Некоторые публикации из газет
Республики Казахстан
01.07.2005
 
БЕГОМ В КОСМОС!
 
Министерство образования и науки РК, Аэрокосмический комитет республики, Национальная компания “Казкосмос” и Ассоциация вузов РК провели в середине июня в Алматы научно-практическую конференцию “Состояние и перспективы научной и инновационной деятельности в космической сфере Республики Казахстан”.
 
Лейтмотивом выступлений видных отечественных ученых, занятых  околокосмическими проблемами, стала мысль о необходимости развития космической деятельности – идея сама по себе бесспорная и прогрессивная. Сегодня более двух десятков стран имеют собственные космические аппараты, более сотни государств прямо или косвенно участвуют в различных космических программах. Происходит специализация и предпринимаются шаги по кооперации мировой космической деятельности. Как отметили выступавшие, Казахстан может и должен найти в ней достойное место. При этом заявлено, что с привлечением космических технологий будет ускорено достижение международного уровня научно-технического, экономического и социального развития страны. Скептик бы усомнился –  не следует ли поступать наоборот, сначала достичь уровня, а уж потом штурмовать космос. Но на то он и скептик.
 
Комплексной задачей реализации вышеуказанной цели обозначено эффективное использование имеющейся базовой инфраструктуры аэрокосмической отрасли Республики Казахстан. Правильное ее решение является основой для успешного развития экономического потенциала страны за счет трансферта космических технологий и создания отечественных наукоемких производств широкого профиля. Как пояснили некоторые участники форума в неофициальной беседе, понимать это можно так: трансферт космических технологий – дело решенное, осталось в потенциале реализовать высокие потенциальные возможности наших грандиозных потенциалов.
 
По мнению выступавших, в Казахстане созданы объективные научные, технологические и организационные предпосылки развития космической деятельности. Для ее дальнейшего целенаправленного системного совершенствования принята Государственная программа “Развитие космической деятельности в Республике Казахстан на 2005-2007 годы”, утвержденная Указом Президента и подготовлен План мероприятий по ее реализации.
Ожидаемые результаты вкратце таковы:
 
- создание и запуск геостационарного спутника связи и вещания “KazSat”; разработка технико-экономического обоснования создания универсальной космической платформы и технических предложений, а также проектов по созданию отечественных космических аппаратов различного назначения; создание специального конструкторско-технологического бюро космической техники;
 
- развитие наземной инфраструктуры для запуска и управления космическими аппаратами на основе создания космического ракетного комплекса “Байтерек”; создание командно-измерительного комплекса, восстановление и модернизация объектов полигона “Сары-Шаган” и радиополигона “Орбита”; создание наземного комплекса управления космическими аппаратами; создание космического ракетного комплекса “Ишим” на базе самолета “МИГ-31Д”;
 
- развитие Национальной системы космического мониторинга территории республики;
 
- создание системы экологической безопасности территории Казахстана;
 
- подготовка отечественного кадрового потенциала для космической деятельности.
 
Это далеко не полный, но, тем не менее, потрясающий воображение  перечень ожидаемых результатов. Напомним при этом, что программа, состоящая из 62 пунктов, рассчитана на три года.
 
В последнем (по порядку) пункте говорится, что будет разработана нормативная правовая и экономическая основа для проведения единой государственной политики в сфере космической деятельности. Сделано это будет путем разработки Закона РК “О космической деятельности”, обоснования основных направлений и методов государственной поддержки и развития космической деятельности, разработки мер и механизмов ее коммерциализации. Подготовить проект Закона планируется в IV квартале 2006 года.
 
Все тот же скептик снова задался бы вопросом – а не следовало бы начать с закона? На что знающие люди возразили бы – скорости должны быть космическими, а масштабы астрономическими.
 
Кстати, об астрономии – финансовые затраты, связанные с реализацией Программы, составляют 44364,3 млн тенге. В том числе из республиканского бюджета – 44064,3 млн тенге.
 
Кто же совместит космические скорости с астрономическими величинами? За это берутся Аэрокосмический комитет РК, недавно созданное АО “Национальная компания “Казкосмос” и Ассоциация вузов Казахстана. Администратором Программы определено Министерство образования и науки РК.
 
Скептики грустили – им виделось, что деньги, которые хотят запустить в космос, уйдут в песок. Большинство технологических разработок они с уверенностью называли заведомо устаревшими, якобы прорывные отечественные проекты на поверку оказывались далеко не казахстанскими, сроки представлялись нереальными …
 
Да кто же они – эти Фомы неверующие, эти нудные скептики!? – воскликнет негодующий читатель. Ответим: это те самые светлые головы,  ученые, участники конференции, которым поручено реализовывать стремительную космическую программу. Но громко заявить о своих сомнениях им помешало то, что на фундаментальные и прикладные научные исследования выделено в рамках Программы 50 млн тенге. Поэтому они грустили, но печаль их была светла.
 
Первоисточник:
http://www.nauka.kz/newspaper/detail.php?ID=4714&sphrase_id=79151
7.08.2006
О пользе наблюдательности.
 
Национальные средства космического контроля позволяют нам видеть то, что не видят другие.
 
KazSat – первые результаты и что осталось за кадром Казахстанский спутник связи благополучно долетел до определенной ему «точки стояния» –103-го градуса восточной долготы. Сегодня он проходит летно-конструкторские испытания, которые должны завершиться 18 августа. Тем не менее, учитывая последние неудачные старты, многие ожидали проблем. Не добавляло уверенности и то обстоятельство, что наш первый спутник был создан российской фирмой, не обладающей необходимым опытом. Сейчас уже известно, что за два часа до запуска на разгонном блоке ДМ-3 был сбой и срочно решался вопрос, что доложить прилетевшим на космодром президентам. Неполадка была устранена буквально в последние минуты. Сам старт прошел безупречно. Прессе было объявлено о штатной работе аппарата. И вот тут начались чудеса. О них рассказывает заведующий лабораторией искусственных спутников Астрофизического института имени В. Фесенкова МОН РК Александр Диденко: «Сразу после разделения спутника с разгонным блоком на геостационарной орбите в точке 92 градуса восточной долготы все наблюдатели, а среди них космическое командование США, приняли энергично летящий на восток блок за спутник. Ему даже присвоили цифровое наименование. KazSat же через двое суток начал медленно смещаться на запад, в противоположную сторону.
 
Используемая нами методика наблюдений дала возможность не перепутать спутник с разгонным блоком, а также определить, что все необходимые элементы конструкции спутника – солнечные батареи, антенны – раскрылись нормально. Надо сказать, что при обычной схеме выход спутника в «точку стояния» проходит со скоростью 2 градуса в сутки с запада на восток. Здесь же поведение спутника не поддавалось логике. Еще через двое суток нестабилизированный разгонный блок, улетевший далеко на восток, стал неуправляемо вращаться и тем самым выдал себя. Здесь уже и другие мировые центры контроля стали понимать, что происходит что-то, непредусмотренное программой. 29 июня спутник включил двигатели, и была произведена коррекция, после которой он остановился и стал медленно смещаться на восток. Я уверен, что это была нештатная ситуация. 5 июля было второе включение двигателей. Наконец 18 июля, с опозданием на 8 суток от расчетной даты, KazSat достиг своей «точки стояния».
 
Не вдаваясь в технические детали, хочется отметить, что весь процесс вывода был отслежен и проанализирован нашими специалистами. Чего не скажешь о ситуации с «Днепром». В любой момент наши эксперты могли доложить руководству страны об объективности происходящей ситуации, и никакая попытка «приукрасить» информацию от изготовителей спутника или Роскосмоса не прошла бы. Успешный дебют KazSatа вызвал в стране оживленные дискуссии. Одна из бесплодных тем – насколько удобна точка размещения нашего спутника, предоставленная Россией. А суть состоит в том, что никакого выбора точек и свободного частотного диапазона у Казахстана вообще не было.
 
У нынешней точки есть свои недостатки, но работать с нее можно. Тем не менее председатель Агентства по информатизации и связи РК Аскар Жумагалиев сообщил, что в настоящее время республика уже направила в Международный союз электросвязи заявки на три «точки стояния» для спутника с координатами 55, 58 и 80 градусов восточной долготы. Кстати, в соглашении по KazSatу есть любопытный пункт, предусматривающий возможность перемещения нашего спутника в полученную позже Казахстаном орбитальную позицию. Если РК оперативно решит вопросы с новой, более удобной точкой, а ресурс спутника не будет исчерпан, мы сможем стать свидетелями такого перемещения. Вероятно, после этого дискуссия о месте размещения KazSatа будет прекращена.
 
С запуском своего первого спутника Казахстан не только получает дополнительный информационный ресурс, но и делает попытку выйти на новый технологический виток развития. Директор Научно-консультативного центра национальной телекоммуникационной ассоциации Казахстана профессор Евгений Малишевский говорит об этом так: «Создается отрасль, рабочие места. На месте бывшего узла связи КГБ СССР в Акколе построен центр управления полетами. Идет процесс познания, наши специалисты учатся работать со сложными системами. Мы прекрасно знаем о шероховатостях проекта, но поверьте, его плюсы значительно превосходят все минусы. К тому же KazSat, помимо своих основных функций, станет для нас первой небесной лабораторией».
 
О роли информации Работа с KazSatом – редкий пример, когда отечественные специалисты и организации были детально осведомлены обо всех перипетиях проекта. В случае же с «Днепром» мы были слепы и глухи. Со значительным опозданием было произведено оповещение казахстанской стороны о происшедшем. Не сработало должным образом и недавно ратифицированное соглашение между Россией и Казахстаном о порядке взаимодействия в случае аварий при пусках ракет с космодрома «Байконур». В условиях информационного вакуума казахстанская сторона во всем зависела от россиян. Лучшей страховкой от подобных ситуаций может стать предложение казахстанских специалистов о создании специального Экспертно-аналитического центра. Он объединит все потоки информации, позволит получать и анализировать параметры космических аппаратов на этапе выведения и в орбитальном полете, вести прием и обработку телеметрии, формировать и выдавать команды на управление.
 
Идея эта нашла поддержку в правительстве. Как считает Александр Диденко, сегодня ни одна из космических держав не в состоянии непрерывно отслеживать все объекты, находящиеся на околоземных орбитах. Причина тому – недостаточное количество средств обнаружения и сопровождения, ограниченность их возможностей и постоянное увеличение числа неконтролируемых объектов. Системы национального контроля позволят государству самостоятельно сопровождать спутники, осуществлять управление и принимать решения.
 
Особенно это важно в случае нештатных ситуаций. Центр создается не на пустом месте. В частности, на полигоне Сары-Шаган (площадка 3Д) находится уникальный командно-измерительный комплекс, входивший ранее в состав военно-космических сил СССР. Астрофизический институт МОН РК также имеет огромный опыт по слежению за космическими объектами. В течение многих лет по заказу ЦНИИМАШ (головного космического НИИ, расположенного в Калининграде Московской области) проводились наблюдения дальних космических объектов, запускаемых в сторону Луны, Марса и Венеры.
 
Какими же возможностями будет обладать создаваемый Экспертно-аналитический центр? Во-первых, специалисты в любое время смогут выдавать объективную информацию о носителях и космических аппаратах, проявляющих активность в казахстанской зоне наблюдения; во-вторых, используя специальную методику распознавания, мы обеспечим контроль за космическими объектами в интересах РК. И, наконец, на коммерческой основе наладим конфиденциальное информирование иностранных партнеров о состоянии космических объектов, в том числе военного и разведывательного назначения в зоне их интересов. Все, что задумывается, не отменяет самого широкого сотрудничества с другими странами, в частности с РФ, но эти работы после создания собственной инфраструктуры будут осуществляться на равноправной основе.
 
Недавно на заседании правительственных комиссий России и Казахстана было заявлено, что ущерб от аварии носителя «Днепр» будет возмещен страховыми компаниями. Возможно, подобная практика теперь укоренится. Если это произойдет, особое значение приобретет объективная информация о том, на каком этапе произошла нештатная ситуация, какой характер носила авария, при каких обстоятельствах наступает страховой случай. И еще один важный урок случившегося: мы поставили перед россиянами вопрос о предоставлении всего объема телеметрической информации о всех проводимых запусках с «Байконура». Хотя не стоит надеяться, что это будет простой и безболезненный процесс.
 
Нурлан АСЕЛКАН «Литер»
 
Первоисточник:
http://www.nauka.kz/news/detail.php?ID=3762&sphrase_id=76126
23 июня 2006
 
Ключ на старт - антенны в небо. Казахстан вступил в клуб космических держав
 
В воскресенье на Байконуре в присутствии президентов Казахстана и России состоялся успешный запуск первого казахстанского космического спутника “КазСат”. Сегодня специалисты и наблюдатели наперебой поздравляют нас, казахстанцев, со вступлением в мировой клуб 14-ти космических держав. Но при этом многие забывают: мы уже давно находимся в этом клубе. Накануне старта “КазСата” мне довелось побывать на объектах АО “Национальная компания “Казкосмос”, расположенных на полигоне “Сары-Шаган” близ военного городка Приозерск.
 
Вадим ШИРОКОБОРОДОВ Караганда
 
Фото Вадима ШИРОКОБОРОДОВА, коллаж Ирины САВЕЛЬЕВОЙ. В выжженной палящим солнцем полупустыне то тут, то там разбросаны загадочные строения шарообразной формы. Кое-где виднеются огромные “тарелки” станций слежения и радиотелескопов.
 
Издалека это хозяйство выглядит безжизненно. Но с приближением к огражденной территории командно-измерительного комплекса замечаем присутствие людей. И не просто рядовых специалистов - первых руководителей “Казкосмоса”, председателя правления компании Серика Туржанова и начальника департамента наземной комической инфраструктуры Руслана Нурпеисова.
 
- Все, что вы видите, - собственность бывшего СССР, - рассказывает Р. Нурпеисов.
 
- Составная часть наземного комплекса управления военно-космических сил, строго секретный объект “Тамань” на общей площадке 3-Д, который создавался с середины 60-х годов. Близ Приозерска размещался самый крупный из 17-ти союзных комплексов по управлению всеми космическими аппаратами. Его основное назначение - поддержание работо-способности искусственных космических объектов. Это телеметрия (информация о состоянии всех бортовых систем), мониторинг, прогнозирование и корректировка траектории низкоорбитальных аппаратов. Вы слышали о том, как в начале апреля россияне потеряли свой орбитальный спутник? К его поискам подключились все мировые станции, подобные нашей. Но нашли этот спутник именно наши специалисты здесь, в “Сары-Шагане”. Мы не только следим за спутниками, но и, в случае необходимости, выравниваем их орбиты.
 
В начале 90-х огромный командно-измерительный комплекс с квантово-оптической системой слежения “Сажень-С” чуть было не погиб. Новые независимые государства занимались границами, дележкой собственности, и поначалу им было не до космоса. Уникальные объекты, напичканные современнейшей аппаратурой, буквально растаскивались по частям. Огромные антенны диаметром 32 метра бывшего комплекса “Сатурн-НК”, которые некогда отслеживали полеты межпланетных спутников типа “Марс”, “Венера”, теперь ржавеют без дела. В противоположном “краю” степи простаивают другие антенны, некогда обслуживающие советские спутники-шпионы. Рядом - останки бывшей сугубо военной системы ПРО.
 
- Доходило до того, что уникальные комплексы разбирали на кирпичи и металлолом, - с горечью вспоминает Р. Нурпеисов. - Сейчас мы находимся на огражденной и хорошо охраняемой территории, но и то случаются покушения “старателей”.
 
И все же часть этого обширного хозяйства удалось спасти. Произошло это благодаря зарождению и последующему развитию российско-казахстанского сотрудничества в развитии космоса. Многие, услышав выражение “космическая отрасль”, представляют себе исключительно стартующие в небо ракетоносители или орбитальные космические станции. Но это не так. При общемировом космическом бюджете в 450 млрд. долларов около 400 млрд. стоит “наземка”. И не просто стоит, но и активно зарабатывает деньги. И лишь 50 млрд. долларов приходится непосредственно на невесомость.
 
- Космос - это надежный, высокотехнологичный и очень рентабельный бизнес, - считает председатель правления АО “Казкосмос” Серик Туржанов.
 
- Каждые сутки над Казахстаном пролетают более 6000 космических аппаратов разных стран. Их нужно обслуживать. Поэтому с момента создания нашей компании мы взяли курс на модернизацию. Сегодня вся начинка “Сажени” и антенн типа ТНА-57, которые вы здесь видите, - новая, импортная. Прежняя, российская, во-первых, морально и физически устарела. Но главное - мы должны работать по международным стандартам частоты и обмена информации. И на сегодня мы смогли интегрироваться в мировые космические программы, выполняя важную функцию мониторинга и обслуживания орбитальных спутников.
 
За полтора года работы нацкомпании “Казкосмос” удалось на 60% обновить оборудование станций слежения. Впереди еще много работы. И немалые перспективы. По словам специалистов, госпрограмма развития космической отрасли предусматривает запуск нескольких семейств казахстанских и совместных спутников различного назначения. Например, низкоорбитальные спутники дистанционного зондирования Земли. Или спутники по прогнозированию землетрясений. Для них нужна база. И она уже создается в виде двух командно-измерительных комплексов. Один расположен здесь, в пустыне “Сары-Шагана”. Другой, новый, “Акколь” - в Акмолинской области. Третий Казахстан намерен разместить непосредственно на Байконуре. Как и совместную с россиянами стартовую площадку “Байтерек” на базе ракетоносителей “Ангара”.
 
- Каждые 15 минут наши спутники, пролетая над нами, будут сбрасывать сюда всю информацию, - рассказывает Р. Нурпеисов. - Но над колоссальным евразийским континентом пролетают также европейские, американские, японские спутники. И мы уже договорились с США, Швецией, Японией и многими другими странами об обслуживании пролета “в глухой зоне” Евразии их космических аппаратов. А также о совместном научно-техническом сотрудничестве.
 
- Как удается находить общий язык с теми же россиянами, европейцами, чтобы они пустили нас в этот элитарный клуб космических держав?
 
- Запросто! Мы говорим со всеми на языке прагматики, - считает С. Туржанов. - Понимаете: время звездных романтиков, бессребреников - закончилось. Космическая отрасль - это большой, растущий бизнес. Спутники нужны всем: нефтяникам, геологам, ЧС-никам, аграриям, пожарникам, лесникам… Космос это телевидение, “мобильники”, GPS, мониторинг и фотосъемка земли для различных целей. И у нас здесь много козырей. Байконур сегодня - чуть ли не монополист в части пилотируемых запусков. Наша разнообразная инфраструктура станций слежения, смелые заявки на разработку собственной космической техники, - все это невозможно игнорировать. Тем более, у республики появились деньги, которые нужно вкладывать в чрезвычайно перспективный рынок космических запусков, исследований и орбитального сервиса. Уверен, после строительства Астаны и масштабной поддержки малого и среднего бизнеса именно “Казкосмос” станет тем макро-проектом, локомотивом, который потащит в высокотехнологичное и инновационное будущее весь Казахстан.
 
“КазСат”, успешно стартовавший с Байконура, также обслуживается специалистами станции “Сажень-С”. Корректируют его орбиту, обеспечивают телеметрию. Спутник “КазСат” - геостационарный. Он создан в российском государственном НПЦ им. М. Хруничева. На двенадцать (а может, и более) лет он зависнет над территорией страны, чтобы транслировать телевизионные каналы, сигналы фиксированной спутниковой связи и Интернет в самые дальние уголки республики. Вслед зам ним на орбиту будут запущены другие казахстанские спутники, и в ближайшие два-три года наша республика, возможно, начнет сама производить и запускать космические аппараты.
 
Здесь в “Сары-Шагане” могут наблюдать все, что сверху. Ну, или почти все. Например, специалисты “Казкосмоса” не первый год реализуют весьма актуальный международный проект по мониторингу космического… мусора, которого с каждым годом становится все больше и больше. Или прицеливаются к масштабному рынку слежения и корректировки траекторий зарубежных спутников. А по вечерам, в свободное от забот время, специалисты настраивают телескоп и смотрят на звезды. Или принимают таинственные сигналы из глухих галактик. Хоть и прагматики, но небо манит их не только деньгами.
 
Первоисточник:
20.09.2006
 
ПЕРВЫЙ ГОД – ПОЛЕТ НОРМАЛЬНЫЙ
 
О буднях сотрудников созданного год назад акционерного общества «Национальная компания «Казкосмос» наш корреспондент Маргарита ЧИСТЯКОВА беседовала с главным инженером Специального конструкторско-технологического бюро космической техники доктором технических наук, профессором М. ИСМАИЛОВЫМ и директором Департамента наземной космической инфраструкторы Р. НУРПЕИСОВЫМ.
 
Точка отсчета
 
- Какую структуру имеет Казкосмос? И какие функции выполняет возглавляемое Вами подразделение?
 
- Казкосмос состоит из ряда департаментов, имеет подразделения в Алматы, Астане, Байконуре, Сары-Шагане. В Алматы работают Специальное конструкторско-технологическое бюро космической техники (СКТБ КТ) и Департамент наземной космической инфраструктуры.
 
Перед СКТБ КТ стоит задача проектирования, изготовления, испытаний и запуска космических аппаратов. Наше бюро осваивает программные продукты, готовит аппаратуру, сложное оборудование, определяет контуры рабочих помещений, в которых будут собираться космические аппараты.
 
- И наверняка, процесс поиска необходимого оборудования был не из легких?
 
- Да. Наша команда ездила в космические центры России, Украины и ряда стран дальнего зарубежья, мы тщательно изучали опыт их работы. Провели также переговоры с ведущими мировыми производителями по приобретению специального оборудования и инструментария; занимались серьезной аналитической работой, используя международные источники печати. Так, по крупицам собрали  интересующие нас данные.
 
За год наши сотрудники разработали концепцию и технико-экономическое обоснование (ТЭО) СКТБ КТ. Проект очень дорогой - несколько десятков миллионов долларов. Оборудование, которое мы собираемся установить, должно эксплуатироваться более 30 лет, поэтому права на ошибку не имеем. Сейчас материалы ТЭО находятся на экспертизе в Министерстве образования и науки, а также в Министерстве экономики и бюджетного планирования. Важна для нас и оценка коллег трех известных космических центров - Москвы, Красноярска, Днепропетровска. От них поступают положительные рецензии по материалам ТЭО, что вселяет  оптимизм.
 
- Интересно, какой фирме-изготовителю специального оборудования отдал свое предпочтение Казкосмос?
 
- Сегодня все на стадии переговоров и в ряде случаев информация является закрытой по коммерческим причинам. У нас есть предложения от России и европейских государств.
 
- Как подбирался технический персонал, ведь у Вас сложная технология производства?
 
- Конечно, в нашем деле требования к специалистам очень высокие. Сотрудники Казкосмоса имеют профильное образование. Мы объявляли в газетах конкурсы по набору кадровых работников. Утвердили в основном выпускников российских вузов: Санкт-Петербурга, знаменитой Бауманки, Аэрокосмической академии г. Самары, физико-технического факультета Томского университета и других. Я сам закончил последнюю из указанных высших школ, пятнадцать лет работал в России.
 
- Каковы дальнейшие планы конструкторского бюро?
 
- СКТБ будет подразделяться на две структуры. Первая возьмет на себя задачу по проектированию и конструированию спутников в ближайшие десять лет в Алматы. Наука пока находится здесь. А вот собирать космические аппараты мы планируем на Байконуре, где потребуются специальные сооружения, оборудование и соответствующая инфраструктура.
 
Необходимо заложить материально-техническую базу, разработать трансферт технологий по проектированию и изготовлению космических аппаратов, обучить персонал и, наконец, получить стабильные заказы, чтобы выжить в условиях рынка. Переход на хозрасчет - наша ближайшая задача.
 
Точка слежения
 
Директор Департамента наземной космической инфраструктуры Р. К. Нурпеисов энергично продолжил беседу: «В настоящее время мы занимаемся созданием командно-измерительного комплекса (КИК) РК «Сары-Шаган».
 
Я начну с истории. Рядом с военным полигоном г. Приозерска была расположена войсковая часть военно-космических сил Советского Союза. Это и есть теперь уже казахстанский КИК - уникальный в силу своего географического положения объект: самая южная точка слежения бывшего СССР. Как и остальные 50 радиотехнических комплексов, она обслуживала не только свои космические станции, включая низкоорбитальные для военной разведки и геостационарные спутники связи, но и выполняла межпланетные миссии. Советский Союз гордился запуском зондов на Венеру и Марс. С ними поддерживали связь и на Сары-Шагане. Там же находился  Сатурн-МК - фантастическая параболиче¬ская антенна диаметром 32 метра.
 
Когда Советский Союз распался, почти весь этот комплекс распилили на металлолом. Из антенны сделан  купол мечети. На сегодняшний день здесь осталось всего шесть объектов, из которых три - антенны диаметром двенадцать и восемь метров.
 
Чудом сохранилась квантово-оптическая система - говоря проще, телескоп, сопряженный с лазером. Он использовался для высокоточных замеров параметров орбит спутников.
 
В июле этого года россияне потеряли аппарат Экспресс-А11. Поиском и определением его состояния занимался КИК. Наши сотрудники также обнаружили, что у космической станции отсутствует солнечная батарея.
 
- Сколько человек обслуживает КИК?
 
- Сейчас там трудится около 60 специалистов - практически весь персонал Казкосмоса, в Алматы - только управленческий аппарат.
 
- Расскажите, пожалуйста, подробнее о текущей работе на «Сары-Шагане».
 
Сейчас я могу с гордостью сказать, что «Сары-Шаган» - это интеллектуальный продукт специалистов Казахстана. Мы ничего не придумали, просто выбрали свой путь.
 
Наземный комплекс управления - это антенные объекты, через которые в определенных частотах ведется регулярная связь со спутником. Он как и любая машина ломается: бывает, что аккумуляторы разряжаются, заряд плохо идет от солнечных батарей, давление азота маленькое - вся информация собирается в бортовом компьютере космического аппарата. В момент связи через командно-измерительный комплекс закодированные данные «сбрасываются» на Землю.
 
- Как быстро меняются технологии по изготовлению космического оборудования?
 
- Ракетоноситель, который запускал Гагарина, и первый спутник остались прототипами современных космических аппаратов, меняются только их элементы. Системы по обслуживанию космических станций всегда состояли из передатчика и приемника. Может, антенны больше или меньше стали... Поток обмена информацией со спутником увеличился, а технологически прорывных моментов нет. Последний был связан с Бураном и Челленджером как новый этап по многоразовому использованию. К космосу отношение консервативное.
 
- Когда планируется приступить к полному объему работ на комплексе?
 
- К концу следующего года хотим завершить его оснащение и провести первый пробный сеанс, исполняя заказы Швеции, Японии, Индии, США. Наши спутники взлетят немного позже.
 
Заказы иностранных партнеров связаны с запусками космических аппаратов этих стран. У них первая задача - запустить спутник, вторая - его обслужить, и в мире это решается корпоративно. В Швеции в г. Кируна находится самый крупный командно-измерительный комплекс, через который налажена связь практически со всеми иностранными космическими станциями. На его базе создана целая сеть КИК в Африке, Австралии, Америке, Европе. Шведы и нам предложили подключиться. Украинцы предлагают объединить работу комплексов Сары-Шагана и Евпатории.
 
В бывшем СССР работало 17 КИК, расположенных равномерно от западной Украины до Петропавловска-Камчатского, плюс плавучие засекреченные комплексы слежения на кораблях «Ю. Гагарин», «Космонавт В. Комаров» и т.д.
 
Космические программы обязывают любую страну включаться в международную инфраструктуру. Если геостационарный спутник висит в одной точке, то низкоорбитальный космический аппарат облетает весь земной шар за один час. Над Японией, например, движение спутника фиксируется 15 минут. А если он сломается на другой стороне Земли? Запустив космический аппарат дистанционного зондирования Земли, мы также будем обращаться к России, Европе, Америке с просьбой его обслуживания.
 
После беседы со специалистами Национальной компании «Казкосмос», на душе стало как-то теплее. Идет от этих людей необычная светлая энергия, может потому, что они чаще нас смотрят на звезды, а может потому, что их сложная профессия всегда была связана с романтикой.
 
В любом случае радует, что наша страна постепенно возвращает к жизни важные производственные объекты и что будущим поколениям вернули право мечтать о далеких мирах.
 
Первоисточник:
http://www.nauka.kz/newspaper/detail.php?ID=5194
01.02.2008
 
ДЕНЬГИ ЗАПУСТИЛИ В КОСМОС
 
Пресс-служба Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета распространила сообщение, в котором констатируется, что государственная программа «Развитие космической деятельности в Республике Казахстан на 2005-2007 годы» была реализована неэффективно. Из предусмотренных госпрограммой 62,8 млрд. тенге было фактически выделено и освоено лишь 28,9 млрд. тенге.
 
При разработке Государственной программы, указывается в пресс-релизе, не были созданы государственные стандарты и нормативы, регламентирующие процесс изготовления и использования космической техники и технологий. В результате принятые к исполнению проекты создания ракетно-космического комплекса «Ишим» на базе самолета «МИГ-З1Д» и командно-измерительного комплекса «Сары-Шаган» были закрыты. Потери бюджета - более 2,8 млрд. тенге.
 
Проект создания многофункциональной системы персональной спутниковой связи разработан на базе технически устаревшей российской системы «Гонец». Впоследствии проект пришлось интегрировать с действующей системой «Orbcomm», однако и эти меры не обеспечили реализацию проекта в срок. Неэффективные расходы бюджетных средств составили 504 млн. тенге.
 
Как выясняется, межправительственные соглашения в области космической деятельности между Казахстаном и Россией заключались несвоевременно. Вследствие этого до сих пор не решен вопрос отвода земель для строительства наземных космических объектов Казахстана на космодроме Байконур, а также не выполнены исследования и эксперименты на борту Международной космической станции, запланированные на 2007 год. При этом на данную программу затрачено 450 млн. тенге. Не создан стартовый ракетно-космический комплекс «Байтерек», на что был выделен бюджетный кредит в размере 12,6 млрд. тенге. На средства, которые были освоены всего на 7,1 процента, построено только ограждение вокруг выделенной территории и проведены другие незначительные работы.
 
Счетный комитет рекомендует правительству разработать новую Стратегию развития космической отрасли и внести соответствующие изменения и дополнения в межправительственные соглашения РФ и РК.
 
Астана
 
Первоисточник:
http://www.nauka.kz/newspaper/detail.php?ID=31803&sphrase_id=79151
24.06.2008
 
Глаза из орбит
 
Самым наукоемким проектом в отечественной космической отрасли оказался оцинкованный забор, видимый даже с орбиты
 
В 2004 году презентации «Государственной программы развития космической деятельности» больше других обрадовались экономисты. Четыре года назад отечественная экономика проявляла первые симптомы перегрева, а космическая отрасль вполне могла оказаться таким проектом, который переварил бы лишние деньги и спустя время пополнил бы бюджет. Ведь в среднем на 1 тенге инвестиций отрасль дает 1 тенге прибыли. Но, видимо, тогда даже самые смелые мечтатели не могли прогнозировать, какими темпами начнут «осваивать» бюджетные средства чиновники от космоса, избавляя экономику от излишнего давления денежной массы. В результате космическая программа оказалась на грани срыва. Вопреки всем законам экономики, убийственным для отрасли стало не безденежье в начале и середине 90-х, а, видимо, переизбыток средств при полном отсутствии контроля. Теперь памятником благополучному периоду освоения бескрайних просторов Вселенной останется «космический забор» стоимостью 600 миллионов тенге.
 
Несмотря на огромные деньги, выделенные из бюджета в рамках «Государственной программы развития космической деятельности», за последнее время в Казахстане было сделано меньше, чем за все предыдущие годы существования космических исследований. Зато нынешняя программа имеет ряд достижений, достойных Книги рекордов Гиннесса – 16 из 62 миллиардов исчезли в неизвестном направлении, и виновные в этом не установлены до сих пор.
 
В безбрежные глубины космоса Казахстан устремился отнюдь не в XXI веке – вселенские просторы начали манить республику с момента обретения независимости в 1991 году. Тогда космическими исследованиями в Казахстане занималось около 20 НИИ, а первую скрипку в этом «космическом оркестре» играл Институт космических исследований, созданный 17 лет назад по инициативе академика Умирзака Султангазина.
 
Лавры «космической державы» Казахстан тогда еще не примерял. Зато научная работа шла своим чередом – спокойно, без помпы и лишнего пафоса. Если учесть те относительно небольшие, по нынешним меркам, деньги, на которые приходилось в ту пору существовать и работать ученым, то можно сказать, что в исследованиях околоземного пространства Казахстану удалось добиться очень неплохих результатов. Вершиной же «казахстанского» космоса тех лет стали полеты Тохтара Аубакирова и Талгата Мусабаева. На станции «Мир», а впоследствии и на МКС, наши космонавты побывали отнюдь не в роли статистов, а выполнили там немало серьезных и востребованных наукой задач.
 
Но к концу ХХ века стало ясно, что этих достижений – мало. С развитием экономики семимильными шагами пошли в гору Интернет и сотовая связь. Потребности в каналах связи росли с каждым днем, и арендовать их на зарубежных спутниках связи становилось все накладнее. Когда к голосам ученых, настойчиво говоривших о важности развития космических технологий, присоединились и экономисты, в правительстве решили: государственной космической программе – быть. Начать решили по проверенной историей мировой космонавтики схеме – с запуска собственного спутника.
 
В январе 2004 года правительство и российский научно-производственный центр имени Хруничева подписывают контракт на изготовление первого казахстанского спутника связи «Казсат». В качестве «начинки» аппарата была избрана экспериментальная платформа «Яхта», в открытом космосе ранее не использовавшаяся. Специалистов такое решение изрядно удивило, да и тот факт, что центр имени Хруничева, специализирующийся в основном на создании ракетоносителей, опыта создания спутников связи к тому времени не имел, особого оптимизма не внушал.
 
Примечателен и тот факт, что в момент подписания казахстанской стороной договора с центром имени Хруничева, дела последнего шли не лучшим образом. По сути, центр находился в предбанкротном состоянии. А в ноябре 2005 года Центральная балансовая комиссия «Роскосмоса» и вовсе признала «неудовлетворительной» научно-производственную и экономическую деятельность этого предприятия. Как заявили тогда в главном космическом ведомстве России, вся деятельность центра сводилась в основном к «выбиванию» максимальных кредитов под контракты с иностранными партнерами.
 
По всей видимости, выбор казахстанской стороны был обусловлен дешевизной проекта. Так как 65 миллионов долларов для такого аппарата – цена очень невысокая. Во что в итоге вылилась такая «экономия» уже известно. Не проработав и двух лет, «Казсат-1» прервал свое вещание. Скорее всего, навсегда.
 
Забор с калиткой в космос
 
Нанес ущерб государству в 1,2 миллиарда тенге«Земную» поддержку орбитальной группировке казахстанских спутников должен был обеспечивать командно-измерительный комплекс, созданный на базе площадки «ЗД» полигона «Сарышаган». На сегодняшний день единственным зримым результатом проекта стал двухкилометровый забор – пожалуй, одно из самых дорогих ограждений в истории человечества. А дорогостоящее оборудование ценой в 600 миллионов тенге оказалось полностью некомплектным, в результате чего до сих пор пылится на складах.Уголовное дело по несостоявшемуся комплексу находится в ведении КНБ с февраля 2008 года, однако имена виновных в растрате 1,2 миллиарда тенге не названы до сих пор.
 
Но как бы то ни было решение о запуске было принято. Нужно было двигаться дальше, ведь одинокий спутник на орбите – не более чем дорогостоящая игрушка. Для нормальной работы необходима орбитальная группировка, как минимум из четырех аппаратов. Кроме того, бросать спутники на произвол судьбы нельзя – за ними нужно следить, ими нужно управлять, а для этого требуется развитая наземная инфраструктура и квалифицированные кадры. Одним словом, чтобы стать по-настоящему космической державой, Казахстану предстояло совершить немало шагов. И, прежде всего, нужна была концепция, в которой было бы подробно описано – какие именно задачи нужно решить, и сколько каждая из них будет стоить.
 
К созданию такой концепции привлекли самых известных казахстанских ученых. Времени им отвели немного – как вспоминают сами разработчики, пилотный проект космической программы они разработали всего за месяц. На проработку же окончательной версии ушло немногим более полугода. Несмотря на спешку, блин не вышел комом – по оценкам зарубежных экспертов, проект у ученых вышел грамотным, экономически сбалансированным и вполне реалистичным.
 
Концепция понравилась не только западным ученым, но и казахстанскому правительству. После ряда доработок, на ее основе была принята «Программа развития космической деятельности РК на 2005–2007 годы». Трехлетний бюджет программы составил 44,3 миллиарда тенге. Львиную долю этих средств – 38 миллиардов тенге – отвели на «Казсат» и создание совместного с РФ ракетно-космического комплекса «Байтерек». Остальное должно было уйти на развитие инфраструктуры, научные исследования, подготовку кадров и другие задачи.
 
Предполагалось, что немалые деньги, вложенные в космос, очень скоро окупятся сторицей. Один только «Казсат», по расчетам специалистов, при использовании его мощностей на 100 процентов, мог бы экономить казне 25–27 млн долларов ежегодно. «Перепадало» и простым казахстанцам – дешевый и быстрый Интернет, копеечные услуги сотовой связи, телефонизация отдаленных регионов страны – вот только малая часть тех бонусов, что обещались гражданам в результате осуществления самого грандиозного государственного проекта XXI века.
 
Яхта «Беда»
 
Потери могут не ограничиться 65 миллионами долларов. Спутник связи «Казсат», срок эксплуатации которого должен был составлять не менее 10 лет (а по заводским расчетам – 12,5), обошелся казахстанскому бюджету в 7,8 миллиарда тенге. Запущенный на орбиту в июне 2006 года, он стал первым из запланированных четырех казахстанских космических аппаратов и, по замыслу, должен был обеспечивать стране дешевые каналы связи и телевидения. После инцидента с первым спутником у специалистов вызывает опасения судьба пока еще не готового «Казсата-2» (стоимость – уже 115 миллионов долларов), который должен быть выведен на орбиту в следующем году. Летательный аппарат делается все там же, и ситуация с ним для Казахстана патовая: центр Хруничева уже на 60 процентов завершил работы над спутником. Отказ от договорных обязательств на этой стадии для Казахстана означает выплату многомиллионной неустойки.
 
Администрирование программы было возложено на Министерство образования и науки. А для более эффективной реализации программы и координации ее участников в марте 2005 года было создано акционерное общество «Казкосмос», возглавленное Сериком Туржановым. В ведение АО были переданы все вопросы по проведению исследовательских и конструкторских работ, связанных с космосом.
 
По завершении первого года космической трехлетки стало ясно, что все идет, не так гладко, как хотелось бы. В общей сложности за год было потрачено около 15 миллиардов тенге, однако зримых результатов общество пока так и не увидело. Самым значимым результатом стал, пожалуй, наземный комплекс управления в городе Акколь, с помпой презентованный в ноябре 2005 года. На этот проект было затрачено около 500 миллионов тенге. Однако спутник «Казсат», ради которого во многом и создавался «Акколь», все еще не вышел за пределы заводов центра Хруничева. Связано это было с тем, что в октябре 2005 года на пробном спутнике «Монитор-Э», созданном специально для тестирования платформы «Яхта» в «полевых» условиях, возникли проблемы с управлением. На устранение выявленных недостатков хруничевцы попросили полгода.
 
Только в апреле долгожданный спутник, наконец, доведен до ума и доставлен на Байконур. В космос он отправляется 18 июня. С самого начала работы «Казсата» на борту аппарата то и дело возникали нештатные ситуации. Впрочем, в итоге все завершилось успешно, и 19 июля спутник был, наконец, закреплен на положенной ему точке стояния в 103 градуса.
 
Воодушевленное успехами первого спутника, в сентябре 2006 года правительство проводит тендер и на создание второго. «Приз», стоимостью в 115 миллионов долларов, вновь достается Центру имени Хруничева. Запуск «Казсат-2» запланирован на 2009 год.
 
17 октября, после всех положенных мероприятий, управление первым «Казсатом» было полностью передано казахстанской стороне в Акколь. В ноябре того же года начинается и коммерческая эксплуатация объекта – на спутник были частично переведены сети телевещания и интернет-коммуникации.
 
Из запланированных на 2006 год мероприятий по большей части оказались выполненными лишь частично или невыполненными вовсе. Так и не был подготовлен закон РК о космической деятельности. Конструкторское бюро космической техники, на которое из бюджета было выделено 290 миллионов тенге, тоже не было создано – даже нормативная база в виде ГОСТов, стандартов и руководящих документов к этому моменту находилась в зачаточном состоянии. А на комплексе «Сарышаган» к тому времени не было сделано вообще ничего – только построен забор, проведен косметический ремонт зданий и нанято несколько десятков охранников для охраны космического «огорода». Оборудование, на которое ушло около 600 миллионов тенге, пылилось в ящиках.
 
Ковер-самолет
 
2,8 миллиарда тенге смыло «Ишимом»Проект «Ишим» – еще один космический прожект Казахстана. С помощью самолетов МиГ-31 предполагалось выводить на орбиту малые спутники. В 2006 году АО «Казкосмос» с помпой презентовало «Ишим» на выставке Asian Aerospace в Сингапуре. При презентации говорилось даже о полном отсутствии технических рисков. Идея была признана перспективной и абсолютно реальной. Однако реальность разошлась с планами: оказалось, что для полноценной реализации программы два имеющихся у Казахстана самолета МиГ-31 не подходят. Для этого проекта нужно было строить абсолютно новую машину.
 
В попытках навести порядок в упорно заваливающейся набок космической программе, государство решило создать ведомство, которое смогло бы упорядочить всю работу в космической деятельности республики. Такой структурой, собравшей воедино все предприятия и организации республики, работающие в космической сфере, стало Национальное космическое агентство «Казкосмос». Возглавил его Талгат Мусабаев. Во избежание путаницы акционерное общество «Казкосмос», уже существовавшее к тому моменту, было переименовано в АО «НК «Казакстан гарыш сапары».
 
Начало года ознаменовалось первыми серьезными проблемами с «Казсатом» – 9 января вещание спутника оказалось прерванным более чем на 10 часов. Причиной нештатной ситуации стал сбой компьютерной программы на борту аппарата.
 
А правительство тем временем начало подводить итоги подошедшей к концу программы 2005–2007. И подведя эти самые итоги, ужаснулось – внезапно выяснилось, что за минувшие три года не было сделано практически ничего, а по меньшей мере 16 миллиардов тенге исчезли в неизвестном направлении. По результатам проверки Счетного комитета из бюджета программы, распухшего к тому моменту уже до 62,8 миллиарда, фактически освоенными оказались лишь 28,9. Из всего запланированного на три года выполненными в полной мере оказались лишь центр управления полетами в Акколе и ряд научных программ. Даже гордость казахстанской космической индустрии – спутник «Казсат» – в июне 2008 года фактически прекратил свою работу из-за сбоя в бортовом компьютере. Дальнейшая судьба спутника сейчас под большим вопросом.
 
Еще в начале года правительство пообещало, что виновные в срыве космической программы будут установлены и строго наказаны. Однако не сделано этого и по сей день. Не знает этих имен и глава Национального космического агентства Талгат Мусабаев. Зато эти имена хорошо известны казахстанским ученым, занимающимся космическими исследованиями. Впрочем, называть их открыто они пока что отказываются – не хватает доказательной базы. Говорят только о том, что большая часть этих людей и по сей день занимает не самые последние посты в казахстанской космической индустрии. Так что дальнейшая судьба казахстанского космоса по-прежнему вызывает у ученых опасения.
Владимир КОПЕШВИЛИ
«Литер»
24.06.2008г
Первоисточник:
http://www.nauka.kz/news/detail.php?ID=209141
 
15 сентября 2006
 
Бомба замедленного действия
 
Бесхозный напалм обнаружен на заброшенном полигоне
 
В ходе одного из рейдов сотрудниками прокуратуры г. Приозерска и 4-го отдела ДВД Карагандинской области обнаружены 26 бесхозных бочек с напалмом. Зажигательное оружие найдено на территории заброшенного военного полигона «Сары-Шаган».
 
Владимир КУРЯТОВ Астана
 
Рисунок Бауржана ИЗБАСАРОВА, коллаж Ирины САВЕЛЬЕВОЙ.Напалм, опаснейшее оружие, запрещенное к применению конвенцией ОНН и международными договорами, на территории Казахстана, как выяснилось, доступен всем и каждому. Бесхозные бочки с зажигательной смесью любой смог бы вывезти, при желании, с территории испытательного полигона. Отсутствие всякой охраны и автотрасса Астана - Алматы, расположенная всего лишь в семи километрах от места опасной находки, делали их легкой добычей. Бочками могли заинтересоваться сталкеры, которые охотятся за цветным и черным металлом на территории бывших военных полигонов. Емкости с химическим оружием могли попасть в поле зрения преступников. И только волею случая на заброшенный и позабытый всеми склад боеприпасов вышли сотрудники прокуратуры города Приозерска, проводившие проверку соблюдения природоохранного законодательства.
 
Металлические бочки с напалмом обнаружены на территории объекта 3-Д полигона, в 18 километрах от Приозерска, на месте бывших химических складов. По предварительной оценке начальника службы радиохимической и биологической защиты одной из войсковых частей Б. Байкадыровой, в бочках действительно находится напалм, зажигательное оружие, предназначенное для уничтожения живой силы противника и вывода из строя боевой техники. Неясно только, к какому из существующих видов относится.
 
Да это, в общем-то, и неважно, поскольку любой из видов напалма опасен по своей природе. Его очень легко усовершенствовать. В Интернете множество рецептов на этот счет. При введении ингредиентов, которые легко купить в любом хозяйственном магазине, напалм можно сделать более устойчивым к тушению, введение сплавов щелочных металлов делает его самовоспламеняющимся на мокрых поверхностях, и потушить его водой становится невозможно. При добавлении неорганических окислителей напалм разгорается до температур, способных проплавлять металл подобно термиту и прожечь даже танковую броню. В общем, под открытым небом лежала бомба замедленного действия, которая в лучшем случае грозила району экологическим бедствием. Так уже было в соседней России, где в Хасанском районе Приморья на военном полигоне, расположенном на территории заповедника, охотники за цветными металлами похитили бочки из-под напалма и ядохимикатов, предварительно вылив их содержимое на землю. После их ухода на складе возник пожар, который вылился в экологическую катастрофу для заповедного уголка.
 
Впрочем, вред экологии - это лучший из возможных сценариев применения напалма. Его легко можно использовать для изготовления коктейля «Молотова», в криминальных разборках и проведения терактов. И кто знает, может быть, уже нашлись желающие вывезти напалм с полигона, да не успели?
 
Как бы там ни было, теперь не вывезут... Начальнику 4-го отдела ДВД Карагандинской области дано указание обеспечить охрану обнаруженных емкостей. По результатам проверки прокуратурой внесено предложение в адрес и.о. акима г. Приозерска о решении дальнейшей судьбы бочек с напалмом.
 
Осталось выяснить, почему этого не сделали раньше? По словам прокурора города Приозерска Ергали Берлибаева, в соответствии с Соглашением между РК и РФ об условиях использования и аренды испытательного полигона «Сары-Шаган» и обеспечения жизнедеятельности г. Приозерска, объекты, находившиеся на полигоне до 31 августа 1991 года, являются собственностью Республики Казахстан. Соответственно они должны быть переданы под охрану уполномоченному государственному органу. Прокуратура намерена разобраться, почему этого не сделали и по чьей вине бочки с напалмом в течение длительного времени оставались бесхозными и без учета.
 
Из досье «ОКО». Напалм (английское napalm), зажигательные вязкие смеси. Готовят из жидкого горючего (бензин, керосин и др.) и специального порошка-загустителя (алюминиевые соли органических кислот - нафтеновых, пальмитиновой и др.). Температура пламени до 1600 °С. Появился в США в 1942 году и применялся во 2-й мировой войне и позже. Используется в качестве горючего состава в зажигательных бутылках, огнеметах, зажигательных авиабомбах. Обладает хорошей удерживающейся способностью на различных предметах.
 
От редактора:
На фото угадываются остатки "Сатурна", иначе этого маразма тут не было бы... В некоторых публикациях есть всякие глупости, но эти перлы - вне конкурса...
Господа из газеты "Око"! Протрите оба своих ока!
Для начала надо бы правильно опубликовать фотографию, она у вас "наизнанку"! Вот снизу правильный вариант:
Фото из газеты "Око"
 
Не могу утверждать точно, но мне почему-то кажется, что это бочки из-под "белил цинковых", то есть, попросту говоря,  краски, или из под бензина. Кстати, говорят, что бензин так же горюч, как и напалм..
 
Может, кто-нибудь точно знает,  что было в этих бочках,-
пишите в гостевую >>>
ГОСТЕВАЯ   КНИГА