Учёный-баллистик
В июне 2014 года - столетие известного учёного, теоретика и практика в области ракетно­космической техники Павла Эльясберга. В марте - день его памяти: Павел Ефимович ушёл из жизни 30 марта 1988 года…Более 20 лет он трудился в НИИ­4, его труды стали хрестоматией для нового поколения учёных
Детство и годы войны
 
Павел Эльясберг родился в городе Житомире в интеллигентной многодетной семье и был младшим из шести братьев. В 1920 году семья переехала в Киев, где, окончив школу, Павел поступил на механико-математический факультет Киевского университета им. Т.Г. Шевченко. По окончании, в 1939 году, был призван в Красную Армию. Прошёл фронты Великой Отечественной войны (с ноября 1941­го по май 45­го), закончив её в Германии в качестве начальника полковых артиллерийских мастерских в составе 2­го Белорусского фронта, пройдя путь от рядового до капитана. Вспоминая о военных годах, он рассказывал, что мог собирать пушки с закрытыми глазами.
 
Павел Ефимович Эльясберг был награждён орденами Отечественной войны, Красной Звезды, «Знак Почёта» и многими медалями.
 
20 лет — в «четвёрке»
 
С 1947 по 1968 гг. жизнь и деятельность Павла Эльясберга была связана с НИИ­4, где он прошёл все ступени своей служебной лестницы — от научного сотрудника до начальника отдела и научного консультанта Института. Последующие двадцать лет (1968–1988 гг.) Павел Ефимович – начальник отдела Института космических исследований АН СССР.
 
Первое десятилетие работы Эльясберга в «четвёрке» было связано с созданием системы подготовки данных на пуски баллистических ракет (БР), которые в этот период начали поступать на вооружение армии. Для первых «изделий» ОКБ­1 С.П. Королёва это были таблицы стрельбы. Но уже к концу первого десятилетия (1946–1955 гг.) с увеличением дальности полёта БР и повышением требуемой точности их попадания в цель расчёт данных на пуски приобрёл форму полётных заданий. Длительное время баллистическое обеспечение пусков БР осуществлялось силами НИИ­4, и Эльясберг возглавлял это новое направление.
 
Как кандидатская (1950 г.), так и докторская (1957 г.) диссертации Павла Ефимовича явились итогом его работы по баллистическому обеспечению пусков БР. Несомненные заслуги профессора Эльясберга были оценены по достоинству – он стал лауреатом Ленинской премии, заслуженным деятелем науки и техники РФ.
 
 
 
В Институте сформировалась научная школа по баллистическому обеспечению пусков ракет во главе с Павлом Эльясбергом, в которую входили А.П. Катаргин, П.Ф. Лебедев, В.С. Галактионов, Ю.С. Соловьёв и другие его ученики и последователи. Работа проводилась в тесном взаимодействии с разработчиками ракетной техники, конструкторскими бюро С.П. Королёва, М.К. Янгеля, В.Н. Челомея, А.Д. Надирадзе.
 
Научное ядро
 
С созданием БР межконтинентальной дальности появились реальные предпосылки создания искусственных спутников Земли (ИСЗ), что, в свою очередь, требовало решения сложнейших проблем баллистического обеспечения их запусков и управления ими. Для решения этих проблем в Институте был создан Координационно-вычислительный центр (КВЦ). В результате более чем десятилетней работы КВЦ в НИИ­4 были обеспечены успешные запуски ИСЗ различного целевого назначения, включая пилотируемые полёты первых космонавтов, пуски КА к Луне и планетам Солнечной системы, а также лётные испытания нескольких новых типов межконтинентальных баллистических ракет. Полученный при этом опыт, методическое обеспечение, реализованное на ЭВМ КВЦ, были использованы при создании и развёртывании Командно-измерительного комплекса (КИК) и Центра управления полётами (ЦУП) в ЦНИИ Машиностроения. В НИИ­4 сформировался высококвалифицированный научный коллектив специалистов в области космической баллистики, ставший в дальнейшем ядром баллистических подразделений вновь созданного 50 ЦНИИ КС.
 
Особой популярностью среди специалистов пользуется монография П.Е. Эльясберга «Введение в теорию полёта искусственных спутников Земли» (1965 г., переиздана в 2011 г.), которая стала настольной книгой нескольких поколений специалистов, занимающихся обеспечением пусков ракет. Кроме того, известны и другие его издания, где рассмотрены вопросы об измерительной информации, об определении движения ракет и космических аппаратов по результатам измерений, вопросы коррекции и движения и так далее.
 
Учёный и человек
 
Павел Эльясберг был основателем научной школы и по проблемам космической баллистики. В эту школу входили такие известные учёные, как А.В. Брыков, М.Д. Кислик, И.М. Яцунский, В.Д. Ястребов, В.Ф. Сидоров, А.И. Сафонов, И.И. Волков и многие другие. Сам же Павел Ефимович, несмотря на свою чрезвычайную скромность, как крупный учёный и пионер космической баллистики в нашей стране, пользовался непререкаемым авторитетом среди учёных ракетно-космической отрасли. Всё баллистическое обеспечение первых и последующих запусков космических аппаратов, в том числе и запуск Ю.А. Гагарина, разрабатывалось непосредственно им и под его руководством. Будучи автором пяти крупных монографий и более трёхсот научных работ, он подготовил более тридцати кандидатов наук.
 
Глубокие профессиональные знания, широкая эрудиция, высокий культурно­нравственный уровень учёного сочетались с живым интересом к повседневным событиям и окружающим его людям. Он с одинаковым вниманием относился и к решаемым на работе научно-техническим задачам, и к заботам и интересам тех, с кем работал, был связан по жизни. Его отличали простота и конкретность мыслей и действий в любой ситуации, будь то научные проблемы или иные жизненные обстоятельства. Ровное и справедливое отношение Павла Ефимовича к людям сочетало в себе как доброжелательность, так и требовательность. Он не стеснялся выражать свои оценки прямо, вслух. Такое поведение оборачивалось ответной симпатией и безусловным уважением к нему.
 
С маршалом — на равных
 
Одним из штрихов к портрету учёного может служить случай, описанный Борисом Чертоком в своей книге о визите Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения, Главного маршала артиллерии Неделина со свитой генералов в зал КВЦ во время запуска первого искусственного спутника Земли. Занятый срочными расчётами, бурча и продолжая что-то писать, Эльясберг не заметил, как маршал подошёл к его столу. Произошла немая сцена. Все вокруг стоят по стойке смирно. Директор института Соколов мрачнеет, свита затаилась в предчувствии разноса незадачливого подполковника. Маршал иронически улыбается. И когда начальник отдела Нариманов тихо произнёс на ухо Эльясбергу: «Павел Ефимович, маршал Неделин…» – тот, не поднимая головы, отмахнулся и обычной своей скороговоркой сказал: «Не мешайте!» И снова ушёл в свою работу, склонившись над бумагами. Потом вдруг поднял глаза, смущённо улыбнулся… Обстановку разрядил Митрофан Иванович Неделин. Задав вопросы учёному по существу и получив на них лаконичные, чёткие ответы, он понял, что в стимулировании служебного рвения стоящий перед ним Павел Эльясберг не нуждается. Хотя некоторых беседа на равных маршала и учёного несколько шокировала.
 
Ученики и коллеги
 
Внешне Павел Ефимович не производил впечатления спортивного человека. В то же время он прекрасно плавал, был неизменным участником заплывов на озере в первом городке, а также регулярно ездил на велосипеде на довольно большие расстояния: в заповедник в сторону Москвы или в Пирогово. Зимой его всегда можно было встретить на лыжне, причём далеко за пределами Комитетского леса территории нынешнего Юбилейного.
 
Уделяя много внимания семье, Павел Ефимович находил время для общения с сослуживцами в нерабочей обстановке, предпочитая поездки на природу; часто его попутчиками были коллеги и ученики.
 
Все, кто делился своими воспоминаниями об этом разностороннем и пытливом учёном, талантливом и доступном человеке, делали это очень тепло и с большим уважением. И среди них ученики, соратники и родные учёного.
 
В настоящее время трудятся в ракетно-космической промышленности ученики и коллеги Павла Ефимовича Эльясберга: М.М. Бордюков (ведущий научный сотрудник 4 ЦНИИ МО, кандидат технических наук, генерал-майор), В.В. Остроухов (доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ, действительный член Российской Академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, генерал-майор), В.С. Чаплинский (доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ, действительный член Российской Академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, полковник), Р.К. Балыгин (кандидат технических наук, доцент, старший преподаватель Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского, полковник) и другие.
 
 
Лариса Сергеева
Прочитано в газете "Спутник" No 11 (1598) 22 марта 2014 г.
 
Главный космический баллистик СССР
 
В биографическом очерке доктор технических наук Виктор Эльясберг рассказывает о жизни и научной деятельности своего дяди - выдающегося баллистика...
 
Мой дядя самых честных правил…
 
Утром 1 апреля 1988 г. прямо с поезда Ленинград-Москва я в спешке добирался до Института Космических Исследований (ИКИ АН СССР) по весьма печальному поводу – на гражданскую панихиду по моему родному дяде Павлу Ефимовичу Эльясбергу, Главному научному сотруднику этого института. У большого здания на Профсоюзной улице, украшенного огромной мозаикой на тему космоса, меня уже ждала его вдова Алла Николаевна с обоими сыновьями покойного. Нас после тщательной проверки документов быстро пропустили в это закрытое учреждение, куда в обычное время попасть можно было только по специальному разрешению.
 
Траурная церемония началась выступлением тогдашнего директора ИКИ академика Р.З.Сагдеева, затем говорили речи профессора, генералы ракетных войск, космонавты. Все отмечали выдающийся, неоценимый вклад покойного в создании ракетного щита страны, освоении космоса, создании целой научной школы.
 
   Я спросил у бывшего там командира отряда космонавтов Георгия Гречко, почему при таких заслугах ни в одной из газет не нашлось места для некролога. - Видите ли, ответил этот известный космонавт,- ведь Павел Ефимович не был ни академиком, ни хотя бы генералом, а у нас в стране публикация некрологов определяется прежде всего формальным государственным статусом человека, а лишь потом его фактическими заслугами, хотя в данном случае это безусловно обидно, но….
 
   Так кем же был этот человек, имя которого по соображениям строгой секретности (и не только по ним) было тогда (да пожалуй и сейчас) почти не известно широкой общественности ?
 
Из доклада бывшего долгие годы его сослуживцем и коллегой, профессора А.В.Брыкова, на научном семинаре ИКИ (2001 г.), посвященном памяти Эльясберга:
 
В дни, когда осуществлялись великие события открытия космической эры, мировая и советская общественность не имела возможность воздать должное организатору и руководителю выхода человечества в космос С.П.Королеву… Тем более, полностью оставались в неизвестности многие другие участники и организаторы и запуска Спутника и первого космического полета человека. Одним из них был болшевский профессор Павел Ефимович Эльясберг, уникальный специалист ракетной и космической баллистики, авторитетный руководитель в этой области, непосредственный разработчик методик управления космическими аппаратами и участник работы в ЦУПах, легко находивший выход из критических ситуаций и принимавший смелые ответственные решения. Он стал организатором первой в институте космической лаборатории по баллистическому обеспечению запусков космических объектов, в чрезвычайно сжатые сроки подготовившей все необходимые данные для запуска первых спутников, лунников, а затем и космических кораблей. Очень занятый текущей практической работой, Эльясберг находил время для теоретических исследований и обобщения опыта, создав первый фундаментальный труд в этой области “Введение в теорию полета ИСЗ”. М., Наука, 1965, продолжающий до сих пор использоваться как настольная книга-справочник во многих научных и прикладных организациях, включая Институт космических исследований АН СССР, где П.Е.Эльясберг трудился в последние годы жизни.
 
http://www.ihst.ru/personal/akm/sec6(2001).htm
 
А вот что написано о нем в Э
нциклопедии "Космонавтика":
 
Эльясберг Павел Ефимович. 5.V.1914-30.III.1988. Род. в г. Житомире. В 1939 г. окончил Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко. Во время Великой Отечественной войны с 1941 по 1944 гг. находился на фронте - в составе 45-й армии. С 1947 г. проходил службу в НИИ-4 МО в должностях: н. с., ст. н. с. (с 1949 г.), начальника лаборатории (с 1956 г.). С 1968 г. после увольнения из НИИ-4 МО работал начальником отдела Института космических исследований Академии наук СССР. Является одним из основоположников баллистики ракет большой дальности и космической баллистики. Основное направление его исследований - разработка теории полета ракет и искусственных спутников Земли и методов баллистического обеспечения управления движения космических аппаратов. В НИИ-4 МО в качестве ответственного исполнителя в 1947 г. выпустил первый отчет института: отчет по НИР "Внешняя баллистика дальнобойных реактивных снарядов типа А-4", который положил начало систематическому развитию теории полета ракет. В дальнейшем, решая проблему подготовки данных на пуски ракет, разработал эффективный метод представления прицельных данных в виде разложения в специальные ряды. Этот метод успешно использовался при составлении таблиц стрельбы для оперативно-тактических ракет. Участвовал в баллистическом обосновании состава и размещения средств траекторных измерений для проведения летных испытаний межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. При запуске первого ИСЗ им была определена орбита и спрогнозировано движение спутника по результатам оптических и радиотехнических измерений с использованием разработанной им графоаналитической методики. На протяжении ряда лет он осуществлял научное руководство разработкой методологии баллистического обеспечения управления движения автоматических ИСЗ, пилотируемых кораблей и межпланетных космических станций. Дал первое систематизированное изложение основ теории полета и теории оценки точности определения движения летательных аппаратов по результатам измерений. Воспитал большое число ученых-баллистиков, был бессменным научным руководителем крупных НИР в области баллистического обеспечения пусков ракет большой дальности. Один из основателей научной школы баллистики в НИИ-4 МО. Автор 5 крупных монографий и большого числа других научных публикаций. Инженер-полковник. Д. т. н., профессор. Лауреат Ленинской премии.
© 2006, Энциклопедия "Космонавтика", http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/26E/3325.shtml
 
Уже на основании этих двух источников (в настоящее время имеется и много других, о некоторых из них будет сказано ниже), роль Эльясберга в освоении космоса можно вкратце охарактеризовать следующим образом:
 
На протяжении более 30 лет, начиная с первого искусственного спутника земли, запущенного 4 октября 1957 г., до сложнейших космических проектов по реализации пилотируемых полетов, исследованию луны, наконец, сближению космического аппарата с кометой Галлея для ее фотографирования (проект «Вега»), П.Е. Эльясберг занимался расчетом орбит спутников и траекторий других космических аппаратов, определением их параметров по результатом астрономических и радиотехнических измерений, сочетая при этом оперативное руководство этой работой с теоретическим и обоснованием и методическим обеспечением траекторных расчетов.
 
   Следует правда заметить, что последние годы жизни из-за серьезного заболевания он работал в основном дома, приезжая в институт раз в неделю. Тем не менее, он продолжал и руководить отделом и активно лично проводить математические исследования и вычисления (у него на дому был установлен для этого персональный компьютер, бывший тогда еще большой редкостью в СССР, и пользование которым он быстро освоил несмотря на болезнь). С другой стороны, еще до запуска первого спутника он в течение 10 лет выполнял основные расчеты траекторий баллистических ракет и фактически заложил научную и методическую базу для решения проблем космической баллистики.
 
Для непосвященного читателя здесь наверное уместно уточнить, что скрывается за термином
космическая баллистика. Фактически он возник только после запуска первого спутника в недрах того военного научно-исследовательского института, где работал Эльясберг, заменив собой ракетную баллистику, что адекватно отражало смысл этой научной дисциплины, пока речь шла о межконтинентальных баллистических ракетах, а не о сложных траекторных и орбитальных расчетах для искусственных спутников земли (ИСЗ) и управляемых космических аппаратов. Напомним, что просто баллистика – это наука о движении артиллеристских снарядов, неуправляемых ракет, мин, бомб, пуль при стрельбе (Советский энциклопедический словарь. Москва, 1987) Некоторую условность этого термина отмечают, в частности, авторы учебника [6 ], которые на стр.16 приводят предложенное Эльясбергом определение космической баллистики как активной инженерной науки, занимающейся изучением и решением следующих основных задач:
 
-выбор орбит или траекторий космических аппаратов (КА) на всех этапах полета
-определение реализованных орбит КА
-расчет управлений, изменяющих орбиту КА для достижения поставленных целей
 
Это определение несомненно отражает его собственный многолетний практический опыт.
 
Вернемся, однако, к деятельности Эльясберга. Стоит ли говорить, насколько секретной была его работа. Расположенный в живописном московском пригороде Болшево, НИИ-4 Министерства обороны представлял собой окруженный колючей проволокой военный городок, на территории которого его сотрудники не только работали, но и проживали. Даже ближайшие родственники могли попадать туда только по заказанным заранее пропускам. Всякое упоминание имен сотрудников в какой-либо связи с выполняемой ими работой было абсолютно исключено, не было никаких публикаций в прессе и о присуждении им в 1957 г. высшей в то время государственной награды в области науки и техники - Ленинской премии за подготовку и обеспечение запуска первого в мире искусственного спутника земли. Прошли годы, прежде чем стала подниматься завеса секретности над именами главных участников космической эпопеи. Имя руководителя всего космического проекта С.П. Королева стало известно в 1966г. только после его смерти. В то же время власти конечно понимали, как важно закрепить приоритет страны в области освоения космоса не только самими фактами запуска тех или иных космических аппаратов, но также их научно-методическими обоснованиями, и здесь уже без раскрытия имен было не обойтись. Поэтому было дано разрешение на появление в печати в 1965 г. упомянутой выше книги по теории полета искусственных спутников земли [1 ]; причем слово теория в заголовке этого фундаментального 500-страничного труда конечно не могло ввести в заблуждение специалистов; из его содержания ясно, что автором мог быть только ученый, знакомый с данной проблемой на практике. Книга вызвала живой интерес во всем мире, недаром уже через 2 года появился ее перевод на английский язык [2 ]. Кстати перевод был сделан в Израиле, что вызвало определенное беспокойство у советских спецслужб, не причастен ли каким-то образом сам автор к появлению этого перевода ( ведь СССР тогда только-только разорвал с Израилем дипломатические отношения после шестидневной войны). Павел Ефимович впоследствии с усмешкой рассказывал мне об этой истории, тем более, что книгу прислали прямо на «закрытый» адрес почтового ящика НИИ-4, и с ним даже беседовали по этому поводу в пресловутом Первом отделе. В дальнейшем по мере развития космонавтики и возникновении международного сотрудничества в данной области выходят в свет и другие его работы, в частности [3 ] и [4 ] – книги, заложившие математическую базу для разработки практических алгоритмов обработки измерительной информации для определения орбит искусственных спутников и других небесных тел (Эльясберг был также активным участником Советской астрономической комиссии по малым небесным телам).
 
Только по прошествии более трех десятилетий с момента первого космического старта, уже после смерти Эльясберга начали появляться публикации, по которым можно получить представление о его роли в освоении космоса, а также понять, что именно на него прежде всего полагался руководитель советской космической программы С.П.Королев во всем, что касалось траекторных расчетов для первых спутников и пилотируемых кораблей; на научных семинарах и конференциях стали делать доклады, посвященные его памяти и развитию творческого наследия [5-12 ].Они охватывают разные годы его деятельности, начиная с «до-космической эры», далее руководство координационно-вычислительным центром (КВЦ) в НИИ-4 при запуске первых советских спутников и пилотируемых кораблей и, наконец, кончая считающимся венцом искусства космической навигации проектом по исследованию Венеры и кометы Галлея (проект «Вега»). Появились также воспоминания о личности Павла Ефимовича, из которых вырисовывается образ творческого, исключительно работоспособного, ответственного и независимого специалиста, необычайно внимательного в общении с сотрудниками и учениками, например [13 ]. Объем данной публикации не позволяет остановиться более подробно на этих воспоминаниях.
 
До сих пор мы говорили о вкладе Эльясберга в освоение космоса, его научных и организаторских заслугах, ссылаясь при этом на наиболее информативные выдержки из большого числа появившихся к настоящему времени публикаций на эту тему. Что же касается фактов биографии Павла Ефимовича, то они в печати практически отсутствуют, если не считать приведенной выше краткой справки из энциклопедии «Космонавтика». Мне представляется уместным хотя бы частично восполнить здесь этот пробел на основании документов нашего семейного архива, сведений от родственников, а также выпавших на мою долю неоднократных встреч с ним на протяжении почти 50 лет жизни, начиная с моего детства.
 
Немного о семье. Павел Ефимович родился за три месяца до начала Первой мировой войны в губернском городе Житомире – столице многонациональной Волынской губернии в интеллигентной еврейской семье; он был младшим из шести сыновей. Отец – Ефим Борисович (Хаим Берович) Эльясберг (1874-1942), происходивший из состоятельной виленской семьи, которая на протяжении нескольких поколений славилась учеными-талмудистами, а также искусными ювелирами, получил университетское образование и стал видным деятелем БУНДа (еврейского филиала РСДРП) с момента его основания до роспуска. Мать, Дебора Хаимовна (урожд. Типограф) - выпускница Бестужевских медицинских курсов. Они познакомились и поженились в Петербурге в середине 90-х годов 19 века, а около 1903 г. семья осела в Житомире, где Ефим Борисович получил место банковского служащего, продолжая заниматься политической и общественной деятельностью. Это была дружная, сплоченная и очень талантливая семья, все шестеро сыновей стали впоследствии крупными специалистами в своей области, но самым талантливым несомненно был младший – Павел, у которого еще в детстве обнаружились большие математические способности, у него было даже прозвище «Кудре- биссектрис» (был кудрявым мальчишкой). Характерный штрих - на протяжении примерно 10 лет выходила юмористическая семейная стен-газета, при этом должность главного редактора постепенно переходила от старших братьев к младшим. Семья чудом прошла без потерь через годы Мировой и Гражданской войн, неоднократные перемены власти в городе и еврейские погромы (Павел Ефимович рассказывал мне, что ему, шестилетнему мальчишке, особенно запомнился как романтическое приключение погром, устроенный занявшими город белополяками, когда пришлось прятаться в подвале дома их польского соседа).
 
В 1920 году после окончания Гражданской войны семья переехала в Киев чтобы дети смогли получить высшее образование, при этом их отец отошел от всякой политики, устроившись на работу бухгалтером мебельной фабрики. Это уберегло его от репрессий Советской власти, а вот второй по старшинству сын Борис все же был арестован за участие в студенческом социал-демократическом кружке и впоследствии погиб в советском трудовом лагере.
 
В 1939 г. выпускник механико-математического факультета Киевского университета Павел Эльясберг был призван в Красную армию (артиллерийские войска), где начал службу в Закавказском ВО в качестве оружейного мастера арт. ремонтных мастерских. С началом войны их часть была переброшена на Северокавказский фронт, а закончил он войну в Германии в качестве начальника полковых артиллерийских мастерских в составе 2-го Белорусского фронта, пройдя путь от рядового до капитана. Вспоминая о военных годах, он рассказывал, что мог собирать пушки с закрытыми глазами, причем иногда испытания отремонтированных орудий производились тут же по позициям противника. Война принесла суровые испытания всей большой семье, вернее теперь уже нескольким связанным родственными узами семьям, так как четверо из старших братьев были к тому времени женаты. С первых дней войны молодой солдат пытается не терять связи со своими разметанными по разным концам страны родственниками, как бы трудно это тогда не было, ведь единственным средством связи была для него полевая почта. В архиве моего отца Максим Ефимовича Эльясберга (он был старше Павла на 9 лет) сохранилось несколько фронтовых писем от Павла, из которых видно, как он все время пытался узнать места пребывания и адреса близких. Особенно его тревожила судьба остававшихся в Киеве родителей. Тревога оказалась не напрасной: мать не успела эвакуироваться и была расстреляна в конце сентября 1941г. в Бабьем яре вместе со всеми еврейскими жителями Киева, а отец, хотя и успел увезти в эвакуацию жившего у них десятилетнего внука, родители которого были в сталинских лагерях, по дороге на Урал умер от сыпного тифа. Их имена увековечены в списках и листах свидетельских показаний Мемориала Яд Вашем в Иерусалиме[15 ]
 
Ну а военная судьба самого Павла Ефимовича была к нему вполне благосклонна; он не только прошел всю войну без единой царапины, но и нашел свое семейное счастье в лице юной шифровальщицы Аллы, которая оставалась женой до его смерти. Сослуживцы Павла Ефимовича каждый год поздравляют ее в День Космонавтики (12 апреля). В этом году ей исполнилось 85 лет, ее имя значится в списках ветеранов ВОВ [16].
 
По окончании войны естественным стремлением Эльясберга было как можно скорее демобилизоваться, так как военная карьера никогда не привлекала его. Однако математическое образование, офицерское звание, опыт по ремонту и наладке всех частей артиллерийских орудий неожиданно открыли перед ним возможности заняться научной работой: его пригласили в военный научно-исследовательский институт НИИ-4 МО, ведущий в области артиллерийских вооружений. Изначально предполагалось, что он будет заниматься усовершенствованием артиллерийских прицелов на базе исследования баллистики снарядов с учетом состояния атмосферы, но вскоре оказалось, что его знания гораздо важнее для решения других задач, а именно для точных расчетов траекторий баллистических ракет, а затем и искусственных спутников. Тем самым была на многие годы предопределена его дальнейшая судьба и как ученого, и как человека, а ее рассмотрение как бы возвращает нас к началу нашего очерка.
 
Следуя авторам учебника по баллистике и навигации космических аппаратов[6], считающим проект «Вега» примером выдающегося космического достижения, проиллюстрируем его приведенной ниже схемой траектории полета автоматической межпланетной станции «Вега» к комете Галлея с одновременным спуском исследовательского зонда на поверхность планеты Венера.
 
К приведенным примерам вклада Эльясберга в освоение космоса можно было бы добавить немало свидетельств участников космической эпопеи, воспоминания которых опубликованы, и наверное будут продолжать публиковаться.
 
Ограничимся лишь некоторыми из них, которые подчеркивают (иногда вскользь) его роль именно как главного космического баллистика, принимавшего ответственные решения в сложных ситуациях с разными космическими аппаратами. Вот характерная ремарка, описывающая проблемный спуск одного из кораблей "Союз" в апреле 1968, из 4 тома книги Б.Е.Чертока[10]: Вместе с Феоктистовым в 5 часов утра мы по ВЧ-связи разыскали в баллистическом центре НИИ-4 Эльясберга и попросили его провести еще раз контрольный расчет всех параметров спуска... К 9 часам утра Эльясберг нас успокоил, что «все будет в порядке». Страсти улеглись, но напряжение не спадало. Посадка прошла точно по расписанию, однако сильный ветер в районе приземления не позволил парашютам сложиться, и они протащили спускаемый аппарат (СА) по степи около пяти километров.
 
Любопытно также описание визита командующего ракетными войсками маршала Неделина со свитой генералов в Зал координационно-вычислительного центра (КВЦ) во время запуска первого спутника, когда из пунктов наблюдения только-только стали поступать данные телеметрических измерений [13]. Занятый срочными расчетами, Эльясберг не заметил, как маршал подошел к его столу. Далее точно по тексту[13 ]:
 
Он продолжал писать, бурча что-то, рефлекторно перебрасывая рукой остатки волос с одной стороны лысины на другую. Наступила кульминация немой сцены. Все вокруг стоят по стойке смирно. Соколов (директор института) мрачнеет, свита затаилась в предчувствии разноса незадачливого подполковника. Маршал иронически улыбается. Нарушил молчание Нариманов (начальник отдела). Он тихо в ухо Эльясбергу произнес: «Павел Ефимович, Маршал Неделин…» Павел Ефимович, не поднимая головы, отмахнулся и обычной своей скороговоркой с раздражением сказал: «Не мешайте!» И снова ушел в свою работу, склонившись над бумагами. Потом, вдруг сразу обмяк, поднял глаза, увидел Неделина, смущенно улыбнулся и начал медленно приводить себя в порядок…Обстановку разрядил Неделин. – Что тут у вас получается?- как бы по-товарищески спросил он. – Период обращения около 98 минут, товарищ Маршал – смущенно ответил Эльясберг. – Это много или мало?- продолжал Неделин. - Нормально- заключил Эльясберг. Лаконичность ответов и будничность беседы Эльясберга с Маршалом на равных шокировала окружающих. Маршал воспринял это общение спокойно. Ему было ясно, что в стимулировании служебного рвения стоящий перед ним ученый не нуждается, а дисциплинировать его бесполезно и даже вредно.
 
Если же говорить о личности Эльясберга в более широком аспекте, то близко знавшие его люди характеризовали его не только как выдающегося ученого и организатора, но и как человека, которому удавалось, занимая достаточно высокое служебное положение, оставаться в стороне от советской идеологической показухи. Он никогда не был членом Коммунистической партии, что представлялось совершенно невероятным для любого офицера в чине майора и старше. А среди своих сотрудников он бывало не боялся даже высказывать «крамольные» политические взгляды; так по свидетельству [13 ] во время арабо-израильской войны он открыто выражал свои симпатии Израилю, что было в то время «просто самоубийственно». Начальство, однако, закрывало глаза на подобные выходки, прекрасно понимая, что заменить такого ценного специалиста невозможно.
 
   Несколько штрихов к портрету, касающихся его поведения "вне работы", которой он отдавал львиную долю своего времени. Это был скромный, простой в обращении человек, прекрасный семьянин. Можно отметить его два увлечения: во-первых, это был заядлый автомобилист-любитель, во-вторых, в течение последних полутора десятка лет своей жизни он был очень привязан к верному четвероногому другу - королевскому пуделю по имени Мика.
 
   Как говорится, большое видится на расстоянии. Это в полной мере относится к Павлу Ефимовичу Эльясбергу, выдающемуся ученому, внесшему неоценимый вклад в освоение человеком космического пространства. Теперь уже нет Советского Союза – страны, для обороны и престижа которой он сделал так много. Однако им может гордиться как его родина Украина, так и Россия, где он жил и работал последние 40 лет жизни. Есть некоторые основания для гордости и у Израиля: с момента возникновения еврейского государства Павел Ефимович с большой симпатией следил за его жизнью; в Израиле была переведена на английский язык его главная книга. Наконец, в современном Израиле, ставшим космической державой, разрабатывающим и запускающим свои спутники как самостоятельно, так и с российских полигонов, есть немало ученых, инженеров и военных, использующих его труды в своей профессиональной деятельности. Хочется, чтобы об этом замечательном человеке узнало как можно больше людей и помимо специалистов космической отрасли.
 
Литература
 
1.П.Е.Эльясберг. Введение в теорию полета ИСЗ. Москва. Наука, 1965
 
2.El'yasberg, P E Introduction to the Theory of Flight of Artificial Earth Satellites. Israeli Program for the Translation of Scientific Publications, Jerusalem.1967 (перевод [1 ])
 
3.П.Е.Эльясберг.Определение движения по результатам измерений.Москва, Наука 1976
 
4.П.Е.Эльясберг.Измерительная информация: сколько ее нужно? Как ее обрабатывать? Москва, Наука 1983
 
5.Eliasberg, P. E.; Sukhanov, A. A.; Morley, T.; Hechler, F.Orbit determination of comet Halley by means of optimally selected observations ESA Journal (ISSN 0379-2285), vol. 8, no. 1, 1984, p. 19-25.
 
6.Н.М.Иванов, Л.Н.Лысенко. Баллистика и навигация космических аппаратов. Москва, Дрофа 2004 http://www.mai.ru/colleges/war/ballist/books/Ballistika_i_navigacia/part1.pdf
 
7.Б.И. Рабинович (ИКИ РАН)О некоторых работах П. Е. ЭЛЬЯСБЕРГА в НИИ - 4 в период с 1949 по 1953 годы и их роль в развитии теории полета баллистических и крылатых ракет Доклад на семинаре ИКИ 2003 http://www.cosmos.ru/seminar/20031030/abstract.htm
 
8.М.М. Бордюков. Роль П.Е. Эльясберга в формировании направлений научных исследований ЦНИИ-4 по баллистике ракет и космических аппаратов. Доклад на семинаре ИКИ 2004 http://www.cosmos.ru/seminar/20040129/abstract.htm
 
9.И.И. Волков Г.А. Колегов В.И. Прохоренко Памяти П.Е. Эльясберга
Время существования орбит ИСЗ, обусловленное влиянием атмосферы Земли и гравитационных возмущений от Луны и Солнца Доклад на семинаре ИКИ 2004 http://www.cosmos.ru/seminar/20040325/abstract.htm
 
10.Черток Б.Е. Ракеты и люди (в 4-х тт.) — М.: Машиностроение, 1999 http://militera.lib.ru/explo/chertok_be/index.html
 
11.Покровский Б.А. Я - `Заря`. Рассказ о командно-измерительном комплексе. М. Машиностроение 1985г.
 
12.А.В.Брыков У космоса в плену. Москва, 2000
 
http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/brykov/u-kosmosa/03.html
 
13.Г.Р.Успенский. Космические хроники. Москва, Инвенция 2004 http://gravizapa21.ru/books_1.html
 
14.Выписка из личного дела полковника П.Е.Эльясберга
 
http://www.iki.rssi.ru/seminar/20040129/1.ppt.
 
15. Мемориал Катастрофы (Шоа) и Героизма Яд Вашем в Иерусалиме http://www.yadvashem.org/hp_rus.htm
 
16.Список ветеранов войны по Москве, http://www.pobediteli.ru/russia/center/moskva/je/jejjn-jemd/index.html
 
Для контактов: eliasbergvm@gmail.com   или: eliasbervm@mail.ru
 
Первоисточник: www.nizi.co.il