Воспоминания ветерана в/ч 74129 (53-й УС)
Волкова Сергея Борисовича
о службе на Узлах Связи КИК
В КИК я попал совсем ещё мальчишкой - в 16 лет - и не совсем случайно. Мне кажется, что случайно туда было попасть невозможно. Моя мама, Волкова Антонина Петровна работала на Узле Связи в/ч 74129 в УСЧ (Учебно-Строевая часть) старшим инспектором по служащим СА (вольнонаёмный, гражданский состав) и когда я ей заявил, что собираюсь идти работать, она предложила мне пойти к ним в часть.
 
До того, как я устроился на работу, я не имел ни малейшего представления, что это за часть. Знал только, что мама работает в Министерстве Обороны на Арбате…  На 32 объект меня взять не могли, так как несовершеннолетним запрещено по закону работать в тяжелых условиях (а работа в подземных сооружениях считалась таковой) и меня взяли учеником монтёра связи на станцию диспетчерской громкоговорящей связи Телефонно-телеграфного центра (ТТЦ), дислоцировавшегося на Комсомольском проспекте 18. У этого ТТЦ был очень романтический позывной - "Орхидея".
 
Начальником ТТЦ в ту пору был подполковник Ермаков Глеб Николаевич, в недавнем времени - офицер Военно-морского флота. Инженером центра служил майор Алексеев Валерий Иванович.  Валерий Иванович был совершенно поразительным человеком, в нём сочетались множество качеств и все - со знаком «+». Замечательный человек, грамотный специалист и отличный руководитель, он очень хорошо разбирался в русской литературе и мы очень много нового и интересного от него узнали. Из дежурных по связи запомнил старшего лейтенанта Жору Бородина (впоследствии подполковник Георгий Бородин трагически погиб в Уссурийске), майора Петра Михайловича Погорелова, весёлого одессита, с чисто одесским юмором, капитана Овчарова.
 
Начальником отделения, в котором я работал, был вольнонаёмный инженер Лёша Бражкин, а инженером отделения систем уплотнения была Женя Павленко. Мы её все любили. Очаровательная молодая девушка с копной кудрявых волос. Её от всего, даже от деревяшек, било током и если мы слышали регулярные «Ой! Ой!» - значит это Женя сейчас проходит между стойками с аппаратурой. Вообще, люди в ТТЦ были замечательные, да и часть в целом мне очень нравилась. Я имею ввиду отношение между командованием и работниками.
 
Волкова Антонина Петровна, старший инспектор по кадрам УСЧ в/ч 74129
(УС "Гвардеец", 32 объект)
 
У нас постоянно проводились спортивные мероприятия, в которых с удовольствием принимали участие все свободные от дежурства.  Кроссы в Сокольниках, волейбол, лыжные гонки…  Всё было очень дружно и весело. Я тоже с удовольствием во всех мероприятиях участвовал.  Были в наших рядах очень сильные спортсмены - Миша Матросов, Руслан Никулин, Пётр Мороз, это из молодых, но и старшее поколение не отставало от молодёжи
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1969 год, май.
 
Соревнования по кроссу на открытии летнего спортивного сезона.
 
№ 196 -
Волков С.Б.
 
В 1967-1969 годах у нас на 18 объекте (Комсомольский проспект 18) служили два интересных офицера.
 
Один из них - выпускник Ленинградской академии связи им. Буденого - Владлен Махлянкин, совмещал службу с сочинением музыки и был довольно известным, по тем временам, композитором. Умер Владлен Михайлович 9 апреля 2002 года и был похоронен 12 апреля - в День космонавтики...
 
Второй офицер - (точно имя не помню) майор Чапаев. Говорили, что это внук знаменитого красного командира Василия Ивановича Чапаева.
В.М. Махлянкин.
 
 
В мае 1969 года меня призвали на срочную службу и я попал на Балхаш в Сары-Шаган, но не на наш НИП-3, а на Научно-испытательный полигон ВС СССР. Служил в отдельном линейно-кабельном батальоне связи (в/ч 06550). Было тяжело, но интересно.
 
 
 
 
Полигон Сары-Шаган.
 
Срочная
служба.
 
 Я в колодце
 с трубкой.
 
Рядом Чиглинцев Валера.
 
 
 
 
После демобилизации вернулся на родной узел связи, на Комсомольский проспект и примерно через месяц получил предложение поступить на сверхсрочную службу в в/ч 74129. Написал рапорт и был призван на службу с назначением на должность начальника КРОС 32 объекта, но пробыл на этой должности недолго. Приказом командира части полковника Костюка Андрея Семёновича был переведён на должность помощника дежурного по связи, там же, на 32 объекте (УС "Гвардеец"). Шутка тех времен - в/ч 32103 расшифровывается так - "Тридцать второй объект в ста трёх подвалах Москвы". 
 
Работать мне предстояло с майором Веденеевым Николаем Васильевичем. Очень грамотный специалист, у которого я многому научился. А учиться было чему. Надо было держать в голове практически всю схему организацию связи с НИПами.  Конечно, у нас был «Журнал формализованных решений», но этот громоздкий и обширный журнал имел гриф секретности и находился в опечатанном сейфе.  Вот представьте себе - происходит нарушение связи между какими-нибудь НИПами, а для решения проблемы надо открыть сейф, достать журнал, найти вариант решения проблемы…  А если в это время, произошла нештатная ситуация на борту объекта?  Вот и приходилось как можно больше информации держать в голове, чтобы принятие решения занимало минимум времени.
 
Интересно, что иногда мы находили решения, которые не входили в тот журнал. Работа была очень интересной и, отчасти, творческой.
 
Под землёй, где находился УС, было очень интересно. Напротив комнаты дежурного по связи был "Дубовый кабинет" - комната, обшитая дубовыми панелями. Она была обставлена ещё довоенной мебелью. На столе старая лампа а гербами на абажуре. Говорят, что во время войны в этой комнате был один из кабинетов Сталина. Я видел в книге "Учебник сержанта войск связи"  фотографию Сталина у телетайпа сделанную в этой комнате. В то время, когда я был пом. деж.  по связи, в этом кабинете сидел главный инженер УС полковник Руднев Анатолий Иванович.
 
Из подвала, так мы называли частенько наш УС,  был выход в небольшой домик находившийся в каком то дворе недалеко от комплекса МО. В этом домике был подъемник и большой люк, позволяющий опускать под земли крупное оборудование. Через него нам как-то доставляли новые стойки связного оборудования.  Но туда мы не имели доступа. 
 
 
Помощник дежурного по связи
УС "Гвардеец", 32 объект,
мл. сержант сверхсрочной
службы Волков С.Б.
 
Коридоры УС, а это два подземных этажа, заканчивались зарешеченными дверями. За ними находились службы, отвечающие за вентиляцию и прочее обеспечение жизнедеятельности объекта. Ветераны рассказывали, что были ещё разные выходы и один из них в технические коридоры ст. метро  "Арбатская". Говорили - был такой казус -  во время подготовки полёта Ю.А. Гагарина в Дубовом кабинете проводилось очень важное совещание, на котором присутствовали С.П. Королёв, генералитет и  представители промышленности. В самый разгар совещания открылась дверь и пьяненький человек спросил: "Мужики, а где здесь туалет?". Его, конечно, тут же задержали сотрудники КГБ и отвезли на Лубянку. На допросе он сказал, что в метро ему очень захотелось в туалет, он толкнул какую то дверь и долго блуждал по коридорам, а когда услышал человеческие голоса, обрадовался и зашел в комнату, чтобы спросить..."
 
Мне пришлось поработать на многих объектах в Москве. Работал и на узле связи на Шаболовке, который обслуживал СПУСС (Специальный пункт управления спутниковой связью) и на объекте «Рокот».
 
На узле связи "Криптон" объекта "Рокот" в районе ст. метро "Калужская" на ул. Профсоюзной, старшим смены ЛАЗ ВЧ был старший лейтенант Александр Паклин. Точно уже не помню, но примерно в первой половине 70-х был такой случай. Саша по каким то служебным делам ездил в Голицино-2. Возвращаясь назад, он опоздал на автобус до ст. Голицино и, что бы не ждать целый час (а дело было летом, еще не стемнело) пошел от военного городка в сторону шоссе с намерением поймать попутку. Не доходя до шоссе, услышал звук приближающегося автомобиля, оглянулся и увидел "Жигули"-шестёрку. Проголосовал. Машина остановилась. За рулём сидел мужчина среднего возраста. "Отец, до Рабочего посёлка не довезёшь?" - "Садись, сынок! Довезу!" Сашка сел в машину и они поехали. Лицо водителя показалось Саше очень знакомым, но он ни как не мог вспомнить где видел этого человека... У станции Рабочий посёлок водитель остановил машину, Сашка поблагодарил и протянул водителю трояк - "Бать, на тебе на бензин!" Водитель денег не взял и засмеявшись сказал - "Спасибо, сынок. Я на машину себе заработал и на бензин как- нибудь заработаю!". Машина поехала дальше, а Сашка пошел на электричку. На следующее утро Паклин заступал на дежурство. Пройдя часового он увидел как кто-то зашел в лифт и закричал - "Подождите! Подержите лифт!", вбежал в лифт и остолбенел... В лифте стоял и улыбался вчерашний "отец" из Жигулей но уже в форме и золотой звездой Героя. "Здравия желаю, товарищ полковник!" - "Здравствуй, сынок" ответил ему Герман Степанович Титов. За достоверность случившегося я проучиться не могу, но Саша Паклин, рассказывая в курилке эту историю, имел достаточно растерянный и бледный вид...
 
В конце 70-х руководством было принято решение оборудовать все помещения объекта «Рокот» системой охранной сигнализации. Выбор остановился на системе «Рубин». Был заказан проект и выбрана организация для проведения монтажных и пуско-наладочных работ. Естественно, это была одна из военно-строительных частей.  После принятия и согласования проектной документации меня вызвал командир части полковник Гудимов Валериан Иванович и приказал осуществлять технический контроль за проведением работ. В.И. Гудимов приказал мне явится к главному инженеру части подполковнику Горбачёву Дмитрию Фёдоровичу для получения более подробного инструктажа и проектной документации. Дмитрий Фёдорович выдал мне несколько томов с чертежами и познакомил с прорабом монтажной организации, работу которого я должен был контролировать.  Жаль, что я не помню ни фамилии, ни имени отчества прораба - очень интересный был человек. Он участвовал ещё в строительства здания Университета на Ленинских горах и очень много и интересно об этом рассказывал, да и сам он внешне был интересен… У него было сильнейшее косоглазие и я удивлялся - как он может работать прорабом? Чтобы  рассмотреть чертеж, ему приходилось лист подносить к виску! С лёгкой руки наших сотрудников, к нему сразу приклеилось шутливое прозвище «Зоркий сокол», но, несмотря на этот недуг, человек он был опытный и, как многие хорошие прорабы,  хитрый.
 
Честно говоря, для меня это назначение было неожиданным. Дело в том, что я первый раз в жизни держал в руках строительные чертежи и не очень представлял, что там изображено. Вот такой казус. Но, просидев три-четыре дня над чертежами и прочитав сопроводительные надписи и описания, стал понемногу разбираться. «Зоркий сокол» конечно же понял, что имеет дело с неопытным человеком, но я сумел доказать ему, что смогу разобраться и что мне не получится навешать "лапши на уши". С ним вместе работали два солдата-монтажника. Они занимались прокладкой кабелей и сварочными работами, а я ходил с ними и наблюдал за ходом работ. Неделю они приваривали трубы к кабельным желобам, по которым вниз, в кабинеты, должны были опускаться провода к извещателям охранной сигнализации. Мне не очень нравилось, как ведутся сварочные работы и я неоднократно об этом говорил сварщику и прорабу, но они отвечали, что всё нормально. В конце недели прораб принёс мне на подпись процентовки на сварочные работы. Я их отказался подписать, ссылаясь на некачественно проведённые работы. Прораб, естественно, возмутился. Тогда я взял его и сварщика и мы пошли на тех.этаж, где проходили кабельные желоба. Я предложил им пари - если я смогу оторвать приваренную трубу руками, то я заставлю их переделывать все сварочные работы, если нет - подпишу процентовки. Они согласились. Я поднялся по стремянке к месту сварки, уперся рукой в кабельный желоб, а другой дернул трубу - труба оторвалась от жёлоба. Такой "фокус" я проделал ещё с несколькими трубами и сказал, что ничего подписывать не буду до тех пор, пока вся работа не будет переделана. Через час меня вызвал главный инженер части. Прихожу к нему в кабинет, докладываю и вижу, что у него сидит прораб. Дмитрий Федорович говорит мне - что вот прораб на тебя жалуется, что ты им процентовки не подписываешь… Я ему доложил причину, а он мне -  «Сергей Борисович, ведь от этого их зарплата зависти…» Я ему отвечаю - «Товарищ подполковник, я не могу подписать процентовки на халтурно выполненные работы. Если Вы считаете это возможным, то подпишите сами!», Горбачев заулыбался и сказал прорабу - «Вот видишь, он прав и я не могу ему приказать подписать твои бумаги. Мы его для того и поставили, что бы он осуществлял контроль за проведением работ!». Пришлось им переваривать все спуски.
 
После этого случая прораб «подкатывался» ко мне и со спиртом, и с предложением устроить меня неофициально к ним на работу "как бы по совместительству" чтобы доплачивать мне деньги…  Но ничего из этого у них не вышло. Кстати, у меня с ним и с его бригадой впоследствии сложились очень хорошие отношения. Они поняли, что халтуру я не пропущу и выполняли все работы качественно.   
 
Волков С.Б. - техник узла связи при
СПУС (специальный пункт управления
спутниковой связью, Шаболовка)
 
Ларина Наталия Сергеевна -
телефонистка одного из отделений
ТТЦ УС "Орхидея"
 
Надя Десятчикова - в 70-е годы работала инспектором в УСЧ
в/ч 74129 (УС "Гвардеец")
 
Были, конечно, и казусные ситуации, которые я видел или даже принимал в них участие. В конце 60-х годов наши телевизионщики организовали трансляцию репортажа американского телевидения о старте их ракеты с астронавтами в рамках подготовки миссии на Луну. Во дворе объекта на Комсомольском проспекте установили передвижную телевизионную станцию, она выдавала картинку на мониторы, установленные в зале на втором этаже, звук шел с Шаболовки по нашим каналам связи. Меня посадили в зале на 2 этаже для контроля прохождения звука. Приехало много народа. Все расселись у меня за спиной в ожидании начала передачи. Из присутствующих я узнал только Терешкову. И вот пошли картинка и звук, звук, естественно, на английском. На Шаболовке переводчик переводил синхронно на русский. Английский текст шел в хорошем качестве, но переводчик буквально через предложение говорил: «Далее английский текст не разборчив!» Ко мне подошел один из офицеров и спросил, можно ли организовать усилитель с микрофоном? Мы очень быстро установили аппарат громкой связи с микрофоном, а звук с Шаболовки вывели ему на наушники. Далее никаких проблем не было - офицер очень профессионально осуществил синхронный перевод текста, сопровождающего передачу.
 
Также я присутствовал на трансляции прямой передачи из космоса при первой стыковке советских пилотируемых космических кораблей. Это было в январе 1969 года. Очень много народа собралось на 18-м объекте в большом зале на втором этаже. Там были установлены мониторы и громкоговорители. Все затаив дыхание ждали… Транслировалось изображение с телекамеры, установленной на корабле, к которому должен был пристыковаться второй корабль. Вот появилось изображение второго корабля. Началось сближение. Я физически чувствовал, что напряжение росло как в космосе, так и у меня за спиной, где сидели гости. Корабли медленно сближались, вот они совсем рядом…, и тут раздался голос из космоса: «Внимание! Ввожу шершавого!» Прошла секунда или две и вдруг изображение резко качнулось…Такого хохота я ещё никогда не слышал! Все, кто сидел сзади, буквально ревели от радости и смеха! Примерно через полтора часа я шел по Комсомольскому проспекту домой и меня, мальчишку семнадцати лет, распирала гордость. Я смотрел на людей, спешащих на работу и думал «Вот вы ещё ничего не знаете, а сегодня произошло такое чудо!». Придя домой, в 12 часов дня я включил телевизор. Там сообщили о произведённой стыковке в космосе и показали кадры с оригинальным текстом космонавта Шаталова. В вечерних новостях телевизионщики спохватились и слова про «шершавого» затерли шумом.
 
Я проработал и прослужил в КИК с сентября 1967 по октябрь 1980 года. Участвовал в обеспечении связью многих программ и в том числе «Союз-Аполлон».
 
Прапорщик Волков С.Б
 
 
 
 
 
Сокольники.
 
Середина 70-х.
 
 Открытие
 зимнего
 сезона.
 
После
 лыжной
 гонки
 на 5 км.
 
 Волков С.Б.