Некоторые публикации о Луноходах.
Водитель лунохода
 
Эти уникальные водительские права есть всего у трех человек в стране. Впрочем, такой водительской категории в анналах ГИБДД тоже не числится. Схожесть только в том, что и здесь пить за рулем строго-настрого запрещалось. 14 дней подряд. Именно столько длится лунный день и такую смену отрабатывали водители луноходов...
 
                                         20 лет секретов
 
Где-то там, далеко, за 400 тысяч км, стоят, одиноко глядя на восток, два замерзших памятника, два триумфа советской космонавтики - Луноход-1 и Луноход-2. Первый - у Моря дождей, второй - у Моря ясности. Луноход-1 умер своей «смертью». А со вторым продолжается связь, он все еще посылает сигнал, хотя и не работает.
 
- Надо же их забрать! Вот в 2022 году полетим на Луну, тот, кто полетит, и заберет. И заодно надо посмотреть, что случилось с уголковыми отражателями, - один из трех водителей луноходов, ветеран космических войск Вячеслав Георгиевич Довгань, уверен, что уникальных «лунных скитальцев» нужно вернуть для истории.
 
Сегодня генерал-майор Довгань проводит большую общественно-патриотическую работу. Он, как и другие, не считает себя героем. Тем более что ни похвастать своей работой, ни показать кому-либо такой бесценный документ, как удостоверение водителя лунохода, не могли. Имена «сидячих космонавтов» были строго засекречены. Даже когда в 1970 году в газете «Правда» появился репортаж о достижениях советской космонавтики, про экипаж «Лунохода-1» было написано: «... это молодые, подтянутые ребята в синих элегантных костюмах спортивного покроя со значками на отворотах рубашек: рубиновыми буквами «СССР». Лишь спустя 23 года их впервые упомянули в «Красной звезде». Соответственно, и награды нашли героев спустя десятилетия.
 
Экзамен на лунодроме
 
В 1969 году СССР вовсю готовил пилотируемый полет на Луну. Однако было это или не было, как сейчас спорят, но американцы высадились на Луну раньше. Тогда программу высадки луноходов перестроили на дистанционную, без пилота. Тут и понадобились водители транспортных средств. Искали даже среди трактористов. Но остановились на офицерах-ракетчиках. Отобранную группу начали готовить к секретному спецзаданию.
 
А те сначала думали, что их готовят к полету.
 
Меж тем выяснилось, что водить луноход - это совсем не баранку крутить. И навыки нужны другие. Прежде всего, умение на глаз определять расстояние, обстановку, обладать хорошей оперативной и долговременной памятью. Впрочем, выполняли в экзамене на «луноходные» права и те маневры, что требуют в обычных автошколах.
 
- Мы и «змейку» сдавали, и коридор между препятствиями проходили. Вождение лунохода изучали на специальном лунодроме в Крыму. Там рыли «кратеры», накладывали камни до 3 м. Было очень непросто. Ведь определить препятствие на глаз на Луне можно было на Луноходе-1 не дальше 7-9 м, на Луноходе-2 - уже до 12 м (камеры поставили на 1,5 м).
 
Самое сложное, что система телеоперационного управления луноходом позволяла видеть, куда «едешь», лишь по черно-белым слайдам, передаваемым с задержкой в 10 сек. За это время луномашина успевала пройти до 3 м. И если вовремя не рассчитать движение и обход, к примеру, карьера, можно было потерять ее навсегда и угробить секретную операцию, а заодно и свою карьеру и имя - программа луноходов контролировалась на самом верху.
 
Простые герои
 
17 ноября 1970 Луна-17 (одни счастливые семерки!) доставила на Луну Луноход-1. Его свели по трапу офицеры командно-измерительного комплекса под Симферополем. Началась секретная миссия.
Экипаж состоял из двух расчетов.
 
Первый: командир экипажа Николай Еременко, водитель Геннадий Латыпов, оператор остронаправленной антенны Валерий Сапранов, штурман Викентий Самаль, бортинженер Леонид Масензов
 
Второй: командир Игорь Федоров, водитель Вячеслав Довгань, оператор Николай Козлитин, штурман Константин Давидовский, бортинженер Альберт Кожевников, а также резервный водитель - Василий Чубукин.
 
На сегодня троих из этих легендарных экипажей уже нет в живых. Командир Николай Федоров недавно отметил 70-летие.
 
«Сидячий космонавт» Довгань
ведет Луноход-2. 1973 г.
 
Уникальные экипажи на лунодроме
 
Луноход-2
 
… Руководитель проекта Георгий Бабакин спросил: «Братцы, готовы? По коням!» Первым в «водительское кресло» сел Геннадий Латыпов. Пульс - 140 ударов в минуту. Командир экипажа Еременко коротко приказал: «Первый – вперед!». Машина развернулась, на экране возникло изображение. Дальше пошла кропотливая и осторожная работа…
 
Луноход-1 просуществовал 11 лунных дней и ночей. Это была передвижная лаборатория. Шел только ночью. Проехал в итоге по Луне 10,5 км.
 
Луноход-2 был посажен на Луну 16 января 1973 г. ракетой Луна-21. Он исколесил уже 37 км.
 
- Луноход-2 мне как водителю посчастливилось вести с посадочной платформы на поверхность Луны. Это были совсем другие условия, чем с первым: каменные мешки, кратеры... Но мы получили с его помощью большую информацию, много фотопанорам, телевизионных снимков. Провели исследование механических свойств грунта и химический экспресс-анализ.
 
- Вячеслав Георгиевич, результаты совпали с ожидаемым?
- Что вы, никаких результатов не планировалось, никакой программы не было! Нам нужно было только совершить мягкую посадку именно на этой платформе, испытать ее и провести забор лунного грунта.
 
Кстати, впервые кусок чужой планеты был привезен на Землю еще до луноходов. 35 см лунного грунта взяла и доставила через двое суток, без всякой коррекции попав в запланированное место, Луна-16.
 
Интернационал из космоса
 
Успех дистанционной лунной программы был огромен. Когда на Луноходе-2 отказало навигационное оборудование и вскоре произошла нештатная ситуация, солнечные батареи перестали заряжаться, машина встала. Спасти аппарат не удалось. 3 июня ТАСС передало «официальный некролог». Но за неудачу никаких грозных звонков «откуда надо» не поступило.
- Все были довольны, что закончилось. Мы его 11 месяцев водили, не знали, что с ним делать. А первый так полтора года! Это ж каждый день в газеты надо, журналисты уже обалдели, - смеется Вячеслав Георгиевич.
А когда запускали первый спутник Луны, то разбаловавшаяся успехом власть пожелала, чтоб открытие XXIII съезда КПСС началось… с гимна из космоса.
 
- Дайте, говорят, советскую песню. Решили «Широка страна моя родная…». Пел хор им. Пятницкого. Но ведь помехи же, разве слова расслышишь? Предложили Гимн СССР. Но в эпоху «холодной войны» это было б не очень хорошо. Тогда остановились на Интернационале, международном варианте. Создали 7 гетеродинов (генераторов электрических колебаний для преобразования частот). Композиторы собрали из них мелодию Интернационала. И вот, представьте, начинается съезд, и тут Интернационал из космоса! Это было незабываемо! Все встали и пели.
 
«Жигули» на Луне
 
Между прочим, не только вождение и экзамен на права связывали луноходы с автомобильной темой. Выбирая между гусеницами, перекатами и прочим видом передвижения, остановились все-таки на колесах.
 
А еще масса луномобиля в точности совпадала с массой «Жигулей» - 756 кг. И такой же имел размер.
 
Кстати, его смело можно назвать и внедорожником. Причем любопытная колесная формула - «8 минус 5». Каждое из восьми колес оборудовалось собственным электродвигателем. В случае заклинивания по команде с Земли ломался вал и разобщал колесо с отказавшим узлом. Колесо превращалось из ведущего в ведомое. Аппарат мог продолжать движение на трех ведущих в случае отказа пяти других.
 
Перевернуть машину было невозможно. При превышении водителем по ошибке установленного крена в 30 градусов вездеход останавливался сам.
 
Луноход был прежде всего практичен, начинен навигационным оборудованием.
 
Отсутствие воздуха исключало в конструировании этой машины и вопрос обтекаемости, и вопрос звукоизоляции (в вакууме нет звука, да и от кого его изолировать?).
 
А дизайнера для луноровера и вовсе не приглашали - давно было доказано, что любоваться им на Луне будет некому.
Важнейшим вопросом была прочность на температуры. Ведь работать чудо-технике приходилось при перепадах от +170 днем и до -150 ночью!
 
Что касается скоростей, то их у «припаркованных» на Луне «внедорожников» две. Первая - 33 см в секунду (около1,2 км/ч), вторая - аж 66 см (около 2,4 км/ч).
 
- Водили осторожно. Но скоро и повороты в движении освоили. Уже название появилось «небесная акробатика», - рассказывает Вячеслав Довгань.
 
8 Марта на Луне
 
Однажды за эту «небесную акробатику» молодые офицеры, включая майора Довганя, чуть не расстались с карьерой. Спасло то, что заменить «лихачей на лунных дорогах» было некем.
 
Приближалось 8 марта 1971 года. В центре управления работали не только мужчины, но и немало женщин. У команды лунной экспедиции созрел дерзкий план, как поздравить своих дам с Международным женским днем. Готовились тайно, ведь начальство не похвалило бы. Штурман Константин Давидовский рассчитал маршрут так, чтобы луноход выписал колесами на лунном грунте «8 МАРТА».
 
В день 8 марта поздравить было нельзя, аппарат должен был заряжаться с открытой крышкой под лучами солнца. А 9-го начали рисовать… Но на «МАРТА» энергии не хватило. Ограничились восьмеркой. Один кружок… Отошли… Другой... Отошли. Закончив, сняли телефотометром. Цифра получилась 100-метровой! Восторг женщин, получивших красиво оформленные снимки в конце рабочего дня с подписями отчаянных парней, непередаваем. Вот только похвастаться перед подругами нельзя было - секретность. Да и героев в ответ угостить не удалось - «сухой закон» на 14 дней.
 
Так что красуется сейчас на Луне, озадачивая гуманоидов, огромная загогулина, и мало кто знает, откуда она появилась.
 
О «зеленых человечках»
 
- Все было удивительно и необычно, хотя мы знали, что жизни там нет. Меня спрашивали про «зеленых человечков», - хитро щурится генерал-майор. - Как-то мы сидели рядом с Гречко (дважды Герой СССР летчик-космонавт Георгий Гречко. - АиФ-НН.RU), он-то любит такие байки рассказывать. А я говорю: не видел «зеленых человечков» - мы за руль трезвыми садились.
 
Что касается прав водителя лунохода, выданных Федерацией космонавтики России троим членам космической экспедиции, то копию их Вячеслав Довгань подарил музею Военной академии ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого.
- Это, конечно, лестно, что мы оставили свои «дорожки» на Луне. У начальства выпросили, чтоб и резервный водитель Василий Чубукин смог проехать. Ведь обидно, как и мы, готовился-готовился. И он тоже оставил свой след, 17 метров.
На Марс совсем скоро?
 
- Сейчас осуществляется мечта Королева - пилотируемый полет на Марс. К ней уже тогда вовсю готовились. Но надо лететь через Луну. Значит, нужно создавать лунные базы и стартовые площадки для полета на Марс, - генерал-майор Довгань уверен, что в 2030-2040 г. г. будет совершен пилотируемый полет на Марс.
 
Я после луноходов занимался и программами по Марсу, по Вернере, по пилотируемым программам. Потом работал в медицинских частях, в госпитале Бурденко, затем заместителем начальника военного института НИИ по научно-испытательной работе, защитил кандидатскую.
 
Я не обижаюсь, когда, к примеру, спрашивают, а как же вы там в луноходе все уместились? Смеюсь, разъясняю, что мы были на Земле. Главное, что интерес к космосу повышается. И не только в обществе. Опять разрабатываются луноходы. У нас МПО им Лавочкина, НИИ в Санкт-Петербурге. Занимаются Америка, Индия, Турция, Европейское космическое агентство. Всюду кооперируются и создают луноходы. На Луну по плану полетят в 2012-м с луноходом.
 
Для марсоходов уже не годится телеоперационное управление, - поясняет Вячеслав Георгиевич, - сигнал с расстояния до 100 млн. км будет идти очень долго. Здесь нужны компьютерные обработки. Другие научные приборы, другие камеры - они сами поворачиваются.
 
Я - оптимист, постараюсь дожить до полета на Марс. Надеюсь, это будем мы.
 
КСТАТИ
 
В 1993 году на аукционе Сотбис «Луноход–1» вместе с посадочной платформой «Луны–17» был продан за 68 тысяч долларов сыну одного из американских астронавтов, основателю компьютерных игр в Интернете Ричарду Гэрриоту.
 
Правда, привезти покупку на Землю известному «приватизатору» космоса пока не удалось. Гэрриот написал российской стороне: «Я понимаю, что вы мне продали его, потому что я перевел вам деньги, но, может быть, вы вышлете мне хоть какое-нибудь доказательство моей покупки?»
 
Вячеслав Довгань считает, что американского миллиардера просто «кинули».
Вячеслав Довгань вручает сувенир
 от космических войск председателю
Нижегородского совета ветеранов
Байконура Ромуальду Суглобову
 
Источник: Наталья Резонтова, "Аргументы и факты"
 
Воспоминания членов экипажа лунохода
из книги "Шесть лет и вся жизнь конструктора Г.Н. Бабакина", коллектив авторов, 2004 г.
 
И.Л. Федоров.    Мы не чувствовали себя людьми «со стороны»
 
В одном из сеансов связи в конце четвертого лунного дня луноход подготавливали к лунной ночи. Выбрали место для стоянки. Перешли к заключительным операциям — дозированными поворотами развернуть луноход так, чтобы получить максимальный ток заряда от солнечной батареи при выходе Солнца на следующий лунный день. Водитель выдает команду на поворот, получаем ответную квитанцию о прохождении команды на борт, а бортинженер докладывает…, что движения колес нет. Это подтверждается на ВКУ — поворота нет. Проверяем все системы. Ситуация почти критическая ВКУ — поворота нет. Проверяем все системы. Ситуация почти критическая — большая вероятность потери космического аппарата. Специалисты докладывают о нормальной работе своих систем, но блок автоматики шасси не исполняет ни одну команду.
 
Анализируем все варианты, а мне вспоминается, что подобное было на комплексных испытаниях лунохода в цеху. Тогда по настоянию Г.Н. Бабакина экипаж лунохода был включен в состав проверочных бригад, и мы участвовали в этой работе.
 
Как-то ночью (работа проводилась в три смены круглосуточно, и в каждую смену включали по два-три человека из экипажа) возникла подобная ситуация: блок автоматики шасси оказался заблокирован ложным сигналом, и испытания невозможно было продолжить. Только сняв питание с сеансной шины, удалось этот ложный сигнал убрать.
 
Поэтому я предложил прервать сеанс связи, а затем, минут через пять, вновь включить борт лунохода. Предложение было принято. «Луноход-1» продолжил свою работу.
 
К.К. Давидовский   Экипаж справится сам…
 
Оценка нашего скромного вклада в космический эксперимент, которую дал Главный конструктор, скрывать не буду, была приятна. Но нужно быть справедливым: своей работой во многом мы обязаны в первую очередь ему. И это сказано не ради красного словца. Георгий Николаевич, как никто, умел создать правильную рабочую обстановку. Здесь и разработка методики нашего обучения, и своевременное подключение нас к испытаниям лунохода на всех этапах, и непосредственное участие в создании ПУЛа и лунодрома, и приобретение навыков дистанционного управления луноходом, определение функций каждого члена экипажа. А подключение нас по его инициативе к управлению нам. Мы не чувствовали себя людьми «со стороны». Георгий Николаевич, а вслед за ним, конечно, и его помощники способствовали тому, чтобы мы в короткое время стали полноправными членами их коллектива. Во всем мы ощущали его непременную доброжелательность.
 
Когда первый раз мы въехали в кратер, случайно, неожиданно для всех, мы немножко растерялись… Поиск нужного решения затянулся. Скрывать не буду, мы ощущали, как говорится, своими затылками дыхание особо нетерпеливых, которых в нашу комнату набилось порядочно. Это нас тяготило, и думать стало совсем трудно…
 
Я не против советов вообще. Грамотный, поданный вовремя совет, конечно же, облегчает жизнь. Но тут особый случай. Почти каждый считал себя вправе давать совет, находя его лучшим. Один говорит: «Давай вперед», другой: «Сначала развернись», а третий… Слушаешь их, голова кругом идет, сосредоточиться невозможно, да и замечания этим людям не сделаешь. Советы-то их от души. Искренние.
 
И тогда Георгий Николаевич, который все время молчал и только слушал, вдруг сказал:
 
— Прошу всех выйти из помещения. Да-да, — подтвердил свое решение, заметив, что кое-кто не тронулся даже с места, посчитав, видимо, что его это не касается. — Всех без исключения… Я тоже уйду. Экипаж подготовлен хорошо, и не доверять ему, у нас нет оснований. Он справится сам, а произойдет это часом позже или раньше, не принципиально. Прошу!
 
И вышел.
 
В. Г. Самаль Обидно, что наше сотрудничество продолжалось недолго
 
Георгий Николаевич Бабакин отличался исключительной человечностью и человеколюбием. Он полностью отдавал себя работе по созданию межпланетных и лунных станций. Он умел заразить и воодушевить коллектив не только своей фирмы, но и смежников. Кроме того, что он прекрасно владел теорией, он был величайшим практиком, талантливым конструктором космической отрасли.
 
Всем членам экипажа, естественно, наиболее близка совместная работа с Бабакиным по управлению самоходным лунным аппаратом «Луноход-1» — выпестованным детищем Георгия Николаевича и его сподвижников. Мне, как штурману лунохода, особенно было приятно работать с Главным конструктором, и я так подчеркнуто выделяю наше взаимодействие и взаимопонимание с ним на этапах подготовки и, тем более, управления луноходом, потому что именно в эти психологически наиболее напряженные и ответственные периоды нашей совместной работы он считал нас равными, уважительно к нам относился, как и мы к нему. Обидно, что наше сотрудничество продолжалось недолго.
 
Думается, что если бы был жив Георгий Николаевич Бабакин в наше время, то были бы у нас теперь не только лунные, но и марсианские научные базы, обслуживаемые нашими прекрасными самоходными аппаратами. И было бы грешно и непозволительно замалчивать наши уже свершенные достижения и успехи по освоению космического пространства и изучению планет Солнечной системы с помощью автоматических межпланетных станций и десантируемых многофункциональных исследовательских зондов, как это стыдливо делается практически все последнее десятилетие.
 
Источник: www.epizodsspace.airbase.ru
 
Довгань В.Г.
Дистанционное управление луноходами и планетоходами
 
Более 30 лет назад советские самоходные аппараты "Луноход-1" и "Луноход-2" успешно выполнили большой комплекс исследований на поверхности Луны. Экипаж управлял луноходами с Земли. Своими воспоминаниями об этом делится один из участников, водитель луноходов, почетный член РАКЦ, член-корреспондент Международной инженерной академии, заслуженный испытатель космической техники, кандидат военных наук В.Г. Довгань.
 
Важным этапом в изучении Луны стало создание и запуск лунных самоходных аппаратов. Очевидное преимущество управляемых с земли планетоходов состоит прежде всего в том, что они могут длительное время функционировать в экстремальных условиях открытого космоса на поверхности другого небесного тела.
 
Решение о полете к Луне и высадке советских космонавтов на ее поверхность принято 3 августа 1964 г. секретным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О работах по исследованию Луны и космического пространства". 27 апреля 1966 г. Комиссия при Президиуме СМ СССР по военно-промышленным вопросам (высший правительственный орган, контролировавший работы по космическим программам) выпустила постановление "Об утверждении плана работ по созданию пилотируемых кораблей 7К-Л1" (в 1968-1970 гг. космические корабли "Зонд" в автоматическом режиме совершили облеты Луны). В программе участвовало около двух тысяч предприятий и организаций страны. Согласно графику лунных экспедиций и доставки самоходных аппаратов на лунную поверхность, запуск корабля с советскими космонавтами для облета Луны планировался на первое полугодие 1967 г. (Земля и Вселенная, 1993, №№ 4, 5).
 
Идея создания лунохода родилась в 1965 г. в ОКБ-1 (ныне РКК "Энергия" им. С.П. Королёва). В рамках советской лунной экспедиции луноходу отводилось немаловажное место. Два лунохода должны были детально обследовать предполагаемые районы прилунения и выполнять роль радиомаяков при посадке лунного корабля. Планировалось использовать луноход еще и для транспортировки космонавта на поверхности Луны.
 
Создание лунохода было поручено ОКБ-301 (ныне НПО им. С.А. Лавочкина; Земля и Вселенная, 1997, № 4) и ВНИИ-100 (ныне ОАО "ВНИИТрансмаш"). К концу 1967 г. под руководством Главного конструктора Г.Н. Бабакина в НПО им. С.А. Лавочкина подготовили конструкторскую документацию и открыли лабораторию во главе с Ф.И. Бабичем. В ней разрабатывалась логика управления лунными самоходными аппаратами. ВНИИ-100 создало шасси для луноходов.
 
В апреле 1968 г. Г.Н. Бабакин предложил начальнику Центра Командно-измерительного комплекса (КИК) генерал-майору И.И. Спице сформировать группу операторов для дистанционного управления луноходами. В мае 1968 г. в Москву командировали офицеров, пожелавших посвятить себя этой работе.
 
В Институт медико-биологических проблем (Земля и Вселенная, 1998, № 3) для медицинского обследования прибыло 32 добровольца. 11 июля 1968 г. заместителю начальника Центра КИК генерал-майору П.А. Агаджанову и заместителю Главного конструктора по лунной тематике О.Г. Ивановскому представили 17 офицеров, выдержавших испытания. На этой встрече мы и узнали о том, что нам предстоит научиться управлять передвижным аппаратом на Луне из Центра космической связи (г. Симферополь). Из 14 человек образовали две учебные группы. Одна (В.Г. Довгань, Н.М. Еременко, Н.Н. Иванов, А.И. Калиниченко, Г.Г. Латыпов, В.М. Сапранов и В.И. Чубукин — предполагаемые водители лунохода) была направлена на учебу во ВНИИТрансмаш (Главный конструктор А.Л. Кемурджиан), а другая (Ю.Ф. Васильев, К.К. Давидовский, А.Е. Кожевников, Н.Я. Козлитин, Л.Я. Мосензов, В.Г. Самаль и И.Л. Федоров) — на учебу в НПО им. С.А. Лавочкина, где через месяц обе группы продолжили учебу. Преподавали там конструкторы и создатели систем лунохода. 11 июля произошла первая встреча будущих членов экипажа с Г.Н. Бабакиным. Этой встрече Главный конструктор придавал особое значение. Он понимал, что от нас во многом зависит успех программы. Георгий Николаевич обратился к нам: "Техника, с которой вам предстоит работать, не то что новая — новейшая. Она создается на ваших глазах, и вы станете активными участниками этого процесса. Как летчики-испытатели в авиационных КБ... Но там есть опыт, преемственность, традиции, а мы все начинаем с нуля, впервые... Вы должны знать всю машину. Мало будет толку, если вы изучите только кнопки — на какую нажимать, когда ехать вперед, а на какую — когда ехать назад. За каждой кнопкой вы должны видеть всю схему, логику всей работы".
 
Учебная программа для операторов в основном включала изучение конструкции лунохода, принципиальных и логических схем всех его систем, наземные испытания машины в условиях, приближенных к лунным. Летом 1968 г. на КИП-10 под Симферополем построили пункт управления луноходом (ПУЛ) и лунодром. Лунодром площадью в один гектар (120 м х 70 м) очень похож на некоторые участки лунной поверхности. Для возвышенностей понадобилось более 3 тыс. куб.м грунта, кроме того, вырыли 54 кратера (диаметром до 16 м), разместили около 160 камней различных размеров, а всю площадь (почти 1600 кв.м) покрыли ракушечником, покрашенным в серо-черный цвет, слоем 20 см.
(Прим. ред. сайта: тут "накосячили" газетчики - имеется в виду не площадь лунодрома 1600 кв.м. - она то 120х70=8400 кв.м, а объем ракушечника - 8400 кв.м.х0,2 м=~1600 куб.м.)
 
Известно, что распространение радиоволн от Земли до Луны составляет почти 1.3 с. А изображения принимаются через 2.6 с. Общее время задержки составляет около 4.1 с, но с учетом анализа обстановки — 7-24 с. Это, разумеется, затрудняло управление луноходом. Главный конструктор радиосистем М.С. Рязанский (Земля и Вселенная, 1999, №5) предложил применить малокадровую телевизионную систему, которая позволяла передавать не 25 кадров в секунду (обычный телевизионный стандарт), а один кадр с фиксацией по времени (3-20 с), при этом "картинка" на телеэкране напоминала сменяющиеся кадры диафильма. Телевизионное изображение находящейся перед луноходом поверхности передавалось через остронаправленную антенну.
 
Одну из технологических машин с настоящим шасси и телевизионными системами, но без панели солнечной батареи, доставили на лунодром. Связь с этим макетом осуществлялась не по радио, а по кабелю. В результате тренировок определилась методика управления луноходом. Операторы учились измерять расстояние до объектов (вешка, трафарет, камень), устанавливаемых на лунодроме и предъявляемых на видеоконтрольное устройство. На первом этапе операторы водили макет по тестовым трассам. На видеоконтрольном устройстве необходимо было увидеть разметки на предлагаемом маршруте и обеспечить минимальное отклонение от заданной линии пути. Для управления движением оператор выдавал команды: "Вперед-1", "2-я скорость", "Назад", "Поворот-5", "Поворот-20", "Направо", "Налево" и "Стоп". На основании полученного с борта телевизионного изображения местности оператор опознавал возникающие перед луноходом препятствия и определял расстояние до них. Тестовые трассы помогали выработать навыки дистанционного вождения. В дальнейшем оператор мог самостоятельно выбирать маршрут до намеченного пункта.
 
Операторы наведения остронаправленной антенны проходили подготовку по особой программе, ведь от точности их действий зависело качество изображения. Тренировались также штурманы и бортинженеры. Бортинженер по полученной телеметрической информации анализировал состояние бортовых систем лунохода, а их результаты докладывал по громкой связи. Штурман делал вычисления и прокладывал трассу движения лунохода. Таким образом, управление движением лунохода и контроль за его работой обеспечивала группа специалистов-операторов. Появилось понятие "экипаж лунохода". Но объект управления и экипаж разделяло расстояние почти 4E5 км!
 
Еще во время тренировок было замечено, что в трудных ситуациях операторы лунохода испытывают значительное эмоциональное напряжение. Пульс учащался на 30-40 ударов в минуту. Но в дальнейшем, по мере формирования навыков управления, эмоциональное напряжение снижалось. В состав экипажа входили водитель, оператор остронаправленной антенны, штурман, бортинженер и, конечно, командир. Водитель управлял движением лунохода с пульта, на котором указывались параметры, характеризующие положение аппарата на лунной поверхности. По предложению водителей на экране видеоконтрольного устройства смонтировали масштабную шкалу, с помощью которой оценивались размеры деталей рельефа и расстояния до них. Оператор постоянно следил за ориентацией остронаправленной антенны на Землю и в случае необходимости изменял ее положение. Штурман проводил навигационные расчеты по телеметрическим данным курсового гироскопа и датчика пройденного пути, вырабатывал рекомендации по направлению и характеру движения лунохода. Бортинженер возглавлял группу специалистов, осуществлявших оперативный анализ телеметрической информации всех систем лунохода, регулярно докладывая об этом по громкой связи. Командир осуществлял общее руководство работой, контролировал действия водителя и принимал в ответственные моменты необходимые решения.
 
На пультах водителя, оператора и командира находились приборы, обеспечивающие восприятие и переработку огромного потока информации с борта лунохода. Водитель и командир видели показания приборов и могли оценивать положение лунохода по крену и дифференту, направление его движения и пройденный путь. Центральное место на пульте управления занимало видеоконтрольное устройство. Сопоставляя изображение участка поверхности с показаниями приборов, водитель лунохода оценивал расстояние до препятствий, их форму и размеры, затем принимал решение о дальнейших действиях.
 
На борту лунохода была установлена система, обеспечивающая безопасность движения и позволяющая предотвратить его опрокидывание. При превышении допустимого предела нагрузки ведущих колес автоматика выдавала команду "Стоп". Если бы колесо попало в расщелину, то произошло бы его отключение (отстрел). Застрявшее колесо из ведущего превращалось в ведомое, а остальные колеса, став ведущими, продолжали движение. Луноход за 7-24 с мог пройти расстояние 2.3-8.4 м на первой скорости (0.33 м/с). Поэтому водитель был обязан докладывать командиру оценку обстановки, чтобы тот оперативно подтверждал принятое им решение о выборе дальнейшего маршрута.
 
Вождение лунохода требовало исключительной слаженности всего экипажа. Была создана лаконичная терминология для оценки обстановки и формулировки решений. Отрабатывались периодичность, ритм докладов, форма внимания к наиболее важным параметрам или неожиданным ситуациям. Обращалось особое внимание на умение определять расстояние по плоским изображениям на телевизионном экране. В космической технике появился новый термин — система дистанционного управления. Одно из необходимых требований к ней — распознавание препятствий и возможность своевременной остановки перед ними или их объезда. Дистанционное управление движением лунохода имело специфические особенности, обусловленные отсутствием восприятия оператором процесса движения, задержками в приеме и передачи команд телевизионного изображения и телеметрической информации, зависимостью характеристик подвижности самоходного шасси от условий движения (рельефа и свойств грунта). Операторы должны были обладать определенными навыками и психофизическими качествами.
 
Накопленный опыт вождения раскрыл еще одну сторону процесса управления. Время работы одной смены экипажа ограничивалось двумя часами, затем трудоспособность резко падала, а быстрота реакции, столь необходимая в условиях передвижения по неизвестной местности, снижалась. Поэтому в процессе управления луноходом врачи вели медицинский контроль за состоянием экипажа.
 
Другое ограничение скорости движения аппарата — периодичность появления кадров телевизионного изображения. С момента обнаружения препятствия для дальнейшего движения было необходимо, чтобы это препятствие находилось в зоне видимости еще не менее чем в 1-2 кадрах телевизионного изображения. В противном случае водитель мог потерять ориентировку на местности и наехать на препятствие. Необходимо было также учитывать границу зоны видимости: для телевизионной системы "Лунохода-1" — около 1 м, а для "Лунохода-2" — 3 м. Дальность обнаружения препятствия находилась в зоне до 9-10 м.
 
16 января 1973 г. в южной части кратера Лемонье в Море Ясности опустилась посадочная станция "Луна-21", доставившая "Луноход-2" (Земля и Вселенная, 1973, №№ 1-4). Программа работы "Лунохода-2" была составлена в соответствии с комплексной научной задачей совместного изучения изменений основных физико-химических и механических свойств поверхности в зависимости от геолого-морфологической обстановки в зоне перехода морского района в материковый. Для этого на "Луноходе-2" установили магнитометр СГ-70А, астрофотометр АФ-3Л (для измерения светимости лунного неба), радиометр РВ-2Н (регистрировал характеристики космического излучения), фотоприемник "Рубин-1" (эксперименты лазерной пеленгации), рентгеноспектральный прибор "РИФМА-М" (Земля и Вселенная, 1976, № 5), прибор оценки физико-механических свойств лунного грунта "ПрОП", фотометрические маркировки, а также французский уголковый отражатель лазерного излучения (Земля и Вселенная, 1971, №3; 1972, №2).
 
Успешная работа "Лунохода-1" и "Луноход-2" продемонстрировала, что они способны решать широкий круг задач по исследованию поверхности Луны с помощью передвижных лабораторий (Земля и Вселенная, 1992, № 5). Их возможности далеко не исчерпаны. Вот лишь два примера. После отработки в реальных условиях управления автоматами следующий шаг — создание дистанционных средств для использования на Земле там, где работа человека невозможна или небезопасна. Так, малогабаритное транспортное средство (минитрактор) способно двигаться по бездорожью в экстремальных условиях в полярных областях или зонах радиационного заражения.
 
Выдающийся успех луноходов имеет не только исторические значение, но и прикладное — они найдут применение на будущих лунных базах и в межпланетных экспедициях.
 
Международная астронавтическая федерация зарегистрировала несколько рекордов, установленных нашими луноходами: абсолютный рекорд продолжительности активного существования на лунной поверхности (301 сут 06 ч 37 мин), рекорд максимальной массы планетохода (756 кг — "Луноход-1", 840 кг — "Луноход-2"), рекорд пройденного по поверхности Луны общего расстояния (10.54 и 37 км соответственно), мировые рекорды скорости движения лунохода (0.66 м/с) и продолжительности активных действий на Луне.
 
Испытания макетов луноходов на лунодроме под Симферополем. 1969 г. и 1972 г.
 
Схема взаимодействия членов экипажа при управлении луноходом.
 
Первоисточник: «Земля и Вселенная» 2005 №2
 
Курянин был водителем лунохода
 
С именем генерал-майора Вячеслава Довганя связана забавная легенда. Она гласит, будто водитель перевернул первый луноход, пытаясь вывести на естественном спутнике Земли восьмерку – подарок жене на международный женский день 8 Марта. Что было на самом деле, еженедельник «Друг для друга» выяснил в дни приезда курянина на родину.
 
Романтики вокруг работы научной машины на Луне и впрямь было в избытке. И дело не только в фантастичности проекта, исполнители которого автоматически становились супергероями. В семье Вячеслава Георгиевича как небывалое сокровище хранят телеграмму, отправленную им жене на следующий день после того, как научная лаборатория прилунилась. 18 ноября 1970 года супруга отмечала день рождения. «Дорогая Светлана, дарю свой первый след на Луне», – написал текст Довгань. С минуту подумал и вычеркнул последних два слова. Научный эксперимент был строго засекречен. Жена все же догадалась, чем хотел поделиться супруг, увидев новости по телевизору. История с «восьмеркой» – тоже правда. Телефотопанорама с ее видом стала уникальной поздравительной открыткой.
 
В памяти – курские обеды
 
Родился Вячеслав Довгань в 1937 году в Белгороде, в то время еще входившем в состав Курской области. Его отец – военный – был отправлен на службу в часть, расположенную в деревне Дурнево под Курском. Там жила его будущая супруга Александра Яковлевна. Войну 41-го года молодая семья встретила на границе с Литвой. Отца перебросили на Карельский фронт, а его беременную жену с маленьким сынишкой эвакуировали. В эшелоне на свет появилась малютка Рита. Обосновалась мама с двумя малышами в городе Пугачев Саратовской области. Как только смогла приступить к работе, устроилась в местный гарнизонный Дом офицеров. Но все время мечтала вернуться домой…
 
Стоило услышать по радио о героической победе под Прохоровкой, сразу объявила сослуживцам, что уезжает. В сентябре 1943-го она уже была в Курске – будущему водителю лунохода исполнилось 6 с небольшим. Родители Александры Яковлевны погибли до войны, а ее с братьями и сестрами взяли к себе дядя по матери и тетя по отцу из Дурнево. Вернувшись, она обосновалась в доме других родственников – на Мурыновке. «Помню, как мы жили. В доме были тетка, два ее сына, нас трое и 4 расквартированных летчика. Представьте, сколько ртов. Но у меня было ощущение, что военных хозяева старались накормить лучше и в первую очередь. Всегда ждали – прилетят-не прилетят, гадали – живы-погибли… Возвращение пилотов было настоящей радостью», – вспоминает Вячеслав Георгиевич.
 
В 1944 году Довгань пошел в школу. Сейчас ее уже нет – снесли. До сих пор вспоминает свою первую учительницу, расположение классов, небывало щедрый по тем временам обед. На большой перемене школьников кормили перловой кашей и хлебом, посыпанным сахаром. В 1946 году с фронта вернулся отец – строгий судья и настоящая опора. «Увидел меня с самокруткой, врезал так, что желание курить отпало на всю жизнь, – смеется курянин. – Хотя сам смолил». Подарком с передовой была губная гармошка. Мальчик играл на ней, пока не узнал, что она немецкая…
 
Год спустя отца перевели в Симферополь. Матери, почетному билетному кассиру курского вокзала, чей снимок висел на Доске почета, для переезда выделили спецвагон-теплушку. После переселения Рита и Слава из Крыма всегда на лето отправлялись к близким в Курск. И почти в 70 Вячеслава Георгиевича тянет сюда по-прежнему. Приезжает каждый год. В Курске живет 5 семей родственников. На этот раз всем привез последнюю публикацию журнала «Фора» о себе – «Водитель лунного трактора». Несмотря на давность лет, расспросы не утихают.
 
Думали, готовят в космонавты
 
В 1954 году Вячеслав Георгиевич поступил в Камышинское артиллерийское техническое училище. Никто не знал, что оно первое ракетное в стране. На место претендовали 28 человек. Несмотря на такой конкурс, прошел – из 35 возможных баллов набрал 33. Начинал службу в артиллерийском полку в Белоруссии, затем перепрофилированном в ракетный. После окончания Военной инженерной академии имени Дзержинского – новый перевод. Мог выбирать, где служить, просился ближе к родителям, в Крым. В 1967-м Довганя направляют в секретный Центр дальней космической связи под Симферополем, в поселок Школьное. Там случается неожиданный поворот. В апреле 1968-го к начальнику Центра Командно-измерительного комплекса прибыл главный конструктор лунохода Георгий Бабакин и предложил сформировать группу операторов для управления этой необычной машиной. А уже в мае из Москвы пришла директива: нужны офицеры, желающие посвятить себя исследованию космоса. «Не знаю, как кто, я был уверен – это очередной набор космонавтов», – говорит Вячеслав Георгиевич.
 
Из центра космической связи в Москву ехали 7 человек. Ясно стало, что у всех одно предназначение, только когда все встретились в институте медико-биологических проблем. Из 45 человек, прибывших из разных регионов, врачи отобрали 17. Когда «новобранцев» представили командованию, те даже не знали, кто перед ними... А это были Георгий Бабакин и его зам Олег Ивановский, в прошлом – заместитель Сергея Павловича Королева. Олег Генрихович-то и объяснил группе: стоит задача дистанционного управления транспортным средством на Луне. «Это что же, на Луну посылают?» – пробежало в рядах офицеров. Слово «дистанционное» многие пропустили... «Вернитесь на Землю, – пошутил кто-то. – Будете управлять передвижной научной лабораторией». После этого объявления трое офицеров от эксперимента отказались.
 
Здоровье остальных тщательно исследовали. Проверяли возбудимость, выносливость, ориентацию в пространстве, зрение, долговременную и оперативную память. «Передо мной ставили, допустим, имитационный блок с десятками лампочек и соответствующими каждой из них кнопками. Когда какая-то лампочка загоралась, я должен был ее погасить», – продолжает Довгань. До этого проверяли водителей разных видов транспорта. Возможно, бдительность на дороге позволит управлять луноходом. Танкисты, авиаторы, шоферы, велосипедисты, из колхозов даже брали трактористов... Но все видели лишь реальную обстановку. А помимо этого надо было не выпускать из памяти, что было часы назад и прогнозировать дальнейшее.
 
«Кусочек Луны» на Земле
 
Какие должности нужно будет учредить, никто не знал. Все было в новинку. Для начала офицеров разделили на 3 группы. Спросили, кто хочет управлять лабораторией. Руки подняли семеро. У конструктора Бабакина был уже готов список претендентов на эту роль: в нем оказались те же 7 человек. Группу отправили под Ленинград, во ВНИИ «Трансмаш», где разработали шасси лунохода. Пятеро в Химках изучали устройство машины. Двоих повезли в Институт космических исследований, им предстояло стать штурманами.
 
«Нашу группу учили управлять джойстиком, изучали шасси. Это длилось месяц. Еще месяц – совместное обучение в Химках. А уже в сентябре в Центре дальней космической связи создали пункт управления луноходом и лунодром – большое поле, с которого сняли растительный слой», – говорит Довгань. Сверху лунодром засыпали песком и ракушечником, построили горки, возвышенности, кратеры разного диаметра, разбросали камни. И все это выкрасили в темно-серый цвет. Ландшафт создавали под управлением академика Виноградова.
 
В Центр был доставлен технологический образец лунохода. Работали в датчиках. Доктора потом определили, что через 2 часа офицеры выбиваются из сил. Всех разбили на 2 экипажа по пятеркам. К тому времени осталось уже 11 человек. 11-й был в резерве. Самая большая сложность была в том, что сигнал шел с большими задержками. До Луны – 400 тысяч километров. Радиосигнал туда и оттуда идет 1,3 секунды. То есть обратно он должен был приходить через 2,6 сек. Но все усложняла аппаратурная задержка.
 
Видеоконтрольное устройство передавало на Землю слайды, сменявшиеся через 7–20 секунд. На 1-й скорости «Луноход-1» проходил 33 сантиметра в секунду. То есть к моменту следующей картинки машина перемещалась на несколько метров. В первом сеансе связи члены экипажей лишь приноравливались к такой обстановке. Порадовало, что Луна оказалась точь-в-точь как привычный лунодром. Офицеры старались. И если за неполный первый лунный день, с 17 по 22 ноября земного календаря, машина прошла всего 197 метров, то за второй – уже полтора километра.
 
Работали в строгой секретности. По телевизору о сенсации сообщали сдержанно. Было запрещено говорить, что управляют уникальной машиной военные. За пультом члены экипажа сидели в спортивных костюмах. Называли их только по именам. На олимпийках у всех был приколот значок «СССР». «Это я, поддавшись ощущению, что происходит что-то грандиозное для страны, купил значки на всех в киоске в Симферополе», – признается Вячеслав Георгиевич.
 
Со временем, поднаторев, офицеры, по выражению Довганя, стали «хулиганить». Набрались опыта, стали ездить смелее, делать развороты на ходу... 7 марта 1971 года стали думать, что подарить женщинам-коллегам. О них никогда не писали, они оставались в тени... Решили вывести восьмерку на Луне. Рассчитали размеры и втайне приступили к «операции». Никто, кроме членов экипажа, не понимал, что происходит. Когда руководство увидело подарочную телефотопанораму, офицерам досталось. Правда, не сильно. Все просили сделать такие же для своих жен.
 
Первоисточник: Оксана САНИЦКАЯ, еженедельник «Друг для друга», сентябрь 2007 г
.
Комментарий к статье Азата Ярмухаметова, СКБ Казанского завода ЭВМ:
 
Насчёт "лунодрома". Это было поле примерно 1 гектар. На углу поля стояла посадочная платформа. Солдат заставляли ежедневно обходить лунодром и вынимать окурки из "кратеров". Платформа была клёпана из дуралевого профиля. Меня поразило то, что НА КАЖДОЙ заклёпке было выбито личное клеймо клепальщика.
 
Поле было рядом с "Лабороторным корпусом", на втором этаже которого располагался зал с "луноходчиками". Вход на 2 этаж был по спецпропуску. Однако, как всегда у нас, были исключения. Дело в том, что мужской туалет располагался на первом этаже, а на втором, над ним — женский. Женщины — тоже живые люди.
 
На первом этаже был машинный зал ЭВМ М-220. Я там ставил свою аппаратуру УСЛ-2, по программе "Алмаз" — военная орбитальная станция. Поскольку летом в центре Крыма жутко жарко, мы старались работать по ночам, как раз когда всходила Луна. Курить выходили на воздух. И мы и луноходчики. Часто одновременно.
 
Прим. ред.: УСЛ-2 - устройство сопряженитя линий связи и ЭВМ, позволяло вводить (и выводить) данные непосредственно в (из) оперативную память ЭВМ М-220 и М-222.
 
Свой первый след на Луне Вячеслав Довгань подарил жене
35 лет назад советский космический корабль "Луноход-1" совершил посадку на Луне
    
17 ноября 1970 года в 7 часов 20 минут по московскому времени в районе Моря Дождей на Луне советский самоходный космический аппарат «Луноход-1», управляемый с Земли, преодолел первые несколько метров. С этого момента началась новая эпоха исследований спутника Земли.
 
Значение того, что за несколько лет удалось осуществить для прогресса всего человечества выдающемуся конструктору Григорию Николаевичу Бабакину, трудно переоценить. О значимости его вклада в мировую космонавтику говорит тот факт, что именем Бабакина названы кратер на Луне, расположенный рядом с кратерами Циолковского и Королева. Экспедиция «Лунохода-1» закончилась уже после его смерти 30 сентября 1971 года. Триумф лунохода стал поводом почти для всенародного ликования.
 
А вот «сидячим космонавтам» - экипажу, управлявшему КА «Луноход-1» с Земли с популярностью не повезло. Первое время даже само их существование скрывалось от широкой общественности. В первом сообщении ТАСС 18 ноября 1970 года говорилось: «Передвижение по Луне самоходного аппарата осуществляется с помощью восьмиколесного шасси... Управление движением «Лунохода-1» производится из Центра дальней космической связи с использованием телевизионной информации о положении аппарата и характере рельефа окружающей лунной поверхности...». Несмотря на вполне гражданское предназначение лунохода членов экипажа на долгие годы засекретили. Даже когда те давали небольшие интервью для центрального телевидения их представляли без имен. Фамилии сидячих космонавтов были названы лишь спустя 23 года в «Красной звезде».
 
В музее Космических войск, расположенном в Главном испытательном центре (испытаний и управления космическими средствами ) им. Г.С.Титова, сохранился наземный пункт управления лунным аппаратом. Вячеслав Георгиевич Довгань, секретарь Совета ветеранов Космических войск, входивший в экипаж в качестве водителя «Лунохода-1» рассказал о том, как происходили те легендарные события.
 
Сложность управления КА «Луноход-1» заключалась в том, что задержка сигнала из-за расстояния (радиосигнал двигался до Луны и обратно около 2 секунд) и применения малокадрового телевидения (от 1 кадра в 4 секунды до 1 в 20 секунд) доходила до 24 секунд. Получалось, что к тому времени как придет новая картинка луноход продвинется на несколько метров. Именно поэтому опыт водителей наземных транспортных средств, привыкших оценивать ситуацию на основе сиюминутных ощущений, мешал управлять луноходом. Тогда было решено набрать инженеров-испытателей ракетно-космической техники. В 1967 году в СССР был создан отряд водителей лунохода. Было отобрано 14 офицеров командно-измерительного комплекса (КИК – в настоящее время Главный испытательный центр испытаний и управления космическими средствами им. Г.С.Титова (ГИЦИУ КС)) - будущих членов экипажа лунохода.
 
Командование КИК приняло решение о создании трех групп. Одна – Ю.Ф. Васильев, А.Е. Кожевников, Н. Я. Козлитин, Л. Я. Мосензов и И.Л. Федоров – была направлена в ОКБ им. С.А. Лавочкина, где полным ходом шли испытания бортовых систем лунохода, другая – В.Г. Довгань, Н.М. Еременко, Н.Н. Иванов, А. И. Калиниченко, Г.Г. Латыпов, В.М. Сапранов и В.И. Чубукин, изъявивших желание стать водителями лунохода - в Ленинградский ВНИИТрансмаш, возглавляемый в то время Главным конструктором А. Л. Кемурджианом, специалистами которого уже было создано шасси лунохода. А третья – будущие штурманы экипажа K.К. Давидовский и В.Г. Самаль – в Институт космических исследований, где в одном из его отделов была сформирована оперативная научная группа от АН СССР под руководством Б.В. Непоклонова.
 
В соответствии с подготовленной программой наземных испытаний и тренировок летом 1968 года на Симферопольском Центре космической связи (НИП –10), в кратчайший срок была доработана и усовершенствована аппаратура командной радиолинии (КРЛ) и введен в эксплуатацию комплекс “Сатурн-МЛ”. Особенностью комплекса “Сатурн-МЛ” НИП-10 (в отличие от “Сатурн – МС” других НИПов) являлись: пункт управления луноходом (ПУЛ), который включал пульты управления командира экипажа, водителя лунохода и оператора остронаправленной антенны (ОНА), рабочее место штурмана экипажа, а также зал оперативной обработки телеметрической информации. Кстати, на НИПе типового здания для этой радиотехнической системы не было. Т.к. строительство его заняло бы много времени, то для монтажа необходимой аппаратуры приспособили здание существовавшего лабораторного корпуса.
 
В конце 1969 г. был введен в эксплуатацию первый комплекс аппаратуры контроля и обработки телеметрической информации на базе “Минск-22” - СТИ-90.
 
Для тренировки экипажа по вождению лунохода, на НИПе был создан полигон – размером 70х120 м. Он был идентичным лунному рельефу с углублениями, кратерами, разломами, россыпью камней различной величины. К этому времени лунная поверхность была более или менее изучена по фотопанорамам КА “Луна – 9” и “Луна –13” и исследованиями прочности грунта КА “Луна-13”. Как потом оказалось, лунодром ничем не отличался от кусочка настоящей Луны, и на нем продолжилась подготовка к беспрецедентному научному эксперименту.
 
Интенсивные тренировки на лунодроме проводились в преддверии первого старта очередной “Луны” с унифицированной посадочной платформой и луноходом. Старт ракеты – носителя (РН) “Протон” состоялся 19 февраля 1969 года. Однако на 52-й секунде полета произошло аварийное выключение двигателей первой ступени и ракета взорвалась.
 
10 ноября 1970 года КА “Луна – 17” взял курс в сторону Селены. 17 ноября в 6 ч. 46 мин. 50 с. посадочная платформа совершила мягкую посадку в районе лунного Моря Дождей.
 
Самым сложным, несмотря на всю подготовку, оказалось, все-таки, управление аппаратом. Две телевизионные камеры стояли на «Луноходе-1» слишком низко. Работала лишь одна из них, вторая была запасной. Картинка с Луны была очень контрастной, без полутеней. Весь первый лунный день экипажи лунохода приноравливались.
 
Работа экипажа была чрезвычайно сложная. Через два часа они уже были измотаны, но экипаж продолжал свою работу. Если за неполный первый лунный день луноход прошел лишь 197 метров, то за второй уже полтора километра.
 
Три первых «гарантийных» месяца помимо изучения поверхности аппарат выполнял еще и прикладную программу: отрабатывал поиск района посадки лунной кабины. Перед экипажами стояла задача: с использованием только навигационных средств (а не по старой колее) вывести луноход к посадочной ступени. Это удалось. 20 февраля, по окончанию 4 лунного дня, ТАСС сообщил о полном выполнении первоначальной программы работ.
 
Однако «Луноход-1» не собирался «умирать». Пришлось разрабатывать программу работ на следующий лунный день, и еще на следующий, и еще... В итоге луноход в три раза перекрыл свой первоначально рассчитанный ресурс.
 
Всякое случалось за это время. В 6 лунный день, 12 апреля 1971 года (прямо в День космонавтики) луноход попал в сложный кратер с очень сыпучими, крутыми краями. Выбраться из него было очень сложно. Пробуксовка колес достигала 90%, углы наклона - 24°. Экипаж, посовещавшись, принял рискованное решение: закрыть солнечную батарею и выбираться вслепую назад. Все закончилось благополучно.
 
За время нахождения на поверхности Луны «Луноход-1» проехал 10.540 метров, передал на Землю 211 лунных панорам и 25 тысяч фотографий.
 
Это была очередная победа СССР в освоении космического пространства. Запуск первого искусственного спутника Земли, первый человек в космосе, первая фотография обратной стороны Луны, а теперь и высадка «Лунохода-1» на лунную поверхность, - все эти успехи СССР в космосе не могли оставить равнодушными США, стремившимися доказать свое превосходство в освоении космического пространства.
 
«Лунная гонка» проходила при небывалом обострении военного противостояния СССР и США. В начале 60-х, столкнувшись с реальной опасностью ядерной войны, военные по обеим сторонам океана предлагали планы милитаризации Луны. С их точки зрения спутник Земли был идеальным местом для создания неуязвимого командного пункта или ракетной базы. Командующий военно-воздушных сил США Гарднер открыто заявлял: «…через два или три десятилетия Луна по своему экономическому, техническому и военному значению будет иметь в наших глазах не меньшую ценность, чем те или иные ключевые районы на Земле, ради обладания которыми происходили основные военные столкновения».
 
Первоисточник: www.cybersecurity.ru
 
Краткая история создания, запусков и работы луноходов
 
В последние месяцы мы с вами стали свидетелями беспрецедентной по своей сложности эпопее американских марсоходов «Spirit» и «Oportunity» на поверхности Марса. Получен и передан на Землю огромный объем информации, пройдены километры пути, а главное – доказано, что, несмотря на огромное расстояние, вызывающее задержку в передаче сигнала в одну сторону примерно на 15 минут, исследования поверхности Красной планеты с помощью автоматических самоходных аппаратов возможны и крайне эффективны. В связи с этим, не лишним будет вспомнить, что первыми планетоходами, работавшими на поверхности иного небесного тела были советские «Луноходы», тем более, что в прошлом году исполнилось 35 лет с момента начала работы первого из них – «Лунохода-1».
 
Замысел послать на Луну самоходную лабораторию, управляемую с Земли, появился у генерального конструктора первых советских ракетно-космических систем Сергея Павловича Королева и его соратников еще в конце пятидесятых годов прошлого века, человечество делало лишь первые робкие шаги в освоении космического пространства, а мысли конструкторов уже были обращены к новым горизонтам – Луне, Марсу, Венере. Автоматическая станция, совершившая посадку на поверхность нашего естественного спутника, обладает возможностью обследовать лишь незначительный участок поверхности вокруг себя. Сделав эту станцию подвижной, появляется возможность значительно расширить исследуемую площадь, выбирать наиболее интересные с точки зрения ученого объекты для исследования.
 
Поначалу эту идею развивал один из ближайших соратников главного конструктора Михаил Клавдиевич Тихонравов, который занимался перспективными проектами в области космонавтики. Однако, чтобы сделать саму машину, были необходимы специалисты в других областях. Потребовалось создать принципиально новое шасси, систему связи, навигации, энергоснабжения и терморегуляции.
 
Работы по созданию шасси лунохода были переданы в ленинградский ВНИИ-100 (позже ВНИИТрансМаш), разрабатывавший до этого ходовые части советских танков. Работы возглавил Александр Кемурджиан, который и считается создателем ходовой части лунохода. Организации была поручена разработка самоходного шасси с блоком управления движением и системой безопасности с комплектом информационных датчиков.
 
Основная работа по созданию Лунохода была сосредоточена в конструкторском бюро им. С. А. Лавочкина, том самом, где в годы Великой Отечественной войны создавались истребители, позже там создавались все советские межпланетные автоматические станции, проложившие космические трассы к Луне, Венере и Марсу. Главным конструктором на протяжении многих лет был выдающийся ученый Георгий Николаевич Бабакин.
 
Масса и геометрические размеры создаваемых луноходов были обусловлены следующими предпосылками: максимальной возможной массой доставляемой на поверхность Луны унифицированной посадочной ступенью и габаритами головного обтекателя ракеты-носителя «Протон», с помощью которой связка посадочная ступень-луноход, выводились на траекторию полета к Луне.
 
Первоначальные планируемые параметры «Лунохода»: масса аппарата - 900 кг, диаметр приборного контейнера - 1800 мм, максимальная скорость передвижения по Луне - 4 км/час, предельное энергопотребление в течение 10 мин - 1 кВт, номинальное энергопотребление – 0,25 кВт. То есть все системы лунохода, а это и двигатели и мощные передатчики для связи с Землей и научная аппаратура должны были потреблять мощность равную мощности, потребляемой простым утюгом. Невысокая скорость передвижения была обусловлена необходимостью обеспечения безопасности движения аппарата в сложных условиях и большой инерционностью контура управления аппарата.
 
Луноходу отводилось место и в рамках проводимой тогда подготовки к первой советской пилотируемой лунной экспедиции. Он не только должен был детально обследовать предполагаемый район посадки пилотируемой лунной кабины, но и играть роль радиомаяка, для осуществления посадки в заранее выбранное место. Предполагалось, что перед осуществлением высадки космонавта, на Луну будут отправлены два лунохода для выбора основного и запасного района прилунения. В запасной район потом должна была сесть в автоматическом режиме резервная беспилотная лунная кабина. В основном районе прилунилась бы лунная кабина с космонавтом. Основной режим посадки лунной кабины был избран автоматическим - на радиомаяк лунохода. Если же при посадке основной лунный корабль получал повреждения, которые не позволили бы ему стартовать с Луны, то космонавт должен был воспользоваться одним из луноходов для поездки к резервной лунной кабине. На луноходе предполагалось иметь запас кислорода, разъемы для шлангов лунного скафандра, место космонавта с пультом управления спереди аппарата в виде небольшой площадки. Очевидно, что в этом случае скорость движения могла быть больше.
 
Постепенно формировался и облик «лунного странника». Он кажется необычным: ажурные колеса, корпус, похожий на котел с откинутой назад круглой крышкой, глаза-телекамеры, поднятая вверх, как рука в приветствии, остронаправленная антенна. Тем не менее «Луноход» создавался как научный аппарат и его облик является результатом работы инженерной мысли.
 
Герметичный корпус «Лунохода-1» является основной частью конструкции и служит для размещения аппаратуры бортовых систем и защиты ее от воздействия окружающей среды. Для Луны, вследствие практически полного отсутствия атмосферы, характерны значительные перепады температуры от 150-ти градусной жары лунным днем до 150-ти градусного мороза ночью.
Герметичный контейнер корпуса выполняет также роль несущей конструкции шасси и служит для крепления на нем элементов ходовой части. Корпус имеет форму усеченного конуса с выпуклыми верхним и нижним днищем, с целью уменьшения массы, корпус изготовлен из магниевых сплавов. Верхнее днище используется как радиатор-охладитель системы терморегулирования. Необходимая площадь поверхности радиатора для сброса излишнего тепла во время лунного дня, равного 13,66 суток и определила конусную форму приборного отсека с большим диаметром верхнего днища, с целью уменьшения нагрева поверхности радиатора-охладителя лучами солнца, его поверхность покрыта светоотражающим материалом.
 
Сверху радиатор-охладитель закрывается крышкой, выполняющей двойную функцию. В течение лунного дня, когда луноход получает энергию от солнца и активно работает, крышка открыта, при этом она используется как панель солнечной батареи. Электропривод крышки позволяет фиксировать ее в любом положении в диапазоне углов от 0 до 180°, что обеспечивает высокую точность установки солнечной батареи в направлении солнца. Наведение солнечной батареи по азимуту осуществлялось поворотом всего лунохода. Светоотражающее покрытие верхней части корпуса даже несколько повышало эффективность работы солнечной батареи Лунохода, переотражая часть солнечных лучей на нее когда солнце стояло низко над лунным горизонтом и панель солнечной батареи располагалась под углом близким к 90°.
 
В течение лунной ночи, из-за недостатка энергии луноход временно простаивает, емкости его аккумуляторов не хватило бы на работу в этих условиях, крышка закрывает радиатор и препятствует излучению тепла из контейнера. Необходимо хотя бы обеспечить «спящей» аппаратуре нормальную температуру внутри контейнера, для подогрева газа, циркулирующего внутри аппарата, служит изотопный источник тепловой энергии, вынесенный назад за пределы корпуса. Емкость аккумуляторов для этой цели опять же была бы недостаточна. Вблизи изотопного источника находятся электроприводы подъема и опускания девятого колеса и прибор для оценки физико-механических свойств лунного грунта.
 
Корпус лунохода для сохранения тепла покрыт снаружи теплоизолирующим покрытием, толщиной около 20 см. Из-под него выступают колеса, антенны, телекамеры и телефотометры. Покрытие составлено из тонких полотнищ металлизированной майларовой пленки, разделенных между собой слоями ткани, чтобы полотнища не слипались.
 
На передней части корпуса расположены иллюминаторы телевизионных камер на высоте 950 мм от грунта, электромеханический привод подвижной остронаправленной антенны, служащей для передачи на Землю телевизионных изображений лунной поверхности; малонаправленная антенна, обеспечивающая приём радиокоманд и передачу телеметрической информации, при определенном снижении скорости передачи возможна телевизионная связь и через малонаправленую антенну лунохода, что позволяет управлять луноходом в аварийной ситуации. Тут же установлены научные приборы и оптический уголковый отражатель, изготовленный во Франции. По левому и правому бортам установлены: две панорамные телефотокамеры, причём, в каждой паре одна из камер конструктивно объединена с датчиком местной вертикали, датчики выполнены в виде стеклянной чаши с радиальной калибровочной шкалой и металлическим шариком. Изображение калибровочной сетки и шарика проецируется в камеры и передается как часть панорам. По бортам лунохода попарно расположены четыре штыревые антенны для приёма радиокоманд с Земли в метровом диапазоне частот.
Бортовой радиокомплекс обеспечивает приём команд из Центра управления и передачу информации с борта аппарата на Землю. Ряд систем радиокомплекса используется не только при работе на поверхности Луны, но и на участке перелёта с Земли к Луне.
 
Научная аппаратура на борту лунохода представлена коллиматорным рентгеновским телескопом для исследования рентгеновского космического излучения, радиометром для исследования радиационной обстановки на трассе перелета и на поверхности Луны, а также автоматической спектрометрической аппаратурой «Рифма» для определения химического состава лунного грунта, состоящей из выносного блока в котором расположены радиоактивных источника рентгеновского излучения и система детекторов, в качестве которых применены газоразрядные счетчики. Методика исследования химического состава грунта предусматривает получение дифференциального энергетического спектра его рентгеновского излучения.
Исследование физико-механических свойств грунта проводилось путем внедрения в грунт конусно-лопастного штампа и последующий его поворот. При внедрении штампа определяются показатели несущей способности грунта и его уплотняемость, при повороте – сопротивление вращательному срезу.
 
Для осуществления движения лунохода в строго определенном направлении, например при движении к месту посадки резервной лунной кабины, необходимо было создать специальную навигационную систему, компас был неприменим из-за отсутствия у Луны мощного магнитного поля. Помимо ориентации по звездам, чье положение на небе регистрировалось при получении изображения при помощи панорамных телекамер, применялся и курсовой гироскоп, регистрирующий углы поворота лунохода при движении. Об углах крена и дифферента, что было важно для предотвращения опрокидывания лунохода, экипажу сообщал еще один гироскопический датчик - гировертикаль.
 
Одним из самых важных элементов создаваемого аппарата явилось его шасси. В те годы, когда создавался Луноход, мягкая посадка на поверхность Луны еще не была отработана, и о свойствах лунного грунта практически ничего не было известно. Существовало несколько его моделей, по одной из них, вся поверхность Луны была покрыта толстым слоем пыли, толщиной несколько метров. Поэтому выбор типа движителя для будущего самоходного аппарата был далеко не очевиден. В первую очередь рассматривались колеса и гусеницы. Колесный луноход в сравнении с гусеничным характеризуется такими качествами: обладает большим коэффициентом полезного действия движителя и более широким набором грунтов, по которым может пройти луноход, имеется возможность отключения части приводов колес, обладают более простой конструкцией и большим сроком службы. Преимуществами гусеничных луноходов являются: более низкое удельное давление на грунт, меньшая масса при равной проходимости. В то же время практика работы земных машин показывает, что гусеничный движитель обладает таким существенным недостатком, как возможность расклинки его камнями и сброс гусеницы. Изменение числа колес или гусениц не приводит к существенным изменениям показателей луноходов. Увеличение числа колес приводит к усложнению конструкции, в то же время увеличивается проходимость, представляется возможность использования колес меньшего диаметра, что приводит к уменьшению габаритов лунохода.
 
Советская автоматическая станция «Луна-9» впервые в мире совершила мягкую посадку на Луну и передала панорамы ее поверхности, а так же определила свойства грунта. Он оказался достаточно твердым, слой пыли - небольшим. Поэтому конструкторы отказались от гусениц в пользу колес.
 
Посылке Лунохода на Луну предшествовал длительный цикл испытаний. Предстояло не только убедиться в правильности выбранных конструктивных решений, но и научиться управлять этим принципиально новым самоходным аппаратом. Необходимо было удостовериться, что аппарат не выйдет из стоя раньше запланированного трехмесячного срока ни из-за отказа техники, ни по вине экипажа. Было обустроено несколько полигонов для отработки движения луноходов – в Ленинграде, под Симферополем, на Камчатке. Для тренировки экипажа был создан полигон – лунодром размером 70 на 120 м, идентичный лунному рельефу, с углублениями, кратерами, разломами, россыпью камней различной величины. Для создания лунных условий на Земле решили использовать вулканический шлак, вулканический туф и вулканическую пемзу. С помощью системы кранов и резиновых жгутов создали систему, с помощью которой можно было как бы "обезвесить" машину и получить данные о ее движении в условиях лунной гравитации, составляющей 1/6 от земной. К этому времени лунная поверхность была более или менее изучена по фотопанорамам космических аппаратов «Луна-9» и «Луна-13». Технологический образец лунохода, представляющий собой подлинное шасси с бортовым радиотехническим комплексом и выдерживающим все габаритные размеры лунной лаборатории выводили на лунодром. Экипаж осуществлял его управление точно так же, как это должно быть в реальной обстановке. Командная, телеметрическая, телевизионная информация поступала на пункт управления и анализировалась, по этой информации экипаж принимал решение о дальнейшем движении. Все радиокоманды передавались по кабелям длиной более 100 м.
 
Для управления луноходом отобрали 11 офицеров (в порядке распределения по экипажам):
командиры - Николай Еременко. Игорь Федоров
водители - Габдухай Латыпов, Вячеслав Довгань
штурманы-навигаторы - Константин Давидовский, Викентий Самаль
бортинженеры - Леонид Мосензов Альберт Кожевников
операторы остронаправленной антенны - Валерий Сапранов, Николай Козлитин
резервный водитель и оператор - Василий Чубукин.
 
Экипаж лунохода имел в своем распоряжении видеоконтрольные устройства - мониторы, на которых отображалась телеметрическая информация о состоянии систем лунохода, а также телевизионное изображение поверхности Луны. Для управления были разработаны специальные пульты, оборудованные ручками управления по типу тех, которыми оснащены пилотируемые космические корабли. Любое изменение положения ручки автоматически преобразовывалось в команды, которые передавались на луноход. На полигоне имитировали и особо контрастное освещение поверхности, характерное для Луны вследствие отсутствия атмосферы.
 
Колесный движитель в первначальном варианте имел четыре колеса диаметром 1100 мм т.е. два по бортам и пятое измерительное колесо для определения пройденного пути. Восьмиколесное шасси впервые появляется позднее, в варианте повышенной надежности. Очень серьезной проблемой было создание пар трения, способных длительное время работать в условиях вакуума и больших перепадов температур от –150 до +150°С. Отдельные экспериментальные узлы и устройства будущего лунохода прошли испытания в условиях космического полета. Так, на «Луне-10» и «Луне-11» был установлен редуктор, который работал в открытом космосе.
 
Шасси выполнено таким образом, чтобы луноход имел высокую проходимость и надёжно работал в течение длительного времени при минимальной собственной массе и потребляемой электроэнергии. Шасси обеспечивает передвижение лунохода вперёд (с двумя скоростями) и назад, повороты на месте и в движении. Оно состоит из ходовой части, представляющей собой восемь ведущих мотор-колес, каждое колесо имело каркас из трех титановых ободьев, обтянутых сеткой из нержавеющей стали, снабженных титановыми грунтозацепами. и индивидуальную эластичную подвеску колес, электрическую трансмиссию с индивидуальным приводом колес, тормозной системы, устройства разблокировки колес, блока автоматики, системы безопасности движения, прибора и комплекса датчиков для определения механических свойств грунта и оценки проходимости шасси. Поворот достигается за счёт различных скоростей вращения колёс правого и левого бортов и изменением направления их вращения, так называемый бортовой поворот. Основным достоинством данного вида поворота является возможность осуществления поворота с предельно малым радиусом, простота конструкции, для осуществления поворота могут использоваться те же агрегаты, что и для изменения скорости движения. Торможение осуществляется переключением тяговых электродвигателей шасси в режим электродинамического торможения. Для удержания лунохода на уклонах и его полной остановки включаются дисковые тормоза с электромагнитным управлением.
 
В самом начале работы «Лунохода-1» при выполнении поворота произошел отказ электромагнитов управления фрикционными дисковыми тормозами, из-за чего колеса оказывались заблокированны тормозами, включенными не только при стоянке аппарата, но и во время движения. Такой отказ мог, как минимум, существенно замедлить движение «Лунохода-1», а в худшем случае привести к полной остановке. Этого, однако, не произошло, поскольку еще на этапе разработки шасси, конструкторы учли факторы риска. В итоге электромеханический привод колес, имея резерв по крутящему моменту, работал с этой дополнительной нагрузкой. При подготовке к запуску «Лунохода-2» этот недостаток устранили, а самоходное шасси стало более совершенным. «Луноход-2» мог разворачиваться без остановок прямо на ходу.
 
Блок автоматики управляет движением лунохода по радиокомандам с Земли, измеряет и контролирует основные параметры самоходного шасси и автоматическую работу приборов для исследования механических свойств лунного грунта. Система безопасности движения обеспечивает автоматическую остановку при предельных углах крена и дифферента и перегрузках электродвигателей колёс. Прибор для определения механических свойств лунного грунта позволяет оперативно получать информацию о грунтовых условиях движения. Пройденный путь определяется по числу оборотов ведущих колёс. Для учёта их пробуксовки вносится поправка, определяемая с помощью свободно катящегося девятого колеса. Предусмотрено и устройство разблокировки колес, заклиненных в результате выхода из строя редуктора или тягового электродвигателя, оно предназначено для разрыва кинематической связи между колесным редуктором и ступицей колеса. Конструктивно устройство выполнено в виде кольцевого пироузла. В этом случае по команде с Земли пиротехническое устройство обеспечивает разрушение вала и переводит заблокированное колесо в ведомый режим работы. Луноход имел возможность продолжать движение и при трех-пяти нерабочих колесах из восьми.
 
Система электропитания «Лунохода-1» выполнена по схеме генератор на основе солнечных элементов - буферные серебряно-кадмиевые аккумуляторные батареи и обеспечивает питание всех систем постоянным током. Площадь солнечной батареи составляла 3,5 м2, а вырабатываемая мощность - 180 Вт. Емкость батарей - 200 АЧч.
 
Обеспечение теплового режима работы систем лунохода осложнено широким диапазоном изменения интенсивности внешних тепловых потоков при различных режимах работы. Для «Лунохода-1» температура газа внутри герметичного контейнера поддерживалась в пределах 0…40 °С. Для систем, установленных внутри контейнера лунохода применялась активная циркуляционная система терморегулирования, включающая контуры нагрева и охлаждения. Горячий контур состоит из изотопного источника тепла, содержащего радиоактивный изотоп Полоний-210, и теплообменника. Полоний-210 имеет период полураспада равный примерно 0,5 года, что и определяет примерный срок его службы. Во время лунной ночи по достижении нижнего предела температуры автоматически перекрывается магистраль холодного контура и газ направляется в горячий контур к теплообменнику, оттуда в герметичный контейнер. Холодный контур включает в себя радиатор-охладитель, излучающий тепло в космическое пространство.
 
Одной из ключевых систем при работе лунохода является система, передающая изображение поверхности Луны на Землю. Без нее работа самоходного аппарата оказалась бы невозможна. Луноход оборудован двумя системами передачи телевизионных изображений, принципиально отличающимися друг от друга, и предназначенными для решения самостоятельных задач.
Система малокадрового телевидения предназначена для передачи на Землю телевизионных изображений местности, необходимых экипажу, управляющему с Земли движением лунохода.
 
Вторая телевизионная система служит для получения высококачественного панорамного изображения окружающей местности и съёмки участков звёздного неба, Солнца и Земли с целью астроориентации. Система состоит из четырех панорамных телефотокамер. Во время стоянок лунохода (объекты передачи неподвижные) включались панорамные камеры. Скорость строчной развертки составляла 1 строку за 0,25 сек. В угле 30°. Развертка 500 на 6000 строк. Высокая стабильность и линейность развертки позволили производить с помощью четырех панорамных камер измерение расстояний до отдельных объектов и на этой основе строить топографический план местности. Панорамные изображения давали возможность выбрать исходное направление движения. Передача сигнала изображения в этом случае велась через остронаправленную антенну, неподвижность лунохода давало возможность обеспечить точную ориентацию антенны и требуемое отношение сигнал/шум в тракте передачи.
 
Оперативную информацию для вождения передавали камеры телевизионной системы управления. Обеспечить передачу изображения в вещательном формате 625 строк 25 кадров в секунду было невозможно ввиду ограниченной мощности передатчика и невозможности точной ориентации остронаправленной антенны на Землю в процессе движения. Была создана малокадровая система передачи изображения, построена на основе телевизионной трубки - видикона. Время необходимое для передачи кадра - 3…20 сек. Четкость 300…400 строк. Основное отличие видикона, используемого в данной малокадровой системе, состоит в способности сравнительно длительного и регулируемого запоминания (от 3 до 20 сек) сигналов изображения. При этом передающая камера работает, подобно фотоаппарату, в режиме короткого экспонирования слоя с помощью затвора. Электромеханический затвор, установленный перед видиконом, имеет основную выдержку 1/25 сек: при такой выдержке не происходит заметного смаза изображения по время движения лунохода. Телевизионный сигнал после усиления в камере поступает на преобразователь и затем на модулятор передатчика. Время срабатывания затвора, длительность кадра, а также ширина спектра телевизионного сигнала, формируемого преобразователем, задаются синхрогенератором, управляемым по командам с Земли. Камера снабжена одним широкоугольным объективом с F = 6,7 мм. Угол зрения каморы в горизонтальной плоскости составляет около 50 градусов, а в вертикальной 38, причем ось визирования камер наклонена вниз на 15°. Телевизионное изображение передается на Землю на несущей частоте 750 МГц Узкополосный телевизионный сигнал, передаваемый малокадровой системой, после преобразования в стандартные параметры подается на мониторы пульта управления для водителей, штурманов и других членов экипажа, непосредственно управляющих движением лунохода с Земли.
 
Таким в общих чертах было устройство первого в мире планетохода созданного в конце шестидесятых годов в Советском Союзе. Гарантийный срок активных передвижений лунохода по Луне определялся в 3 месяца
 
Первая попытка направить на наш естественный спутник самоходный аппарат была предпринята 19 февраля 1969 года, еще до высадки на Луну американских астронавтов. В 9 часов 48 минут стартовала ракета-носитель «Протон» с луноходом на борту, но на 51 секунде полета ракеты разрушился головной обтекатель ракеты-носителя. Вслед за этим произошел мощный взрыв. Это произошло из-за ошибочных расчетов обтекателя на прочность.
 
Следующая попытка была предпринята через два года и 17 ноября 1970 года станция «Луна-17» благополучно прилунилась в Море Дождей в точке с координатами 38° 17' с.ш. 35° 00' з.д. После прилунения было произведено раскрытие двух пар трапов. Луноход имел возможность съехать с посадочной ступени и вперед и назад, в зависимости от обстановки. Телефотометры передавали панораму места посадки. В 09:28 17 ноября «Луноход-1» съехал с посадочной ступени на лунный грунт. До этого момента на Луне уже побывалт четыре американских астронавта Армстронг, Олдрин, Конрад и Бин. Самым сложным оказалось, все-таки, управление аппаратом. По вновь прибывающему кадру водитель оценивал обстановку появившегося лунного ландшафта, докладывал командиру о предполагаемых дальнейших действиях как по выбору маршрута («вперед», «назад», «направо», «налево», на месте, в движении), так и по скорости движения, обходу, препятствий и пройденного пути, а затем – после получения разрешения командира – выдавал необходимые команды на борт «Лунохода-1».
 
В процессе управления выяснилось, что телевизионные камеры стояли на «Луноходе-1» слишком низко. Работала лишь одна из двух, вторая была запасной. Картинка с луны была очень контрастной, без полутеней. Весь первый лунный день экипажи лунохода приноравливались к необычным телеизображениям. Первые двое суток из 14 уходило на подзаряд бортовых аккумуляторов. После этого начиналось движение. В середине лунного дня, когда солнце стоит слишком высоко, теней практически, ухудшались условия работы экипажа, на получаемом с Луны телеизображении было сплошное светлое пятно. Экипажу приходилось делать перерыв в работе на два-три дня. За двое суток до конца лунного дня необходимо было готовиться к лунной ночи. Луноход разворачивался на восток, чтобы при восходе Солнца солнечная батарея, поднятая на 90°, была освещена прямыми лучами. Длительность же ежедневных сеансов связи составляла в среднем 4-6 часов при работе «Лунохода-1» и до 11 часов при работе «Лунохода-2»
 
Технические характеристики «Лунохода-1»
 
Общая масса, кг 756
Масса шасси, кг 105
Скорости движения, км/ч
первая передача 0,8
вторая передача 2,0
Колесная формула 8х8
База, мм 1705
Колея, мм 1600
Ширина колеса, мм 200
Просвет, мм 380
Трансмиссия Электрическая с индивидуальным приводом колес
Тормозная система Электродинамические замедлители и механические однодисковые тормоза с электромагнитным приводом
Способ поворота бортовой
Подвеска Независимая, торсионная с качанием рычагов направляющего механизма в продольной плоскости
Радиус поворота, м
в движении 2,7
на месте 0
Несущая конструкция Безрамная с несущим герметичным контейнером
Углы статической устойчивости, градус
продольный 43
поперечной 45
Типовые преодолеваемые препятствия
выступ, м 0,35
уступ, м 0,4
трещина, м 1,0
подъем, градус 20
Напряжение электропитания, В 27
 
Три первых месяца помимо изучения лунной поверхности луноход выполнял программу поиска района посадки лунной кабины. Сначала аппарат шел на юго-восток. Маршрут движения «Лунохода-1» проходил через район Моря дождей, представляющий собой свободный от влияния крупных кратеров участок лунных морей, образованный в результате излияния базальтовых лав. Рельеф относительно спокойный. В конце третьего дня направление его маршрута изменилось на северо-западное. Перед экипажами стояла задача: с использованием только навигационных средств (а не по колее) вывести луноход к посадочной ступени. Это удалось. 18 января «Луноход-1» вернулся на место своей посадки. После этого аппарат пошел на север, продолжая научную программу.
 
Таблица. 1. Расстояние пройденное «Луноходом-1» по лунным дням.
 
          Лунные дни                                              Расстояние пройденное
                                                                    «Луноходом-1» по лунным дням, м
 
№1(17-24.11.1970)                                                               197
№2(08-23.12.1970)                                                               1522
№3(07-21.01.1971)                                                               1936
№4(07-20.02.1971)                                                               1573
№5(07-20,03.1971)                                                               2004
№6(06-20.04.1971)                                                               1029
№8(04-11.06.1971)                                                               1560
№9(03-17.07.1971)                                                                219
№10(02-16.08.1971)                                                              215
№11(31.08-15.09.1971)                                                         88
 
Порой Луноход попадал в серьезные, почти критические ситуации, например в 6 лунный день, 12 апреля 1971 года луноход попал в сложный кратер с очень сыпучими, крутыми краями. Выбраться из него было чрезвычайно сложно. Пробуксовка колес достигала 90%, углы наклона - 24°.
 
«Луноход-1» детально обследовал лунную поверхность на площади 80 000 кв. м2. Для этого с помощью телевизионных систем было получено более 200 панорам и свыше 20 000 снимков поверхности. Более чем в 500 точках по трассе движения изучались физико-механические свойства поверхностного слоя грунта, а в 25 точках проведён анализ его химического состава. Прекращение активного функционирования «Лунохода-1» было вызвано выработкой ресурсов его изотопного источника тепла. В результате чего во время лунной ночи температура в герметичном контейнере упала ниже допустимой, что привело к выходу из строя аппаратуры управления. К тому же выработали свой ресурс и аккумуляторные батареи, потерявшие способность накапливать достаточное количество электроэнергии. В конце работы «Луноход-1" поставлен на практически горизонтальной площадке в такое положение, при котором уголковый светоотражатель обеспечил многолетнее проведение лазерной локации его с Земли. Пройденное расстояние -10540 м. длительность активного функционирования-301 сут 06 час 37 мин.
 
Опыт успешной эксплуатации «Лунохода-1», подтолкнул инженеров к созданию более совершенной его модификации. К тому же на поверхности Луны есть много участков поверхности, интересных для исследования, в частности граница морского района с материковым, туда и было решено направить младшего брата «Лунохода-1» - «Луноход-2».
 
Прежде всего, в конструкцию лунохода был внесен ряд изменений. Конструкторы прислушались к пожеланиям экипажей и сделали третью верхнюю телекамеру, на уровне роста человека. Это существенно улучшило обзор, усовершенствование телевизионной системы увеличило скорость передачи изображений до одного кадра за 3 секунды. Изменился и приборный состав лунохода. Масса «Лунохода-2» возросла до 836 кг. В системе энергопитания «Лунохода-2» были установлены две доработанные аккумуляторные батареи суммарной разрядной емкостью 250 АЧч. Кремниевые фотоэлементы солнечной батареи были заменены фотоэлементами из арсенида галлия. В состав научной аппаратуры вошли: спектрометрическая аппаратура «Рифма-М» для определения химического состава лунного грунта, радиометр для исследования радиационной обстановки на трассе перелета и на поверхности Луны, трехкомпонентный феррозондовый магнитометр на штанге длиной 1,5 метра в передней части лунохода для магнитной съемки по трассе движения, измерения намагниченности отдельных образований на поверхности Луны и измерения вариации магнитного поля Луны, астрофотометр прибор для измерения свечения лунного неба с поверхности Луны в видимом и ультрафиолетовом диапазонах.
 
«Луноход-2» в составе станции «Луна-21» был запущен 8 января 1973. «Луна-21» совершила посадку 16 января 1973 гола в Море Ясности в точке с координатами 25° 51' с.ш. 30° 27' вд. Всего в 172 км к югу за месяц до этого осуществила посадку лунная кабина «Аполлона-17». Посадка станции произошла в 3 метрах от края кратера. Стенки кратера были достаточно круты. Поскольку посадка проводилась «вслепую», можно считать везением, что посадочная ступень, вместе с самоходным аппаратом, не опрокинулась. Съехал аппарат прямо в кратер, который при первом осмотре местности не заметили. К счастью, аппарат не перевернулся. Но вот с гироскопической навигационной системой лунохода на этот раз не повезло, она вышла из строя. В результате возросла нагрузка на штурманов экипажа. Четыре месяца экипаж водил «Луноход» без показаний значения углов и дифферента на приборах, ориентируясь только по горизонту Луны и Солнцу, доверяясь исключительно интуиции, поскольку уже не могли рассчитывать на срабатывание блоков защиты и аварийную остановку аппарата при крене и дифференте выше допустимых значений. При этом выручила детальная фотокарта района посадки, по некоторым данным, тайно переданная советским инженерам американскими коллегами, получившими подробные фотографии лунной поверхности в рамках подготовки программы «Аполлон».
 
Несмотря на отказ навигационной системы, «Луноход-2» оказался работоспособнее своего предшественника. Сказывался и опыт экипажей, и верхняя третья телекамера. В сложных для проходимости местах можно было сделать стереоскопические панорамы с помощью телефотометров, установленных с каждой стороны лунохода, попарно. Поэтому пройденное расстояние за лунный день доходило до 16,5 км. Пройденный путь «Лунохода-2» по лунным дням приведен в Таблице 2. «Луноход-2» начал свою работу внутри 55-километрового древнего кратера Лемонье, недалеко от его южной кромки. С южной стороны кратер граничит со слабо приподнятой холмистой равниной. В начале работы маршрут движения проходил в типично морском районе. При выходе в предматериковую зону 12 февраля 1973 года луноход достиг ближайшего выступа береговой линии Залива Лемонье (холмы Встречные). Далее он исследовал предгорья гор Тавр, обследовал крупный кратер (диаметр 2 км). Продолжая движение на восток 14 марта луноход вернулся в морскую зону и направился к разлому Борозде Прямой (длина 16 км, ширина 300 м., глубина 40…80 м.). 11 апреля он подходил до расстояния 50 м от края разлома. 13-18 апреля луноход обогнул разлом с юга и вышел на его восточную границу.
 
Свой маршрут «Луноход-2» закончил на пятый лунный день 9 мая 1973 года внутри одного из кратеров, который преодолевал аппарат. На стенке этого кратера находился еще один, вторичный, маленький, который не был замечен. Чтобы выбраться из этого кратера оператор-водитель принял вместе с экипажем решение сдать «Луноход-2» назад. Солнечная панель при этом была откинута назад. Крышкой солнечной панели «Луноход-2» въехал в стенку этого кратера. Лунный грунт попал на солнечную панель, упал ток поступающий от солнечных элементов. При попытке, подняв крышку вертикально, стряхнуть лунный грунт, запылился радиатор-охладитель, в результате чего недопустимо возросла температура в приборном отсеке до +47°С. В последний раз телеметрическая информация была принята с "Лунохода-2" 10 мая 1973 года.
 
Таблица 2. Расстояние пройденное «Луноходом-2» по лунным дням.
 
Лунные дни                                                           Расстояние пройденное «Луноходом-2»
                                                                                                    по лунным дням, м
 
№1(16-2401.1973)                                                                              1148
№2(07-22.02.1973)                                                                             9919
№3(09-23.03.1973)                                                                             16533
№4(08-23.04.1973)                                                                             8600
№5(07-0 9 .05.1973)                                                                            800
 
И все же экипаж с честью справлялся с непредвиденными трудностями, особенно возникавшими при движении «Лунохода-2» по сыпучим грунтам и крутым склонам с россыпями камней на рекордно длинной трассе в 37 километров. За четыре месяца с «Луноходом-2» было проведено 60 сеансов радиосвязи. С помощью телевизионной аппаратуры, установленной на борту внеземной лаборатории, на Землю были переданы 86 панорам и свыше 80 тысяч телевизионных снимков лунной поверхности. В ходе съемки были получены стереоскопические изображения наиболее интересных особенностей ее рельефа, позволившие провести детальное изучение его строения. Успешная работа «Лунохода-1» и «Лунохода-2» продемонстрировала широкие возможности и перспективы по исследованию поверхности Луны и других небесных тел с помощью передвижных лабораторий.
Закончил свое путешествие и второй аппарат, но конструкторы и не думали останавливаться на достигнутом, ища возможности для дальнейших усовершествований.
 
Еще через два года был изготовлен очередной, третий луноход. Аппарат стал еще одним шагом вперед по сравнению со своими предшественниками. Еще совершенной стала телевизионная система лунохода. Прежде всего, она была стереоскопической: разработчики смогли обеспечить одновременную передачу с двух телекамер сразу. Телевизионная стереопара стояла в поворотном гермоблоке, который значительно расширял возможности обзора. Теперь аппарату не требовалось разворачиваться целиком для обзора местности. Гермоблок стоял на выносной штанге, как и дополнительная камера на «Луноходе-2.» От телекамер, жестко закрепленных на гермоотсеке лунохода конструкторы вообще отказались. Аппарат был полностью укомплектован научным оборудованием, прошел весь цикл наземных испытаний и подготовлен к экспедиции на Луну. Но так и остался на Земле. Запустить его планировалось в 1977 году. Но к этому времени ракета-носитель «Протон» стала активно использоваться для вывода на геостационарную орбиту советских спутников связи. Лишнего носителя для пуска «Луны-25» не нашлось. «Луноход-3» вместо Луны попал в музей НПО имени Лавочкина. Там он находится и по сей день.
 
При работе «Луноходов» имели место два отличающихся по задачам вида движения: передвижение к заранее намеченному пункту и движение на ограниченном участке поверхности при проведении научных экспериментов в сложных рельефных условиях. В первом случае одним из основных критериев эффективности движения является средняя скорость, во втором – точное выдерживание заданного маршрута и преодоление различных элементов рельефа. Под опасными ситуациями понимались такие, когда происходила остановка лунохода при срабатывании бортовой системы безопасности, а также ситуации, выход из которых сопровождался значительными потерями времени и уменьшением скорости движения. Наиболее опасными ситуациями были следующие: срабатывание защиты по крену и дифференту и по перегрузкам электродвигателей, непреднамеренный заезд в кратеры диаметром 2 м. и углом наклона стенок 15…25°. Основными причинами возникновения опасных ситуаций были ошибки в определении размеров препятствий и расстоянии до них, а так же в ряде случаев потеря водителем ориентировки на местности. Последнее объясняется неблагоприятными условиями освещенности при высоком Солнце.
 
Технико-эксплуатационные параметры «Лунохода-1» и «Лунохода-2»
 
            Параметр                                                            «Луноход-1»                                              «Луноход-2»
 
Время работы, сут.                                                          302                                                                   125
Пройденный путь, км                                                       10,5                                                                    37
Средняя скорость движения, км/ч                                0,14                                                                   0,34
Максимальная продолжительность
непрерывного движения, с
на первой передаче                                                         50                                                                     437
на второй передаче                                                         9                                                                        200
Частота попадания в опасные
ситуации на 1 км пути                                                                                             1-1,5
Предельный угол преодолеваемого подъема, градус                                   22-27
Удельные энергозатраты, ВтЧч/м                                                                    0,2-0,22
Коэффициент буксования (средний)                                                                0,05-0,07
 
В ходе работы советских самоходных аппаратов «Луноход-1» и «Луноход-2» был поставлен ряд рекордов. Это абсолютные рекорды по продолжительности активного существования на лунной поверхности - 301 сутки 6 ч 37 мин, максимальной массе автоматических самодвижущихся аппаратов - 756 и 840 кг соответственно, пройденному расстоянию - 10 540 и 37 000 м соответственно, скорости движения и продолжительности активных действий.
 
Так закончилась жизнь этих славных «лунных странников». На Луне не идут дожди и не дуют ветра, миллионы лет на поверхности Луны будут сохраняться отпечатки колес «Лунохода-1» и «Лунохода-2» они сам, мы надеемся, навечно останутся на месте своей последней стоянки, как памятник людям их создавшим, смелым мечтателям и гениальным конструкторам и ученым, нашим с вами соотечественникам.
 
 
Первоисточник: "Боря", novosti-kosmonavtiki.ru, 2006 г.
 
Украинский   лунодром : разруха космического масштаба
 
Завтра, 17 ноября, исполняется 40 лет с того дня, когда на Луну высадился первый самоходный аппарат-планетоход – он же луноход. Накануне «Газета…» побывала в некогда засекреченном поселке Школьное под Симферополем, откуда дистанционно управляли луноходами.
 
А еще испытывали их модель на специально построенном полигоне. Но это в прошлом: сейчас же «лунная» часть поселка удивляет разве что разрухой и запустением. В Школьное из Симферополя мы добрались за двадцать минут обычным рейсовым автобусом. Даже не верилось, что в советское время попасть в этот населенный пункт можно было лишь по спецпропускам, да и на картах его особо не «светили». До конца 50-х годов здесь была голая крымская степь. Застраивать ее начали солдаты, прибывшие на службу в воинскую часть №14109, которая вошла в состав союзного командно-измерительного комплекса.
 
Местные военные плотно «работали по космосу»: участвовали в управлении полетами искусственных спутников Земли, обеспечивали связь с межпланетными станциями, автоматическую стыковку космических аппаратов, были задействованы и в подготовке полета Юрия Гагарина.Из этих руин некогда подавали сигналы для обеспечения стыковки космических кораблей «Союз» и «Аполлон».
 
Звездный во всех отношениях час Школьного наступил в конце 60-х, когда здесь открыли единственный в СССР Центр управления луноходами и построили полигон для испытаний точной копии лунохода – так называемый  лунодром  размером с футбольное поле с полной имитацией лунного ландшафта. На технической территории воинской части сняли верхний слой грунта, засыпали песком, затем плотно уложили поверх местный крымский камень – ракушечник. Соорудили холмы и «кратеры», и даже песок, которым посыпали  лунодром  сверху, покрасили в серо-черный цвет – чтобы было в точности, как Луне. В лабораторном корпусе части установили самую передовую по тем временам технику для наблюдения и связи. В этом здании – гостинице, носившей название «Люкс» – останавливалась элита советской космонавтики: Юрий Гагарин, Сергей Королев, Мстислав Келдыш... Но на пустующем домике нет даже мемориальной доски.
 
В 90-х годах воинская часть перестала существовать. Специалисты массово уезжали на новые места службы, в Россию, а техническая зона части – та, где находится лунодром, уникальный высокоточный радиотелескоп ТНА-400 и «космические» здания – была передана Национальному космическому агентству Украины. Но новые хозяева не нашли ничего лучше, чем… разобрать постройки – большую ценность для новейшей истории – на стройматериалы. А само обедневшее Школьное разделило судьбу многих военных городков: как рассказал нам поселковый голова Евгений Очигов, лет семь здесь вообще не было отопления, да и сейчас долги за коммуналку исчисляются миллионами. Груды бетона и портрет грустного космонавта – почти все, что осталось от лабораторного корпуса Центра управления луноходами.
 
На бывший  лунодром  мы попали в сопровождении ветеранов части, которые создавали здешнюю инфраструктуру. Лишний раз сюда они предпочитают не заглядывать – сердце кровью обливается при виде остатков зданий и мысли о том, сколько денег сюда закопано – в прямом смысле. Вроде все правильно – идет демонтаж конструкций, – но на ум в первую очередь почему-то приходят слова «развал» и «разруха». Вход на депрессивную территорию прост – в бетонной ограде вывалены две плиты, на самом лунодроме – ни души. Делаешь несколько шагов по обломкам ракушечника среди бурьянов и кустов шиповника – и охватывают смешанные чувства. Ощущение причастности, пусть и очень условной, к великим научным открытиям, на которые способен человеческий разум, и… досады за тот же разум, который не додумался устроить здесь хотя бы место паломничества туристов.
 
Над Школьным возвышается колоссальная антенна футуристического вида. Она обеспечивала связь с луноходом и другими космическими машинамиА вот развалины бывшего здания, откуда управляли луноходами. Теперь лишь нарисованный на стене космонавт, подозрительно похожий на Гагарина, напоминает о днях былой славы. Идем к неприметному одноэтажному домику среди травы и деревьев – бывшей гостинице «Люкс» (кстати, 40 лет назад она уже была оснащена холодильником и кондиционерами – настоящими предметами роскоши для тогдашних советских гостиниц). Дверь опечатана, но сквозь разбитое стекло видны оборванные обои, исцарапанный пол, пустые бутылки... Здание больше похоже на пристанище бомжей, чем на мини-отель, где в свое время останавливались советские випы – космонавты, авиаконструкторы, ученые, которые постоянно приезжали в Школьное.Гримасы истории: проникнуть на некогда суперсекретный  лунодром  теперь можно через внушительную дыру в ограде.
 
P. S. Сегодня в поселке нет даже музея. Весь «парад» – монумент в виде антенны-тарелки, на который к 50-летию Школьного скинулись местные жители. Но мы дали себе слово еще раз непременно побывать в Школьном – это прекрасное место для размышлений о том, как проходит земная (и лунная) слава и как легко рушатся ценности, еще вчера казавшиеся вечными.
 
Справочная «Газеты...».
 
Куда уходят луноходы.
 
Задачей первых в мире самоходных аппаратов-планетоходов, начиненных самыми передовыми на то время научными приборами, был сбор информации об особенностях лунной поверхности, радиоактивного и рентгеновского космического излучения, химического состава грунта, наблюдение за солнечным излучением. Только фотоснимков эти машины передали на Землю более 100 тысяч! Луноходами управляли дистанционно, источником их питания были солнечные батареи. Следы настоящего лунохода на Луне. Фотоснимок, как и тысячи других, приняли на высокотехнологичном оборудовании в Школьном. Луноходы стали первым шагом в воплощении амбициозных планов советского руководства – пилотируемой экспедиции на спутник Земли.
 
Всего советских луноходов было четыре.
– Первый луноход, запущенный еще в феврале 1969 года, до Луны так и не долетел из-за неудачного старта ракеты-носителя.
– Второй луноход доставила к месту назначения межпланетная станция «Луна-17» 17 ноября 1970 года. Он проработал 10 с половиной месяцев, в три раза дольше, чем предполагали разработчики, проехал 10,5 км. Далее связь с машиной оборвалась. Нашли его в апреле 2010-го американские астрономы посредством мощного телескопа.
– Третий луноход прилунился в январе 1973 года и перемещался по поверхности 4 месяца, установив рекорд по длине пройденного луноходами пути – 37 км. 20 лет спустя хозяин лунохода – московское НПО им. Лавочкина – продало уникальную машину с аукциона Sotheby’s почти за $70 тыс. сыну американского астронавта Ричарду Гэрриоту. Новый владелец, естественно, не смог прокатиться на луноходе – тот по-прежнему пылится где-то в закоулках Луны. Однако Гэрриот все же немного приблизился к своему приобретению, побывав на земной орбите в качестве космического туриста.
– Четвертый луноход так и не покинул пределы Земли – его запуск, назначенный на 1977 год, не состоялся.
 
Как это было.
 
В «лунники» набирали, как в космонавты. Непосредственным участником исторических событий был Вячеслав Довгань, ныне генерал-майор, кандидат военных наук, профессор, заслуженный испытатель космической техники. Сейчас Вячеслав Георгиевич живет в Москве. В конце 60-х его в составе небольшого отряда – всего 11 человек – привлекли к участию в строго засекреченной лунной программе, в которой он проработал 5 лет.
 
– Когда группе офицеров предложили пройти медкомиссию в Институте медико-биологических проблем в Москве, все были уверены, что идет набор в отряд космонавтов, – поделился воспоминаниями с «Газетой…» Вячеслав Довгань. – Кандидаты должны были уметь переносить длительные нервные нагрузки и обладать отличным зрением. Уже потом, когда из 40 претендентов отобрали 17, объявили, что в космос мы не полетим, но, если согласны, станем пионерами в дистанционном управлении транспортных средств на Луне. Несколько человек разочарованно отказались. А тех, кто остались, главный конструктор лунохода Георгий Бабакин называл «сидячими космонавтами», – ведь мы тоже вели межпланетный аппарат, только находясь за 400 тыс. км от него, сидя не в кабине пилота, а на Земле, за пультом управления.
 
В Школьное мы приезжали в командировки на один лунный день – 14 суток. По штатному расписанию числились инженерами-испытателями с обычной для этой должности зарплатой – около 300 рублей, никаких льгот или надбавок не полагалось. Во время сеанса связи с луноходом специальные датчики на теле водителей измеряли пульс, частоту дыхания и артериальное давление. Бывало, что от нервного напряжения пульс доходил до 140 ударов в минуту. Наибольшая сложность была в том, что изображение с лунохода поступало на 4 секунды позже реального времени. Картинка пришла, оператор ее увидел, дал команду луноходу двигаться дальше, но за прошедшие секунды машина уже могла переместиться в другое место, застрять в кратере, притормозить. Поэтому приходилось умудряться «работать на опережение».
 
Первоисточник: Ольга БОГЛЕВСКАЯ, "Газета по киевски".
 
 
Владимир Хозиков  
Луноход-1: Горелово - Тюра-Там - Луна. До востребования
 
Знаменитый Луноход, который вслед за Высоцким многие называют «лунным трактором», на самом деле - близкий родственник танка. Дело в том, что и боевые машины и безобидного космического робота разрабатывали в одном институте – питерском ВНИИ Трансмаш.
 
Тридцать лет назад, 17 ноября 1970 года, Луноход-1 благополучно сошел на поверхность спутника Земли и приступил к работе. О том, что прямое отношение к этому событию, про которое немедленно сообщили все газеты, телевидение и радио, имеют создатели танков, тогда, конечно же, не говорили.
 
«Обратитесь к питерским танкистам...»
 
Самое интересное, что изначально Луноходу было предопределено быть «трактором».
 
Замысел послать на Луну робота, управляемого с Земли, появился у Королева и его соратников еще в конце пятидесятых. Поначалу идею развивал один из ближайших соратников главного конструктора Михаил Клавдиевич Тихонравов, который занимался перспективными проектами. Однако, чтобы сделать саму машину, были необходимы специалисты в других областях.
 
Королев начал искать организации, занимавшиеся созданием подвижной техники для земных условий. Первоначально выбор пал на Научно-исследовательский институт Госкомитета автотракторного и сельскохозяйственного машиностроения (НАТИ).
 
Долгих контактов с ним не получилось. Жесткие условия, в которых работали конструкторы космических аппаратов, непривычные требования и другие трудности очень скоро заставили НАТИ выйти из дела.
 
И снова начались поиски. Наконец Королеву подсказали: а не стоит ли попробовать поговорить с «питерскими танкистами»? И в июне 1963 года сотрудник королевского ОКБ-1 Владимир Зайцев, работавший в отделе Тихонравова, появился в кабинете Василия Степановича Старовойтова (отец Галины Старовойтовой _ В. Х.), директора ВНИИ-100, как тогда назывался нынешний институт Трансмаш. Зайцева сопровождал представитель Министерства оборонной промышленности.
 
Выслушав гостей, директор подумал и пригласил в кабинет одного из своих сотрудников Александра Кемурджиана. Когда тот вошел, Старовойтов сказал: «Сядь, сидя послушай, что они будут говорить».
 
Зайцев без долгих предисловий объяснил:
- Я приехал по поручению Сергея Павловича Королева, мы хотим вам поручить разработать транспортное средство для перемещения по поверхности Луны.
 
Первое впечатление «танкистов» от услышанного было шоковое. Идея, с которой приехал Зайцев, казалась фантастикой в духе Жюля Верна. Однако посланник ОКБ-1 несколько раз подтвердил, что речь идет именно о машине, которая сможет ездить по Луне.
 
Разговор продолжался, и мало-помалу началось обсуждение вопросов о том, как лучше организовать дело. Обсуждали уже такие конкретные темы, как технические характеристики, параметры, исходные данные будущей машины.
 
Немного погодя, между ОКБ-1 и ВНИИ-100 был заключен секретный договор, по которому ленинградцы взялись исполнить работу по теме: «Определение возможностей и направления работ по созданию «Лунохода».
 
А какой там грунт?
 
За Кемурджианом в институте с некоторых пор закрепилась репутация специалиста по разным экзотическим разработкам. До того как приступить к разработке Лунохода, он несколько лет руководил созданием танка на воздушной подушке.
 
Руководил, понимая, что получить такой танк, в полном смысле этого слова, едва ли удастся. Слишком уж несовместимы парящий над землей аппарат и зашитая в броню боевая машина. Однако задание поступило с самого верха и отказываться не приходилось... К 1963 году тема себя почти полностью исчерпала, и новое, удивительное, задание оказалось для конструктора и его людей как нельзя кстати.
 
Из тех, кто вместе с ним работал над необычным танком, Кемурджиан отобрал нескольких человек. Вместе они принялись размышлять. Вопросов, как водится, было куда больше, чем ответов. Проблемы начинались с самого начала: Луноход – машина для передвижения по Луне, но кто знает, какая у этой Луны поверхность? Твердая, как скала, мягкий грунт, песок, а может – зыбучая пыль, которая поглотит любой аппарат? Какую ходовую часть надо сделать для Лунохода: колеса, гусеницы, может, что-то вроде ног?
 
Без этих данных садиться за проектирование самого робота нечего было и думать.
 
Обратились к «мудрейшим» в Академию наук. Маститые теоретики отвечали пространно, невразумительно, что для нуждавшихся в совершенно конкретных цифрах инженеров было неприемлемо. Промучавшись несколько месяцев и так и не получив нужной модели лунного грунта, Кемурджиан начал поиск в другом направлении – в университетах. И здесь ему повезло. Удалось составить группу, в которую, кроме конструктора, вошли трое ученых: из Ленинградского, Харьковского и Горьковского университетов. Вчетвером они не только рассчитали параметры лунного грунта (как впоследствии оказалось, очень точно), но и определили, с помощью каких земных материалов можно его имитировать.
 
Выходило, что поверхность Луны достаточно твердая. Для создания «лунных» условий на Земле решили использовать вулканический шлак, вулканический туф и вулканическую пемзу.
 
Кемурджиан поехал в командировку. Сначала в Армению, откуда вернулся, заказав для институтского полигона целый вагон вулканических пород (когда все это прибыло в институт, многие глазам не поверили: никому раньше не доводилось привозить из командировки камни, да еще в таком количестве!).
 
В поисках естественных, максимально приближенных к лунным, условий, пришлось отправиться на другой конец страны, на Камчатку, в край действующих вулканов. Местные исследователи помогли – и на «краю света» появилась база «питерских танкистов», готовивших высадку на Луну.
 
Камчатские эксперименты продолжались много лет. Последние исследования российские ученые проводили здесь уже с коллегами из США, отрабатывая дистанционное управление марсоходом. Потом испытания были прекращены, и сейчас, как говорят, бывшая научная база используется как туристический объект.
 
«Пусть каждый занимается своим делом»
 
Помимо чисто научных проблем работы над Луноходом неожиданно натолкнулись на сопротивление московских чиновников. Дело в том, что ВНИИ-100 и «фирма» Королева относились к разным министерствам, в которых подобное сотрудничество одобряли далеко не все. Считалось, что космические исследования отрывают «танкистов» от их прямых обязанностей, что одно ведомство стремится загребать жар руками представителей другого.
 
Разговорами дело не ограничивалось, письма о том, что лунную тему в оборонном институте надо закрыть, летели в Ленинградский обком партии и в Министерство общего машиностроения, отвечавшее за космос.
 
Директору Старовойтову намекали, что его дальнейшее пребывание в высоком кресле связано с тем, прекратит он поддерживать работы по Луноходу или нет.
 
Однако Старовойтов, в свое время не побоявшийся перечить самому Хрущеву, давлению не поддавался. Тем более что для института космические исследования означали не только престижную работу, но и ощутимые материальные приобретения.
 
В плановой советской экономике, где предприятия могли получать станки, приборы, материалы строго по заранее составленным спискам, достать что-то сверх оговоренного было задачей исключительно сложной. И тут на выручку приходили железная воля Королева, всегда заботившегося о своих партнерах, и еще обладавшее в те годы почти магическим воздействием слово «космос».
 
Конечно, взамен требовалась интенсивная, чрезвычайно напряженная работа – условия «лунной гонки», в которую СССР ввязался вслед за Соединенными Штатами, диктовали особый темп. Как рассказывал сам Александр Леонович Кемурджиан, образ жизни с началом работ по космосу стал «фронтовым».
 
Выяснив вопрос с лунным грунтом, «танкисты» немедленно столкнулись с очередной, тоже совершенно незнакомой для них проблемой. Сила тяжести на Луне в шесть раз меньше земной. Значит, надо имитировать необычные условия.
 
С помощью системы кранов и резиновых жгутов создали первую, которая сегодня кажется примитивной, установку, с помощью которой можно было как бы «обезвесить» машину и получить данные о ее движении.
 
Тут же приходилось спешно решать еще одну проблему – вакуум! Как поведут себя отдельные узлы и механизмы? Никто не знал. В ходе первых экспериментов оказалось, что нормально взаимодействующие между собой на Земле части машины в лунных условиях просто слипнутся. Произойдет что-то вроде сварки.
 
Снова – поиски, командировки, встречи с новыми людьми. Учтите, что в условиях засекреченного советского ВПК все это было не так-то просто. Немало трудов сотрудникам одного «почтового ящика» приходилось отдать, чтобы просто узнать, чем занимаются коллеги из другого такого же «ящика» без имени и доски на фасаде.
 
Когда этот материал еще только готовился, мы много раз встречались с Александром Леоновичем Кемурджианом. Тогда он рассказывал о том, как были решены множество труднейших проблем: как создавались новые материалы для Лунохода, как выбирали смазку, подходившую для вакуума и невесомости, и нашли способ обойтись вообще без смазки, о множестве других оригинальных решений, которые приходилось искать буквально для каждого узла нового аппарата.
 
В мае 1964 года в поселок Горелово, где располагался ВНИИ-100, приехал сам Королев. Осмотрев, что «танкисты» успели сделать за год, он коротко объявил:
- Все, годится. Вы будете делать Луноход.
 
К цели - со второй попытки
 
Слово главного конструктора обычно было так же крепко, как решение, зафиксированное на бумаге и скрепленное подписями с печатью. Однако в этот раз все повернулось по-иному: год спустя ОКБ-1 передало всю программу по Луноходу в подмосковное КБ Машиностроительного завода имени Лавочкина (сегодня – НПО им. Лавочкина). Считается, что Королев принял это решение, чтобы целиком посвятить себя выполнению очередной сверхзадачи – высадке человека на Луну.
 
По воспоминаниям Кемурджиана, такой поворот, конечно, был полной неожиданностью. Но решение было определено на самом высоком уровне, приходилось вносить изменения в план работы и привыкать к новым партнерам. Благо, хорошие отношения удалось наладить быстро.
 
За питерским институтом осталась разработка самоходного шасси машины, москвичи взяли на себя все остальное. Компоновку машины определяли теперь совместно. И осенью 1966 года новый главный конструктор проекта Георгий Бабакин утвердил новый, переработанный эскизный проект Лунохода.
 
Согласно появившимся в последние годы воспоминаниям сотрудников НПО Лавочкина, Луноходу отводилась важная роль в программе первой советской пилотируемой лунной экспедиции, определенной в 1967 году. Робот должен был детально обследовать предполагаемый район посадки, играть роль радиомаяка для посадочной кабины космического корабля, а также – для транспортировки космонавта по Луне к резервной кабине, если бы основная по какой-то причине не смогла стартовать. О том, что Советский Союз уже проиграл Америке «лунную гонку», тогда знали совсем немногие.
 
В 1969 году началась «горячая» пора – машину готовили к сдаче. В институте расчистили одну из комнат, там установили кровати – чтобы те, кто круглые сутки работал, могли прерваться на пару часов и немного поспать. Иногда, впрочем, засыпали прямо за работой.
 
Долгожданный момент настал несколько месяцев спустя. Ракета с первым Луноходом на борту стартовала с космодрома в Тюра-Таме (Байконур), но прошли буквально секунды, как в небе прогремел мощный взрыв и обломки рухнули на землю. Потом выяснили, что автоматика, зафиксировав отклонения от расчетной траектории, дала команду на самоликвидацию.
 
С земли удалось собрать несколько фрагментов лунной машины _ их отвезли в Ленинград, осмотрели – и использовали для одного из новых макетов робота. Оказалось, что детали превосходно выдержали взрыв и падение.
 
Следующий пуск произвели лишь через год. Со второго раза Луноход достиг цели. Запущенная 10 ноября 1970 года ракета вывела в космос станцию Луна-17, которая 17 ноября благополучно прилунилась в Море Дождей через два с половиной часа (это время потребовалось для осмотра места посадки и развертывания трапов), и первый робот-планетоход съехал на грунт.
 
Он проработал, собирая научную информацию, до середины сентября следующего года. Это при том, что первоначальная программа исследований, составленная на основе расчетов живучести машины, была расписана всего на три месяца.
 
Премии через три года
 
Несмотря на столь успешный результат, наград никто из участников события тогда не получил. Объяснение оказалось удивительно простым: за несколько месяцев до старта Лунохода в космосе побывала станция «Луна-16», которая доставила на землю образцы лунного грунта. Именно за это достижение ряд сотрудников Завода имени Лавочкина были отмечены государством. Награждать фактически тех же людей второй раз за год «наверху» посчитали излишней щедростью. А о «питерских танкистах», скорее всего, даже не подумали.
 
К тому же успех Лунохода в то время не мог затмить горечи от проигрыша главного этапа «лунной гонки – лишь годом ранее Соединенные Штаты успешно произвели высадку астронавтов на Луне, в то время как советская пилотируемая экспедиция была, фактически, сорвана.
 
Это сейчас очевидно, что с точки зрения науки и техники успешная экспедиция Лунохода имела, как минимум, такое же значение, как и высадка человека. Ведь чем глубже люди проникают в космическое пространство, тем выше значение аппаратов, роботов. Пилотируемой экспедиции на Марс, о которой столько говорят в последние годы, будут предшествовать запуски по меньшей мере десятка аппаратов, «потомков» первого Лунохода.
 
Заслуженные награды инженеры и конструкторы все-таки получили – в 1973 году, после того как успешно прошла экспедиция Лунохода-2.
 
Знания и технологии, полученные при работе с Луноходом, впоследствии применялись для создания других машин, в том числе аппаратов для исследования Марса и роботов, использовавшихся при ликвидации Чернобыльской аварии. В последние годы ВНИИ Трансмаш много сотрудничает с зарубежными партнерами в области освоения космоса. На сегодня это наиболее реальная возможность сохранить накопленное за десятилетия.
 
Что касается Луноходов, то они по-прежнему находятся на Луне.
 
Один, правда, теперь имеет нового владельца. По информации, появившейся в отечественной прессе, в декабре 1993 года Луноход-1 и посадочная ступень станции Луна-17 были выставлены фирмой Lavochkin Association на аукционе Сотби. Начальная цена составила пять тысяч долларов, в ходе торгов она поднялась до 68500, за эту сумму реликвию приобрел сын одного из американских астронавтов.
 
Теперь хозяину осталось только забрать покупку.
 
Прочитано в газете «Санкт-Петербургские Ведомости», ноябрь 2000 г.
 
Алексей Половинкин
За колеса для лунохода купил «Жигули»
 
Совершенно секретно. В 60-х на Харьковском велозаводе выпустили триста колес, в космос полетели только 16.
 
В квартирах двух харьковчан на самом видном и почетном месте стоят настоящие колеса для луноходов. Изобретатели Юрий Гирш и Илья Берман, которые в 60-х годах прошлого века работали в Конструкторском бюро велостроения, создавали их своими руками. Над сверхсекретным проектом Гирш и Берман трудились около десяти лет. Удалось сделать 300 колес. В космос отправились лишь 16 — на «Луноходе-1» в 1970 году и на «Луноходе-2» в 1973 году.
 
«Пришел спецзаказ из Ленинграда — придумать колеса для космического аппарата. Естественно, что все сразу воодушевились. Собирали колеса в отдельном помещении на территории велосипедного завода. Все сотрудники работали в белых халатах и перчатках, мельчайшее загрязнение на колесе протирали спиртом. Не должно быть на колесе малейших отпечатков. Идеальная чистота — было главным условием работы», — вспоминает главный конструктор проекта Юрий Гирш. Сначала 12 человек пытались сделать гусеничные шасси, как у танка. Тогда ничего не было известно о лунном грунте: то ли там песок, в который будут проваливаться колеса, то ли скалистая поверхность. В процессе работы стало ясно, что гусеничные шасси в безвоздушном пространстве не смогут работать, потому что соединительные детали в вакууме «слипнутся». Потом разработали другую конструкцию. Колесо, которое весит около трех килограммов, делали из нескольких материалов — алюминия, титана и стали. «Титан можно обрабатывать только в вакууме, поэтому готовые детали из него присылали из Ленинграда, — вспоминает Юрий Гирш. — Уже в космосе возникла проблема — стальные велосипедные спицы нашего производства образовывали магнитное поле, которое создавало помехи в передаче информации с лунохода на Землю. Нашим разработчикам усложнили задачу — в «Луноходе-2» спицы для колес должны быть из титана. Но во время работы в Харькове поняли, что титановая проволока не подходит: когда натягиваешь спицу, она растягивается, как резина. Пришлось отказаться от этой идеи. Спицы оставили стальные», — говорит изобретатель. Колеса из частей «складывал» специальный антимагнитный титановый инструмент, который привезли из Ленинграда. По словам Гирша, даже на самом заводе мало кто знал, что кто-то среди них работает над сверхсекретным проектом. Колеса перевозили в открытую в специальных ящиках.
 
Каждое колесо, по словам Юрия Гирша, выдерживало до полутонны. А у лунохода их 8, при этом вес аппаратов — 756 и 840 килограммов. «Мы в Харькове не испытывали колеса на прочность, потому что были уверены в их надежности», — утверждает Юрий Гирш. Испытывали же луноходы с харьковскими колесами на сверхсекретных полигонах — «лунодромах»: на Камчатке, в Ленинграде и Крыму. «Представьте себе огромный стадион — так выглядел полигон для испытаний. Беговая дорожка покрыта различными препятствиями: камни, бревна, песок. С их помощью имитировали разнообразные профили поверхности Луны. Луноход все преодолел», — вспоминает Гирш. За 300 лунных колес Юрий Гирш получил премию — 500 рублей. Кроме того, ему разрешили без очереди купить первую модель «Жигулей», на которых он ездит до сих пор. Когда СССР свернул программу освоения Луны, детали мертвым грузом лежали в Бюро велостроения. Спустя 30 лет им нашли применение. «Когда я уходил на пенсию, сделал два колеса на память: себе и другу. У меня даже патент есть, что колесо настоящее», — говорит Юрий Гирш.
 
ПАМЯТНИКИ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ — ЛУННЫЕ «ТАНКИ»
 
Впервые в истории 17 ноября 1970 года на поверхность естественного спутника Земли спустился советский луноход с харьковскими колесами, за которые его прозвали «танком» и «трактором». Это был прорыв в изучении Луны. Аппарат проработал более 300 суток — в три раза дольше, чем планировалось. «Наши колеса ни разу не подвели на Луне», — с гордостью говорит Илья Берман. Итоги работы впечатляющие: аппарат проехал 10 540 метров, передал на Землю около 25 000 снимков. Кстати, 11 декабря 1993 года «Луноход-1» вместе с посадочной ступенью станции «Луна-17» на аукционе Sotheby’s купил за 68 500 долларов разработчик компьютерной игры Lineage, сын американского астронавта Ричард Гэрриот. В специальном каталоге указано: лот «покоится на поверхности Луны».
 
А уже через два с половиной года «Луноход-2» с такими же колесами путешествовал по небесному телу. Спустился на лунный грунт 16 января 1973 года и проработал до 4 июня. Конструктивно этот аппарат почти не отличался от первого. Весил 840 килограммов, за 115 суток проехал по Луне 37 километров! Передал свыше 80 000 снимков лунной поверхности.
 
Третий луноход планировали запустить в 1977 году. Но вместо Луны он попал... в музей. «Предполагалось запустить на спутник Земли пять луноходов с харьковскими колесами. Но космическую программу по изучению Луны Советский Союз резко прикрыл», — рассказывает Илья Берман. Умы советских ученых перебросили на изучение Марса.
 
 
"Луноходное" колесо в музее харьковского велозавода
 
 
ПОДАРОК К 8 МАРТА
 
Если посмотреть на Луну в очень хороший телескоп, на ее поверхности можно увидеть знак бесконечности. На самом деле это цифра 8. Необычный подарок в 1971 году решил сделать экипаж «Лунохода-1» для прекрасной половины СССР к Всемирному женскому дню. Водитель аппарата рассчитал траекторию и вывел луноходом десятиметровую восьмерку — от наших колес остался след на лунном грунте. Наказывать экипаж за нарушение дисциплины советское начальство не стало: аппарат уже выполнил запланированную программу, да и другого экипажа не было. Советские женщины так и не узнали об этом подвиге: информацию рассекретили только в 2005 году.
 
В 1966 году за три дня харьковские изобретатели создали окончательный вариант конструкции колеса. «Я помню тот сентябрьский день как сейчас. Сидел в кабинете, ко мне зашел ленинградский куратор Михаил Шварцбург и говорит: «Мы знаем, какой грунт на Луне, бур слетал и привез его». В течение трех дней мы сделали колеса той конструкции, которая позже полетит в космос», — вспоминает Илья Берман. Хотя официально лунный грунт был доставлен на Землю 24 сентября 1970 года. Но как, например, могли советские ученые запустить в 1969 году ракету-носитель «Протон» с первым в мире луноходом на борту, не зная при этом качество лунного грунта? В борьбе СССР и США за первенство освоения космоса дату появления лунного грунта на Земле просто засекретили. (Ред.: последнее утверждение - "шутка юмора", - ведь все знают, что "Луна-9" и "Луна-13" дали достаточно материалов для вывода о качестве лунного грунта в применении к задаче построения ходовой части лунохода)
 
Источник:www.segodnya.ua