Воспоминания ветерана пл.3Д
Виктора Георгиевича Мазурина
 
Окно во Вселенную...
 
Мало, очень мало осталось ветеранов космонавтики, их воспоминания бесценны, так как это живая история. На сегодняшний лень из первых командиров космических частей остался в живых только один - полковник Михаил Семенович Постернак.
 
Как же   начиналось покорение космоса?
 
В 1956 году Сергей Павлович Королев вышел в правительство с предложением запустить простейший спутник (ПС) массой порядка 100 килограммов, Предложение получило одобрение. Сроки были исключительно жесткими. События развивались стремительно. Наш ИСЗ должен был быть запущен раньше американского!
 
Первые четыре пуска ракеты Р-7 в мае-июле 1957 года были неудачными. Наконец, 21 августа того года ракета Р-7 полностью отработала заложенную программу; задача была выполнена полностью.
 
Председатель Государственной комиссии главный маршал артиллерии М.И. Недели выполнил поставленную перед ним задачу. Дорога для запуска первого искусственного спутника была открыта.
 
7 сентября 1957 года состоялся еще один успешный запуск ракеты Р-7, а 22 сентября на полигон поступила ракета Р-7 со спутником ПС-1 и началась подготовка к запуску.
 
Полковник Мазурин Виктор Георгиевич
 
К тому времени Постановлением правительства от 30 января 1956 года на НИИ-4 МО уже была возложена задача провести исследования о возможности использования космических объектов для оборонных целей и функции головного института по вопросам баллистики и измерений в полете, а также по управлению КА.
 
3-го сентября 1956 года вышло Постановление правительства о создании КИК. А 8 мая 1957 года директивой заместителя министра обороны маршала Советского Союза И.С Конева было поручено сформировать в составе НИИ-4 МО «Центр по руководству и координации работ комплекса измерительных средств, средств связи и систем единого времени» при запусках объектов «Д», головную войсковую часть, а также Научно-координационную вычислительную часть (НКВЧ) - войсковую часть при ней. Одновременно директивой предусматривалось формирование 13-ти отдельных научно-измерителъных пунктов (ОНИП) в различных районах страны. С мая по сентябрь 1957 года был сформирован КИК. Центр НКВЧ был размещен в ННИ-4 МО, откуда осуществлялось управление работой КИК по первому ИСЗ (ПС-1).
 
Начальники первых НИПов, а их было 13, были фронтовики, коммунисты, прошедшие через горнило Великой Отечественной войны, многие из них имели ранения. Когда пришла пора поднимать космическую целину, волей судьбы они оказались снова на передовой.
Перед назначенными командирами стояли очень сложные задачи - в до предела сжатые сроки, в тяжелейших климатических и социально-бытовых условиях сформировать коллективы и обучить личный состав. Кроме этого, надо было обустроить солдатский быт и быт семей офицеров, подготовиться к зиме, чтобы не угробить личный состав и технику в первую же зиму.
 
При посещении весной 2009 года полковника М.С. Постернака в его квартире в Олимпийской деревне, я задал ему вопрос: «Михаил Семенович! Какое решение, принятое вами, было самым сложным?»
 
Он ответил: «Возглавить НИП-6». Беспокойство вызывало то, что опыта работы с людьми в таком масштабе у меня не было. По собственному опыту знал, плохой командир - бедствие для подчиненных. Не за себя переживал - за вверенных мне людей .Смогу-ли выполнить сложнейшие задачи, поставленные перед частью? Что у меня было за плечами - должность командира батареи. А здесь меня прочили на должность командира части, которая создавалась в тяжелейших условиях. Было над чем задуматься».
 
А вот как воспринял предложение возглавить подобную часть В.Л. Будиловский. «Однажды, весной 1957 года, меня пригласил на беседу Георгий Александрович Тюлин и сказал, что институту надо создать тринадцать научно-измерительных пунктов. Задача этих пунктов состояла в том, чтобы отслеживать искусственные спутники Земли. Правительство постановило - запуск первого ИСЗ состоится в октябре 1957 года. «Вениамин Яковлевич, мы тут подумали и хотим вам предложить возглавить один из этих пунктов». Честно говоря, для меня это была страшная неожиданность, почти шоковое состояние, и я сказал: «Хорошо, я подумаю». А через несколько дней меня пригласили на комиссию и как фронтовику, коммунисту предложили возглавить НИП-2, который предполагалось разместить в Казахстане, недалеко от поселка Макат».
 
Технический руководитель проекта Юрий Александрович Мозжорин вспоминал: «Работа была непростой и даже страшной. Во-первых, невероятно малые сроки, зависящие от США, их готовности. Во-вторых, сама техническая сущность работы была новой и очень сложной». (Книга «Начало космической эры», стр. 266).
 
А вот что запомнилось лично мне, Виктору Георгиевичу Мазурину.
 
Наконец свершилось, мы - выпускники академии. 80 человек нашего выпуска были направлены в распоряжение формирующегося КИКа при НИИ-4 в Болшево. Академию связи им С.М. Буденного в разные годы оканчивали многое первооткрыватели космоса. Среди этих выпускников оказался и я.
 
Отпуск с семьей провели у моих родителей в городе Фергане. В конце июля я прибыл в Болшево, представился заместителю КИКа по связи и СЕВ полковнику Георгию Ивановичу Чигогидзе. После нескольких заданных мне вопросов сказал: «Да, товарищ Мазурин, долго ты отдыхал. Все хорошие места и должности я уже раздал. Выбирайте: Камчатку или Балхаш». За спиной Георгия Ивановича на стене висела большая карта Советского Союза. Взглянул на нее и про себя подумал: Камчатка далеко и в отпуск не выберешься, а Балхаш рядом, к тому же Казахстан - моя родина (я родился под городом Чимкент, в селе Красноводском). И предпочел Казахстан.
 
 
 
Виктор
Георгиевич
Мазурин
2010 год
 
 
 
Семья
Мазуриных
в пору
запуска
первых
спутников
 
 
Это было опрометчивое решение. Особенно неблагоприятным оказался климат для здоровья моей жены - жительницы блокадного Ленинграда. Камчатка же единственный пункт, где через три года службы можно было рассчитывать на замену плюс двойной оклад, двойная выслуга, а главное - климат, похожий на ленинградский.
 
Георгий Иванович  кратко ознакомил меня со структурой КИК, дислокацией НИП-3, с задачами, которые предстоит решать, и объявил, что > назначен на должность начальника станции СЕВ. Так я попал на Балхаш. Хочу отметить, что за дверью, пока шло собеседование, стоял офицер, который ждал исхода моего назначения. Он был назначен на НИП-3 , а просил, чтоб его назначили на НИП-6 (на Камчатку). Так дипломатично полковник I И Чнтпп.к- решил наши судьбы. Оба получили назначения по собственному желанию.
 
Сборы в дорогу были недолгие. Поехал без семьи, так как был предупрежден, что жилья на новом месте пока нет, везти семью некуда.
 
Моим первым командиром стал участник Великой Отечественной войны полковник Владимир Иванович Краснопер. Он прошел славный жизненный путь, от разнорабочего до заместителя одного из управлений 4 НИИ МО.
 
В 1947 году Владимир Иванович сдаст кандидатский минимум и его назначают начальником конструкторского бюро в отдел главного технолога экспериментального завода при НИИ-4 МО. В мае 1948 года он становится начальником сборочного цеха завода. Помимо своих основных обязанностей, на него было возложено руководство работой пленных немцев, которые использовались на строительных работах.
 
В 1950 году его назначают на должность старшего инженера конструкторского бюро технического отдела НИИ-4 МО. Далее исполнение должностей: научного сотрудника 17 отдела, научного сотрудника 71 лаборатории НИИ-4 МО, начальника технического бюро, заместителя Главного технолога завода.
 
К началу космической эры Краснопер был достаточно подготовлен, чтобы возглавить один из самых сложных НИПов - Сарышаганский (НИП-3 - войсковую часть 14045).
 
Владимир Иванович был человеком дела - творец, конструктор. Подчиненных проверял и отбирал, исходя из деловых творческих качеств. Ставил задачу кратко, не ограничивал инициативу подчиненного. Понимал, что доверие и ответственность рядом ходят. О человеке он судил по результатам труда.
 
Утверждение офицеров на должность командиров воинских частей (НИПов) рассматривала специальная комиссия во главе с генерал-лейтенантом А.И. Соколовым - начальником института. Вот как эту процедуру описал Б.А. Покровский в книге «Космос начинается на Земле».
 
«Перед приглашением следующего кандидата, инженера В.И. Краснопера, представитель «сверху» заметил, что тот. мол. не радист и не баллистик, а конструктор Соколов, не вступая с ним в полемику, пододвинул поближе себе листок… И стал «с чувством, с толком, с расстановкой» читать вслух чьи-то чужие, но, видимо, очень понравившиеся ему мысли: «Необходимые качества руководителя - ум. Все примолкли. Соколов сделал небольшую пару и продолжал. Именно ум, а не профессиональные знания в данной области. Ибо профессиональные знания - дело наживное. Честность. И прежде всего в том смысле, чтобы человек откровенно высказывал свое мнение, как подчиненным, так, в особенности, и начальникам. Поддакивающий, трусливый и не имеющий собственного мнения человек - плохой и даже опасный руководитель. Усердие...» Ну и так далее...»
- Думаю, что все наши кандидаты обладают такими качествами. И, обращаясь к кадровику, добавил: «Пригласите Краснопера». В кабинет вошел подтянутый, спортивного склада мужчина лет сорока... Всем понравилась его собранность, немногословность и молодцеватость. Решение комиссии было единогласным. Владимир Краснопер был назначен начальником большого пункта в казахстанской степи...»
 
Воспоминания ветерана космонавтики, жительницы блокадного Ленинграда, моей жены К.М. Мазуриной:
 
«Сообщение о вызове не застало меня врасплох. Я уже давно была готова к этому. Колебаний, ехать или не ехать, не было. Но все же в душе была тревога: куда я еду с трехлетним сыном? Что нас ждет? В проездных документах была указана конечная станция Сары-Шаган в Казахстане. Одна с ребенком и вещами, а впереди такая дальняя, с двумя пересадками, дорога. Стараясь создать какое-то представление о новом месте жительства, роюсь в справочниках, листаю энциклопедию. Сары-Шаган - поселок городского типа, железнодорожная станция в 160 километрах от города Балхаш, в 60 километрах от озера. Население около трех тысяч. Озеро Балхаш бессточное. Вода в восточной части солоноватая, а в западной «почти пресная». Озеро замерзает с конца ноября, вскрывается в апреле. В озере обитает до двадцати видов рыб. Длина - 605 км, максимальная ширина - 74 км. Средняя температура июля плюс 24 градуса по Цельсию, января - минут 8. Северные берега скалистые, припорошенные сверху глиной, песком. Растительность скудная. Меткое определение этих мест».
 
Место дислокации НИП - 3 было выбрано в захолустном, полупустынном районе Казахстана, вдали от человеческих глаз. В атмосфере не хватало до 30 процентов кислорода, но главное, железнодорожная станция не была приспособлена для приема военных грузов - отсутствовала площадка для разгрузки контейнеров. Поэтому весь поток грузов адресовался на город Балхаш, который располагался в 180 км от дислокации части. Все это порождало массу проблем с доставкой грузов по бездорожью. Надо отметить, что вблизи озера Балхаш в 1956 году начал строиться полигон ПРО, во главе которого был поставлен участник Великой Отечественной генерал-майор Дорохов. До основного центра, который был от нас в 20 километрах, вроде недалеко, но руководству полигона в 1957 году было не до нас, у них своих проблем хватало. Правда, там была школа для детей и казарма, приспособленная под родильный дом. Почему именно это место было выбрано комиссией, одному Богу известно...
 
Когда мы приехали, постоянно слышались взрывы. Казалось, конца им не будет. Это строители прокладывали канализацию: бурили, закладывали тол, прикрывали досками и взрывали. И все же куски гранита разлетались. Три раза чинил крышу котельной. Помню, как встречал жену с сыном. Зимой по дороге в Сары-Шаган машина съехала с колен и забуксовала. Шофер и я, кругом темнота, мороз 15 градусов. Что делать? Представил, как жена с сыном на захолустной станции, в холоде и никто не встречает... Сгоряча сбросил шинель с плеч под колеса машины, и она выбралась на дорогу. Позже подумал, а если бы шинель придавили колеса?.. Но все обошлось. По-видимому, бог оказался на моей стороне.
 
Первопроходцев Балхашского НИП-3 с первых дней судьба пытала холодом, голодом, отсутствием самых элементарных условий жизни: связи с внешним миром, отсутствием света, почты, телеграфа, бани, магазина, клуба, библиотеки, примитивная медицина: один врач - специалист по всем болезням.
 
Больше всего нас шокировала природа этих мест. Даже посаженные деревья погибали через год - два, корни упирались в гранит. Радиация. Постоянно песок скрипел на зубах. Отсутствие нормальной пресной воды - хотя рядом озеро Балхаш с водой «почти пресной», от которой крошились зубы. Пронизывающий северный ветер, пыльные бури, нехватка кислорода из-за отсутствия зелени, за что доплачивали 30 процентов к денежному содержанию офицеров. Это не только о космонавтах, а в первую очередь о нас напоминает песня:
 
                                                                                      «А снится нам не грохот космодрома.
                                                                                      Не неба ледяная синева,
                                                                                      А снится нам трава, трава у дома,
                                                                                      Зеленая, зеленая трава...»
 
Когда надоело смотреть на серо-желтый пейзаж, взял лом и лопату, выдолбил перед ломом в граните нишу 4 на 5 метров, посадил репчатый лук, полил. На утро все было занесено песком, с тех пор в течение почти пяти лет больше не делал попыток заниматься сельским хозяйством. Иногда из дома присылали посылки с помидорами и фруктами. Получишь ящик, а из него во все щели вода бежит. Жара сделала свое дело.
 
Весной земля преображалась: цвели тюльпаны, кое-где пробивалась зелень, берега озера в некоторых местах обрамлялись ожерельем камыша. На нерест в мелководье заходил сазан. Но все это быстро исчезало на долгие месяцы...
 
Связь с внешним миром практически отсутствовала. Чтобы позвонить по телефону родным, необходимо было проехать сорок километров в оба конца. Одна единственная, наспех построенная дорога. Бульдозерами нагребли насыпь, которую утрамбовали катками. По этой дороге в день в лучшем случае проезжало не более 9-6 машин. Сверни с накатанной колеи в сторону на метр, и можно забуксовать в пыли. Никто из нас тогда не знал перспективу - насколько долго нас запросила сюда судьба. Говорили что-то о геодезическом годе, что наша страна и американцы обещали запустить спутник. Шло негласное соревнование, кто первый? Сроки поджимали, были жесткими.
 
Офицеры пропадали на работе, света божьего не видя.
 
Главной задачей жен было накормить семью. Дети забыли, что такое молоко, свежие овощи и фрукты. Нигде ничего не купишь, кругом бескрайняя полупустыня.
 
Продукты получали с солдатского склада: мясные и рыбные консервы, подсолнечное и сливочное масло, крупы, фрукты и овощи только в сухом виде. Одну банку сгущенного молока давали на месяц. Хлеб и воду привозили из хозяйства генерала Дорохова. Возникла проблема, на чем готовить? Не было топлива. Выручила Роза Васильевна Косолапова. Она была практичной женщиной. Приметила, что недалеко от площадки строители свалили мусор, среди которого было немало деревянных обрезков. Запаслись топливом на целую зиму - проблему сняли. Почти все женщины увлекались рыбалкой, ведь мужьям было не до этого...
Светлым пятном в жизни являлся отпуск, его старались использовать разумно.
 
Все прелести нашей службы и быта окутаны непроницаемой завесой секретности. Главный секрет заключался в том, что военные занимаются космосом! В августе 1957 года В.И. Краснопер послал меня в ТУРК ВО для постановки на все виды довольствия. При инструктаже предупредил: «Назначение части не раскрывать! Отвечать - частъ особого назначения».
 
Личный состав представлял собой сплав фронтовиков с молодежью. Офицерский - на 80 процентов состоял из молодых лейтенантов. Старшие испытатели космической техники, только что окончившие высшие военные училища. Солдаты первого набора отслужили по 3,5 года, не ныли и не роптали, свято выполняя свой воинский долг. Работали самозабвенно, с большой охотой и заинтересованностью, не считаясь со временем. Все понимали важность задач, поставленных перед коллективом.
Краснопер сумел с первых дней сплотить коллектив, создать ядро единомышленников. Заместителями у него были инженер-майор В.П. Косолапов и подполковники Инюшкин и Потапенко (замполит). Все они блестяще справлялись со своими обязанностями. Были сформированы расчеты, составлены функциональные обязанности, началось обучение личного состава на технике под руководством офицеров.
 
Замечательной страницей в истории покорения космоса был подвиг жен офицеров, разделивших судьбу мужей, отправившихся вместе с ними в отдаленные, необжитые места нашей Родины. Первыми среди них на НИП-3 были: Надежда Потапенко, Роза Косолапова, Женя Нориц, Лида Ефимова, Ксана Мазурина, Валя Курпакова, Галя Костюкова, Инна Плетнева, Валя Михайлюк, Света Павленко, Лира Колпащикова, Тоня Астафьева. Жанна Шабанова. Валя Краковская. Саша Елфимова, Жанна Кузнецова.
Молодые, красивые, в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет. Солдаты их «декабристками» называли.
 
Живя в полупустыне, за сотни километров от городов, они решали нелегкие проблемы: обустраивали жилье, рожали и учили детей. Устроиться на работу в этой глуши было негде, на любую работу, а жить на одно денежное содержание мужа было не просто. Но они не сидели без дела - работали на общественных началах: вели различные кружки, принимали участие в благоустройстве городка, принимали активное участие в художественной самодеятельности. Здесь, в части, зарождались традиции дружбы, взаимовыручки...
 
Считаю, половину наград, которыми награждены мы - офицеры, надо было отдать женам. А их, спустя 50 лет со дня запуска, еще и наказывают, лишив трудового стажа за эти годы. Даже сейчас некоторые начальники считают, что их нельзя причислять и награждать как ветеранов космонавтики, ведь они в расчетах не участвовали и притом нигде в это время не работали, забыв, что, отправляя их в необжитые места, государство не обеспечило их основного конституционного права на труд...
 
Из книги Б.Л. Покровского «Космос начинается на земле»:  «Вспоминает Владимир Иванович Краснопер: "К нашему приезду строители успели ввести несколько бараков и двухквартирных домиков. Ни о каких мастерских и речи не было. Мы их организовали сами в одном из бараков. Смонтировали там оборудование, привезенное из института, и заработала наша мастерская". Вот тогда-то все и оценили предусмотрительность начальника пункта.
А его замполит П.Я. Потапенко нажимал на строителей, чтобы поскорее достроили клуб:
- На пункте почти одна молодежь. Средний возраст двадцать два года, Досуг, хотя он у нас и не велик, культурно провести негде. А свободное время - это ведь общественное богатство, его нужно расходовать с пользой для воспитания людей, и прежде всего нравственного...
- И физического, - добавил Краснопер, автор многих институтских рекордов по бегу и лыжам. - Поэтому предлагаю построить клуб со спортзалом!
 
Начальник строительства, однофамилец нашего главного связиста, Григорьев, очень приятный человек, хороший организатор, прежде всего стремился сдать, естественно, плановые объекты. Он, разумеется, знал, что "свободное время - общественное богатство", хотя сам таковым не обладал. Но клуба, да еще со спортзалом в титульном списке не значилось, и рабочих чертежей на него быть не могло. Поясню: титульный список, или просто титул, - это единственный документ, дающий право на капитальное строительство. В нем указываются наименования объектов и сумма ассигнований на их проектирование, строительство и оборудование.
- А за нетитульное строительство, сами знаете, что бывает, - закончил свой тактичный отказ начальник подрядной организации.
Руководители пункта на иное отношение к своей, прямо скажем, незаконной просьбе и не рассчитывали и поэтому к затруднительной беседе подготовились с предельной убедительностью: заранее присмотрели на складе у строителей давно лежащие щиты, рамы, двери и прочую "столярку" и сами начертили эскиз незаконного объекта.
- И о рабсиле не беспокойтесь - поддержал замполит аргументацию начальника пункта. - Комсомольцы уже решили поработать на строительстве клуба...
- Со спортзалом, - продолжил Краснопер и выложил свой главный козырь: обязательство внести клуб со спортзалом в титульный список при его ближайшей корректировке!
 
Начальник строительства сдался. Сооружение получилось на славу и вскоре завоевало всеобщую популярность. Теперь уже не так минорно звучали слова грустной народной песни "Степь да степь кругом..." Стало где посмотреть фильм, послушать интересную лекцию, почитать сравнительно свежие газеты и журналы, взять в библиотеке хорошую книгу. Организовали хор и драматический коллектив, выступления которых полюбились во всей округе. А в спортзале до позднего вечера не утихали волейбольные и прочие спортивные баталии. Стали наведываться в клуб и строители, в том числе и их уважаемый начальник. Этот клуб со спортзалом был первым и долгое время единственным сооружением такого рода во всем Комплексе. Когда приезжали гости из Москвы, то им после осмотра техники показывали самый посещаемый "объект". Правда, начальник пункта получил за него выговор. Но потом все устроилось: клуб в титул внесли, со строителями рассчитались и выговор с Краснопера сняли.
 
Вот так относились к "соцкультбыту". Нынешней молодежи Командно-измерительного комплекса тот построенный в степи из досок и энтузиазма клуб показался бы примитивным, допотопным, да и клубом-то его сейчас можно было бы назвать с большой натяжкой».
 
И, несмотря на все трудности, готовность к работе по первому ИСЗ была объявлена 1 октября 1957 года.
 
ИСЗ просуществовал 92 суток, совершил около 1400 оборотов вокруг Земли, затем вошел в плотные слои атмосферы и сгорел. Мы же осознали значение запуска первого ИСЗ лишь после того, как весь мир заговорил об этом: «Окно во Вселенную открыли Советы».
 
В Вашингтоне известие о запуске первого искусственного спутника Земли в СССР произвело эффект разорвавшейся бомбы...
 
Источник: газета "Новости Краснознаменска"
 
 
 
От гвардейских минометов к стратегическим высотам космоса
 
                                    
95-летний ветеран Великой Отечественной войны Владимир Иванович Краснопер стоял у истоков создания Ракетных войск стратегического назначения и Космических войск России. Он создатель трех первых наземных измерительных пунктов (НИПов): Сарышаганского, Шепицинского и Евпаторийского, которые открыли нам дорогу в космос.
 
Родился Владимир Иванович 20 октября 1914 года в Запорожье. Его отец работал на стройках города, а мама трудилась в городской больнице медсестрой. В 1915-м году отца призвали в армию и отправили в Одессу, где он работал над проектированием различных сооружений, а после демобилизации в августе 1918 года поступил в Киевский строительный институт. Мама уехала в Киев к отцу, а трехлетний Володя остался в Запорожье с бабушкой. В 1920-м году мама Володи отправляется за сыном, и Гражданская война разлучает ее и сына с мужем. Только в 1928 году удалось узнать, что отец жив и работает на стройках Варшавы. Воссоединиться семье не удалось, и в 1930 году мама выходит повторно замуж за подполковника Я.И. Листопада. Но и второй брак оказался недолговечен, через год отчим умирает.
 
Все это, конечно же, сказалось на характере юного Володи, ему рано пришлось повзрослеть. А после окончания им 7-го класса его взял в свою семью брат мамы и стал для него хорошим воспитателем. После обучения в школе ФЗУ Володя работает слесарем на предприятиях Запорожья, а затем перебирается в Москву на дирижаблестроительную верфь и завод № 9. Работая, продолжает учебу в вечерней школе и, получив среднее образование, в 1936 году поступает в Московский институт химического машиностроения.
 
Годовалый Володя Краснопер
с мамой Валентиной Евдокимовной
и папой Иваном Николаевичем.
 Запорожье, 1915г.
 
Уже тогда, будучи студентом, он работал на заводе «Компрессор» в должности конструктора. Это тот самый завод, на котором в годы войны наладили серийное производство «Катюш».
 
В августе 1941 года Владимира Ивановича призывают в Красную Армию и направляют в Коломну в 15-й запасной артиллерийский полк, а затем и в 1-ое Московское артиллерийе училище им.Красина. Курсанту Красноперу выпала честь участвовать в знаменитом Параде на Красной площади 7 ноября 1941 года.
Затем в составе дивизиона «Катюш» Владимир Иванович участвовал в обороне Москвы в районе Серебряного Бора. После того, как враг был отброшен от столицы, Краснопер заканчивает учебу в училище и 12 апреля 1942 года в звании воентехника 2-го ранга назначается на должность помощника командира технической части 275-го отдельного Гвардейского минометного дивизиона 51-го Гвардейского минометного полка.
 
Дивизион своим ходом отправляется на Юго-Западный фронт. Краснопер участвует в боях на Юго-Западном, Сталинградском и Южном фронтах. Особенно Владимиру Ивановичу запомнились бои на реке Миус, в Сталинграде и в Крыму при освобождении Севастополя.
 
С сентября 1943 года он получил повышение по службе, был назначен на должность помощника начальника подвижной ремонтной мастерской. Мастерская была хорошо оснащена станочным оборудованием, силовыми агрегатами и запчастями. Личным составом мастерской под руководством капитана Краснопера было восстановлено немало боевых машин и автотранспорта, и лично Владимир Иванович приобрел бесценный опыт ремонта и эксплуатации автотранспорта, что, конечно же, пригодилось ему в дальнейшем.
 
Краснопер - участник Мелитопольской операции, в ходе которой наши войска продвинулись на запад на 250-300 километров и вышли к низовью Днепра и Перекопскому перешейку. В апреле-мае 1944 года был полностью освобожден Крым. А в сентябре-октябре того же года гвардии капитан Краснопер в составе 4-го Украинского фронта участвует в Карпатской операции. О тех боях в своих воспоминаниях «Огонь ведут «Катюши» упоминает командующий Оперативной группой генерал-лейтенант артиллерии А.И. Нестеренко: «В 1944 году на 4-ом Украинском фронте по предложению капитана В.И. Краснопера и под его руководством в ПРМ-62 горные установки «Катюши» были смонтированы на «Виллисах». Два дивизиона таких боевых машин успешно действовали в Карпатах». За эту инициативу он был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.
 
На военных дорогах Владимир Иванович встретил и свою будущую супругу Галину Михайловну. Судьба свела их в Сталинграде в 1943 году, тогда еще старшему лейтенанту Красноперу было 29 лет, а Галине Михайловне - 21.
По делам службы он часто посещал знаменитый Сталинградский тракторный завод, на котором трудилась Галя. Она вспоминала позже: «Володя часто приезжал к нам на завод по делам службы. Однажды мы встретились, завязалась дружба, которая переросла в любовь...»
 
Затем война увела Володю на запад, а Галя вернулась в родной Воронеж и поступила в Плехановский институт. В январе 1944 года он приехал в командировку, и 25 января состоялась их свадьба. А затем опять была война, окончание которой Владимир Краснопер встретил в Варшаве, а его супруга - в Москве.И лишь в 1946 году, когда воинская часть Краснопера прибыла на место постоянной дислокации в Каменец-Подольский, семья воссоединилась. Там же появилась на свет их дочь Элеонора.
 
Помощник начальника
полевой ремонтной мастерской
 капитан В.И. Краснопер
 
Очень быстро выяснилось: у боевого капитана большие творческие задатки, а потому вполне логично, что его переводят в подмосковное Болшево и назначают на должность начальника холодильной установки на заводе при НИИ-4МО. В1953 году в семье - прибавление, жена родила сына Евгения.
 
К тому времени Владимир Иванович сдает кандидатский минимум, и его назначают начальником конструкторского бюро, затем начальником сборочного цеха и, пройдя еще ряд должностей, он дорос до заместителя главного технолога завода.
 
Ну а к началу освоения космоса он достиг такого уровня подготовленности, что возглавил один из самых сложных наземных измерительных пунктов - Сарышаганский.
 
Виктор МАЗУРИН, член Совета ветеранской организации КИК.
Прочитано в газете "Новости Краснознаменска".
 
 
 
 
 
 
 
 
Полковник
 
Владимир
 
Иванович
 
Краснопер,
 
командир
 
НИП-3.
 
Семья подполковника Краснопера:
мама - Валентина Евдокимовна, сын - Евгений,
дочь - Элла, жена - Галина Михайловна. Болшево, 1957 год.
 
 
Земная история полета «Восток- 1»
 
«Никто не может донести подлинную картину
бурных событий весны космонавтики лучше,
чем сами их участники и живые свидетели,..»
В.Л. Иванов
 
12 апреля весь мир отмечает День авиации и космонавтики. Впервые этот праздник установлен у нас в стране Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 апреля 1962 года в ознаменование первого космического полета, совершенного Юрием Гагариным.
 
2011 год в Российской Федерации объявлен Годом российской космонавтики в честь 50-летия первого полета человека в космос.
Из 20 претендентов «гагаринского набора» к космическим полетам были отобраны 12 человек: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Владимир Комаров, Павел Беляев, Алексей Леонов, Борис Волынов, Евгений Хрунов, Георгий Шонин и Виктор Горбатко. Восьми же космонавтам не суждено было совершить космические полеты по различным причинам: из-за травм, отчислениям по дисциплинарным проступкам, состоянию здоровья.
 
Занятия в Звездном городке проходили интенсивно. И в начале 1961 года к полету на космическом корабле «Восток» были допущены шесть наиболее подготовленных космонавтов. В апреле 1961-го они получили удостоверения пилота-космонавта. 10 апреля Государственная комиссия под председательством К.Н. Руднева утвердила предложение С.П. Королева о полете «Восток-1» с космонавтом на борту. Первым пилотом-космонавтом единогласно был утвержден Юрий Алексеевич Гагарин, дублером - Герман Степанович Титов.
 
Это известная всему миру часть космической истории первопроходцев. Но мало кто знает, как вели подготовку к полету «Восток-1» на многих наземных объектах обеспечения полета. В том числе и на Научно-измерительном пункте-3 (Сары-Шаган, Карагандинская область, Приозерск-9).
 
Площадка ЗД не имела отношения к полигону ПРО "Балхаш", хотя территориально и располагалась на нем. Это был НИП-3 Военно-космических сил, позже переименованный в ОКИК-44, один из отдельных командно-измерительных комплексов разбросанных по всей территории СССР. С их помощью производилось управление космическими аппаратами и прием телеметрии. Безусловно, ЗД была одной из самых оснащенных площадок из всех ОКИКов. По размаху с ней могли тягаться только Щелково-7 (ОКИК-14) и Евпатория (НИП-16, он же ЦДКС).
 
Решением Правительства от 22 мая 1959 года была утверждена разработка пилотируемого комплекса «Восток». Подготовка к работе по «Востоку-1» шла интенсивно. При запуске самолетов, ракет, первых спутников Земли накапливался опыт, отрабатывалось взаимодействие, сплачивались расчеты, достигалась взаимозаменяемость в расчетах, уточнялись и корректировались инструкции.
 
Так, на НИП-3 усилилась нагрузка, и по первым искусственным спутникам и космическим аппаратам работать приходилось по 15-17 часов в сутки, при некомплекте в расчетах офицерского состава. Например, на станции «ПОЗУ-Кварц», из трех испытателей длительное время был один начальник. Поэтому основной упор в расчетах делался на взаимозаменяемость. Большинство офицеров в результате стали классными специалистами.
 
Вот фамилии первопроходцев покорения космической целины из состава НИП-3: В.И. Краснопер, В.П. Косолапов, П.Л. Потапенко, А.В. Курпаков, Г.Г. Ефимов, П.А. Елфимов, А.С. Костюков, В.Г. Мазурин, О.В. Павленко, В.Н. Колпащиков, В.А. Нориц, В.С. Манухин, Г.Л. Кива, Г. Плетнев, О.П. Гельзин, Ю.М. Конюхович, А.Г. Кузнецов, А. Редько, Ю. Астафьев, А.В. Шабанов, Г.П. Кузьмин, В. Шкуратов, В. Стегайло. В 1958-1959 годах на пункт прибыли А.С. Полищук, Ю.Е. Краковский, П.А.Елфимов и И.П. Михайлюк. Некоторые офицеры к 1961 году были переведены в другие космические части и там выполняли свой воинский долг, - те же Краснопер, Косолапов, Редько, Манухин, Кузьмин, Нориц.
 
При подготовке к работе по «Восток-1» большое внимание уделялось автоматизированному КИК. Его применение позволяло в реальном времени получать информацию в центре управления на больших расстояниях с НИПов и обрабатывать её на ЭВМ.
Это был революционный скачок в технологии обработки информации, поступавшей с выхода «Кама-Д2», по сравнению с работой по первому спутнику Земли, после каждого витка которого информация с открытых регистраторов «Бинокль» обрабатывалась вручную, данные снимались дискретно (разделённо, прерывисто). По дальности и углам привязывались ко времени и далее по телеграфным каналам передавались в Центр управления, на что уходило по времени минимум час.
 
В состав автоматизированного КИК входили: радиолокационная станция «Кама-Д», информационное устройство «ПОЗУ-Кварц», аппаратура ПУВД, ЭВМ М-20. Они были полностью оттренированны, подготовлены к работе по «Востоку-1». В первое время, когда КИК не имел своего вычислительного центра, траекторная информация обрабатывалась на трех ВЦ: Министерства обороны, ВЦ АН СССР и ВЦ ОМП АН СССР.
 
Мой однокашник по Академии связи полковник Петр Иванович Кондрашин вспоминает:
«В начале 1960 года в клубе НИИ-4 МО состоялась встреча Главнокомандующего РВСН Главного маршала артиллерии М.И. Неделина с офицерским составом института. В своем выступлении он дал высокую оценку принятому в эксплуатацию автоматизированному КИК. «То, что вы создали, нет ни у кого в мире, даже у хваленых американцев. Они следят за своими спутниками, сидя на вышках и соснах...» Такая оценка Главкома вызвала чувство радости и гордости у каждого, кто участвовал в этой работе».
 
Кстати, в течение трех с половиной лет я занимал должность начальника станции «ПОЗУ-Кварц» и имел самое непосредственное отношение к вводу автоматизированного КИК в войсковую эксплуатацию. В 1960 году я получил удостоверение классного специалиста 1-го класса Советской Армии. В то время для сдачи на первый класс надо было знать три станции.
 
11 апреля 1961 года НИП-3 был полностью подготовлен к работе по «Востоку-1», о чем полковник Полищук доложил на ЦКП, расположенный в НИИ-4 в Болшево.
 
«Корабль «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту стартовал 12 апреля 1961 года, в 9 часов 7 минут. Продолжительность полета -  1 час 48 минут. Количество витков вокруг Земли - один. Максимальная высота в апогее - 237 километров. Длина траектории - 41000 километров. Перед ВЦ КИК поставлена особая задача: определить параметры орбиты через 10 минут после конца активного участка. Руководство считало, что в эфир сообщение о первом полете советского космонавта должно выйти через 25 минут после старта космического корабля. Иначе зарубежный мир может дискредитировать результаты и истолковать их как подлог» - из книги В.В. Фаворского и И.В. Мещерякова «Военно-космические силы».
 
При полете Гагарина целью было не только запустить человека в космос, но и вернуть его на Землю целым и невредимым. Помимо этого, решалась и другая, тоже непростая задача: надо было через 25 минут выдать параметры орбиты. Это стало возможным только благодаря разработке, созданию, испытанию и введению в эксплуатацию автоматизированного командно-измерительного комплекса (КИК).
 
К работе по «Востоку-1» на Сарышаганском НИП-3 были задействованы все наши станции. Начальниками радиолокационных станций «Кама», «Бинокль-Д», телеметрической станции «Трал-Д», информационной машины «ПОЗУ» стали выпускники Киевского высшего командно-инженерного училища, старшие лейтенанты А.С. Костюков, ГЛ. Кива, Г.Н. Колпащиков и И.П. Михайлюк. Начальником станции (командной радиолинии) МРВ-2М был выпускник Харьковского высшего командно-инженерного училища старший лейтенант О.П. Павленко. Должность начальника службы единого времени (СЕВ) «Бамбук-Д» занимал лейтенант О.П. Гельзин, выпускник ВКИАС им Буденного. Телефонно-телеграфную станцию возглавил старший лейтенант А.Х. Кузнецов, окончивший Горьковское военное училище техников связи. В работе принимали участие связисты: Степшин, Скуратов,
Стегайло и ряд других. Общее руководство осуществляли: командир части полковник А.С. Полищук, подполковник Ю.Е. Краковский, подполковник Ш. Потапенко (замполит), начальник штаба майор А.В. Курпаков и я, капитан В.Г. Мазурин.
 
Еще раз отмечаю   большой вклад в подготовку к работе по «Востоку-1» моих первых начальников: Краснопера, Косолаповаи Ефимова, которые к моменту запуска убыли в другие части, где участвовали в работе по «Востоку-1».
 
Начальники станций, участвовавших в работах по космическим кораблям
«Восток-1» и «Восток-2» 12 апреля и 6-7 августа 1961 года
на Балхашском научно-измерительном пункте (НИП-3)
 
Руководитель группы
станций В.Г.. Мазурин
 
Начальники радиолокационных станции
«Кама-Д» и «Бинокль-Д» А.С. Костюков и Г.Л. Кива
 
Начальник станции «ПОЗУ»
-«Кварц» И.Л. Михайлюк
 
Начальник станции
«Трал-Д»
В.Н. Колпащиков
 
Начальник станции
«МРВ-2М»
О.В. Павленко
 
Начальник телефонно-
телеграфной станции
А.Х. Кузнецов
 
 
Все наши расчеты выполнили поставленные задачи. Работа личного состава НИП-3 получила высокую оценку командования КИК. Автоматизированная линия действовала безотказно. Личному составу, принимавшему участие в работе по «Востоку-1», была объявлена благодарность.
 
Есть песня со словами «Космос начинается с мечты, космос начинается с любви». Я бы добавил, что космос начинается с Великой Победы над нацизмом, 65-летие которой мы отметили в 2010 году. Заместитель Министра обороны по вооружению Владимир Поповкин, будучи командующим Космическими войсками, сказал:
«Мы понимаем, что у истока зарождения наших объединений, космодромов, многих воинских частей стояли активные участники Великой Отечественной войны, ими заложены лучшие традиции беззаветного служения Родине».
 
И надо отдать должное прозорливости командования НИИ-4, которое с первых шагов создания КИК сделало ставку на людей, прошедших войну. Именно они, со всем их опытом жизни и работы с людьми в экстремальной обстановке, были готовы к исполнению роли первых лиц. Это были командиры-фронтовики, коммунисты, прошедшие через горнило Великой Отечественной войны. Когда пришла пора поднимать космическую целину, волей судьбы, они оказались снова на передовой.
 
Надо отметить, что на заре космонавтики участие военных в освоении космоса замалчивалось. Наша работа была за семью замками. Даже в 70-х годах нас, военных, переодевали в гражданскую одежду, когда показывали по телевидению. Но шила в мешке не утаишь. Нельзя скрыть назначение структуры КИК от разведки с космоса.
 
Специфика космических частей (НИПов) заключалась в том, что они представляли части, изолированные как снаружи, так и изнутри режимом секретности, удаленности. Руководство части отвечало не только за боевую и политическую подготовку личного состава, но и за решение целого спектра бытовых и социальных проблем: доставку различных грузов, проведение культурно-массовой работы, питания, отдых, здоровья личного состава и многого другого.
 
Снабжение НИП-3 осуществлялось по так называемой «Дороге жизни», ведь сам город Балхаш был удален от части на 180 километров и дорога в большей части представляла накатанную колею, иногда пересекающую солончаковую местность.
Офицеры с семьями и офицеры-холостяки размещались в четырех финских домиках, каждый из которых был рассчитан на четыре семьи. Солдаты жили в двух деревянных казармах. К 1961 году в эксплуатацию приняты здание штаба, клуб, котельная, агрегатный сарай и ряд других сооружений.
 
Несмотря на то, что люди работали в тяжелейших бытовых и климатических условиях, вдали от городов и поселков, служба солдат длилась три года. Ни один артист не посетил часть, офицеры жили и работали, безвыездно, за исключением отпусков. Питались все исключительно продуктами с солдатского склада, купить что-нибудь другое было просто негде.
 
Ветераны космонавтики платили за покорение космоса подорванным здоровьем, а иногда и жизнью... За 21 год службы в Командно-измерительном комплексе я ни разу не был свидетелем, чтоб хоть одного солдата, сержанта, младшего офицера наградили государственной наградой. Перед моими глазами прошла служба не одной тысячи человек (только в войсковой части 14109 в 70-х годах по штату было более тысячи человек рядового состава и 250 офицеров). Был единственный случай, когда благодаря командующему Военно-космических сил генерал-полковнику В Л. Иванову, наземный экипаж «Луноходов», в основном младшие офицеры, был награжден орденами. И то, - спустя 25 лет после этой программы.
 
Считаю недоразумением, то что по прошествии более 50 лет, на государственном уровне и по сей день нет медали «За освоение космоса», притом, что «За освоение целинных земель» медаль существует. И это в то время, когда президент Казахстана Назарбаев уже две медали учредил на государственном уровне... Сейчас бывшие солдаты и сержанты на пальцах объясняют своим детям и внукам, что они участники покорения космоса.
 
Виктор МАЗУРИН, член Совета ветеранов КИК, заслуженный испытатель космической техники.
 
Прочитано в газете "Новости Краснознаменска".
 
7-го марта 2012 года исполнилось 85 лет
 
ВИКТОРУ ГЕОРГИЕВИЧУ МАЗУРИНУ,
 
ВЕТЕРАНУ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР И КОМАНДНО-ИЗМЕРИТЕЛЬНОГО КОМПЛЕКСА,
 
ЗАСЛУЖЕННОМУ ИСПЫТАТЕЛЮ КОСМИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ
 
Биографическая справка:
 
Родился 07 марта 1927 года, в селе Красноводском Сайрамского района Сыр-Дарьинской области.
 
Полковник в отставке. Последняя должность в Советской Армии – начальник отдела спутниковой связи «Молния-1» Командно-измерительного комплекса. Участник Великой Отечественной войны. В Красную Армию вступил добровольно в августе 1944 года после окончания 9-го класса в возрасте 17 лет. Присягу принял 12 сентября 1944 года.
 
После увольнения в запас в 1978-м, принимал активное участие в общественной работе среди ветеранов Командно-измерительного комплекса. Автор более 40 статей о первопроходцах и пионерах освоения космического пространства. Активно участвует в патриотическом воспитании подрастающего поколения, посещая подшефные школы с беседами и лекциями о войне и достижениях отечественной космонавтики.
 
Награжден орденом Красной Звезды, орденом «Знак Почета» и 20 медалями, знаками отличия Федерации космонавтики Российской Федерации. Ему присуждены звания «Заслуженный испытатель космической техники», «Почетный радист СССР».
 
Семья Мазурина В.Г. отдала покорению космоса в общем 59 лет. В.Г. Мазурин – 21 год, его жена К.М. Мазурина– 28 лет,  дочь Л.В. Салдина – 10 лет.
 
Являясь начальником станции ПОЗУ «Кварц» и руководителем группы станций на Сарышаганском КИП-3, принимал непосредственное участие во вводе в эксплуатацию ПОЗУ (преобразующего осредняющего запоминающего устройства).
 
Внедрение ПОЗУ позволило передавать траекторную информацию со станции «Кама» в автоматическом режиме в Центр КИК на ПУВД. При переводе информации ПОЗУ из нестандартного кода в стандартный, непосредственно принимал участие в испытаниях, проводимых представителями НИИ-4 МО. Перевод в стандартный код информации ПОЗУ позволил не демаскировать работу КИПов при передаче информации в линии связи.
 
Активно участвовал в рационализаторской работе, за что в 1961 году был награжден грамотой начальника Центра КИК. Как заместитель командира войсковой части 14109 (КИП-10 г. Симферополь) по счетно-решающим устройствам, СЕВ и связи, пять лет являлся председателем комиссии по рационализаторской и изобретательской работе. Кроме этого, был председателем методического Совета части, председателем комиссии по сетевому планированию.
 
В 1970 году за большой труд, вложенный в дело освоения космического пространства, В.Г. Мазурин награжден орденом «Знак Почета». Второй орден – орден Красной Звезды - получил в 1977-м  за успешные испытания систем «Корунд» и «Ручей» и внедрение аппаратуры «3П2С».
 
Более 40 лет, еще задолго до увольнения из армии, Виктор Георгиевич собирал и систематизировал исторический материал, касающийся развития и становления отечественной космонавтики, утверждения космических приоритетов нашей Родины.
 
Его воспоминания по истории отечественной ракетно-космической техники посвящены всем тем, кто самоотверженно трудился над созданием первых ракетных и космических систем в нашей стране. Общепризнано, что наша Родина в 50-60 годы прошлого века была ведущей космической державой. Первый спутник, первый полет человека в космос, выход человека в открытое космическое пространство, первый «лунник», полет к Венере – вот далеко не полный перечень фактов, подтверждающих лидерство нашей страны. Поэтому есть о чем рассказать потомкам, напомнить о том славном прошлом в истории нашей страны, к которому причастно старшее поколение.
 
Фронтовик Виктор Мазурин (справа)
Поздравление ветерану от командующего ВВКО О.Н. Остапенко