НИП 2 с первых дней
и до последнего дня своего существования
 
Посвящается 55-летию развертывания
первых 12-ти КИПов на территории СССР
и формирования войсковой части 32103
 
Предисловие
 
В июне 1957г. многие десятки выпускников радиотехнических факультетов высших инженерных авиационных военных училищ (далее - ВИАВУ) городов Киева, Риги, Харькова, а так же  академии связи  г. Ленинграда  и других ВВУЗов  с волнением ожидали назначения в войсковые части для дальнейшего прохождения  службы. Однако назначение задерживалось. Наконец,  в самом начале июля было получено указание  о направлении их в г. Москву и явке там по адресу:  Фрунзенская наб., 3-й дом Министерства обороны , Главное управление кадров.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В ожидании
приема
в ГУК МО.
Июль
1957 года.
 
 
Слева направо:
выпускники
Киевского
ВИАВУ
Лобасов Ф.В.,
Шаклеин В.И.,
Ляшенко В.Н.
 
 
Подавляющее большинство из них ожидали назначения в части соответствующего профиля в любом районе Союза. Однако, получив предписание о прибытии в г. Москву, терялись в догадках - что за этим последует? Назначения, полученные в ГУКе,  оказались совершенно неожиданными для них. Здесь их кратко проинформировали о сфере предстоящей деятельности, дислокации их частей - научно-измерительных пунктов (далее - НИПов), их будущих должностей. Для получения дальнейших указаний было необходимо прибыть в НИИ-4 МО, где  проходило формирование НИПов, и представиться своим начальникам. Здесь каждый  офицер получал  задание,  исходя из конкретных особенностей данного НИПа и своей должности. В частности,  офицеры,  назначенные  на должности в расчетах станций «Бинокль- Д», «Иртыш- Д» и ПОЗУ «Кварц»,  направлялись на предприятия - изготовители этих станций для стажировки.
 
Авторы этой статьи - выпускники Киевского  ВИАВУ  получили назначение на НИП-2 (начальник НИП - подполковник Будиловский В.Я., зам. по измерениям - подполковник  Федотов А.Л.,  замполит - подполковник Галайкин  В.Я.).
 
 
 
 
Цветы
казахстанской
осени
(Перекати
поле).
 
Октябрь
1957 года.
 
Слева
направо:
Лобасов  Ф.В.,
Шаклеин В.И.
 
 
 
Прибытие.  Быт.
 
После 2-х- недельной стажировки на предприятиях - изготовителях наших станций и отпуска в первых числах сентября мы прибыли на место дислокации своего НИПа.
 
НИП-2 был расположен в 20 км от разъезда Джаман-Сор однопутной ж/д  ветки Кандагач - Гурьев Казахской ж/д. От разъезда до г. Гурьева - 200км, до ближайшей станции Макат - 60км. По ж/д ветке один раз в двое суток ходил единственный поезд  Оренбург - Гурьев с одним прицепным вагоном Москва - Гурьев. Разъезд  Джаман-Сор представлял собой тупик на 30 вагонов, саманный домик стрелочника, открытый загон для скота. В неоглядную степь уходит широко разъезженная машинами пыльная дорога. А вот и место нашего назначения.
 
На большой песчаной площадке на берегу пересыхающей летом речки Сагиз стоит десяток финских домиков для размещения семей офицеров, здания барачного типа - общежитие офицеров, солдатские казармы, клуб и другие сооружения обосновавшихся здесь ранее двух частей. Одна - от ракетного полигона Капустин Яр, другая - от авиационного испытательного центра «Владимировка»  (ГК НИИ ВВС).
 
На начало сентября  1957 года для нашей части были построены казарма для размещения личного состава и два финских домика для размещения 31 человека штатного офицерского состава. Что представлял собой финский домик? Это было квадратное щитовое сооружение на 4 квартиры с отдельными входами. Квартира состояла из кухни - прихожей площадью около  6-8 кв. метров и комнаты 8-10 кв. метров.
 
Руководство части разместилось по два человека в квартире, а остальной  офицерский состав - по четыре человека. О размещении же семей офицеров и речи быть не могло. Они вынуждены были снимать квартиры в Макате. Таковых оказалось пятеро: Тодощук Лиля, Маслова Альма,  Ананьина Елена, Дудкина Люся  и Культенко Тоня. Пятеро молодых женщин - «декабристок»,  покинув большие красивые города, поехали за своими мужьями в полную неизвестность. Первые две из них осенью 1957 года в Макате родили сыновей.
 
И вот однажды в полдень в середине октября 1957 г. на площади военного городка из кузова открытой грузовой автомашины,  прибывшей из Маката,  высадились две молодые женщины с чемоданами и узлами. Это были жены офицеров Дудкина и Культенко. Не знаем  как для мужей,  но для руководства НИПа этот приезд оказался полной неожиданностью, так как размещать их было абсолютно негде. Выручил командир соседней части,  выделив из своего резерва одну квартиру в финском домике,  где и поселились две семьи.
 
Членов заводских бригад, прибывавших для проведения монтажно-настроечных работ и доработок аппаратуры, по договоренности с командованием соседней части размещали в их общежитии.
 
 
 
 
 
 
 
Расчет
станции
«Иртыш-Д»
на отдыхе
на реке Сагиз.
 
1958 год.
 
Слева направо:
стоят -
Герчиков,
Максимов,
Шаклеин,
Кролинов,
Бердников,
Сытников;
сидят -
Лебедев,
Громов,
Карпов.
 
До ввода в строй своей солдатской столовой, личный состав НИПа был поставлен на довольствие в столовой одной из частей (в том числе и офицеры - за плату). Так же был решен вопрос с клубом. Радиоузел и библиотека были размещены в своей солдатской казарме.
 
Электроснабжение для бытовых нужд было организовано от подвижной электростанции и включалось лишь утром и вечером. Для выпечки хлеба была развернута походная пекарня. Не было, по существу, и надежных источников воды. У речки Cагиз русло только после весеннего разлива полностью наполнялось водой. К середине же жаркого лета она пересыхала. Оставались лишь соленые озерки в местах углублений русла. Казахи-скотоводы, кочевавшие в этих местах, умели находить места, где вода близко подходила к поверхности земли, выкапывали большие глубокие ямы, в которых скапливалась вода. Эти водоемы одновременно использовались как для бытовых нужд, так и как естественный водопой для верблюдов, лошадей и овец.
 
Задача с водой была решена следующим образом: была тщательно изучена окружающая территория, найдены несколько заброшенных водопоев и приведены в приемлемое состояние. В дальнейшем машина-водовозка последовательно объезжала эти водоемы, закачивая воду в свою цистерну. Первоначально воду из цистерны сливали в искусственный колодец соседей. Весной же 1958 года в центре городка был выкопан свой "ниповский" глубокий колодец, в который был помещен топливный бак ракеты. Вода из водовозки сливалась в колодец, где сохранялась холодной даже в очень жаркие летние дни. Это прохладное место облюбовали лягушки. Часто в поднятом ведре оказывалось одна-две из них. Но к ним привыкли и принимали как должное.
Для банной помывки первую зиму пользовались баней соседей, построенной на высоком берегу речки Сагиз со стоком грязной воды в речку. Поскольку чистой пресной воды, как правило, не хватало, на заключительном этапе помывки пользовались соленой водой из речки. Зимой, при замерзании стока, приходилось мыться в резиновых сапогах. Ситуация с помывкой обострилась весной 1958 года, когда жены офицеров стали приезжать из Маката на НИП на постоянное жительство. Возникла неотложная  задача организации их помывки.
 
Военные строители работали по своему плану. Все строительные материалы находились на складе в Джаман-Сор. Сделать что-либо хозяйственным способом силами личного состава было невозможно из-за отсутствия строительных материалов. В радиусе десятков километров не росло ни одного дерева. Кто-то из офицеров предложил использовать для мытья душевую установку, предназначенную для дезактивации личного состава. Предложил - реализуй! Выкопали землянку, поставили в нее душевую установку, перегородили ее между топкой с котлом и душем стенкой из досок. Откуда дровишки? Спросите вы. Со склада строителей, вестимо. При помывке женщин случалось много смешных и курьезных историй. Например, однажды солдаты вбросили в душевую живого суслика. Испуганные женщины в страхе с визгом выскочили голыми наружу. Аналогичным нестандартным способом решили проблему гаубтвахты.
 
 
 
 
 
Лучший
отдых под
палящими
лучами
солнца -
ванны в
невысыхаюших
соленых
озерах
реки Сагиз.
 
Слева направо:
Маслов Ю.В.,
Кирьянов В.Н.,
Шаклеин В.И.,
Степанов Г.В.,
Мальгин В.В.
 
После того, как эти "дополнительные объекты" были построены, начальник строй. участка ст. лейтенант Козлов В.В. пришел к начальнику НИПа и принес ему на подпись акт о сдаче их в эксплуатацию ... стороителями! Отрицать факт кражи  пиломатериалов было  бессмысленно. Акт был подписан.
 
В гарнизоне отсутствовала общая инфраструктура. Не было даже элементарного киоска, в котором можно было бы купить самые простые жизненно необходимые вещи. Ближайшим населенным пунктом был Макат, где можно было купить необходимое, сходить в кино, в клуб - на танцы.
 
Макат в эти годы производил удручающее впечатление: убогие бараки и мазанки, беспролазная грязь в межсезонье, грязная, пропитанная нефтью пыль летом. И  все это на фоне качалок-насосов на нефтяных скважинах. Состав населения - пестрый, во многом случайный, в том числе и из ссыльных чеченцев и крымских татар. Но для нас, в большинстве своем молодых лейтенантов, оказавшихся в полной изоляции, Макат был, казался по крайней мере, значительным центром цивилизации. Поэтому каждый наш выезд в Макат становился заметным событием. Выезжали в субботу после службы, битком набившись в открытый кузов грузового автомобиля (одного или двух сразу), и мчались летом по жаре и в пыли, а зимой - продуваемые насквозь  морозным ветром. Возвращались таким же образом  в воскресенье. Холостая  молодежь в летнее время добиралась поездом и до г. Гурьева.
 
Такие поездки в апреле месяце оставляли незабываемое впечатление. Апрельская степь была покрыта сплошным ковром цветущих тюльпанов. Машинист тепловоза на самых живописных местах останавливал состав на несколько минут, давая возможность нарвать цветов. Весь состав превращался в огромный движущийся букет.
 
Сложно было с медицинской помощью, особенно с лета 1958 года, когда в гарнизон стали переезжать семьи, появились малые дети. Только благодаря человечности и высокому профессионализму врача части ст. лейтенанта медицинской службы Салтыкова М.Л. - фронтовика, кавалера ордена «СЛАВА»., бывшего механика-водителя тяжелого танка, первая медицинская помощь женам и детям оказывалась всегда  своевременно и эффективно.
 
Были сложности и с организацией службы части. Первоначально  в штате части не было предусмотрено ни штаба, ни строевой части. Все штабные обязанности были возложены на офицера по скрытому управлению войсками  (СУВ) ст. лейтенанта Ахметзянова М.С., который исполнял функции начальника штаба, секретчика и машинистки в одном лице. Внештатным начальником автомобильной службы части был назначен начальник контрольно - ремонтной  автомобильной службы (КРАС) лейтенант Волков В.Я. Этот пробел в штате части был заполнен лишь в новом штатном расписании осенью 1958г., когда в штат была включена должность адьютанта старшего. На эту должность был назначен капитан Кисель А.Е., прибывший из Забайкальского В.О.
 
Постепенно быт налаживался. В 4-м квартале 1957 г. и в течение 1958 г. в дополнение к уже построенному ранее на основании Генплана для нужд части военными строителями было построено 9 финских домиков, столовая, вторая казарма, клуб, пристройка к узлу связи для размещения ПОЗУ «Кварц».  Семейные офицеры получили квартиры. У руководства части появлялись новые проблемы. У офицеров появились новые хобби: охота и рыбалка. Охотились весной и осенью на перелетных птиц, летом - на перепелок и другую живность. На рыбалку ездили на реку Уил, где был нетронутый уголок местной природы и было организовано наше огородное хозяйство.
 
Огородное хозяйство появилось благодаря прекрасной инициативе замполита Галайкина В.Я. и начальника интендантского снабжения капитана Смирнова П.С.: организовать на берегу пресноводной реки Уил, находившейся от расположения НИПа на расстоянии 120 километров, подсобное хозяйство по выращиванию овощей и бахчевых культур. Необходимо отметить, что там вызревали прекрасные арбузы и дыни, а огурцы и помидоры были выше всяких похвал! Личный состав стал получать прекрасную добавку к продовольственному пайку , а семьи офицерского состава за плату - овощи к своему столу. За плату же офицеры приобретали все продукты с продовольственного склада части, так как в условиях гарнизона купить их было негде. И хотя в 1959 году в гарнизоне силами части от Владимировки был открыт магазин военторга, в нем из продуктов были только деликатесы. Кстати о деликатесах. Каждое лето в период нереста осетровых в г. Гурьев направлялась специальная экспедиция для покупки черной икры, которая у местных рыбаков стоила 15 рублей за килограмм (1,5 рубля с 1961 г.). Закупали эту икру ведрами. Для длительного хранения икру в стеклянных банках заливали сверху подсолнечным маслом и ели целый год без ограничений. В прикухонном хозяйстве развели свиней. Закупали дойных коров, таким образом получали молоко и мясо.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Первый
«абориген»
НИП-2.
Слева
направо:
Маслов Ю.В.
(папа Сергея),
МасловСергей,
Шаклеин В.И.
 
 
 
Подготовка к основной работе
 
НИП-2  был оснащен полным комплектом технических средств, предназначенных для работы с объектом «Д»: станции  «Бинокль-Д», «Иртыш-Д», ПОЗУ  «Кварц», РТС-8, МРВ-2М,  ППСЕВ  «Бамбук»,  радиостанцией  «Вяз», аппаратурой связи. Кроме того, учитывая узкую диаграмму направленности ст. «Бинокль-Д», а так же отсутствие на первых витках полета объекта  «Д» точных целеуказаний,  в состав технических средств была включена имевшая широкую диаграмму направленности станция СОН-2Д для обнаружения объекта и последующего наведения на него станцию «Бинокль-Д» и антенны ФУС ст. «Иртыш-Д».
 
После принятия решения о запуске простейшего спутника (ПС-1), в связи с невозможностью использования в работе по нему перечисленных выше средств  из-за отсутствия на борту соответствующей аппаратуры, было принято решение о поставке на некоторые НИПы (в том числе и на НИП-2)  РЛС П-30 с модернизированной антенной с целью использования ее в работе по блоку «Ц»  ракеты-носителя в пассивном режиме.
 
На начало сентября 1957 года на технической территории части было построено: одно щитовое здание для размещения узла связи и ст. ППСЕВ  «Бамбук», агрегатный сарай  для размещения агрегатов питания; бетонированные площадки для установки на них техники, находящейся в КУНГах  автомашин; аппарель (подземное бетонированное помещение)  для размещения двух автомашин ЗИС с КУНГами для аппаратуры ст. «Иртыш-Д»; техническое здание для размещения радиостанции  «Вяз».
 
Стала поступать техника. При этом необходимо отметить, что станции прибывали на НИП в различной степени  готовности. Так станции  СОН-2Д, МРВ-2М, РТС-8, П-30 не требовали доработки и могли быть задействованы в штатной работе  в любое время. На станциях же «Бинокль-Д», «Иртыш-Д», и ПОЗУ «Кварц», прибывших с предприятий - изготовителей, предстояло выполнить  значительный объем работ заключительного этапа монтажно-настроечных мероприятий непосредственно на  НИПе. Работы эти выполнялись  в сроки, согласованные с графиком работ по объекту  «Д». Весь сентябрь прошел в подготовке к предстоящему пуску ПС-1 на фоне решения множества бытовых вопросов.
 
В работе по объекту ПС-1, запущенному  4-го октября 1957 года , принимали участие лишь расчет станции П-30 (начальник - ст. л-т Милейко Ю.Б., ст. техник - л-т  Магреев) и средства связи. Однако ни одного полезного (отраженного от блока  «Ц» РН) сигнала обнаружено не было из-за недостаточной величины эффективной отражающей поверхности блока  «Ц». Лейтенант Милейко  Ю.Б., окончивший Харьковское ВИАВУ, в программе которого имело место  изучение РЛС П-20, в короткие сроки освоил практическое применение станции П-30 и обеспечил ее надежное функционирование.
 
Буквально через неделю после пуска ПС-1 поступило указание о предстоящем внеплановом запуске второго спутника (ПС-2), при работе по  которому задействовались станции:
 - СОН-2Д - начальник ст. л-т Соколов В.А.;
 - «Трал» (вместо станции РТС-8) - начальник  л-т Вараксин А.А, техники л-ты Тодощук Л.А. и Космачев;
 - ПП СЕВ «Бамбук» - начальник  л-т Дудкин Е.Н., старший техник ст. л-т Культенко Л.М.;
 - средства связи - командир роты связи  к-н Григорьев В.Н., начальник  радиостанции  «Р-102» л-т  Шишкин С.Н., начальник телеграфной станции ст. л-т Чернявский А.П., техник ЗАС  л-т Клинаев М.Н.
 
И хотя работа по ПС-2 была  внеплановой,  расчеты технических средств НИП-2 с поставленной задачей справились успешно. Личный состав, не задействованный  непосредственно в этих работах, с  огромным  интересом  следил за их ходом и активно помогал, при необходимости.
 
Стали прибывать бригады специалистов  предприятий-изготовителей для завершения заключительного этапа работ на станциях «Бинокль-Д», «Иртыш-Д» и ПОЗУ «Кварц». Наступила пора напряженной работы расчетов этих средств. Предстояло на фоне работы заводских бригад изучить станции, научиться практической работе операторов на своих рабочих местах и взаимодействию с расчетами смежных средств.
 
К середине апреля 1958 г. весь объем доработок, настроечных и стыковочных работ был выполнен. Проведена геодезическая привязка и самолетный облет измерительных, средств, расчеты обучены практической работе на станциях во взаимодействии с расчетами смежных средств. Готовность технических средств к работе по объекту  «Д» была оформлена актами о приеме их в эксплуатацию. На заключительном этапе Центром КИК были  проведены три комплексных тренировки всех НИП-ов, привлекавшихся к работе по объекту « Д».
 
Первый старт объекта  «Д», предпринятый  30 апреля 1958г., оказался неудачным. В работе по объекту  «Д», пуск которого успешно состоялся  15 мая (3-й ИСЗ) были задействованы все технические средства НИП-2:
 - «Бинокль-Д» - начальник  л-т Лобасов Ф. В., инженер - л-т Саранцев  Ф.М.;
 - ПОЗУ «Кварц» - начальник  л-т Степанов Г.В., инженер  л-т  Ананьин Г.Ф.;
 - «Иртыш-Д» - начальник  л-т  Шаклеин В.И., инженер  л-т Бердников В.В.;
 - СОН-2Д - начальник л-т  Соколов  В.А.;
 - «Трал» - начальник л-т Вараксин А.А., техники л-ты Космачев и Тодощук Л.А.;
 - МРВ-2М - нач-к  л-т  Мальгин В.В.;
 - ППСЕВ  «Бамбук» - начальник  л-т Дудкин Е.Н., старший техник ст. л-т Культенко Л.М.
 
На этапе подготовки основных измерительных средств к работе объекту  «Д»  большую помощь  расчетам оказывали  специалисты группы взаимодействия: начальник  группы подполковник Кирьянов В.Н., инженеры-испытатели  м-р Ковалев Н.Ф. («Бинокль-Д»), м-р Пекин В.М. (ПОЗУ  «Кварц»), л-т Маслов Ю.В. («Иртыш- Д) и  л-т Ляшенко В.Н. («Трал»).
 
Работа продолжалась до полного израсходования заряда бортовых источников электроэнергии. Личный состав всех технических средств и средств связи с работой справился успешно. Этому в немалой степени способствовало то обстоятельство, что инженерный состав расчетов был укомплектован выпускниками  ВВУЗов 1957 г., а в качестве операторов расчетов станций специальным решением правительства  были призваны выпускники радиотехнических техникумов Москвы, Ленинграда и других городов. Это позволило инженерному составу при обучении операторов станций не отвлекаться на изучение основ радиотехники, а изучать конкретную суть устройства и работы каждого поста. Операторы же добросовестно и с большим профессиональным интересом относились к учебе, часто задавая непростые вопросы по существу, что в свою очередь вынуждало их начальникам искать на них ответы.
 
По результатам работы по объектам ПС-1, ПС-2 и объекту «Д»  был скорректирован состав измерительных средств НИПа. Из его состава были выведены станции «СОН-2Д» (списана и разобрана на детали), П-30 (передана в другую в/часть для дальнейшего ее применения по своему назначению), «Иртыш-Д» (передана в Рижское ВИАВУ для  использования в качестве учебной материальной части).
 
В течение второй половины 1958 г. и всего 1959 г. НИП-2 принимал участие в работах по изделиям «Слива» и «Груша», запускаемых с полигона  «Байконур» в интересах  РВСН (из соображений секретности межконтинентальные баллистические ракеты стратегического назначения на период испытаний в те вреиена имели условные легендные наименования «Слива», «Груша» и т.п., эти наименования фигурировали и в официальной документации при испытаниях), а также по объектам "Луна -1", -2, -3. В этих работах были задействованы станции «Бинокль-Д», «Трал», ПП СЕВ «Бамбук» и средства связи. Все поставленные задачи в работах по этим объектам техническими средствами НИПа были  успешно выполнены.
 
Но все мы, все больше и больше, стали осознавать, что выбор места дислокации НИП-2 оказался неудачным не только с точки зрения обеспечения его жизнедеятельности, но и с точки зрения его функционального назначения. Это подкреплялось отрывочными сведениями, доходившими до нас из Центра КИК. В результате, остаток 1958 г. и весь 1959 г.мы жили в ожидании грядущего перевода. Варианты назывались разные. Куда только мысленно мы не собирались переехать... Вдруг  приходила от кого-то информация (возможно и имевшая под собой почву) - переводят на Кавказ! Все взволнованы, расспрашиваем друг - друга о нем. То вдруг - в иное, не менее интересное место. Новые вопросы и волнения...
 
 
Группа
офицеров
НИП-2.
 
7 ноября
1957 года.
 
Слева направо: стоят:
Бердников В.В.,
Вараксин А.А.,
Григорьев В.Н.,
Ананьин Г.Ф.,
Будиловский В.Я.,
Маслов Ю.В.,
Шишкин С.Н.,
Дудкин Е.Н.,
Ковалев Н.В.,
Соколов В.В.,
Волков В.Я.;
сидят:
Магдеев,
Милейко Ю.Б.,
Саранцев Ф.М.,
Мальгин В.В.
 
Подготовка  к передислокации.
 
Наконец стали появляться более существенные признаки предстоящей передислокации:
1. Передача основных станций на другие НИПы («Бинокль-Д» - на НИП-12, ПОЗУ «Кварц» - на НИП-13).
2. Откомандирование ряда офицеров на другие НИПы.
3. Длительная командировка замполита  подполковника Галайкина В.А. и зам. по измерениям капитана Сербина В.М. (сменившего подполковника Федотова А.Л., назначенного начальником НИП-13. Еще позже А.Л. Федотов возглавил отдел по управлению разведывательными спутниками "Зенит" в Центре КИКа). Как выяснилось позже, она была связана с работой их в межведомственной комиссии по выбору нового места расположения нашего НИПа.
 
Наконец, по прибытии из этой командировки, на официальном собрании офицерского состава подполковник Галайкин В.Я. объявил о передислокации нашей части на Дальний Восток в с. Галенки, находящемся  в 31 км. от г. Уссурийска. Предложенный комиссией вариант размещения НИПа в с. Никольском  в 5-ти километрах от г. Уссурийска, был решительно отклонен Главкомом ПВО маршалом авиации Судец В.А.
 
На совещании всем подразделениям НИПа были поставлены конкретные задачи по подготовке к переезду:
 - демонтаж и упаковка аппаратуры ПП СЕВ «Бамбук»  и техники связи;
 - снятие с колодок  и обкатка автомобилей, оборудованных  КУНГами;
 - подготовка  технических зданий и жилого фонда для передачи их части, подчиненной  в/ч 15644 (полигон «Капустин Яр»);
 - проверка  и упаковка имущества ,находящегося на техническом складе, складах ОВС и ПФС;
 - расчет количества  подвижного ж/д состава для заявки в ВОСО.
 
В течение июня-июля 1960 г. личный состав напряженно трудился, решая поставленные задачи. В начале августа на ст. Макат запланированный порожняк прибыл в количестве 30 единиц, в том числе 4 теплушки для размещения личного состава и одна теплушка в качестве караульного помещения.
 
В прибывшем составе, к сожалению, не оказалось пассажирских вагонов для размещения офицерского состава и членов их семей. Вместо них были поставлены два пульмана, в одном из которых были размещены офицеры, в другом - их семьи.
Приказом командира части были назначены начальник эшелона - к-н Григорьев В.Н. и начальник штаба эшелона - ст. л-т Ананьин Г.Ф.  Для оказания практической помощи в нашу часть прибыл  представитель ВОСО Южно-Уральского военного округа. 6 августа порожняк вагонов  был получен на ст. Макат и 7-го августа утром был поставлен в тупик разъезда  Джаман-Сор.
 
Начало погрузки было назначено на 7 августа. К этому времени вдоль тупикового пути была сосредоточена вся техника и имущество части, весь личный состав и семьи офицеров.
 
Погрузка проходила трудно, так как эстакада была предназначена только для  погрузки автотранспорта и своим торцом упиралась в конец тупика. При этом  первый и последующие погружаемые автомобили нужно было перемещать через все свободные платформы. Остальной груз приходилось поднимать вручную. Для погрузки двух цистерн для хранения бензина и диз. топлива представитель ВОСО вызвал со станции Кандагач железнодорожный паровой подъемный кран. Погрузка была завершена к вечеру 7-го августа. Состав был переправлен обратно на ст. Макат для переформирования эшелона в соответствии с требованиями наставления по воинским перевозкам. Переформирование эшелона проходило всю ночь с 7-го на 8-е августа и ровно в 6 часов утра  8-го числа эшелон был отправлен по назначению до ст. Галенки  Дальневосточной  железной дороги.
 
Переезд
 
В соответствии с  наставлением по воинским  перевозкам   в эшелоне были организованы:
 - Служба войск. На каждые сутки назначались дежурный по эшелону, караул для охраны техники и имущества, дежурные и дневальные по вагонам ,в которых размещался л.с.
 - Телефонная связь дежурного по эшелону с начальником эшелона и командиром части.
 - 3-х разовое питание  л.с. Офицерский состав и члены их семей были поставлены на солдатское довольствие за плату.
 - Помывка в бане на ст.  Иркутск.
 
За все время пути  личный состав показал высокую дисциплинированность и организованность. Не было случаев нарушения воинской дисциплины, случаев отставания от эшелона. Правда, в первый день пути произошел случай, когда четверо офицеров стали "расписывать пульку" (играть в преферанс). Командир части, увидев эту картину, на первой же остановке собрал совещание офицеров и произнес всего лишь одну тираду: «Товарищи офицеры! Не думайте, что я собака, которая только лает. Я могу и укусить»!. Всем все стало ясно.
 
На ст. Хабаровск к нам присоединился подполковник Мельник Ф. Ф., назначенный новым командиром части.
 
На ст. Галенки   наш эшелон прибыл  26 августа. Нас встретил капитан Сербин В.М., который после окончания работы межведомственной комиссии остался там для решения вопросов организации строительных работ и для подготовки встречи нашего эшелона. На ст. Галенки, в отличие от разъезда Джаман-Сор, была платформа  с боковой эстакадой, поэтому  разгрузка  прошла более организованно и быстро.
 
В отличие от Маката, где все начиналось практически с нуля, в Галенках от располагавшегося здесь ранее отдельного батальона связи истребительной  авиационной дивизии ВВС мы получили приличное наследство:
 - здание штаба;
 - 2-х этажная казарма на 200 человек;
 - мед. пункт;
 - солдатская столовая;
 - солдатский клуб;
 - два кирпичных 2-х этажных 16-ти квартирных дома с сараями;
 - два деревянных  2-х этажных 16-ти  квартирных дома с сараями.
 
Дополнительно нам были выделены прилегающий участок для технической территории, на котором к нашему приезду уже шло строительство технических зданий для узла связи и станции «Сатурн», а так же участок вблизи районного центра с. Покровка для размещения там радиопередающего центра.
 
С подписанием акта о сдаче в/части 14038 полковником Будиловским В.Я. и приеме ее подполковником  Мельником Ф.Ф. закончилась «Одиссея» НИП-2. Войсковая часть 14038 поменяла свое наименование с НИП-2 на НИП-15.
 
Началось все сначала: обустройство, организация быта, получение и освоение новой более современной техники, работа по новым объекта и космическим аппаратам. Но, это уже другая история...
 
В заключение следует отметить, что при штатной численности  офицеров в 31 человек, службу на НИП-2  прошли 48 человек, из них 22 офицера продолжили службу на НИП-15, в том числе 9 человек - первопроходцев НИП-2: Галайкин В.Я., Григорьев В.Н., Ананьин Г.Ф., Дудкин Е.Н., Культенко Л.М., Клинаев М.Н., Мальгин В.В.Салтыков М.Л., Чернявский В.П.
 
Послесловие
 
История 3-х летнего существования НИП-2 несоизмерима с 55-летним существованием и развитием НИПов КИКа. В официальной же истории КИКа о нем может быть написано всего несколько  строк. Но его история, как и истории некоторых  других НИПов первых лет существования КИК (например, - НИП-5) своеобразна и уникальна. Это было время первых шагов становления КИКа, когда каждый из них являлся шагом в неизвестное, необходимости оперативного решения возникающих проблем, решать которые приходилось на фоне множества трудностей различного характера, в том числе и чисто бытового. Живую же суть происходивших событий могут описать лишь очевидцы и непосредственные их участники, К сожалению, многие из них уже ушли из жизни. Авторы этой статьи отдают долг памяти первому составу офицеров НИП-2, перечислив их поименно.
 
Полковник в отставке  Ананьин Г.Ф.
Подполковник в отставке  Шаклеин В.И.
Август  2012 г.