Работа Центра КИК
в период дислоцирования
в Болшево и в Москве.
 
Организационная структура КИК в первые месяцы существования
 
Организационно-штатная структура первоначального Командно-измерительного комплекса управления космическими аппаратами была определена директивой Генерального штаба Вооружённых сил СССР от 8 мая 1957 года. Она включала следующие воинские части: Центр по руководству и координации работ комплекса измерительных средств, средств связи и единого времени при запусках объектов Д, научную координационно-вычислительную часть (НКВЧ), узел связи (УС) и подчинённые Центру тринадцать НИПов.
 
Обратим внимание на то, что в задачи указанного Центра, как следует из его наименования, ещё не входили телеконтроль в целом и командное телеуправление космическими аппаратами, а также на то, что и узел связи, и НКВЧ оказались ему не подчинёнными. Они состояли наравне с ним в непосредственном подчинении НИИ-4 - головной организации по созданию КИКа. Но по существу этот Центр явился организационной основой Центра всего будущего КИКа.
 
Что касается узла связи, то он без промедления был введён в подчинение Центру КИКа и именовался в дальнейшем Центральным узлом связи (ЦУСом) КИКа. А вот НКВЧ пока что оставалась в ведении руководства института. На первых порах это давало некоторые взаимные выгоды в интересах дела и прежде всего позволяло руководству Центра КИКа сосредоточиться на решении крайне сложной задачи по развёртыванию, становлению и координации работы НИПов, рассредоточенных по всей территории страны, а руководству НИИ-4 - эффективно использовать научные кадры и творческие связи института для решения наукоёмкой задачи расчёта параметров орбит ИСЗ по результатам траекторных измерений и других баллистических задач.
 
Забегая вперед, отметим, что в связи с этим, перед полетом третьего спутника при НИИ-4 был создан Координационно-вычислительный центр (КВЦ) - первый в стране орган оперативного телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами. Для выполнения его функций из состава штатных подразделений НКВЧ и НИИ-4 были созданы оперативные группы по отдельным направлениям. В их числе группа координации работы различных организаций и ведомств; группа сбора и обработки результатов траекторных измерений, получаемых пеленгаторными, астрофизическими пунктами и НИПами во время полёта ПС-1, второй ступени его ракеты-носителя, а затем второго и третьего ИСЗ; группа определения параметров орбит этих космических объектов, расчёта и выдачи целеуказаний НИПам, пеленгаторным и астрофизическим пунктам для наведения на них антенн и оптических средств. Поскольку в НИИ-4 электронно-вычислительных машин в то время ещё не было, решили привлечь к выполнению требуемых расчётов вычислительные центры (ВЦ) Математического института имени В.А. Стеклова Академии наук СССР и Института прикладной математики АН СССР, а также ВЦ Министерства обороны, куда направлялись для работы на ЭВМ специалисты-баллистики НИИ-4.
 
Координационно-вычислительный центр в определённой мере представлял собой прототип будущих центров управления КА (ЦУ КА), на базе которых стали в дальнейшем функционировать межведомственные Главные оперативные группы управления КА (ГОГУ). Каждая из них создавалась для оперативного телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами родственных типов и объединяла различные оперативные группы по отдельным направлениям решения задач ГОГУ.
 
Формирование, развёртывание и оснащение НИПов
 
Формирование воинских частей Командно-измерительного комплекса началось с тщательного подбора и назначения кадров на руководящие должности. Учитывая непроторённые пути развёртывания, обустройства и применения принципиально новых воинских частей с неизведанными прежде ответственными задачами и крайне сжатые сроки решения этих задач, на руководящие должности назначались офицеры с богатым опытом участия в Великой Отечественной войне и обстоятельной теоретической подготовкой в ВВУЗах страны. Кадровой основой для этого являлись сотрудники НИИ-4.
 
Первым начальником Центра КИКа был назначен генерал-майор Витрук А.А. Перед войной он окончил Харьковский машиностроительный институт. В конце войны стал членом Военного Совета танковой армии. С 1955 года и до назначения в Центр КИКа 11 июля 1957 года был начальником политотдела НИИ-4.
 
Заместителями начальника Центра КИКа стали:
полковник Страшнов А.Н. - по политической части,
подполковник Агаджанов П.А. - по измерениям и эксплуатации спецтехники,
полковник Чигогидзе Г.И. - по службам связи и единого времени,
подполковник Катерняк Л.Я. - по строительству и материально-техническому обеспечению.
 
В составе Центра КИКа были созданы
отделы:
- оперативного планирования,
- связи и СЕВ,
- измерений,
- координационно-вычислительный,
- строительства и МТО.
 
Кроме того, в него входил ЦУС, а также
бюро дешифровки и обработки измерений.
Начальниками этих подразделений
стали соответственно:
полковник Ковель П.Г.,
полковник Спица И.Ц.,
подполковник Геращенко И.Л.,
подполковник Полищук М.К.,
подполковник Катерник Л.Я.
                      (по совместительству),
подполковник Костюк А.С.,
майор Блашкевич Г.И.
 
Первыми начальниками командно-
измерительных пунктов были назначены:
НИП-1 - подполковник Болдин Н.А.,
НИП-2 - подполковник Будиловский В.Я.,
НИП-3 - подполковник Краснопер В.И.,
НИП-4 - подполковник Крупецкий Ф.С.,
НИП-5 - подполковник Лавровский В.В.,
НИП-6 - подполковник Постернак М.С.,
НИП-7 - полковник Фадеев Н.Г.,
НИП-8 - подполковник Дроздов Б.Н.,
НИП-9 - подполковник Трудков Ф.Л.,
НИП-10 - подполковник Николенко М.А.,
НИП-11 - подполковник Лан Н.Г.,
НИП-12 - подполковник Стенин В.А.,
НИП-13 - подполковник Бугаев Н.И.
 
 
Центральный корпус НИИ-4, в котором происходило формирование частей КИКа, а позднее размещалась
НКВЧ, а еще позже - КВЦ и "малый" ЦУП
 
В короткий срок, с июня по август 1957 года, на территории НИИ-4, расположенного в подмосковном посёлке Болшево, НИПы были укомплектованы офицерским составом и техническими средствами. Своеобразный штаб формирования всех измерительных пунктов был создан в 60-й комнате на 3-м этаже НИИ-4 МО. Туда начинали прибывать офицеры, получившие назначение в КИК и каждый получал конкретное задание от своего командира НИПа. Одини ехали на завод знакомиться со своей будущей техникой и участвовать в её приёмке. Другие - в довольствующее управление выбивать материалы, оборудование, мебель и так далее.
 
Первые восемь НИПов, условно именовавшиеся «большими», оснащались полным комплектом технических средств. В него входили: станции траекторных измерений «Бинокль-Д», работающие с бортовым ответчиком, «Иртыш-Д» -с бортовым передатчиком, радиолокационные станции СОН-2Д - без бортовой аппаратуры, и устройства СЕВ «Бамбук-Д». Все они выпускались после доработки соответствующих типов технических средств, применявшихся в полигонных измерительных комплексах и именовавшихся без приставки «Д». Доработку выполняли уже упоминавшиеся разработчики полигонных средств. На эти НИПы поставлялись также радиолокационные станции кругового обзора П-20 или П-30, выпускаемые серийно телеметрические станции РТС-8, командные станции МРВ-2М, разработанные на базе аппаратуры подрыва минных взрывателей и способные передавать на борт ИСЗ до 20 управляющих команд, а также устройства ПОЗУ «Кварц» - они предназначалась для запоминания, обработки результатов траекторных измерений, получаемых станциями «Бинокль-Д», и передачи выходных данных в вычислительную станцию (в вычислительные центры - ВЦ) по телефонным каналам связи.
 
 
Район размещения НИИ-4 в Болшево
 
 
НИИ-4 МО, вид со спутника                   
WIKIMAPIA
 
Для информационного взаимодействия НИПов с Центром КИКа, НКВЧ и ВЦ предусматривались следующие средства системы связи КИКа: коротковолновые приёмные и передающие радиоцентры, радиостанции Р-102, Р-110, приёмники «Берилл», телеграфные аппараты СТ-35 и аппаратура вторичного уплотнения ТТ-12/17.
 
Остальные, «малые» НИПы, оснащались тогда лишь аппаратурой СЕВ, РТС-8, МРВ-2М и средствами связи.
Учитывая необходимость развёртывания НИПов в необустроенных местах в крайне сжатые сроки, большинство технических средств для них поставлялось в подвижном варианте, смонтированными в автомобильных универсальных кузовах.
 
Подготовка и распределение по НИПам солдат и сержантов проводились на специальных сборах при полигоне Капустин Яр. Там их отбирали по специальностям, обучали, готовили к работе в расчётах. Начальником сборов был подполковник Лан Н.Г.
 
Эшелоны с людьми, техникой и имуществом были отправлены летом 1957 года к местам базирования всех НИПов, кроме восьмого, развёртывание которого в районе вечной мерзлоты было сочтено нецелесообразным. Несмотря на необжитые, в ряде случаев таежные и полупустынные места назначения, к началу октября 1957 года первоочередные технические средства НИПов были развёрнуты, личный состав обучен работе с их применением. На всех НИПах побывали руководители и ведущие специалисты Центра КИКа, а также научные сотрудники НИИ-4, участники создания Комплекса. Проверена работоспособность средств КИКа в автономных режимах и во взаимодействии с бортовой аппаратурой ИСЗ, установленной на специально оборудованных самолётах Ил-14. Ими осуществляли испытательные облёты НИПов. Кстати, подобные облёты совершались и для проверки привлекаемых радиопеленгаторов других ведомств. В облётах НИПов участвовали сотрудники НИИ-4 Г.Д. Смирнов, К.Н. Яшагашвили, Э.В. Алексеев, а радиопеленгаторов - Э.Р. Чудесенко и тот же Э.В. Алексеев.
 
Особое значение придавалось организации и обеспечению надёжной связи. Разработанная в проекте и реализованная к концу сентября схема связи имела существенные недостатки. НИПы располагались далеко от основных узлов государственной системы связи страны. Никаких радиосредств при Центре КИКа для связи с НИПами проектом не предусматривалось. Связь полигона с командованием НИИ-4, с НКВЧ и руководством Центра КИКа, находящимся пока что в НИИ-4, осуществлялась с применением аппаратуры, разработанной в начале XX века - телеграфных аппаратов типа «Бодо». На полигон Байконур, где размещался НИП-1, размещался и предусмотренный проектом узел связи и СЕВ. Схема организации связи была разработана, но она не устраняла главных недостатков, хотя ко времени запуска первого спутника обеспечила телеграфную связь узла связи НИП-1 по коротковолновым радиоканалам с тремя НИПами (НИП-2, 3, 4) и по кабельным каналам Министерства связи СССР - с пятью НИПами (НИП-9,10,11,12,13) и КВЦ.
 
Связь между НИПами и НКВЧ обеспечивалась в режиме ретрансляции через узел связи НИП-1.
 
К тому времени (октябрь 1957 года) штатная численность Центра КИКа с подчинёнными ему НИПами составляла 1794 человека, из них 151 - гражданские служащие.
 
Контроль полёта и состояния первого спутника и второй ступени его ракеты-носителя
 
Процесс контроля полёта и состояния первого искусственного спутника Земли, осуществлявшийся многими территориально - разнесёнными звеньями, нуждался в чётком руководстве. Высшим его органом было оперативно-техническое руководство (ОТР) на полигоне Байконур, который становился фактически космодромом. ОТР состояло из части членов Государственной комиссии, и возглавлял его С.П. Королев. К ОТР стекалась вся необходимая информация сначала от ИПов полигонного измерительного комплекса о полёте ракеты-носителя, вплоть до исполнения главной команды на выключение двигателей и отделение спутника, а затем от радиопеленгаторных, оптических пунктов, НИПов Командно-измерительного комплекса и от координационно-вычислительного центра. С целью организации взаимодействия на космодром заблаговременно прибыли группа координации с КВЦ, возглавляемая Г.А. Тюлиным, и представители руководства Центра КИКа во главе с его начальником А.А. Витруком.
 
В группу координации с НКВЧ входили П.И. Левин, В.Т. Долгов, А.П. Бачурин и В.П. Кузнецов. После запуска спутника эта группа, работая круглосуточно, была обязана знать о его местоположении и информировать об этом Государственную комиссию и оперативно-техническое руководство - В.М. Рябикова, С.П. Королёва, М.В. Келдыша, М.И. Неделина, Г.Н. Пашкова до их убытия из Байконура в Москву.
 
В свою очередь, Г.А. Тюлин информировал А.И. Соколова о ходе работ на космодроме и решениях Государственной комиссии. От Центра КИКа на космодроме находились, кроме начальника Центра, его заместитель по измерениям и эксплуатации спецтехники П.А. Агаджанов, персонал НИП-1 во главе с Н.А. Болдиным, а также Б.А. Воронов.
 
По приказу начальника НИИ-4 МО в НКВЧ вошли около 150 сотрудников института, распределённых по рабочим группам: сбора данных измерений координат спутников (нач. Е.Ф. Атачкин, зам. М.Н. Сумик), обработки данных измерений и определения параметров орбит (нач. П.Е. Эльясберг, зам. В.Д. Ястребов), разработки целеуказаний и эфемерид (нач. И.М. Яцунский, зам. О.В. Гурко), предварительной обработки результатов наблюдений за ИСЗ оптическими средствами (нач. И.И. Гребенщиков, зам. А.В. Брыков), обработки и анализа сигналов бортовых радиопередатчиков ИСЗ (И.И. Горбачёв) и др.
 
НКВЧ разместился в центральной части главного корпуса института на втором и третьем этажах - в том же корпусе НИИ-4, где происходило формирование НИПов: на 2-м этаже - вычислительная часть, а на 3-м - остальные рабочие группы и оконечная аппаратура всех линий связи с корреспондентами. На общих линиях связи были предусмотрены приоритеты для НКВЧ по специальным кодам.
 
 
Мемориальная доска
 
 
Территория НИИ-4.
 
Оборудование его главного зала было простейшим: стойка аппаратуры СЕВ, кабины для телефонных переговоров по открытым и закрытым каналам и два больших стола. На них были разложены большая карта мира меркаторской проекции, а также плексигласовые шаблоны траекторий движения спутника, графики и номограммы, построенные по результатам расчетов на ЭВМ сторонних организаций. С помощью такой несложной оргтехники графоаналитическим методом, разработанным П.Е. Эльясбергом, приближенно будут определяться параметры орбиты спутника ПС-1 и блока Ц. Суть метода состояла в определении рассогласования по времени равных значений расчётных и измеренных пеленгов. К началу октября 1957 г. все рабочие группы НКВЧ были укомплектованы, обучены и подготовлены к боевой работе по первому спутнику, прошли тренировочные работы и общая генеральная репетиция. В конце сентября были проведены подготовительно-тренировочные занятия по группам, а 1 и 3 октября - две генеральные комплексные репетиции для всего Центра.
 
В работе групп НКВЧ участвовали офицеры НИИ-4 и отчасти Центра КИКа: А.Г. Конкин, А.П. Романов, И.И. Горбачев, И.Л. Геращенко, Р.К. Бородин, Р.И. Бакакин, О.Н. Аверьянов, Н.Н. Грачев, А.П. Волосков. Почти все из числа названных офицеров НИИ-4 позже были переведены в Центр КИКа. Начальником КВЦ был М.К. Полищук. Научно-техническое руководство осуществлял П.Е. Эльясберг.
 
В ночь с 4 на 5 октября 1957 года в 22 часа 28 минут 24 секунды МДВ произошло величайшее событие в истории человечества - старт ракеты-носителя Р-7 с первым в мире искусственным спутником Земли ПС-1.
 
В ночь с 4-го на 5-е октября в зале НКВЧ, кроме его рабочих групп, в состав которых входили и представители Центра КИКа, находились командование НИИ-4 и приглашенные гости, гостей было больше, чем сотрудников, - были руководители партии и правительства, министры и академики, генералы и адмиралы, представители научных организаций. За огромным круглым столом генерал Соколов посвящал наиболее почетных гостей в тонкости работы НКВЧ. На прямой связи с космодромом Байконур -его заместитель Мозжорин, будущий директор головной организации МОМ ЦНИИМаш. Он дублирует команды готовности ракетоносителя на старте.
 
Контроль полёта ракеты-носителя на активном участке осуществлялся по сигналам установленной на её второй ступени бортовой аппаратуры телеметрической системы «Трал». Наземными станциями этой системы были оснащены ИПы полигона. Они фиксировали момент исполнения главной команды на выключение двигателя второй ступени ракеты-носителя. Об успешном отделении спутника от этой ступени и начале его триумфального полёта по орбите вокруг Земли члены Государственной комиссии, участники работ на космодроме и персонал ряда НИПов и ИПов получили подтверждение «из первых уст», услышав сигналы передатчиков ПС-1 «бип-бип», принятые коротковолновыми радиоприёмниками.
 
С этого момента первый ИСЗ и вторая ступень его ракеты-носителя (блок Ц), двигались по близким одна к другой орбитам. По существу это были два искусственных спутника Земли.
 
Для контроля параметров их орбитального движения вступали в действие развёрнутые к тому времени «большие» НИПы (НИП-1, 2, 3, 4), подчинённые Центру КИКа, а также радиопеленгаторные и оптические пункты других ведомств. При этом НИПы осуществляли измерения параметров траектории только блока Ц, радиопеленгаторные пункты - только ПС-1, а астрофизические (оптические) - и ПС-1, и блока Ц.
 
На ряде НИПов радиолокационными станциями СОН-2Д, так же как и станциями траекторных измерений «Бинокль-Д», несмотря на ограничения в дальности её действия из-за отсутствия бортовых ответчиков на ИСЗ, при прохождении в их зоне видимости второй ступени ракеты-носителя надёжно определялись её координаты. Результаты измерений с привязкой к единому времени оперативно сообщались в НКВЧ телеграммами. Работа НИПов могла продолжаться 60 дней, до тех пор, пока блок Ц не вошёл в атмосферу и не сгорел.
 
Таким образом, Центром КИКа с подчинёнными ему НИПами, со своей системой связи и системой единого времени, впервые в мире было осуществлено, начиная с 4 октября 1957 года, измерение параметров орбитального полёта искусственного космического объекта, выведенного на орбиту по программе запуска первого в мире искусственного спутника Земли ПС-1.
 
Этот исторический факт спустя три года явился веским основанием для приказа Министра обороны СССР от 4 октября 1960 года об установлении даты 4 октября ежегодным Днём Центра Командно-измерительного комплекса и подчинённых ему частей.
 
Радиопеленгаторные пункты определяли пеленги спутника и передавали сведения о них в НКВЧ чаще всего по телефону. Первым было измерение, полученное Мурманским пеленгатором, когда спутник на первом витке пролетал над южной оконечностью Африки. Затем поступили сообщения о пеленгах с Краснодарского и других пунктов. Измерения радиопеленгаторами продолжались три недели, пока работали передатчики ПС-1, а измерения астрофизическими средствами могли продолжаться 90 дней, пока спутник не сгорел в атмосфере.
 
 
Газета "Правда" от 6 окт. 1957 года, а 5-го окт. было лишь только сообщение ТАСС.
 
Результаты всех измерений поступали в НКВЧ. В его составе были группа определения параметров орбит и прогноза движения ПС-1 и блока Ц, группа подготовки и выдачи целеуказаний измерительным средствам НИПов и сторонних организаций, а также группа оперативных дежурных связи с НИПами и полигоном.
 
Буквально на следующий день после запуска первого ИСЗ НКВЧ через министерства связи и обороны разыскали связисты-почтовики и телеграфисты. Они оказались в очень затруднительном положении - лавиной в столицу со всех концов страны и мира начала поступать корреспонденция в адрес: «Москва. Спутник». Всё население Земли стало вдруг понимать русское слово «Спутник»! Первый начальник НКВЧ полковник Михаил Кириллович Полищук поручил Е.Ф. Атачкину поздней ночью 5 октября срочно написать на себя доверенность на получение всей этой непредусмотренной в НИИ-4 корреспонденции. Атачкин написал, а зам. начальника института полковник Воронин И.М. после визы Полищука скрепил доверенность гербовой печатью института и своей подписью. Ежедневно на служебной «Победе», выделяемой через секретаря начальника института К.В. Гридневу, Е.Ф. Атачкин ездил в Москву, забирать мешками эту корреспонденцию (письма, бандероли, посылки, телеграммы) на Главпочтамте, Центральном телеграфе, Центре ДОСААФ и в ряде отделений связи.
 
 
Реорганизация системы связи КИКа и контроль полёта второго ИСЗ
 
Спустя несколько дней после запуска первого ИСЗ, «Хрущёв пригласил Королёва, Келдыша, Руднева и намекнул, что необходим космический подарок к сороковой годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции. Королёв возражал... Но Хрущёв был неумолим... В этих условиях 12 октября было официально принято решение о запуске... 2-го искусственного спутника Земли» - Б.Е. Черток.
 
Второй ИСЗ качественно отличался от своего предшественника и стал первым в мире «биологическим» спутником земли. В нём конструктивно объединялись вторая ступень ракеты-носителя с контейнером для подопытной собаки. Этот контейнер готовился, было, к очередному вертикальному запуску ракетой Р-2А, но ему суждено было стать вторым ИСЗ.
 
Непосредственное значение для работы с Командно-измерительным комплексом имели устанавливаемые на новом спутнике бортовая аппаратура телеметрической системы «Трал» и раскрывающиеся уголковые отражатели.
 
Учитывая, что вместо имеющихся на НИПах телеметрических станций РТС-8 требовались теперь станции «Трал», они были срочно доставлены вместе с их персоналом для нескольких НИПов с полигонных ИПов. Бортовая телеметрическая аппаратура позволяла передавать на активном участке полёта сведения о работе агрегатов и систем ракеты-носителя, а после выключения двигателей второй ступени - информацию о жизнедеятельности подопытной собаки Лайки, о технологических и научных результатах, получаемых на спутнике.
 
Кроме того, сигналы бортового телеметрического передатчика позволяли существенно увеличить дальность действия радиолокационных станций СОН-2Д при работе их в режиме пеленгования этих сигналов. Уголковые отражатели увеличивали также дальность действия станций траекторных измерений «Бинокль-Д» в режиме радиолокации по отраженным сигналам.
 
Таким образом, предоставлялась возможность шире раскрыть потенциал средств Командно-измерительного комплекса. В целом же для эффективного функционирования КИКа, как единого комплекса, надо было коренным образом реорганизовать систему связи КИКа с тем, чтобы она позволяла Центру КИКа, расположенному в московском регионе, напрямую взаимодействовать через его Центральный узел связи с каждым НИПом, с космодромом и внешними организациями. Решить эту задачу при базировании ЦУС на площадях НИИ-4 в Болшево в сколько-нибудь приемлемые сроки, тем более до запуска второго ИСЗ, было немыслимым. И тут ведущими связистами Центра КИКа было найдено не предусмотренное ранее решение. В результате инициативных действий Г.И. Чигогидзе, И.И. Спицы и Б.А. Воронова по договоренности с начальником связи Генерального штаба Вооружённых Сил в распоряжение Центра КИКа временно было предоставлено несколько передатчиков и приёмных устройств на приёмных и передающих узлах связи ГШ ВС. Выделены необходимые рабочие и запасные частоты. Конечное оборудование ЦУС КИКа размещено на резервных площадях узла связи ГШ ВС в здании Генштаба на Колымажном переулке 14.
 
Все радионаправления связи НИПов переориентированы с Байконура на Москву. И всё это менее чем за месяц, к началу ноября. Большую помощь в столь плодотворной реорганизации системы связи КИКа оказали начальник связи ГШ ВС генерал-полковник Булычев И.Т. и начальник узла связи ГШ ВС генерал-лейтенант Беликов М.Т.
 
Благодаря всем предпринятым мерам, после запуска второго ИСЗ 3 ноября 1957 года в 5 часов 30 минут 42 секунды МДВ КИК стал осуществлять его контроль (траекторные измерения, расчёт параметров орбиты, определение состояния бортовых устройств и собаки Лайки) гораздо более обстоятельно, чем контроль первого спутника и блока Ц его ракеты-носителя. Специалисты Центра КИКа сразу же стали дежурить у телеграфных направлений своего ЦУСа, временно развёрнутого на площадях и при использовании средств узла связи ГШ ВС, оперативно направляли и контролировали работу КИПов. Станции траекторных измерений на НИПах работали непосредственно со спутником, в более выгодных режимах, чем при измерениях параметров движения блока Ц, выводившего первый ИСЗ, передавали телеграфные сообщения с результатами измерений в привлекаемые вычислительные центры Академии наук и Министерства обороны.
 
Телеметрические станции на нескольких НИПах получали результаты телеизмерений в виде непроявленных фотоплёнок. Они доставлялись в Центр КИКа самолётом для последующей проявки и использования потребителями этих измерений. С этой целью в Центре КИКа была создана специальная лаборатория во главе с полковником Блашкевичем Г.И.
 
 
Старое здание Генштаба вооруженных
сил  в Колымажном переулке
 
Орбита ПС-2 определялась в основном так же, как и первого спутника. Но с помощью программного обеспечения, разработанного под руководством подполковника Ястребова В.Д., при участии майора Барабанова Н.М., впервые удалось рассчитать параметры орбиты на электронной вычислительной машине. Расчёты выполнялись на ЭВМ «Стрела-2» в вычислительном центре ВЦ-1 МО и основывались пока ещё на сведениях об угловых координатах, полученных оптическими средствами.
 
С отмеченными усовершенствованиями КИК выполнял свои задачи в течение шести суток, после чего его взаимодействие с ПС-2 прекратилось, так как бортовые электрохимические источники тока исчерпали свой ресурс.
Развёртывание ЦУС и Командного пункта в Москве на "объекте 32" Генштаба
 
Достоинства радикального усовершенствования системы связи КИКа путём временного развёртывания ЦУС в Москве на площадях и с использованием средств связи ГШ ВС в здании на Колымажном переулке 14 были настолько убедительными, что повлекли за собой настоящую цепную реакцию активной деятельности руководства Центра КИКа с тем, чтобы перевести временный ЦУС на постоянную основу, создать при нём пока что нештатный командный пункт центра (КПЦ) и приблизить к ним территориально командование и все другие подразделения Центра. Для достижения этой цели потребовались очередные инициативы.
 
Благодаря новым энергичным и самоотверженным действиям Г.И. Чигогидзе и И.И. Спицы, директивой начальника Генерального штаба Вооружённых Сил в декабре 1957 года для размещения ЦУС КИКа были выделены на постоянной основе помещения так называемого, со времён Великой Отечественной войны, объекта 32 в первом доме МО  в квартале Колымажный переулок/ул. Знаменка/Знаменский пер./Гоголевский бульвар. Командованием Центра КИКа сразу же было принято решение размещаться там совместно со своим узлом связи. За короткий срок в этих помещениях было демонтировано все старое, ненужное оборудование и смонтировано необходимое новое, в том числе новые аппаратные. Работа выполнялась связистами ЦУС во главе с его начальником подполковником Костюком А.С. и главным инженером майором Кузьменко И.Г. При этом с НИПами 9, 10 и 11 стала обеспечиваться телеграфная закрытая связь по каналам Министерства связи, а с остальными НИПами - телеграфная закрытая связь по радиоканалам КИКа. Между Центральным узлом связи КИКа и НИП-1 осуществлялась закрытая связь как по радиоканалам КИКа, так и по каналам Министерства связи.
 
В итоге система связи КИКа, обеспечивая передачу информации на удалении до 8 тысяч километров, оказалась лучшей в то время по техническим характеристикам в нашей стране. В канун нового 1958 года Центр КИКа, его руководство и специализированные отделы перебазируются из подмосковного НИИ-4 МО в Болшево к месту размещения ЦУСа, в Москву, сначала непосредственно на объект 32, а затем, вскоре, в поблизости расположенный дом 6 по Гоголевскому бульвару. Близость командования и всех подразделений Центра КИКа к ЦУСу обеспечила им устойчивую оперативную связь с НИПами, космодромом и взаимодействующими организациями.
 
Политработой КИКа в то время руководил заместитель начальника Центра КИКа по политической части полковник Страшнов А.Н. Имея высшее военно-политическое образование, богатый опыт политической работы в танковых частях в мирное время и на фронтах Великой Отечественной войны, непринуждённо общительный, он хорошо владел формами и методами работы в частях, осваивающих и применяющих новую технику. Высокими военно-политическими качествами обладали и заместители по политической части начальников первых НИПов офицеры Бурлаков И.А., Бойков И.И., Галайкин В.Я., Гирин В.В., Кравченко Ф.И., Лашков А.А., Лештаев С.П., Лосяков П.Н., Молчанов Е.С., Потапенко П.Я., Сергеев Н.П., Сибирев А.А. Секретарём партийного бюро первичной организации Центра КИКа избран офицер Локтионов И.И.
 
В местах дислокации НИПов была установлена связь с партийными и советскими органами союзных республик, краёв, областей и ближайших населённых пунктов. Они стали оказывать практическую помощь в решении социальных и бытовых вопросов, остро проявлявшихся в условиях развёртывания и деятельности воинских частей КИКа на необжитых местах.
 
Контроль и управление полётом третьего ИСЗ
 
Приближалось время готовности к запуску на орбиту третьего отечественного искусственного спутника Земли. Им стал, наконец, спутник Д. Кроме научных приборов, системы терморегулирования, на нем впервые была установлена вся основная бортовая аппаратура взаимодействия с Командно-измерительным комплексом. Она включала аппаратуру работы с командной станцией МРВ-2М и аппаратуру для траекторных измерений:
- устройство формирования и передачи телеметрической информации, принимаемой на НИПах станциями «Трал»;
- приёмо-ответчик сигналов станций «Бинокль-Д» и передатчик сигналов, принимаемых станциями «Иртыш-Д».
 
Для питания всей этой радиоаппаратуры на спутнике Д были предусмотрены электрохимические аккумуляторные батареи, рассчитанные на работу в течение трёх недель. Кроме того, на спутнике Д был установлен КВ радиопередатчик «Маяк», подобный применявшимся на первых двух ИСЗ. По его сигналам должны были работать радиопеленгаторы других ведомств. В отличие от остальной бортовой радиоаппаратуры, источником питания «Маяка» явилась впервые установленная на ИСЗ солнечная батарея с большим сроком действия.
 
Начиная с запуска 15 мая 1958 года третьего ИСЗ, на всех двенадцати развёрнутых НИПах работали уже все предусмотренные технические средства. Оперативное управление их работой в процессе телеконтроля и телеуправления ИСЗ осуществлялось с КПЦ на объекте 32. Там было организовано трёхсменное дежурство оперативных дежурных, их помощников, направленцев по НИПам, дежурных по обеспечению связи и телеграфистов. Оперативные дежурные через направленцев получали доклады от НИПов о готовности, от КВЦ - решения о задействовании технических средств на НИПах, целеуказания наземным станциям и команды, которые должны быть переданы на борт ИСЗ. На этом основании в КПЦ разрабатывались и отправлялись на НИПы соответствующие телеграммы с целеуказаниями, распоряжениями о работе технических средств и доставке получаемой на НИПах информации.
 
От начатой было доставки с НИПов на объект 32 плёнок с телеметрической информацией для последующей их проявки и анализа пришлось вскоре отказаться. Причина состояла в том, что при этом бюро дешифровки и анализа при Центре КИКа как бы брало на себя часть функций КВЦ. Плёнки стали проявляться на НИПах и доставляться фельдпочтой на предприятия, разрабатывавшие космические аппараты и их бортовую аппаратуру. Там они анализировались, и, по результатам анализа, при необходимости, выдавались рекомендации в КВЦ на изменение заблаговременно согласованной и утвержденной программы полёта. Принимаемые КВЦ решения сообщались на КПЦ для отражения их в рассылаемых НИПам телеграммах.
 
В период работы КИКа с третьим ИСЗ новых крупных успехов добились баллистики НИИ-4 В.Д. Ястребов (руководитель), Н.М. Барабанов, Р.А. Кудрявцев и В.М. Кантор. Разработанное ими программное обеспечение позволило на третьи сутки полёта впервые определить параметры орбиты (решить краевую задачу) на ЭВМ «Стрела-2» в ВЦ 1 МО уже не по сведениям от пеленгаторов, а по результатам траекторных измерений, получаемых станциями «Бинокль-Д» на НИПах 1, 2, 3, 4, 6, 10, 13, 14.
они обрабатывались ПОЗУ «Кварц» и передавались средствами системы связи КИКа в ВЦ-1 МО.
 
Спустя несколько дней и до исчерпания ресурсов электрохимических источников тока на борту ИСЗ параметры орбиты определялись уже в ВЦ ОПМ АН СССР, руководимом М.В. Келдышем, совместным составом баллистиков этого ВЦ и НИИ-4. Там же осуществлялся прогноз движения ИСЗ и расчёт целеуказаний .
 
Координация участия различных организаций в работах по контролю и управлению ИСЗ осуществлялись КВЦ и руководством Центра КИКа, для которого в дополнение к помещениям объекта 32 было выделено специальное помещение - комната № 169 на 4-м этаже в первом доме Министерства обороны. Туда приглашались представители высшего руководства страны, Министерства обороны, Генерального штаба. Там оперативно отслеживалась и демонстрировалась космическая обстановка, можно было получить объяснения происходившим в космосе событиям и действиям Командно-измерительного комплекса.
 
 
Под зданием Генштаба в
 40-х годах на губине 15-ти метров
 был оборудован
"объект 32" - защищенный от
бомб центр управления войсками и УС
 
 
 
 
В этом московском квартале
 расположены объекты
Минобороны 
 
WIKIMAPIA
 
 
В таком режиме КИК работал с третьим ИСЗ до израсходования заряда электрохимических источников питания в первой половине июля 1958 года. На этом все его основные задачи были выполнены, и тем самым был завершен первый период истории КИКа. Последующее слежение за третьим спутником осуществлялось КВЦ, получавшим траекторную информацию от радиопеленгаторов других ведомств, до 6 апреля 1960 года, когда спутник вошёл в плотные слои атмосферы и сгорел. Радиопередатчик «Маяк» работал до последнего дня пребывания спутника на орбите.
 
Заслуги участников создания и успешного применения Командно-измерительного комплекса в первый период его истории были отмечены многими высокими наградами Родины. П.А. Агаджанов был удостоен звания Лауреата Ленинской премии. И.Л. Геращенко, А.С. Костюк, В.Н. Горбачёв и ряд других специалистов Центра КИКа награждены орденами СССР.
 
 
         Первый дом МО. Вид с ул. Фрунзе. (ныне Знаменка)
 
Встреча ветеранов командно-измерительного комплекса
в день 25-ти летия соединения
у стен особняка на Гоголевском бульваре.
 
 
Гоголевский бульвар, дом 6           
WIKIMAPIA
 
В августе 1958 года в доме 6 на Гоголевском бульваре, где размещался Центр КИКа, были проведены сборы руководящего состава Центра и подчинённых ему частей. На сборы пригласили разработчиков космической техники, руководителей КБ и НИИ. Начальник Центра КИКа А.А. Витрук, его заместители выступили с докладами об итогах работы личного состава, о вводе в эксплуатацию радиотехнических средств, средств связи и СЕВ, о состоянии строительства технических и жилых зданий.
 
Состоялся обмен опытом работы НИПов по обеспечению измерениями и связью процессов контроля и управления космическими аппаратами. На заключительном заседании выступил С.П. Королёв. Он выразил благодарность за проведённую КИКом работу и ознакомил с перспективными планами запусков космических аппаратов в ближайшем будущем. Речь шла и о полётах к Луне, и готовящемся первом в мире полёте человека в космос. Его выступление произвело неизгладимое впечатление на присутствующих своей деловитостью и глубокой уверенностью в том, что поставленные задачи будут выполнены.
 
 
 
Работа Центра КИК во время полета первых лунных ракет.
 
На первом этапе полетов РН - приземном - осуществлялся телеконтроль движения и состояния третьей ступени РН - блока Е, бортовая аппаратура которого взаимодействовала со станциями траекторных измерений «Бинокль-Д», «Кама-Е» и станциями телеизмерений РТС-12А, установленными на некоторых ранее созданных НИПах. В конце этого этапа после отделения КА от РН осуществлялся также приём станциями РТС-12Б на двух из этих НИПов телеметрической информации, передаваемой с борта КА. В связи с этим, схема организации оперативного телеконтроля третьей ступени РН и отделившегося от нее лунного аппарата на приземном участке их полёта в основном соответствовала применявшейся при телеуправлении третьим ИСЗ. Высшим звеном этой схемы являлся КВЦ при НИИ-4. Начальником КВЦ со второй половины 1958 года стал А.А. Большой. Всё оперативное руководство НИПами и средствами КИКа осуществлялось из КПЦ КИКа его дежурными сменами. В состав дежурной смены КПЦ входили: оперативный дежурный, его заместитель по измерениям и помощник по связи, СЕВ и ПОЗУ, дежурный по .приему информации с НИПов; дежурные по направлениям связи с НИПами, с КВЦ, с вычислительными центрами и участвующими организациями; дежурные по узлу связи и по доставке фотоплёнок; ответственные за работу ПУВД на вычислительных центрах. Дежурство несли круглосуточно по сменам. Оперативными дежурными назначались И.И. Спица, И.Л. Геращенко; заместителями по измерениям - С.Н. Незнанов, В.П. Горбачёв; помощниками по связи - Б.А. Воронов, М.П. Красильников.
 
На втором этапе полета - полета КА к Луне - объектом телеконтроля и телеуправления являлся собственно лунный аппарат, бортовая аппаратура которого взаимодействовала на удалённых от Земли участках траектории полёта с многофункциональной радиостанцией временного ЦДКС на НИП-41Е на горе Кошка в Крыму и дублирующего ЦДКС на НИП-6 близ Елизово на Камчатке. В связи с этим главным центром управления лунными КА временно стал Крымский ЦДКС. О текущих действиях и получаемых результатах дежурная смена радиостанции на НИП-41Е докладывала руководителю ЦДКС майору Сыцко Г.А., а в его отсутствии - полковнику Бугаеву Н.И. С учётом текущей обстановки действовали и докладывали также дежурные смены оперативных групп и дежурные по направлениям. В их числе: дежурная смена группы анализа принимаемой информации, включающая разработчиков КА и технических средств КИКа, дежурные по взаимодействию с КПЦ КИКа, с вычислительными центрами, с НИП-6, с другими НИПами и полигоном, дежурные по связи и средствам единого времени.
 
Крым, гора Кошка                      WIKIMAPIA
Особые события произошли на НИП-41Е во время движения КА «Луна-3» по её орбите, огибающей Луну и Землю. На этот НИП после успешного старта ракеты-носителя прибыли главный конструктор С.П. Королёв, инициатор лунной программы М.В. Келдыш, а также С.М. Владимирский, М.С. Рязанский, Б.Е. Черток. Техническим руководителем применения средств телеуправления КА «Луна-3» на НИП-41Е был Е.Я. Богуславский. На наиболее ответственных участках полёта всё оперативное управление возглавлял С.П. Королёв. Судя по всему, он был удовлетворён организацией телеконтроля и телеуправления КА на ЦДКС и действиями военных дежурных смен средств КИКа. В то же время Королев счёл тогда необходимым, чтобы их доклады о ходе сеансов работы станции дальнего действия с КА адресовались в первую очередь техническому руководителю, а не военному руководству. Но при оперативном телеуправлении последующими лунными КА их доклады о ходе сеансов связи все-таки шли по инстанциям сначала военному руководству, а затем гражданским техническим специалистам.
 
В июле 1959. года начальником Цента КИКа был назначен полковник А. Карась.
Уже к тому времени он был опытным высококвалифицированным военачальком. В годы Великой Отечественной войны он командовал полком гвардейских минометов «катюш». С мая 1951 года возглавлял штаб полигона Капустин Яр. затем полигона Байконур и перед назначением в КИК являлся научным консультантом начальника НИИ-4. Логика дальнейшего становления и развития Командно-измерительной комплекса побудила его настойчиво, но более гибко, развивать стратегическую линию создания и применения первоначального КИКа. Она была направлена на дальнейшее развитие Центра КИКа, подчиненных ему НИПов, на расширение сферы решаемых задач телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами, на творческое и ответственное отношение к потребностям, выдвигаемым всем ходом развития отечественной космонавтики.
 
Заместителем начальника Центра КИК по связи и СЕВ был назначен полковник Спица И.И. Заказчиком технических средств КИКа и всех работ по его развитию оставалось управление Начальника реактивного вооружения МО.
 
 
На горе Кошка все еще "полужива",
 антенна - соседка той, на
которую велся прием сигналов с
первых лунников
аппаратурой РТС-Е1,2
Работа центра КИКа по управлению кораблями-спутниками и обитаемыми
космическими кораблями «Восток» и «Восход», космическими аппаратами «Зенит» и др.
 
Проект развития КИКа для телеуправления кораблями-спутниками, а затем и первыми обитаемыми космическими кораблями серии «Восток», был разработан в НИИ-4 МО под руководством полковника Мозжорина Ю.А. Космическое направление в институте с 1960 года возглавил Г.И. Левин. На это направление работали отделы НИИ-4, возглавляемые И.В. Мещеряковым, И.Ф. Тащилиным, Е.В. Яковлевым, Н.Г. Устиновым. Отправными для разработки проекта явились методы, средства и технологии, отработанные при создании и применении КИКа для телеуправления третьим ИСЗ и третьим лунным КА. Основные результаты проектирования развития КИКа с учётом их корректировки в процессе лётных испытаний кораблей-спутников состояли в следующем.
 
Во-первых, значительно увеличено число зон радиовзаимодействия (видимости) летящего космического аппарата с НИПами в течение суток и сокращено число «глухих» витков, на которых нет таких зон. Этому способствовало отмечавшееся ранее перебазирование КИП-12 из Новосибирска в Колпашево и создание КИП-14 у Щёлково, решение об использовании для приема телеметрических сигналов космического корабля трёх морских ИПов флотилии ТОГЭ-4, располагаемых в акватории Тихого океана, и трёх, располагаемых в акватории Атлантического океана, морских ИПов «Ильичевск», «Краснодар» (именовавшийся до конца 1961 года «Ворошилов») и «Долинск» нового Плавучего телеметрического комплекса (ПТК). Он был создан по программе изучения Луны, Марса и Венеры. В интервалах полёта между зонами видимости НИПов была предусмотрена КВ-связь с космонавтами на базе приемопередающих радиоцентров системы связи КИКа и министерства связи.
 
Во-вторых, существенно развито оснащение КИКа УКВ и более коротковолновыми станциями взаимодействия с КК и космонавтом. Введена система получения телевизионных изображений с борта КК.
 
В-третьих, повышена оперативность, надежность и информативность решения баллистических задач, обработки и передачи траекторно-измерительной и командно-программной информации. Для этого в НИИ-4 в 1960 году создан вычислительный центр на базе ЭВМ М-20 и М-50. На смену аппаратуре обработки и передачи траекторной информации «Кварц» ЛПИ разработал более совершенные ПОЗУ «Темп». Институтом электронно-вычислительной техники, ведущий разработчик А.Ф. Кондрашов, создана аппаратура «Луч» автоматизированной передачи из центра на НИПы командно-программной информации.
 
В-четвертых, усовершенствована система связи КИКа по телефонным и телеграфным каналам. В 1961 году при вычислительном центре НИИ-4 создан узел связи, обеспечивший оперативный приём от НИПов результатов траекторных измерений. Тогда же был создан глобальный циркуляр телефонной громкоговорящей связи, в который включены Центр КИКа, КВЦ, основные НИПы, КВ центры и космодром. Введена аппаратура тонального телеграфа и ВЧ-телефонии. Сопряжены с каналами связи аппаратура обработки телеметрической информации МО-9М и «Темп».
 
Начата реализация разработанного к 1960 году ЦПИ-31 проекта строительства приёмных и передающих радиоцентров системы связи КИКа в интересах телеконтроля и телеуправления не только обитаемыми, а и необитаемыми КА. Радиоцентры были созданы при Елизовском НИП-6, Уссурийском НИП-15, Улан-Удэнском НИП-13 (с решением задачи ретрансляции), Енисейском НИП-4, Колпашевском НИП-12, Сары-Шаганском НИП-3. В них применялись передатчики мощностью 5, 25 и 100 кВт, перспективные приёмники, обширные приёмные антенные поля и расположенные от них на удалении до 20 километров - передающие. На базе указанных центров НИИ-695 была создана коротковолновая система «Весна» дальней радиосвязи с космонавтами и передачи с борта КК особо важных телеметрических данных.
 
Справа - список УКВ и КВ радиосредств КИКа, привлекаемых для связи с  КК  "Восток-6".
 
Позывные УКВ,
 радиостанция "Заря",
:143,625 МГц:
 
"Заря-1" - ИП-1
 Байконур;
 
"Заря-2" - НИП-12,
 Колпашево;
 
"Заря-3" - НИП-6,
 Елизово;
 
"Заря-4" - НИП-10
 Симферополь;
 
"Заря-5" - НИП-14,
 Щелково;
 
"Заря-6" - НИП-13,
Улан-Удэ;
 
"Заря-7" - НИП-15,
Галенки;
 
"Заря-8" - НИП-9,
 Красное Село.
 
Связь на КВ ("Весна")
~ 10-20 МГц
Бортжурнал КК "Восток-6". Первоисточник:
www.gagarin.energia.ru
 
Страница 2, вручную заполненная летчиком-космонавтом В.В. Терешковой
 
 
По масштабам и значимости предстоявших и своевременно выполненных работ развития и совершенствования КИКа для телеконтроля и телеуправления обитаемыми космическими кораблями они были, пожалуй, сравнимыми с созданием первоначального КИКа.
 
Все  необходимые новые технические средства  КИКа были своевременно созданы и развёрнуты на местах их базирования. Руководили вводом и подготовкой радиотехнических средств на НИПах генерал-майор Агаджанов П.А., полковники Геращенко И.Л., Былинин А.И. и начальники НИПов. Дальнейшим совершенствованием системы связи КИКа и обеспечением ее надёжной работы руководили И.И. Спица, Б.А. Воронов, при активном участии М.П. Красильникова, В.Н. Танетова, Б.В. Селезнёва, Е.С. Нестерова, В.Ф. Старинна, Б.Г. Козинера.
 
полковник ВВС Михаил Петрович Кадушкин
Ведущие специалисты Командно-измерительного комплекса проходили специальную подготовку на предприятиях, разрабатывавших средства КИКа, и непосредственно на НИПах. В процессе развёртывания этих средств, их отладки и испытаний сотрудники НКВЧ, состоявшей в начале рассматриваемого периода при НИИ-4, проходили подготовку в ОКБ-1.
 
В свою очередь, П.А. Агаджанов и другие специалисты КИКа провели специальные занятия с будущими космонавтами об устройстве Командно-измерительного комплекса, о его возможностях и правилах взаимодействия с ним во время полёта. С целью обеспечения надёжной, слаженной работы проведены наземные проверки функционирования технических средств, самолётные облёты этих средств, а затем неоднократные комплексные тренировки. Завершающими были тренировки в процессе реального полёта пяти успешно выведенных на орбиты кораблей-спутников серии 3КА
 
Начальник станции «Заря» ОНИП-30 (впоследствии НИП-14) старший лейтенант Бойцерук Д.П. проводил практические занятия с будущими космонавтами, в т.ч. с  Валентиной Терешковой.
 
Оперативно-техническое руководство (ОТР) телеконтролем и телеуправлением кораблями-спутниками и обитаемыми космическими кораблями серии «Восток» на первых витках их полёта осуществлялось с космодрома Байконур оперативной группой, составленной из членов Государственной комиссии, во главе с главным конструктором С.П. Королёвым. Сюда поступала информация от КВЦ при НИИ-4, из размещённого в первом доме Министерства обороны Командного пункта Центра КИКа (КПЦ) и от групп управления, которые создавались на время полёта первых КК при космодроме Байконур, Колпашевском и Елизовском НИПах, а также при коротковолновых центрах Министерства связи в Новосибирске и Хабаровске. В состав каждой группы управления на НИПах и КВ центрах входили её начальник, офицер связи, будущий (или уже летавший ?) космонавт, врач и представитель Министерства связи.
 
Например, из пометок в бортжурнале В.В. Терешковой следует, что с ней по УКВ-радиосвязи "Заря" могли вести переговоры известные ей товарищи по отряду космонавтов, а именно кандидаты на очередные полеты: из НИП-12 в Колпашево - Д. Заикин, из НИП-10 в Симферополе - В. Горбатко, из НИП-14 в Щелково-7 - П. Беляев (интересно, что спустя два года, при полете "Восхода-2", она сама отсюда же поддерживала связь с А. Леоновым и П. Беляевым); по КВ-связи "Весна" из Новисибирского радиоцентра - Г. Шонин, из Алматинского радиоцентра - В. Варламов, из Свердловского радиоцентра - В. Комаров. Также на связи находились: на НИП-13 в Улан-Удэ - представитель ВВС подполковник Г. Титарев, в Москве - полковник ВВС Тереньтьев, в Хабаровске -  полковник ВВС Михаил Петрович Кадушкин, в Киевском радиоцентре - полковник медицинской службы Е. Карпов и другие представители Центра подготовки космонавтов.
 
Затем оперативная группа Государственной комиссии вылетала в Москву, и на последующих витках полёта, если они предстояли, ОТР контролем и управлением космическим кораблём переходило к КВЦ и КПЦ КИКа.
 
Главные особенности и особо важные результаты применения КИКа для телеконтроля и телеуправления пятью успешно выведенными кораблями-спутниками (запуски в период с 15.05.60 по 25.03.61) состоял и в следующем. Все общие задачи КИКа по телеконтролю и телеуправлению этими объектами были успешно выполнены с привлечением практически всех стационарных НИПов, а также морских ИПов ПТК и ТОГЭ-4. На НИПах измерялись параметры движения, их результаты с привязкой ко времени автоматически обрабатывались, передавались в ВЦ НИИ-4 и привлекаемые ВЦ и там вводились в ЭВМ. Получаемые в ВЦ параметры орбиты и их прогноз доводились до ОТР, а целеуказания - до измерительных средств на НИПах. Особо значимые результаты телеизмерений доводились до ОТР по каналам связи КИКа в качестве экспресс-информации, а полные - в виде проявленных фотоплёнок, - доставлялись самолётами с нарочными. Всё изложенное позволило оперативно установить ряд возникших в полёте нежелательных событий и вызвавших их причин. Это относится к неправильной работе бортовой системы ориентации корабля-спутника № 1, которая привела к переводу его на более высокую орбиту, вместо снижения, а также к настораживающему, но в целом допустимому отклонению от нормы физиологического состояния подопытных собак на третьи сутки орбитального полёта корабля-спутника № 3.
 
В свою очередь, полученные КИКом положительные результаты лётных испытаний последних двух кораблей-спутников вселяли уверенность в их достоверности и допустимости перехода к обитаемым космонавтами полётам. Они, в частности, свидетельствовали о правильности принятых и реализованных технических и организационных решений по развитию, подготовке и применению КИКа для телеконтроля и телеуправления обитаемыми космическими кораблями.
 
12 апреля 1961 года на корабле «Восток» впервые в мире был совершён полёт человека в космос. Ю.А. Гагарин в течение 108 минут облетел на этом корабле весь Земной шар и благополучно возвратился на родную Землю. Ликовал весь мир. И, конечно же, все причастные к осуществлению этого величайшего события, в том числе - труженики КИКа.
 
Благодаря обстоятельной работе КИКа по кораблю «Восток», были выявлены причины проявившихся пробелов при первом пилотируемом полете. До полёта очередного космического корабля «Восток-2» они были устранены. «Восток-2» стартовал 6 августа того же года с космонавтом Титовым Г.С. на борту. При этом впервые был совершён уже суточный, 17-ти витковый орбитальный полёт с обширной программой экспериментов.
 
Командно-измерительному комплексу потребовалось задействовать для сеансов работы с «Востоком-2» все свои наземные командно-измерительные пункты, а не только восточные, и в возросшей степени морские ИПы ТОГЭ-4 и ПТК. По меньшей мере, в 20 раз вырос объём принимаемой, передаваемой и обрабатываемой КИКом информации.
 
Достигнутые КИКом результаты отмечены высокими правительственными наградами. Орденом Ленина награждён А.П. Бачурин, орденом Трудового Красного Знамени - П.А. Агаджанов, А.А. Большой, С.А. Калинин.
 
Практический опыт телеконтроля и телеуправления космическими кораблями «Восток» и «Восток-2» в особенности, привёл к принципиальным выводам о безотлагательной необходимости иметь созданный при НИИ-4 на базе НКВЧ орган оперативного управления космическими аппаратами (КВЦ) непосредственно в подчинении Центра КИКа, дотоле ответственного лишь за реализацию средствами и персоналом Комплекса решений, принимаемых в КВЦ. С учётом опыта управления космическими аппаратами к Луне, Венере и начавшейся программы «Космос» признано было необходимым:
 
-  передать функции КВЦ и личный состав НКВЧ из НИИ-4 МО в Центр КИКа и создать там вместо КВЦ штатные подразделения, специально предназначенные для подготовки и осуществления телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами родственных типов, способные анализировать состояние закреплённых за ними космических аппаратов и принимать решения о дальнейшей программе их полёта;
 
- формировать из личного состава этих подразделений с участием представителей ведущих организаций-разработчиков, заказчиков и пользователей космических аппаратов главные оперативные группы управления (ГОГУ) соответствующими космическими аппаратами, а также входящие в состав ГОГУ специализированные оперативные группы;
 
-  создать в Центре КИКа штатный командный пункт Центра (КПЦ), из состава которого формировались бы его дежурные смены.
 
Телеконтроль и телеуправление в период с 11 по 15 августа 1962 года последующими космическими кораблями
«Восток-3» с лётчиком-космонавтом А.Г. Николаевым и «Восток-4» с П.Р. Поповичем, совершившими первый в мире групповой космический полёт, осуществлялись Командно-измерительным комплексом ещё по прежней схеме. Но при управлении одновременно двумя космическими кораблями Командно-измерительному комплексу пришлось принимать и обрабатывать в десять раз большие потоки информации, чем при односуточном полёте одного «Востока-2». Потребовалось перевести персонал средств КИКа на двух-, трёх-сменную работу.
 
Впервые надо было осуществить приём на Командно-измерительных пунктах телевизионного изображения космонавтов и обеспечить его трансляцию по сети телевещания СССР. На Симферопольском НИПе, который возглавлял Н.И. Бугаев, был организован пункт связи, оснащённый аппаратурой станции «Заря» и приёма телевидения. Его посетил генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв. Необходимые пояснения давал П.А. Агаджанов. Почётный гость тепло переговорил с находившимся в полёте космонавтом А.Г. Николаевым, видел его в условиях невесомости на телевизионном экране и под впечатлением увиденного сфотографировался на память с группой сотрудников КИКа.
 
Разговор Н.С. Хрущева с А.Г. Николаевым.
 
Официальное решение о повышении статуса Центра КИКа состоялось сразу же после полёта космических кораблей «Восток-5» с лётчиком-космонавтом В.Ф. Быковским (14.06.63 - 19.06.63) и «Восток-6» с первой в мире женщиной лётчиком-космонавтом В.В. Терешковой (16.06.63 - 19.06.63). Функции управления космическими аппаратами и возглавляемая полковником Большим А.А. НКВЧ, в составе двух отделов, были переданы 25 июня 1963 года из НИИ-4 МО в ведение Центра КИКа. С тех пор управление космическими аппаратами и руководство привлекаемыми для этого средствами и персоналом Командно-измерительного комплекса стало, как правило, единой, неразрывной задачей Командно-измерительного комплекса
 
Соответствующая этому новая организационная структура Центра КИКа сформировалась в процессе подготовки и осуществления управления сначала необитаемыми спутниками фотонаблюдения серии «Зенит-2», а затем обитаемыми космическими кораблями серии «Восход».
 
Космический корабль «Восход» с космонавтами В.М. Комаровым, К.П. Феоктистовым и Б.Б. Егоровым был выведен на орбиту ИСЗ 12 октября и совершил посадку 13 октября 1964 года. Для управления им в полёте Центром КИКа были созданы группа управления, возглавляемая подполковником Бачуриным А.П., и группа координации и связи, во главе с полковником Большим А.А. Группа управления размещалась в Москве, при КПЦ КИКа, в первом доме Министерства обороны.
 
 
Пояснения Н.С. Хрущеву о полете А.Г. Николаева  дает П.А. Агаджанов
 
 
11 августа 1962 года. НИП-10.
В центре - командир НИПа полковник Бугаев Николай Иванович,
первый секретарь ЦК КПСС Хрущев Никита Сергеевич,
руководитель Главной оперативной группы управления полетом «Востока-3»
и «Востока-4»  генерал-майор Агаджанов Павел Артемьевич.
Фото у здания КРЛ "Куб" после сеанса связи с космонавтом А.Г. Николаевым.
 
 
Её руководитель и состав к этому времени успели пройти ответственную школу лётных испытаний и ввода в эксплуатацию отчасти родственных по технологии управления необитаемых спутников серии «Зенит-2».
 
Группа координации и связи базировалась на второй площадке космодрома Байконур при Государственной комиссии. Её руководитель, начальник НКВЧ, имел опыт оперативно-технического управления рядом других сложных космических аппаратов. В состав этих групп входили обстоятельно подготовленные офицеры И.А. Гнатенко, В.П. Каширин, Г.В. Жаров, В.М. Величев, Ю.А. Удалов.
Как обычно, Н.С.Хрущев раздавал рекомендации и указания...
В первом ряду, слева направо: Бугаев Н.И., Хрущев Н.С., Агаджанов П.А., второй ряд: Кадников, Ефимов, Мазурин, Шляконов и другие офицеры - специалисты НИП-10
 
При группе управления состояли группа анализа работы наземных средств комплекса, которой руководил И.Л. Геращенко, баллистическая группа, руководимая Н.М. Барабановым, а также группа управления системой радиосвязи с космонавтами, возглавляемая В.И. Гудимовым. В основу работы групп была положена предварительно подготовленная и согласованная техническая документация и исходные технологические данные. Расчёт параметров орбиты, траектории спуска и целеуказаний станциям НИПов и ИПов выполняли те же вычислительные центры, что и при полётах «Востоков». Главным был ВЦ НИИ-4.
 
Положительный опыт Центра КИКа по управлению полётом корабля «Восход» позволил возложить на Командно-измерительный комплекс, теперь уже непосредственно в программе лётных испытаний, утверждённой маршалом Н.И. Крыловым, М.В. Келдышем и С.П. Королёвым, «практическую реализацию работ по управлению, связи и наблюдению за кораблем «Восход-2». В соответствии с этим поручением, подразделение Центра КИКа, возглавляемое Н.Г. Фадеевым, участвовало в подготовке и согласовании программной документации и исходных технологических данных управления его полётом.
 
 
Общая схема организации телеконтроля и телеуправления «Восходом-2» в основном соответствовала схеме управления «Восходом». Оперативную группу управления космическим кораблём на КПЦ КИКа (отвечавшую за надлежащую выдачу команд) возглавлял Л.С. Даниленков. В её состав входили специалисты И.А. Гнатенко, В.В. Сувиров, В.А. Буйнов В.А. Кузьмин, ГА. Лутченко. Анализ состояния бортовой аппаратуры проводили Г.А. Протасов, Т.С. Мироненко и Ф.И. Бузин. Координировал обеспечение НИПов целеуказаниями, рассчитываемыми в ВЦ НИИ-4, Н.М. Барабанов. Все они находились в КПЦ КИКа в первом доме Министерства обороны. Там же находился начальник КИКа генерал-майор Карась А.Г.
 
Космический корабль «Восход-2» стартовал 18 марта 1965 года, Его экипаж состоял из командира корабля подполковника П.И. Беляева и лётчика-космонавта А.А. Леонова. На втором витке орбиты космонавт А.А. Леонов, снабжённый автономной системой жизнеобеспечения, впервые в мире вышел в открытый космос и пребывал в условиях космического пространства около 20 минут, в том числе вне корабля - 10 минут. Чётко работавшая система космического телевидения и система связи КИКа обеспечивали прямую телевизионную передачу из космоса, во время которой миллионы людей в Советском Союзе и за рубежом наблюдали лётчика-космонавта А.А. Леонова на экране своих телевизоров во время его космической прогулки. Кроме того, надёжно работавшая переговорная радиосвязь с кораблем «Восход-2» позволила осуществить непосредственную беседу по радио руководителей страны с космонавтами во время их полёта.
 
Полёт первого спутника "Зенит-2" под условным наименованием "Космос-4" начался 26 марта 1962 года, а первого спутника "Зенит-4" в 1963 году. Основные конструктивные отличия ИСЗ "Зенит-2" и "Зенит-4" от "Востока" состояли в размещении вместо кресла и средств обеспечения жизнедеятельности космонавта фотоаппаратов для съёмок из космоса и средств, обеспечивающих доставку на Землю отснятой плёнки в спускаемом аппарате. Главные отличия в управлении ими состояли в том, что во время их полета наряду с формированием и передачей на борт разовых команд требовалось формирование и закладка в бортовое программное устройство сложных программ выполнения очередных сеансов фотонаблюдения. Только так можно было выбирать фотографируемый из космоса район с учётом изменяющейся оперативно-тактической обстановки, отсутствия над ним облачности, достаточной освещённости Солнцем и т. д.
 
Всего к работам по телеконтролю и телеуправлению спутниками «Зенит-2» и «Зенит-4» привлекались 8 НИПов и 3 морских ИПа. Органом оперативного телеконтроля и телеуправления первыми спутниками фотонаблюдения, начиная с лётных испытаний (ЛИ) самого первого ИСЗ типа «Зенит-2», был КВЦ при НИИ-4. Его руководитель - А.А. Большой. Там получали оперативную телеметрическую информацию с ближайшего Щёлковского НИП-14, формировали команды и программы для закладки на борт и направляли их в КПЦ КИКа, находившийся в первом доме МО. Оттуда они вместе, с. дополнительными указаниями рассылались ЦУСом на КИПы для реализации.
 
С середины 1963 года телеконтроль и телеуправление спутниками фотонаблюдения стали осуществляться дежурными сменами оперативных групп анализа и управления, основной состав которых комплектовался штатными сотрудниками специально созданного в Центре КИКа отдела. В его составе - перспективные офицеры Н.М. Барабанов, Л.С. Даниленков, И.А. Гнатенко, М.И. Терёшин, А.А. Суханов. Возглавил отдел А.П. Бачурин. На первых витках после запуска спутника работа с ним оперативных групп осуществлялась из специально выделенного помещения в том же первом доме Министерства обороны. А затем - из здания на Гоголевском бульваре, дом 6.
 
Следует ещё раз отметить особую сложность технологии телеуправления спутниками фотонаблюдения, а также большую их востребованность. Только за полтора года - с апреля 1962 по октябрь 1963 были осуществлены 10 полётов космических аппаратов «Зенит-2». Постановлением Правительства 10 марта 1964 года аппараты этого типа были приняты на вооружение. Спустя год были приняты на вооружение также и аппараты типа «Зенит-4».
 
Запуски ИСЗ серии «Космос» начались с 16 марта 1962 года. После спутников «Зенит-2», «Зенит-4» на лётные испытания стали поступать другие ИСЗ этой серии военного, социально-экономического и двойного назначения. К ним относятся ИСЗ метеорологического наблюдения типа «Метеор». Первые два из них  технологические («Космос-14, -23»). Полёт ИСЗ «Космос-44», впервые приступившего к практическому выполнению задач метеорологического наблюдения, начался 26 марта 1964 года. Затем наступили лётные испытания ИСЗ ведомственной связи «Стрела-1», «Стрела-2» и радионаблюдения «Целина-О», а также ИСЗ «ДС-П1-Ю», «ДС-П1-И» для юстировки средств ПВО и ПРО.
 
Кроме того, в рассматриваемый период начались полёты ИСЗ научного назначения «ДС» и «ДС-У» серии «Космос», а также не входящих в эту серию - «Электрон» и «Протон».
 
Решение основных задач баллистического обеспечения телеконтроля и телеуправления аппаратами серии «Космос» и всеми другими КА осуществлялось ВЦ НИИ-4, созданным, как уже отмечалось, в 1960 году. Он дооснашается ЭВМ М-220 и всем необходимым ПМО. Чтобы разгрузить его от громоздких расчётов и передач НИПам целеуказаний для наведения антенн их наземных станций, все НИПы стали оснащаться ЭВМ. Эту работу проводил созданный в 1962 году в Центре КИКа отдел математической обработки данных во главе с полковником Барабановым Н.М. В 1966 году создаются ВЦ в Центре КИКа и на НИПах-10 и -16. Они так же, как и ВЦ НИИ-4, оснащаются ЭВМ М-20, М-220. Начальником ВЦ в Центре КИКа и созданного на его базе баллистического управления стал полковник Ястребов В.Д.
 
С 1965 года заместителем начальника КИКа по связи стал полковник Воронов Б.А. Отмеченное развитие КИКа позволило его специалистам успешно справиться с телеконтролем и телеуправлением семи типов ИСЗ военного и социально-экономического назначения серии «Космос», поступивших на лётные испытания, а «Зенит-2»  и в эксплуатацию после принятия на вооружение, плюс четырёх типов ИСЗ научного назначения. При этом наиболее отличились, кроме уже названных по работам с «Зенитами», управленцы-испытатели ИСЗ «Метеор» - ГА. Конкин, Д.В. Гончаров, В.М. Немцов; ИСЗ «Целина-Д» - М.А. Романовский; ИСЗ «Стрела-1» - Ю.Е. Краковский; ИСЗ «Электрон» - И.И. Горбачев, С.И. Торбин, Е.В. Курносенко.
 
Первый работоспособный спутник «Молния-1» был выведен в космос 24 апреля 1965 года. Его появление имело для нашей страны огромное социально-экономическое значение. Впервые стало возможным транслировать для жителей Дальнего Востока программы Центрального телевидения и обеспечить доступную сверхдальнюю связь в интересах как гражданских, так и военных потребителей.
 
Управление космическими аппаратами осуществляла  ГОГУ непосредственно со Щёлковского НИП-14. Руководителем ГОГУ был А.П. Бачурин, техническим руководителем - Б.Е. Черток. Благодаря его опыту и интуиции удалось предложенным им многократным повторением передачи разовой команды на борт «Молнии-1» добиться восстановления электрического контакта реле, подключающего электропитание к бортовой аппаратуре телевидения. Таким образом, передача телевизионных изображений на Дальний Восток была обеспечена.
 
Наряду с изложенными важнейшими задачами, перед Командно-измерительным комплексом ставились ещё и впечатляющие воображение задачи телеконтроля и телеуправления первыми межпланетными космическими аппаратами (МПКА) и новыми лунными. Это были необитаемые космические аппараты, направляемые к планетам Солнечной системы Марсу и Венере (по программам М, В и 2МВ), необитаемые аппараты, предназначенные для осуществления мягкой посадки на Луну (Е6) и орбитального полёта вокруг неё (Е7), аппараты для отработки в необитаемом режиме прототипов обитаемых космических кораблей для облёта Луны и возвращения на Землю (Л-1), а также разгонные блоки, выводящие космические аппараты с промежуточной орбиты на траекторию дальнего полёта.
 
Организационные особенности телеконтроля и телеуправления МПКА были обусловлены тем, что из-за отсутствия тогда средств автоматизированного обмена большим количеством информации между ГОГУ и НИПами Главные оперативные группы управления лунными и межпланетными КА решено было базировать непосредственно на НИПах, где были установлены радиотехнические станции контроля и управления этими космическими аппаратами. А именно: на Симферопольском НИПе-10 для работы с лунными КА, и на Евпаторийском НИПе-16 (ЦДКС) для работы с межпланетными аппаратами. Эти ГОГУ именовались соответственно группой "С" и группой "Е". Они взаимодействовали с рядом других специально создаваемых оперативных групп на космодроме Байконур, при КПЦ КИКа в Москве, при ОКБ-1, при Межведомственной главной баллистической группе в НИИ-4. Численность некоторых из этих ГОГУ достигала тысячи человек. Кроме того, на Евпаторийский и Щёлковский НИПы направлялись представители из Симферопольской ГОГУ на время работы с ИСЛ и другими лунными КА. В состав Государственной комиссии, кроме её председателя Г.А. Тюлина, входили С.П. Королёв (с 1966 года - Г.Н. Бабакин), М.В. Келдыш.
 
Они придавали особое значение полёту лунных и межпланетных аппаратов. Как правило, после запуска этих КА прибывали на НИП-10 или НИП-16, заслушивали доклады руководства ГОГУ или её групп, а в случае нештатных ситуаций  и разработчиков бортовых и наземных технических средств. Принимали решения по дальнейшей работе и организации телеуправления. Одним из таких решений было, например, передача руководящих функций по управлению лунными КА представителю НИИ-885 В.Я. Богуславскому, а затем снова руководителю НКВЧ А.А. Большому. Он и его заместитель А.П. Романов возглавляли также и ГОГУ межпланетными КА.
 
Рост количества и сложности задач уже в начале 60-х годов был настолько масштабным, что решить эти задачи в рамках прежней штатной структуры КИКа было бы совершенно невозможно. Потребовались и были приняты безотлагательные меры, направленные на ее радикальное совершенствование. Они осуществлялись по нескольким направлениям.
 
Одно из этих направлений четко определилось сразу же после полётов двух первых космических кораблей «Восток» и «Восток-2». Состояло оно в срочной реорганизации Центра по координации и руководству работой комплекса измерительных средств, средств связи и службы единого времени (с 1960 года он именовался Центром по руководству и эксплуатации измерительных комплексов искусственных спутников Земли и космических объектов), на основе передачи ему функций КВЦ по телеконтролю и телеуправлению космическими аппаратами. В результате реорганизации этого Центра в феврале 1962 года на его основе был создан Центр командно-измерительных комплексов искусственных спутников Земли и космических объектов (сокращённо Центр КИКа ИСЗ и КО или Центр КИКа). Он явился единым штатным высшим звеном КИКа, ответственным в целом как за планирование сеансов работы с КА, анализ результатов телеконтроля и принятие решений по телеуправлению космическими аппаратами, так и за реализацию этих решений средствами КИКа. Ему была передана из НИИ-4 Научная координационно-вычислительная часть (НКВЧ), подразделения которой входили в состав упраздняемого КВЦ, подчиненного руководству НИИ-4. Начальником НКВЧ, преобразованной в подразделение Центра КИКа, назначен полковник Большой А.А. - прежний начальник КВЦ. В соответствии с предназначением подразделения НКВЧ стали осуществлять, теперь уже в Центре КИКа, централизованное планирование сил и средств Комплекса, координацию взаимодействия с другими организациями, а также телеконтроль и телеуправление космическими аппаратами.
 
Затем, для решения последней из названных задач, в Центре КИКа были созданы испытательно-управляющие космическими аппаратами подразделения  сначала отделы, а затем управления Центра КИКа. В частности, для подготовки и осуществления телеконтроля и телеуправления космическими аппаратами фотонаблюдения «Зенит-2» и «Зенит-4» в 1963 году был создан отдел во главе с подполковником Бачуриным А.П. В 1966 году этот отдел преобразуется в соответствующее 1-е управление во главе с полковником Калининым С.А. Для управления космическими аппаратами и системами спутниковой связи тогда же создается 2-е управление во главе с подполковником Бачуриным А.П. Для управления космическими аппаратами «Метеор» с 1964 года предназначался один из отделов НКВЧ во главе с подполковником Конкиным Н.Г., а в 1966 году создано 5-е управление, возглавляемое подполковником Ланом Н.Г. Для подготовки и осуществления управления обитаемыми космическими аппаратами - 6-е управление во главе с полковником Фадеевым Н.Г. Управление космическими аппаратами,
запускаемыми к Марсу, Венере и Луне, а также аппаратами серии «Космос» невоенного назначения осуществлялось отделами НКВЧ во главе с полковником Большим А.А.
 
Для оперативного телеконтроля и телеуправления КА из состава испытательно-управляющих и обеспечивающих подразделений Центра КИКа ещё на стадии подготовки к лётным испытаниям космических аппаратов каждого нового типа формировалось квалифицированное ядро ГОГУ. Каждая такая ГОГУ включала группу анализа телеметрической информации, группу расчёта и передачи команд и программ, группу оперативного управления средствами КИКа и средствами связи КИКа и некоторые другие. В состав групп входили представители разработчиков КА и средств КИКа, заказчика, потребителей, НИИ-4 и других организаций. Возглавляли работу всех этих групп руководитель и технический руководитель ГОГУ.
 
Основным регламентирующим документом деятельности ГОГУ служила Программа полёта, заблаговременно разрабатываемая предприятием главного конструктора и согласовываемая со всеми заинтересованными организациями, включая Центр КИКа и НИИ-4 МО. В этой программе определялись для нескольких типовых суток и активных витков орбитального полёта привлекаемые средства КИКа и других организаций, расчётное время их работы, требуемые сроки обработки информации, адреса её доставки и ответственные организации (лица). Указывались рекомендации по управлению в случае возможных нештатных ситуаций.
 
В обеспечение реализации программы полёта приказом по КИКу ставились соответствующие задачи НИПам и назначались оперативные группы в Центре КИКа, состоявшие из дежурных смен. Оперативные группы и дежурные смены именовались, ввиду их особой ответственности, соответственно, боевыми расчётами и боевыми сменами. Так, например, боевой расчёт при полёте пилотируемых кораблей «Восток-3» и «Восток-4» возглавляли ответственные дежурные боевых смен И.Л. Геращенко, М.П. Красильников, Н.М. Барабанов, Ф.А. Слюсарев. При управлении полётом космического аппарата «Луна-4» боевые смены возглавляли И.Л. Геращенко, А.П. Бачурин, Г.Д. Смирнов, В.П. Горбачёв. Работа в оперативных группах выполнялась в порядке совместительства с основной работой по той или иной штатной должности.
 
Управление космическими аппаратами тех типов, которые успешно прошли ЛКИ и были приняты в эксплуатацию или на вооружение, осуществлялось дежурными сменами тех же подразделений, которые участвовали в работе ГОГУ при ЛКИ этих типов КА. Наряду с Управлениями, непосредственно осуществляющими телеконтроль и телеуправление космическими аппаратами, в 1965 году на базе ранее созданных отделов были сформированы Управление испытаний и эксплуатации командно-измерительных средств и средств автоматизации, а также Управление испытаний и эксплуатации наземно-космической связи КИКа. Их первыми начальниками стали, соответственно, полковники Геращенко И.Л. и Воронов Б.А. Несколько позже были созданы также управления баллистического и информационно-телеметрического обеспечения телеконтроля и телеуправления КА.
 
К концу 1966 года общая штатная численность КИКа возросла до 8496 человек. Из них 7560 военнослужащих. В том числе 1585 офицеров и четыре генерала.
 
Важнейшим организационно-штатным мероприятием для Командно-измерительного комплекса явилось повышение статуса органов, в подчинении которых он состоял. В 1963 году произошло отделение КИКа от НИИ-4 и непосредственное подчинение его начальнику Главного штаба РВСН. В 1964 году на базе Третьего управления ГУРВО образовано Центральное управление космических средств Министерства обороны (ЦУКОС МО) с подчинением его заместителю министра обороны - Главкому РВСН и с передачей ему функций заказчика ракетно-космических средств, включая средства КИК. При этом КИК был подчинён ЦУКОСу. Сначала ЦУКОС возглавлял исполняющий обязанности начальника генерал-майор Керимов К.А., а вскоре начальником ЦУКОС стал генерал-майор Карась А.Г. Подчинённый ЦУКОСу КИК в 1965 году возглавил полковник Спица И.И.
В соответствии с утверждённым ЦК КПСС «Положением о политических органах в Советской Армии и ВМФ» в Центре КИКа в сентябре 1964 года образован политический отдел и при нём партийная комиссия. На соответственно преобразованную должность заместителя начальника Центра КИК по политической части - начальника политотдела был назначен генерал-лейтенант Туманян ГЛ.
 
Из числа наиболее деятельных политработников Комплекса в этот период заслужили быть отмеченными офицеры Антипов Н.И., Молодцов А.С., Сукманов В.М., Суворов Б.А., Ворошилов Ю.В.
 
Начал решаться исключительно острый для КИКа вопрос о сосредоточенном базировании КПЦ КИКа, Центров управления КА и штатных подразделений Центра КИКа на специально выделенной для этой цели территории с перспективой развития. Как уже отмечалось, КПЦ с его узлом связи и ЦУ некоторыми ИСЗ временно располагался в помещениях первого дома МО. ЦУ другими ИСЗ и подразделения Центра КИКа ютились в тесных неприспособленных помещениях  на Гоголевском бульваре, дом 6, в Хамовнических казармах по Комсомольскому проспекту, дом 18, в полуподвальных помещениях по Хорошевскому шоссе, на КИП-14 в Щёлково. И это - не говоря уже о базировании ЦУ лунными и межпланетными КА при Симферопольском и Евпаторийском НИПах. Поэтому, благодаря инициативе и предпринятым мерам генерал-майора Карася А.Г., руководства РВСН в марте 1964 года Правительством было принято решение о строительстве КПЦ КИКа на территории городка Голицыно-2 Московской области. Там же имелось в виду разместить органы оперативного телеконтроля и телеуправления КА военного и двойного назначения, а также руководство и основные подразделения Центра КИКа.
 
Во второй половине 60-х годов задачи КИКа быстро росли и усложнялись. Вместе с тем, доминирующее положение в Министерстве обороны, непосредственное приоритетное взаимодействие с главными конструкторами, руководством Министерства обороны и государственными органами страны в значительной степени перешли теперь от КИКа, космодромов и НИИ-4 к объединяющему их ЦУКОСу.
 
Из представительной резиденции на Гоголевском бульваре руководству Центра КИКа пришлось перебраться на неудобный верхний этаж особняка по улице .Кропоткинской (ныне Пречистенка), дом 7. Ведущие его подразделения по-прежнему были рассредоточены и находились в Хамовнических казармах на Комсомольском проспекте, 18, где разместилась НКВЧ, в подвальных помещениях по Хорошёвскому шоссе, в третьем доме Министерства обороны на Фрунзенской набережной и т. д. Предстояло освободить помещения, предоставленные ранее Генеральным Штабом для ЦУС КИКа и командного пункта Центра КИКа. Начался постепенный перевод подразделений КИКа в Голицыно-2.
 
Изложено в соответствии с книгой
Я.Я. Сиробабы  «История Командно-измерительного комплекса
управления космическими аппаратами
от истоков до Главного испытательного
Центра имени Г.С.Титова»
(Книга 1 «Общий очерк» г. Москва 2006 г.)
 
 
 
Разговор Н.С. Хрущева с А.Г. Николаевым 11 августа 1962 года.
Кадры из фильма
"Земля-Космос-Земля", 1962 года.
 
К сожалению, то ли кино неудачно оцифровали, то ли не было нормальной копии ленты, но заметны значительные провалы в изображении, в звуке и т.п.