнали, что в Советском Союзе запущен спутник серии "Космос" под №1. Это было 16 марта 1962года.
 
Вот это была моя первая работа, Потом ещё были работы, но в памяти они так не отразились , как эта. Ну а в июне этого же года на колёсном теплоходе (как в старинных фильмах ) нас группа в составе пяти человек с командировачными удостоверениями в г Калининград Московской обл. в/ч 25840 (НИИ-4) отправилась до Новосибирска. Кто служил на "Чажме" в те годы, вы должны знать этих ребят: Сулер Самуил, Яковлев Юрий, Зыков Павел, Ноткин Борис.
 
Пару замечаний по комплектованию групп. Почему попали именно мы? Что касается нашей группы с НИП-12, то я считаю, что РТС-8 была "кадидатом" на списание, и чтобы не ломать голову куда определять новобранцев подвернулся случай отправить их на корабли.  В других группах много было ребят никак не связанных с электроникой, корабельные годы для некоторых были просто потеряны - это было не их дело.  Были и те, от которых попросту подвернулся случай избавиться. В моём рассказе о прибытии на Дальзавод, упоминается о семи парнях, приехавших из Ленинграда. Внимательный читатель мог обратить внимание, что я перечисляю шесть фамилий. Седьмой за дорогу до Владика так "достал" нас своим нытьём и неадекватным поведением, что вызвал всеобщее отвращение. В итоге через 2 месяца он умудрился каким-то образом комиссоваться.
 
Ну и о том, что на корабли брали физически крепких ребят. Скорей всего так и было, когда призывали ребят, родившихся после войны. С призывом наших возрастов были огромные проблемы. В другое время я бы ни при каких обстоятельствах не попал на службу, не говоря уж о корабле. Болячки, приобретённые в детстве (кто тогда за нами следил) исключали это.  Должен сказать, что в период с 1962 по 1965 годы в армию активно приглашали девчонок на различные должности, где не нужно обращаться с оружием. А в 1965 к нам на "Чукотку" привезли ребят со Средней Азии. Хорошо хоть не в службу измерений. И тем не менее, я доволен, что всё сложилось именно так, несмотря на то, что пришлось служить лишний год. Разве смог я в противном случае познакомиться с таким количеством интересных, думающих , умных людей, с которыми общаюсь до сих пор, в том числе и на сайте..
 
Летом 1983 года я  по Оби на туристическом теплоходе побывал за Полярным кругом. На обратном пути теплоход зашёл в Колпашево. Пока туристы знакомились с местными музеями, в которых я уже был в культпоходах, я подумал, что там ничего с тех пор не изменилось,  сел на городской автобус и через несколько минут был у ворот части.
 
Я ничего не мог узнать кроме проходной и караульного помещения. Из-за забора были видны многоэтажные корпуса в жилой части, а в технической зоне, кторая хорошо просматривалась с дороги, были видны здания с полушарами на крышах, наподобие тех шаров, что были на "Чажме" и "Чумикане". Множество разнообразных антенн. Никаких КУНГов, в которых при нас находились станции"Трал", никаких бараков. Это был очень приличный городок .
 
Готовя эти воспоминания, я набрал в поисковике "Колпашево, НИП-12". Там очень много информации о НИПе, Сайт ветеранов, подобный нашему и боль за то, что НИП-12 в конце 2009 года прекратил своё существование.  Чего уж тут удивляться, что "Фобосы" теряются? Мозги у некоторых потерялись.
 
Не хотелось бы заканчивать на такой ноте, но что делать, так вот мы живём.
 
Прочитано на форуме ТОГЭ
 
 
 
 
 
 
 
Коровкин
Анатолий
Иванович.
 
КИК, НИП-12, 1962 г.
ТОГЭ-4,"Чукотка" 1962-1965 гг.